Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Склонность к собственному полу как явление врожденное 9 страница



На более высоких ступенях превратного полового ощущения мы встречаем еще один очень интересный и характерный признак — сильно развитое чувство стыда по отношению к лицам собственного пола и недостаток или даже отсутствие этого чувства по отношению к лицам другого пола.

Способность урнингов узнавать друг друга вряд ли можно отнести к области басен. Когда они встречаются на улице, то они замечают друг у друга половое стремление, застенчивость, соответствующие кокетливые движения совершенно так же, как это имеет место у нормальных людей обоего пола, ищущих приключений и заигрывающих друг с другом.

На высших ступенях превратного полового ощущения существует страх, доходящий до полной невозможности полового общения с лицами другого пола. Только изредка удается с помощью фантазии подменить действительное лицо вымышленным и совершить таким образом половой акт. Превратное половое ощущение можно считать прочно установленным, если доказано, что у обследуемого субъекта другое лицо того же пола вызывает длительную симпатию своими физическими и психическими половыми признаками, что у него имеется стремление совершить с таким лицом, хотя бы и извращенный, половой акт, что последний доставляет ему удовлетворение и что в то же время все прелести лиц другого пола как бы совершенно для него не существуют или даже вызывают у него непобедимое отвращение.

С теоретической и терапевтической точки зрения считается очень важным различать врожденный гомосексуализм от приобретенного или, точнее, позднего. Наличие позднего гомосексуализма навело некоторых исследователей на мысль, что вообще не существует никакого врожденного предрасположения к развитию какого-либо определенного полового влечения и что, следовательно, не существует и врожденного превратного полового ощущения. По их мнению, направление, в котором развивается половое влечение, зависит от ряда психологических факторов и внешних, случайных моментов, действующих во время развития полового чувства.

Когда в период первых половых побуждений эти последние встречаются с чувственными впечатлениями, идущими от других людей, то образуются ассоциации представлений, которые при многократном повторении все более и более закрепляются и направляют недифференцированное до того половое чувство в определенную сторону, и если с половыми возбуждениями ассоциировался вид лиц собственного пола или соприкосновение с ними, то на них и направляется развивающееся половое чувство. Это было бы возможно, если бы речь шла только о половом акте, но это не объясняет, почему такой акт сопровождался бы половым ощущением по отношению к лицу собственного пола. Если же это имеет место, то должно существовать особое предрасположение, должна существовать уже определенная половая организация или, по крайней мере, двуполая организация. В таком случае может проявиться очень рано ненормальное половое чувство в форме сладострастия, оргазма, эрекции и пр.

В действительности, однако, и те, кто думает, что вся половая жизнь определяется лишь психологическими процессами, признают, что здесь существует известное предрасположение, но только не в форме особой половой аномалии, а в виде общей невропатической конституции, которая способствует упрочению подобных ассоциаций, даже если они носят извращенный характер.

При этом они смешивают ассоциативно возникающие половые представления с навязчивыми идеями. Вообще это психологическое объяснение превратного полового ощущения неприемлемо, ибо оно не проясняет нам ни тех ранних явлений, которые в большинстве случаев уже дают себя знать в эпоху половой зрелости, ни развития в очень молодом возрасте психических и даже соматических половых признаков, соответствующих превратному ощущению. Оно, далее, противоречит опыту, ибо мы знаем, что при современных нравах и при современной системе воспитания первые половые побуждения у лиц обоего пола совпадают обычно со зрительными и тактильными ощущениями, исходящими от индивидов того же пола, что первые разъяснения половых вопросов мальчики получают от мальчиков, а девочки — от девочек и что, следовательно, если бы эта теория была верна, то гомосексуалисты должны бы составлять у нас правило, а лица с влечением к другому полу — исключение.

Вид полового влечения определяется организацией индивида. Его соответствие с характером половых желез упрочивается в нормальных случаях благодаря развитию соответствующих половых признаков, среди которых решающее значение имеет половое чувство по отношению к лицам другого пола, поглощающее все другие проявления симпатии.

