Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Общественно-политическая жизнь, идейная борьба



Одной из важнейших проблем, разрабатывае­мых историками, является общественно-политическая жизнь феодального общества Белоруссии. Эта проблема исследуется по различным аспектам. Один из них — экспансия католицизма в Белоруссии, пути и методы ока­толичивания ее населения, чему посвящен ряд работ Я. Н; Мараша «Из истории борьбы народных масс Белорус­сии против экспансии католической церкви», «Ватикан и католическая церковь в Белоруссии (1569—1795 гг.)», «Очерки истории экспансии католической церкви в Бе­лоруссии XVIII века». До выхода их в свет в работах советских и зарубежных историков-марксистов рассмат­ривались главным образом политические вопросы; экспансия Ватикана прослеживалась по пути миссионер­ства, насаждения католического культа, политического проникновения в страны Востока и т. д. В работах Я. Н. Мараша в основу исследования положен исто^ико-эконо-мический аспект. Агрессивная деятельность••' Ватикана раскрывается прежде всего по линии экономической в со­четании с политической-, организационной и идеологиче­ской сторонами его экспансии. Рассматривая экономиче­скую сторону экспансии, автор затронул прежде всего ряд вопросов, связанных с формированием крупного феодального землевладения католической церкви в Бе­лоруссии, положение крестьянства в ее обширных вла­дениях, структуру доходов и др.

Первая книга Я. Н. Мараша «Из истории борьбы на­родных масс Белоруссии против экспансии католической церкви» освещает различные формы и проявления протеста городских мещан и крестьянства против наступле-В ния католической церкви и насаждения унии щ XVII— XVIII.вв., а также против феодального угнетения во вла­дениях католических церквей и монастырей. ; Названная работа—первое в советской историогра* • Е фии исследование о положении крестьян поместий, при-рнадлежавших католическому духовенству в.белорусских комлях. Автор прослеживает, как неуклонно, на протя-рзрсении XVI—XVIII вв. проникали в Белоруссию и осно-Г вывали здесь монастыри, приобретали земельные владе-1 ния и крепостных крестьян различные католические, а затем униатские монашеские ордена. На основе ана­лиза большого числа архивных документов Я- Н. Мараш 1 делает заключение, что в западной части Белоруссии I хозяйство духовных феодалов основывалось на барщин­ной системе эксплуатации крестьян, что в течение XVIII в. в этих хозяйствах обеспеченность крестьян зе­мельными наделами была недостаточной, а барская за­ла шка составляла значительную долю. Наблюдалась тенденция к сокращению крестьянских наделов. Автор также доказал, что барщина на западе Белоруссии в мо-1 пастырских фольварках была выше, чем у светских зем­левладельцев ио. В отношении северо-восточных файонов Белоруссии вывод неопределенный: автор считает, что здесь в монастырских и епископских владениях фольва-рочное хозяйство не сложилось, ввиду чего в этих рай­онах «"феодальная эксплуатация была мягче, чем в за­падных. Объясняется это близостью России» . В целом следует отметить, что в книге недостаточно убедительно показан рост феодальной эксплуатации во владениях ка-Цтолических монастырей и костелов. Очень важное поло-Цжение об усилении феодально-крепостнического гнета вр «владениях католической церкви на всей территории Бе-|лоруссии, высказанное Я- Н. Марашем, осталось недока-ранным ш.

.Главный вопрос, исследованный в названной работе |. Н. Мараша,— борьба народных масс Белоруссии про-тш унии и католического наступления. Этот вопрос первые освещается достаточно обстоятельно и убеди-ельно на основе новых документальных материалов.

Большое внимание автор уделил выяснению сущности борьбы против католической агрессии и унии со стороны плебейских слоев белорусских городов и крестьянства, особенно накануне и во время национально-освободи­тельной борьбы украинского и белорусского народов в середине XVII в. и войны между Россией и Речью Поспо-литой (1654—1667 гг.). При этом он исходит из тезиса, что антикатолическая и антиуниатская борьба в Белорус­сии в XVII—XVIII вв. тесно переплеталась с борьбой против социального и национального угнетения народ­ных масс светскими и духовными феодалами пз.