Раз эта ступень полового развития пройдена, то молодой грешник, имеющий нормальную организацию, если даже он и предавался до того гомосексуальным актам, потому что предпочитал соприкосновение с теплым телом своего сверстника одиночному онанизму, начинает испытывать влечение к противоположному полу и чувствовать, что практиковавшийся им способ полового удовлетворения ненормален. Вообще можно сомневаться в том, что у человека с нормальными задатками в какой бы то ни было период его жизни может возникать чувственное влечение к лицу собственного пола.

Если иметь в виду все приведенные соображения и факты и с такой точки зрения исследовать случаи так называемого приобретенного превратного полового ощущения, то окажется, что наряду с невропатической конституцией, которую признают и наши противники, наличествует, хотя, может быть, и в скрытом виде, превратная половая организация.

Так, я видел случаи позднего превратного полового ощущения, когда в период полового развития чувство очень долгое время не могло принять прочной формы и подвергалось постоянным колебаниям: например, после злоупотребления онанизмом или после гонореи юноша терял влечение к женщинам, начинал временами испытывать «необъяснимую» склонность к лицам собственного пола и видеть своих друзей в сладострастных сновидениях во время ночных поллюций. Некоторые из таких лиц обращали на себя внимание чертами феминизма или вообще отдельными, присущими женщинам физическими или психическими вторичными половыми признаками или просто отсутствием резко выраженной мужской индивидуальности. Случалось, что в моменты болезненного психического состояния (опьянение, сумеречное состояние при эпилепсии) такие люди бросались в половом возбуждении на мужчин, причем возможность того, что они их принимали за женщин, вполне исключена; между тем эти самые люди в нормальном состоянии отнюдь не проявляли гомосексуализма и совершенно не могли объяснить своего поведения в минуты помрачения. Разве это не показывает, что у этих индивидов продолжали существовать двуполые задатки и что по крайней мере в бессознательной сфере скрытые половые признаки играют известную роль?

Только при наличии такого предрасположения возможно, чтобы благодаря какому-нибудь психологическому толчку такая прочная функция, как половое чувство, упрочивающаяся к тому же многолетним упражнением, вдруг превратилась в свою противоположность. Но для того чтобы такой психологический толчок мог оказать влияние, необходим, как показывает опыт, еще целый ряд предрасполагающих влияний физического и психического характера; о них мы уже говорили выше.

К числу случаев с патологическим предрасположением, в которых те или иные случайные обстоятельства могут играть роковую роль, нужно отнести еще случаи с запоздалым развитием половой жизни при наличии несомненного врожденного полового извращения; далее, случаи так называемой гермафродизии, когда воля и нравственное чувство поддерживают зачатки (обыкновенно слабые) влечения к другому полу, заставляя половое чувство функционировать в этом направлении и подавляя все проявления болезненного предрасположения до тех пор, пока какие-нибудь внешние причины (страсть, соблазн, заражение от женщины и т. д.) не дают перевес превратному половому влечению, которое и делается господствующим.

Вероятно, и случаи так называемого превратного полового влечения при проявлениях психической слабости (слабоумие паралитическое, старческое, эпилепсия), периодического характера (регулы) нужно трактовать таким образом, что здесь имеется в скрытом состоянии превратное половое влечение, которое под влиянием длительного или кратковременного ослабления противодействия проявляется наружу.

Наблюдение 175. Прекрасный пример скрытого гомосексуализма представляет 69-й случай Молля (Untersuchengen uber die Libido sexualis. S. 726). Речь идет об одном 34-летнем мужчине, который, начиная с периода половой зрелости, испытывал половое влечение исключительно к товарищам по школе, был довольно равнодушен к девушкам и в трезвом виде был по отношению к ним импотентным. У него обнаруживалось много признаков феминизма, так что ему даже дали в насмешку женское прозвище. Раньше он охотно играл в куклы. В состоянии опьянения он чувствовал влечение к лицам собственного пола (16—21 лет) и позволял мужчинам себя мастурбировать; в трезвом же виде он не мог бы этого допустить, ибо это казалось ему слишком нелепым.

В общем, случаи приобретенного гомосексуализма характеризуются следующими чертами:

1. Превратное половое влечение появляется в позднейший период жизни, и притом в результате явлений, нарушающих нормальное половое удовлетворение (неврастения от онанизма, психические влияния).

Нужно, однако, принять во внимание, что и здесь, несмотря на наличие сильного грубо чувственного полового влечения, самое влечение к другому полу, в особенности духовное, или, точнее, эстетическое, очень слабо заложено от рождения.

2. Превратное половое ощущение воспринимается сознанием как болезнь и порок до тех пор, пока не наступила еще сексуальная инверсия; индивид предается ему лишь по необходимости.

3. Влечение к другому полу остается долгое время господствующим, и невозможность удовлетворения его причиняет страдания. Исчезает оно в той степени, в какой торжествует превратное влечение.

Напротив, в случаях врожденного гомосексуализма мы находим следующие признаки:

1. Превратное половое влечение появляется первым и играет доминирующую роль в половой жизни. Оно кажется индивиду естественным видом полового удовлетворения и доминирует также и в сновидениях.

2. Влечение к другому полу либо вовсе отсутствует, 1 либо если и появляется изредка в какой-либо период жизни (психический гермафродитизм), то лишь как эпизодическое явление, не находящее себе никаких корней в психике индивида и в действительности имеющее значение только средства для удовлетворения полового вожделения.

После всего вышеизложенного установление отличия остальных форм врожденного превратного полового ощущения друг от друга и от приобретенных случаев не должно вызывать затруднений.

Прогноз в приобретенных случаях является гораздо более благоприятным, чем во врожденных. В случаях первой категории наступление эффеминации, то есть психического превращения индивида в духе его превратного полового ощущения, знаменует собою границу, за которой на терапию уже нельзя более возлагать какие-либо надежды. Что касается случаев врожденного гомосексуализма, то намеченные нами в этой книге категории представляют различные степени психосексуального отягощения; помощь возможна только в пределах категории гермафродитизма и может быть еще в случаях тяжелых состояний вырождения (случай Шренк-Нотцинга).

Тем важнее профилактика, которая должна стремиться к тому, чтобы в случаях врожденных предупреждать развитие болезни, а в случаях приобретенных устранять все те вредные влияния, которые, как показывает опыт, могут вести к роковому извращению полового ощущения.

Бесчисленное множество невропатических субъектов постигает этот печальный жребий по вине родителей и воспитателей, которые не имеют представления о том вреде, какой приносит детям онанизм при наличии такого предрасположения.

В школах и пансионах онанизм часто прямо-таки свирепствует. На физическое и нравственное состояние учеников в настоящее время обращается слишком мало внимания.

Центр тяжести заключается в усвоении курса. То, что иной ученик приобретает это ценою телесного и душевного здоровья, об этом не думают.

С каким удивительным лицемерием стараются скрыть от молодых людей вопросы половой жизни! И как мало в то же время уделяют внимания проявлениям их полового чувства! Как редко прибегают к советам домашнего врача в деле воспитания детей даже в семьях с тяжелым наследственным предрасположением!

Предполагается, что все должно быть предоставлено природе. Но во власти своих естественных побуждений, не встречая ниоткуда ни помощи, ни поддержки, ребенок нередко становится на опасный путь.