Длительный период борьбы (конец XVI—XVIII вв.), освещаемой в книге, делится автором на четыре этапа: 1) конец XVI — первая половина XVII в.—зарастающее обострение классовой борьбы, католическая реакция, активное наступление унии. На этом этапе важную роль играла идеологическая борьба; 2) 50—60-е годы XVI в.— развертывание национально-освободительной борьбы украинского и белорусского народов против фео­дального и иноземного гнета. На этом этапе резко уси­ливается борьба народных масс против светских и ду­ховных феодалов; 3) 70-е годы XVII в.— первая четверть XVIII в.— экономический упадок Речи Посполитой, ра­зорение белорусских земель, время быстрого расширения земельной собственности католической церкви, упроче­ния ее политических позиций, усиления духовного пора­бощения народных масс Белоруссии; 4) 30—40-е годы — конец XVIII в.— восстановление хозяйства Белоруссии, усиление феодально-крепостнической эксплуатации, осво­бодительное движение, направленное и против католи­ческой церкви. Все эти этапы охарактеризованы в книге, освещены важнейшие события борьбы на каждом этапе, некоторые из них описаны впервые. Следует сказать, что отдельные народные выступления представлены не­достаточно полно (например, Могилевское восстание 1606—1609 гг.). В книге освещается и идеологическая борьба, в частности свободомыслие и антиклерикализм, рассказывается о деятельности выдающихся представи­телей идеологической борьбы против католической церк­ви — Стефана и Лаврентия Зизаниев, Леонтия Карпови­ча, Стефана Лована, Каспара Бекеша, К. Лыщинского и др. В работе сделана попытка проследить и Объя­снить причины успехов католической церкви в проведе­нии идеологической борьбы и политической экспансии в Литве и Белоруссии.

Все труды Я- Н. Мараша основаны на большом доку­ментальном материале, значительную часть которого со­ставили архивные документы. Исследуя проблему пре­вращения католической церкви в крупного вотчинника, автор уделил особое внимание вопросу монастырского землевладения в Белоруссии, который почти не изучается в исторической литературе. Наряду с этим для более полного освещения темы исследуются такие вопросы, как формирование земельной собственности костелов, а так­же развитие латифундий в Виленском епископстве (XVII—XVIII вв.).

Исследуя историю церковного землевладения, Я- Н. Мараш останавливается на следующих важных вопро­сах: 1) пути складывания крупной феодальной церков­ной земельной собственности и в особенности монастыр­ского землевладения; 2) территориальное расположение земельных владений католической церкви в Белоруссии, распределение и концентрация их в определенных рай­онах; 3) роль католических монастырей в хозяйственной ,: жизни Белоруссии; 4) цели, которые преследовал господ­ствующий класс феодалов, содействуя формированию крупного землевладения католической церкви в белорус­ских землях; 5) взаимоотношения между духовными и светскими феодалами в период роста земельной собст­венности католической церкви.

Основное место в книге Я. Н. Мараша «Ватикан и католическая церковь в Белоруссии» занимает вопрос о путях превращения католической церкви в Белорус­сии в крупнейшего земельного собственника. На основе ; многочисленных документов показывается, каким обра-• зом упрочились экономические позиции католизации, обусловившие осуществление экспансии. Подробно это рассмотрено на примере образования крупной церковной ^земельной собственности Виленского епископства, осно-!^ванногочв первые же годы после Кревской унии (1385 г.)' '; в результате пожалования в 1387 г. польским королем Ягайло нескольких волостей, деревень и земельных участков. Описан рост владений епископства в XVI— 'XVIII вв. за счет королевских пожалований, дарений ве­ликих литовских князей, крупных феодалов, покупки новых поместий разбогатевшим епископством. В резуль­тате к концу XVIII в. земельные владения Виленского епископства простирались от Буга на западе до Днепра на востоке, от Западной Двины на севере до Муховца иТорыни на юге. В эти владения входило более 600 дере­вень, ряд графств и поветов; доход от этих земельных владений достигал почти миллиона злотых114. Помимо Виленского епископства множество поместий присваи­вали католические монастыри различных орденов. В кни­ге прослежено постепенное насаждение Ватиканом ка­толических монастырей в белорусских землях, особенно интенсивно происходившее в течение XVII — первой по­ловины XVIII .в. Большое внимание автор уделил путям расширения земельной собственности ордена иезуитов, занимавшего первое место среди монастырских землевла­дений и сыгравшего особенно отрицательную роль в исто­рических судьбах белорусского народа. Хотя этот орден позже других обосновался в белорусских землях, но бы­стрый рост земельных владений, экономических позиций сделали его главным орудием католической агрессии, идеологического подавления национального самосозна­ния белорусского народа. На богатом фактическом ма­териале показаны всевозможные способы расширения владений и власти иезуитов, создания орденом своих бастионов. В западной части Белоруссии таким бастио­ном стала Несвижская коллегия, в восточной — Полоц­кая Иб. Опорными пунктами Ватикана стали также кол­легии Минская, Оршанская, Витебская, Брестская, Грод­ненская, Новогрудская, Пинская; их превращение в крупных феодальных землевладельцев в течение XVII— XVIII вв. обстоятельно рассматривается в книге И6.