Не нужно забывать, что у отягощенных детей половая жизнь часто пробуждается ненормально рано. И нельзя отрицать того, что для мальчиков и девочек с болезненным предрасположением может быть опасным постоянное пребывание среди лиц того же пола. Такие дети не должны быть отдаваемы в пансионы, в особенности не следует помещать таких мальчиков в общежития, в военные школы, которые так часто служат рассадниками онанизма и гомосексуализма. Учителя и воспитатели должны быть знакомы с проявлениями превратного полового влечения и считаться с этой аномалией. Факты, изложенные в настоящей книге, равно как и в целом ряде других научных работ об онанизме, должны служить руководящей нитью для родителей и воспитателей. Педагоги в большинстве случаев отличаются невероятной наивностью и поразительным отсутствием наблюдательности, так что не замечают даже, когда мальчики проделывают онанистические акты во время уроков. В редких случаях они сами являются совратителями юношества. Необходимо избегать всего, что ускоряет развитие полового чувства, — между прочим, продолжительного сидения в школе, спиртных напитков. Юноша с превратным половым ощущением ни в коем случае не должен посещать обычных школ: его необходимо помещать в лечебное заведение для нервных. Дома мальчики не должны спать вместе. Купание в общественных купальнях совместно с другими также не лишено опасности и требует бдительного надзора. Ребенок с предрасположением к превратному половому ощущению не должен быть отдан на руки одному гувернеру или учителю. Нередко такой учитель делается как раз объектом первой любви юноши. Лица того же пола должны с большой осторожностью позволять себе ласкать и брать на колени подобных детей. Флагеллация (бичевание) по ягодицам должна быть строго воспрещена. Для детей с предрасположением к гомосексуализму больше всего подходит обучение в смешанных школах (для обоих полов). Если в ребенке рано пробуждается склонность к занятиям и спорту, свойственным другому полу, то этого не надо ни поддерживать, ни осмеивать, а нужно этому препятствовать, направляя склонности ребенка на нормальный путь. Величайшего внимания требует к себе онанизм у обоих полов. Если обнаруживаются явные признаки превратного полового ощущения, то рекомендуется внушение сначала в бодрствующем состоянии, а в случае надобности — и гипнотическое; и на этой ранней стадии болезни лечение, конечно, имеет больше шансов на успех, чем впоследствии, когда человек, предаваясь превратным половым актам много лет, уже окончательно погрязнет в болоте гомосексуализма.

При наличии уже развившегося превратного полового влечения задачи лечения сводятся к следующему:

1. Борьба с онанизмом и с другими явлениями, вредными для половой жизни.

2. Устранение неврозов, развившихся на почве антигигиенических условий половой жизни (половая и общая неврастения).

3. Психическое лечение в смысле подавления гомосексуальных ощущений и импульсов и усиления ощущений и импульсов противоположного характера.

Центр тяжести лечения должен лежать в следовании 3-му указанию, а также и в борьбе с онанизмом.

Только в редких случаях слабо развитого приобретенного гомосексуализма бывает достаточно выполнения 1-го и 2-го указаний. Доказательством может служить один случай, подробно описанный мною в журнале «Irrenfreund», 1885, № I1.

Обычно, однако, одно физическое лечение даже при условии морального влияния на больного в смысле энергичного воспрещения онанизма, подавления гомосексуальных влечений и пробуждения влечения к другому полу не дает удовлетворительных результатов даже в случаях приобретенного превратного полового ощущения.

Здесь может помочь только метод психического лечения, а именно внушение.

Мне известен лишь один случай.(наблюдение 129 в 9-м издании), когда собственные усилия больного, то есть самовнушение, оказались успешными в борьбе с превратными склонностями.

В подавляющем же большинстве случаев шансы на успех имеет только внушение, производимое другим, и именно путем гипноза.

Задача послегипнотического внушения сводится здесь к тому, чтобы, с одной стороны, подавить влечение к онанизму и гомосексуальным актам, а с другой — разбудить склонность к другому полу и сознание своей потентности.

Необходимым условием успеха является, конечно, возможность достигнуть глубокого гипноза. Как раз у неврастеников это далеко не всегда удается, ибо они по большей части бывают возбуждены, растеряны и не в состоянии сосредоточить свои мысли.

Принимая во внимание то громадное благодеяние, которое может быть оказано этим несчастным при успешном лечении, а также ввиду сообщенного Ладамом случая (см. ниже) необходимо в будущем во всех подобных случаях стараться прибегнуть к гипнозу, являющемуся здесь единственным средством спасения. Удовлетворительный результат получен в следующих двух случаях.

Наблюдение 176. Превратное половое ощущение, приобретенное на почве онанизма. X., коммерсант, 29 лет. Родители отца здоровы. В семье отца никаких проявлений нервности.

Сам отец был раздражительным, брюзгливым субъектом. Брат отца был бонвиваном и умер холостым.

Мать умерла в послеродовом периоде после третьих родов. Пациенту тогда было 6 лет. У нее был глубокий и грубый, почти мужской голос и твердая поступь.

Один брат пациента отличался раздражительностью, «меланхоличностью» и равнодушием к женщинам.

В детстве пациент перенес скарлатину, которая сопровождалась сильным бредом. До 14 лет он был веселым и общительным мальчиком, а затем сделался тихим, нелюдимым, «меланхоликом». Первые следы полового ощущения появились на 10—11-м году; он тогда от других мальчиков научился онанизму и занимался с ними взаимной мастурбацией.

На 13-м или 14-м году в первый раз семяизлияние. Пациент долгое время не чувствовал никаких вредных последствий онанизма. Таковые появились только четверть года назад.

В школе он учился хорошо, временами страдал головными болями. С 20 лет начались поллюции, несмотря на ежедневный онанизм. В сновидениях, сопровождавшихся поллюциями, ему представлялся в различных положениях акт совокупления, совершаемый мужчиной и женщиной. На 17-м году его совратил к взаимному онанизму один мужелюбивый мужчина. При этом он почувствовал удовлетворение, тем более что его половая потребность была всегда очень сильна. После этого прошло много времени, прежде чем пациенту снова представилась возможность полового общения с мужчиной. Потребность он ощущал только в том, чтобы «освободиться от семени».

Ни дружбы, ни любви он не чувствовал по отношению к тем лицам, с которыми вступал в сношение. Удовлетворение он испытывал в пассивной роли, когда его мастурбировали. Совершив акт, он терял уважение к своему сообщнику. Напротив, если он приобретал к этому человеку уважение, то прекращал с ним половые сношения. Впоследствии для него было безразлично, играл ли он при онанизме активную или пассивную роль. При одиночном онанизме он представлял себе, что его мастурбирует рука какого-нибудь нравившегося ему мужчины. Твердые, грубые руки нравились ему больше всего.

Пациент убежден, что, не будь он совращен с правильного пути, у него развилось бы нормальное половое ощущение. Он никогда не испытывал любви к собственному полу, но ему нравилось представлять себе такую любовь. Сначала у него было чувственное влечение к другому полу: он охотно танцевал; женщины ему вообще нравились, причем он больше обращал внимания на их фигуру, чем на их лицо. При виде симпатичной женщины у него даже делались эрекции. На совокупление он никогда не мог решиться, так как боялся заражения; он даже не знает, был ли бы он потентным с женщиной. Он думает, что потерял потентность, ибо его чувства к женщинам сильно охладели, в особенности за последние годы.

Раньше во время сладострастных сновидений он видел и мужчин, и женщин, впоследствии ему стали сниться только сношения с мужчиной. Он не может припомнить, чтобы ему за последние годы хоть раз снились чувственные сношения с женщиной. В театре, в цирке, на балете — его всегда интересовали женские фигуры. В музеях и мужские, и женские статуи привлекали его одинаково.

Пациент много курит, много пьет пива, любит мужское общество, спорт, коньки. Терпеть не может ничего шутовского. Никогда не ощущал потребности нравиться мужчинам, скорее ему хотелось нравиться женщинам.

Настоящее положение, когда им совершенно завладел онанизм, он считает мучительным. Раньше онанизм ничем не беспокоил его, теперь он оказывает на него вредное влияние.

С июля 1889 г. он страдает невралгией яичка; чаще всего боли наступают по ночам. По ночам у него также бывает дрожание (повышение рефлекторной возбудимости). Сон не имеет живительного действия, пациент просыпается от болей в яичке. В настоящее время он принужден чаще онанировать, чем раньше. Онанизм стал внушать ему страх. Он надеется, что его половая жизнь еще может быть направлена в нормальную колею. Он озабочен будущим, ибо у него завязались отношения с одной девушкой, которая нравится ему и на которой он не прочь бы жениться.