Прослеживается также организация, строительство и обогащение монастырей (мужских и женских) других орденов — бернардинов, бенедиктинов, бригитов, мариа-витов, кармелитов, картузов, базилианов, францискан­цев, доминиканцев 117. Автор впервые исследует такой важный вопрос, как проникновение католической церкви в города Белоруссии, упрочение ею своих экономических позиций путем захвата городских юридик, подчинение себе населения этих юридик как в хозяйственном, так и в идеологическом отношении. Большое число земельных участков перешли в руки католических церквей в резуль­тате дарений или покупки в Полоцке, Гродно, Слониме, Бресте, Минске, Витебске, Волковыске, Новогрудке, Коб­рине, Могилеве и др. городах "8. Все эти земельные вла­дения неоднократно, как видно из документов, приведен­ных в книге, были объектом длительных судебных тяжб между городскими магистратами, частными владельца­ми и монастырями. На основе исследования документов автор пришел к важному выводу, что увеличение фео­дальной собственности католической церкви в городах и местечках Белоруссии преследовало две задачи: 1) умножение богатств и доходов церкви с целью укреп­ления ее экономических позиций в городе; 2) подчинение своей власти, а тем самым и своему идейному влиянию как можно большего количества городского населения, преимущественно православного, с целью насаждения католичества в среде широких народных масс И9.

Книга Я. Н. Мараша «Очерки истории экспансии ка­толической церкви в Белоруссии XVIII в.» является углублением проблемы, разработанной в книге «Ватикан и католическая церковь в Белоруссии (1569—1795 гг.)». На большом документальном материале автор раскрыл различные стороны экономической деятельности епископ­ского и монастырского хозяйства XVIII в., проанализи­ровал процессы, протекавшие на протяжении всего XVIII в. и, в частности, во второй его половине. Такая обстоятельная характеристика организации духовных поместий дается впервые. Я. Н. Мараш освещает два больших вопроса: первый — экономическое проникнове­ние католической церкви в белорусские земли на протя­жении XVIII в.; второй — эволюция хозяйства феодаль­ных поместий католических монастырей под влиянием развивавшихся товарно-денежных отношений.

Автор правильно отмечает, что хозяйство крупных вотчин католических монастырей эволюционизировало в том же направлении, что и хозяйства светских феода­лов. В связи с возросшим спросом на сельскохозяйствен­ные продукты и сырье для развивавшейся промышлен­ности как на внутреннем, так и на внешнем рынках ду­ховные феодалы стремились интенсифицировать фольварочное хозяйство, сделать его более доходным. Я. Н. Мараш рассматривает эти процессы на материалах ряда крупных хозяйств католических монастырей и Вилен-ского епископства, расположенных в различных геогра­фических районах Белоруссии. Им подвергнуты анализу доходы 5-ти комплексов монастырских владений запад­ной части Белоруссии (Пинской, Брестской и Гроднен­ской иезуитских коллегий за 70-е годы XVIII в., Несвиж­ского женского монастыря бригиток и Гродненского бри-гитского монастыря за последнюю четверть XVIII в.). Общая площадь владений этих монастырей составляла около 100 тыс. га.

Значительное внимание в исследовании уделяется роли церкви как владельца питейных заведений. Автор показал рост числа корчем и шинков в XVIII в. в мона­стырских владениях.

Облик церковных феодалов как хищников и эксплуа­таторов народных масс Белоруссии дополняет изучение деятельности монастырей, выступавших в качестве круп­ных кредиторов-ростовщиков. Самыми значительными из них, как показано в книге, были иезуиты, которым удалось в течение непродолжительного времени соста­вить огромные капиталы, приобретенные в результате ростовщических операций. Эти капиталы, наряду с круп­ной земельной Собственностью, стали основой могуще­ства ордена иезуитов, обеспечив ему в значительной сте­пени условия для усиления экономической и идеологиче­ской экспансии в Белоруссии и Литве. Показан также источник доходов, связанный с церковными обрядами (крещение, причащение, бракосочетание, исповедь, по­гребение и пр.), причем католическая церковь строго следила за выполнением населением всех обрядов, за которые служители культа брали солидные суммы, ло­жившиеся тяжелым бременем на крестьян и горожан.

Я. Н. Мараш показал формы и методы идеологиче­ской экспансии католической церкви в Белоруссии XVIII в. Он исследовал вопрос о подготовке кадров ка­толической церкви для белорусских земель, которому Ватикан уделял большое внимание. В книге подробно анализируется деятельность церковных братств — орга­низаций светских лиц, объединенных вокруг монастырей и костелов 12°. Под руководством католического духовенства братства применяли разнообразные формы идеоло­гического воздействия на верующих. Рассказывается также об индивидуальной работе, которую проводили члены братств среди различных групп населения. В ряду средств для укрепления влияния на массы автор отметил такое, как организация шпиталей — домов призрения для калек, престарелых, нищих и т. д. Особое внимание он обратил на социальную функцию этих шпиталей, 'организация которых, по его мысли, преследовала цель смягчить социальные противоречия, отвлечь народные массы от борьбы 121.

Определенное внимание уделяется в монографии рас­крытию реакционной роли унии, продолжавшей свое на­ступление в XVIII в. В связи, с этим рассматриваются так называемые ведовские процессы, имевшие- целью усилить религиозный фанатизм и отвлечь массы от борь­бы. Я. Н. Мараш убедительно показал враждеб­ную трудящимся массам политику разжигания нацио­нальной розни в среде населения Белоруссии и Литвы ;„« целью классового разъединения трудящихся, которую проводила католическая церковь. Автор охарактеризо­вал католическую церковь как организацию, сознатель­но тормозящую развитие просвещения и культуры. ~В этом отношении книга Я. Н. Марата направлена про­тив некритического отношения к истории религии и церк­ви, против переоценки их роли в развитии культуры, против попыток идеализировать церковный быт и обряд-йность. На большом количестве фактов, почерпнутых из 2 документов, автор показал моральный распад церковных иерархов, их пороки,,бесчинства представителей католи­ческого клира в белорусских городах, их мошенничество в хозяйственных делах с целью наживы, издевательства йад мещанами и крестьянами 122.

В книге развенчивается утверждение дворянско-бур-жуазных авторов о просветительской роли католической .церкви в Белоруссии. Убедительно показано, что она, особенно в лице иезуитов, стремилась подавить нацио­нальное самосознание белорусского народа, обращая •особое внимание на идеологическую обработку молодого поколения.

В отдельной главе рассказано о борьбе народных масс Белоруссии против экспансии католической церкви: о вооруженных выступлениях крестьян и горожан про­тив насилия церковных иерархов, феодальной эксплуата­ции, о деятельности выдающихся белорусских мыслите­лей — борцов против идеологического давления католи­ческой церкви, против фанатизма и мракобесия, насаждаемых духовенством,— Казимира Лыщинского, Валентина Яблонского, Яна Трояновского.