Уже 5 дней, как он перестал онанировать, но он плохо надеется, чтобы собственными силами ему удалось справиться со своей привычкой. В последнее время он находился в угнетенном настроении, потерял охоту к труду и даже интерес к жизни.

Пациент высокого роста, крепко сложен, хорошо упитан, с обильной растительностью на лице. Череп и скелет нормальны.

Пателлярный рефлекс очень резок; глубокие рефлексы верхних конечностей сильно повышены, зрачки шире среднего, одинаковой величины, быстро реагируют. Сонные артерии одинакового калибра. Гиперестезия уретры. Семенной канатик и яичко нечувствительны; половые органы вполне нормальны.

Я успокоил пациента и утешил его относительно будущего при условии, если он откажется от онанизма и направит свое половое чувство на лиц женского пола.

Назначены полуванны (20—24° R), экстракт secal. cornut. aquos (спорынья) 0,5, антипирин 1,0 днем; вечером 4,0 бромистого калия.

13 декабря. Пациент явился ко мне на прием расстроенным, жалуясь, что он собственными силами не в состоянии устоять перед онанизмом, и прося помощи.

Испробован гипноз; пациент впал в глубокий гипнотический сон.

Ему внушено:

1. Я не могу, не должен и не хочу больше онанировать.

2. Любовь к собственному полу внушает мне отвращение: ни один мужчина не будет мне казаться красивым.

3. Я хочу быть и буду здоровым, буду любить красивую женщину, которую сделаю счастливой и с которой буду сам счастлив.

14 декабря. Сегодня во время прогулки пациент встретил красивого мужчину, к которому почувствовал сильное влечение.

С этого времени я стал повторять гипнотические сеансы через день; внушалось то же, что и в первый раз. 18 декабря (четвертый сеанс) удалось добиться сомнамбулизма. Страсть к онанизму и интерес к мужчинам исчез.

Во время восьмого сеанса к указанным внушениям прибавлено еще одно: «полная потентность». Пациент стал чувствовать себя нравственно выше и физически крепче. Невралгия яичка исчезла. Пациент полагает, что его прежнее половое ощущение находится теперь на нуле.

От онанизма и превратного полового ощущения он считает себя освобожденным.

После одиннадцатого сеанса он заявил, что считает дальнейшее лечение ненужным. Он хочет вернуться домой и жениться на любимой девушке. Он чувствует себя вполне здоровым и потентным. В начале января 1890 г. лечение прекращено.

В марте того же года пациент писал мне: «С того времени было несколько случаев, когда я должен был призвать на помощь все свои нравственные силы, чтобы побороть свою привычку; но, слава Богу, мне удалось избавиться от своего порока. Я уже несколько раз совершал половой акт, причем испытывал достаточное удовольствие. Я спокойно смотрю в глаза будущему и верю в свое счастье».

Еще ряд случаев приобретенного превратного полового ощущения, когда болезнь была устранена с помощью гипнотического внушения, можно найти у Веттештранда (Der Hypnotismus und seine Anwendung in der praktischen Medizin, 1891. S. 52 ff.); Бернгейма (Hypnotisme. Paris, 1891. P. 38); в 9-м издании моей книги (наблюдение 136, наблюдение 131 — значительное улучшение); у Фукса (Therapie der anormalen Vita sexualis, 1899).

Успех гипнотического лечения в случаях приобретенного гомосексуализма, естественно, наводит на мысль о том, как помочь и тем несчастным, которые страдают врожденным извращением полового ощущения.

Само собой разумеется, что здесь положение совершенно иное, ибо приходится побороть врожденную аномалию, устранить болезненную психосексуальную организацию и создать новую, здоровую.

Сравнительно более благоприятны условия при психосексуальном гермафродитизме, когда по крайней мере имеются рудименты нормального полового ощущения, которые можно с помощью внушения укрепить и сделать преобладающими.

Наблюдение 177. X., 25 лет, помещик, происходит от невропатического, вспыльчивого отца, видимо, нормального в половом отношении. Мать и две ее сестры страдали нервозностью. Бабушка пациента со стороны матери была нервна, дедушка был кутилой и развратником. Пациент — единственный сын у родителей, похож на мать. С самого рождения отличается слабостью, страдал частыми мигренями, нервностью, различными детскими болезнями, с 15 лет без всякого внешнего влияния начал заниматься онанизмом.

До 17 лет пациент, по его собственным словам, не чувствовал влечения ни к мужскому, ни к женскому полу. Затем появилось влечение к мужчинам. Он влюбился в одного своего товарища и встретил с его стороны взаимность. Они обнимались, целовались и предавались взаимному онанизму. Иногда совокупление между бедрами мужчины. Педерастия внушала ему отвращение.

В сладострастных снах видел только мужчин. В театре и цирке его интересовали лишь мужчины. Преимущественно ему нравились лица 20-летнего возраста с красивой наружностью и хорошим телосложением.

При наличии этих условий положение человека было ему безразлично. Во время своих половых похождений он чувствовал себя в мужской роли.

На 18-м году пациент доставил много беспокойства своей семье, кстати сказать, очень почтенной», он завел любовную историю с одним кельнером, сделался предметом всеобщего внимания и насмешек, а также и вымогательства со стороны своего возлюбленного. Его взяли домой. Там он все время терся около слуг и конюхов. Дело приняло скандальный оборот. Его послали путешествовать. В Лондоне у него случилось какое-то дело, связанное с шантажом. Но ему удалось скрыться к себе на родину.

Однако и этот горький опыт не исправил его, и он снова стал проявлять склонность к мужчинам (декабрь, 1888). Пациент — молодой человек высокого роста, стройного и крепкого сложения, упитанный, вполне мужского типа. Половые органы крупных размеров, хорошо развиты. Походка, голос, манеры — все мужское. Вполне выраженных мужских склонностей у него нет. Курит мало, только папиросы, пьет тоже мало, любит сладости, музыку, искусство, изящество, цветы, предпочитает женское общество, носит усы, бороду бреет. В одежде ничего франтоватого. Имеет бледный, обрюзглый вид, ведет жизнь бездельника и тунеядца, спит чуть не до обеда. В своей склонности к мужчинам он никогда не чувствовал ничего патологического. Он ее считает врожденной, но, зная о ее вредных последствиях, хотел бы от нее избавиться, но мало надеется на собственные силы. Он уже сделал однажды такую попытку, но сейчас же усилился онанизм, который действует на него вредно, вызывая неврастенические расстройства (впрочем, легкого характера). Дефектов в области нравственного чувства у пациента нет. Интеллект у него несколько ниже среднего. Пациент прекрасно воспитан и имеет аристократические манеры. Невропатические глаза выдают нервность его организации. Пациента нельзя считать совершенным, безнадежным урнингом. У него имеются некоторые проявления влечения к другому полу, но чувственные побуждения по отношению к этому полу появляются редко и в слабой степени. Когда ему было 19 лет, друзья однажды завлекли его в публичный дом. У него не было страха перед женщиной, он имел достаточную эрекцию, совершил половой акт с некоторым наслаждением, однако без того интенсивного чувства сладострастия, какое он испытывал при сношениях с мужчинами.

Пациент сообщает, что после того он совершал половой акт еще шесть раз, из них дважды по собственному желанию. Он уверяет, что может совершить этот акт в любой момент, но что он является для него не более как суррогатом гомосексуальных отношений, так же как онанизм. Он уже даже подумывал о том, чтобы подыскать симпатичную женщину и жениться на ней. Но, конечно, супружеские сношения и воздержание от мужчин были бы для него тяжелой обязанностью.

Поскольку здесь имелись рудиментарные остатки нормального полового чувства* и случай не казался мне безнадежным, я решил испытать лечение. Показания были достаточно ясны, но нельзя было положиться на слабую волю пациента, который к тому же далеко не понимал всей фатальности своего положения. Естественно, возникла мысль подкрепить моральное врачебное влияние гипнозом. Но и здесь надежда на успех была сомнительна, ибо пациент сообщил, что знаменитый Хансен неоднократно пытался применить по отношению к нему гипноз, но безуспешно.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.