Важным явлением социально-политической и идео­логической жизни позднего средневековья всех стран Европы было реформационное движение, нанесшее серь­езный удар по феодальному строю, господствующей церк­ви, и христианскому мировоззрению. Исследованию хода и особенностей Реформации в белорусских землях по­священа книга С. А. Подокшина «Реформация и обще­ственная мысль Белоруссии и Литвы». Автор правильно подходит к решению вопросов о предпосылках реформа-ционного движения в Белоруссии, которое было следст­вием значительных изменений в экономической, общест­венно-политической и идейной жизни. Решающим факто­ром, обусловившим возникновение Реформации, он считает развитие городов как центров ремесленного про-.изводства и торговли ш. А обстоятельствами, способст­вовавшими распространению реформационных идей в Белоруссии, по его мнению, было наличие некоторой религиозной терпимости вследствие пестроты нацио­нального состава городского населения 124, а также за­метное расширение экономических связей купечества со странами Западной Европы, через которые идеи гума­низма и Реформации проникали в белорусские земли.

, Социально-экономическими причинами — ростом фео­дального давления на города — объясняется усиление во второй половине XVI в. политической и идеологической реакции, выразившейся в наступлении католицизма и возникновении- униатской церкви. Люблинская уния Л 569 г., по мысли С. А. Подокшина, способствовала кон­солидации сия польских, белорусских и литовских фео­далов в их наступлении на права горожан и усилению

феодального угнетения крестьянства. Уния вместе с тем обусловила дальнейшую экспансию католической церкви.

Существенное влияние на идеологию белорусских ре* форматоров, по мнению автора, оказало усиление анти­феодальной борьбы крестьянства, оказывавшего - актив­ное сопротивление увеличению-барщины и других по­винностей, что было обусловлено товаризацией хозяйств феодалов. Об остроте сложившихся классовых противо­речий свидетельствовало возникновение радикального течения в рефррмационном движении в Белоруссии, отра»-жавшего идеологию угнетенного крестьянства; это ле­вое направление в Реформации проявилось в Литве и Бе­лоруссии в форме антитринитаризма (арианства)*

Принятие кальвинизма многими . представителями белорусской и литовской феодальной знати (Радзивид» лы, Кишки, Ходкевичи, Сапеги, Воловичи и др.) автор объясняет политическими мотивами: значительным огра­ничением политического влияния знати и возвышением средней и мелкой шляхты вследствие административно-территориальной и судебной реформы, проводившейся с начала XVI в. Реформация в форме умеренного кальви­низма, ставившая феодала главой церкви в его владев ниях (принцип — чья власть, того и вера), привлекала недовольных ограничением власти магнатов. Немало­важную роль в реформационных устремлениях феодалов сыграло, как показано в книге, желание их увеличить свои владения за счет католической церкви.

Таким образом, А. С. Подокшин четко определяет те основы, на которых, выросла Реформация в Белорус­сии,— это прежде всего внутренние обстоятельства со­циально-экономического и политического порядка. По мысли автора, в формировании • реформационных идей в Белоруссии и Литве известную роль сыграло влияние гусизма, немецкого протестантизма, а также русского реформационного движения («стригольники», «жидов-ствующие») 125. Умеренный кальвинизм, к которому примкнули представители феодальных групп, ощутил влияние реформационного'движения в Малой Польше; радикальное течение Реформации испытало воздействие немецко-моравского анабаптизма 12?,

С. А. Подокшин обстоятельно прослеживает развитие реформационного движения со времени появления пер­вых документальных свидетельств о нем в '30-х годах XVI в. до окончательной победы воинствующего агрессивного католицизма в Речи Посполитой в XVII в. Автор внёс существенную поправку в ранее господствовавшее мнение о том, что кальвинистская Реформация в Литве и Белоруссии носила исключительно шляхетский харак­тер. На основании документальных свидетельств он по­казал, что кальвинистские общины существовали среди горожан, кальвинистской Реформацией была охвачена и «екоторая часть крестьянства. Феодальная знать и сред­нее шляхетство перешло под знамя кальвинизма к 60-м годам XVI в.127

В книге прослеживается выделение из кальвинизма и образование к середине 60-х годов радикального тече--ния — антитринитаризма, выражавшего интересы тру­дящихся масс города и деревни, освещены деятельность и взгляды представителей этого течения — Петра из Го-нёндза, вождя и идеолога белорусских антитринитариев Симона Будного, Мартина Чеховица, Якуба из Калиновки и др. Убедительно раскрывается идейная борьба в лаге­ре кальвинистов между сторонниками умеренной Рефор­мации и представителями радикального ее течения128.

Освещена в книге деятельность главы белорусских антитринитариев Симона Будного по распространению своих взглядов, изучены изданные им книги. Прослежи­ваются также идейные разногласия в среде антитрини­тариев, между различными социальными группами-— плебейским лагерем, с одной стороны,, средним слоем горожан и некоторой частью низшего шляхетства — с другой.

С. А. Подокшин исследует реформационное течение, связанное с именем Фауста Социна и получившее назва­ние «социнианства». Он считает, что Социн,' защищая главные принципы учения левого течения антитринита­риев, в то же время пытался смягчить его социальный радикализм, выработать компромиссную точку зрения. По мнению автора, к концу XVI, в. учение Социна зна­чительно, приблизилось к социальным взглядам Будного, заглушив социальный радикализм в белорусско-литов­ском антитринитарлзме 129. Причины такой эволюции антитринитаризма, ослабление его социальной остроты автор видит в наступлении феодально-католической реакции, активизации идеологической работы иезуитов.

Определенное значение имело, по его мнению, и то об­стоятельство, что в Белоруссии значительная часть насе­ления (крестьяне, горожане, часть мелкой шляхты) была православной; роль идеологической оппозиции католи­цизму с XVII в. стала переходить к православию 13°.

К началу XVII в., по мысли автора, закончилась пер* вая фаза антитринитаризма, которая характеризовалась социальным радикализмом; во второй его фазе ведущее место стал занимать религиозно-философский радика­лизм ш. Социнианство усилило в антитринитаризме ра-ционализм и религиозное учение, ослабив его социаль­ную заостренность, отрицательное отношение к феодаль­ному государству. В книге освещены взгляды Социна и его последователей — К. Базилика, Рафала Коса и в особенности Яна Лициния • Намысловского, жившего в Новогрудке, который в начале XVII в. стал центром социнианства. Широко охарактеризованы в книге со­циальные взгляды идеологов городских низов и кресть­янства ш. На основе сочинений видных представителей Реформации изучены религиозно-философские воззрения антитринитариев, в особенности их рационализм, пере­ходящий у крайних его представителей в атеизм 133.

Исследуется в книге и реформационное движение в православии — так называемые еретические учения, в особенности взгляды виднейших представителей «ере­тиков»— Стефана Зизания и Лаврентия" Зизания. Изу­чив их взгляды, автор пришел к выводу, что учение С. Зизания-было тесно связано с национально-освободи­тельной борьбой народных масс Белоруссии и Литвы, носило острый антй~католический и антифеодальный ха­рактер 134.

Большую работу по изучению деятельности выда­ющихся просветителей и мыслителей XVI —начала XIX в. и публикации их работ проделал коллектив науч» ных сотрудников Института философии АН БССР. В 1962 г. вышел в свет сборник «Из истории философ» ской и общественно-политической мысли Белоруссии», в котором представлены важнейшие произведения вид­ных мыслителей и просветителей Белоруссии, начиная от Ф. Скорины. В книге помещены предисловия к биб* лейским книгам Франциска (Георгия) Скорины, преди­словие и отрывки из «Катехизиса» Симона Будного, а таю^е из других его сочинений; предисловие к Еван­гелию Василия Тяпинского, отрывки из документов, в ко­торых излагаются взгляды атеистов и материалистов второй половины XVI в.—Стефана Лована и Каспара Бекеша; выдержки из сочинений Феодосия Косого; вы­держки из произведений Стефана и Лаврентия Зизаниев; некоторые сочинения Мелетия Смотрицкого и Афанасия Филиповича; стихотворения и предисловия к сочинениям Симеона Полоцкого; фрагменты трактата «О несущество­вании бога» атеиста и материалиста XVII в. Казимира Лыщинского, судебные материалы по обвинению его в атеизме; отрывки из сочинений просветителя конца XVII— начала XVIII в. Ильи Копиевича, выдержки из философского сочинения и речей-проповедей профессора Киевской академии, а затем белорусского епископа Геор­гия Конисского (XVIII в.); отрывки из сочинения фиЛо* софа второй половины XVIII в.— Соломона Маймона «Опыт трансцендентальной философии», отрывки из фи­лософских трудов известного мыслителя конца XVIII — первой трети XIX в. Аниола Довгирда, профессора Ви-яёнского университета.

Составители сборника (Н. А. Алексютович, В. А. Сер* бента, Е. С. Прокошина, А. Ф. Коршунов, В. И. Прота-севич, Э. К. Дорошевич, Н. С. Купчин, В. Д. Пузиков)' перёд каждой публикацией сообщают сведения о жизни и деятельности ее автора, дают характеристику его со­циально-политических взглядов и философских воззре­ний, не только показывают прогрессивные черты в их деятельности, но и объясняют негативные стороны, обу­словленные социально-экономическими условиями эпохи, классовой принадлежностью мыслителя.

'В целом перед читателями предстает целостная сложная картина развития, общественно-политической и философской мысли в Белоруссии на протяжении трех столетий —с XVI до начала XIX в. Следует отметить, что иногда несколько преувеличивается степень прогрес­сивности взглядов отдельных деятелей, а также значение их деятельности для своего времени — Копиевича, Ко­нисского, отчасти С. Полоцкого и М. Смотрицкого.

Важнейшим явлениям общественно-политической жизни белорусского народа в XVI—XVIII вв.—>• взаимоотношениям с Россией, национально-освободительной борьбе против агрессии польских феодалов и католиче­ской церкви — посвящено несколько монографических исследований, вышедших в 70-е годы. Первое из них— книга А. Н. Мальцева «Россия и Белоруссия в середине XVII в.» опубликована в Москве в 1974 г. В ней освеще­ны ход русско-польской войны 1654—1667 гг. и полити­ка русского правительства в Белоруссии. Эта работа об­общает материалы ряда крупных статей того же автора, опубликованных в 50-х годах. Автор показал на боль­шом документальном материале боевое содружество русского, украинского и белорусского народов в ходе этой войны. Используя различные архивные источники (главным образом документы Разрядного приказа), А. Н. Мальцев очень подробно описал ход военных дей­ствий на территории Белоруссии и Украины в 1654— 1656 гг. Во второй части монографии освещается поли­тика русского правительства в Белоруссии, его отноше­ние к шляхте и католическому духовенству, горожанам, крестьянам, украинским казакам. Широко освещаются события крестьянского движения и действия украинско­го казацкого войска на .территории Белоруссии. Однако А. Н. Мальцев обстоятельно исследовал события только 1654—1656 гг. Даже важнейшие факты последующих десяти лет войны изложены бегло, в виде краткого хро­никального перечня, без привлечения архивных мате­риалов и наиболее существенных данных опубликованг ных источников.

Фактический материал монографии А. Н. Мальцева относится к тому периоду, когда классовые позиции и взаимоотношения разных социальных группировок не проявились достаточно отчетливо. Сложная внешняя и внутренняя политическая обстановка -1657—1667 гг., борьба социальных группировок, нередко менявших свои политические позиции, остались неизученными или полу­чили весьма спорное толкование. Так, автор охаракте­ризовал Дениса Мурашку и некоторых других предводи­телей „отрядов белорусских крестьян как «выдающихся -руководителей крестьянского движения»135. Однако йз-•вестно, что эти предводители и сам Мурашка ^действовали в интересах казацкой старшины^ а затем вместе с ней переметнулись в лагерь феодалов Речи Посполитой и воевали против России, за что возве­дены сеймом в шляхетское звание. Некоторые вопросы, раскрывающие политику русского правительства в отно­шении белорусской шляхты, участие белорусских кресть­ян с украинским казачеством и русскими войсками в совместной борьбе против польских войск, позиция на­селения многих городов и т;, д.— остались в работе А. Н. Мальцева неосвещенными.

Значительный вклад в проблему взаимоотношений России и Белоруссии внесла монография Л. С. Абеце-дарского «Белоруссия и Россия. Очерки русско-белорус­ских связей второй половины XVI—XVII в.». Главной идеей, пронизывающей все очерки, является извечная нерушимая связь между русским и белорусским наро­дами, вышедшими из одного общего корня — древнерус­ской народности, которая объединила все восточно-сла­вянские племенные группы, вошедшие в состав древне­русского государства. Выход в свет такого труда особен­но своевременен и важен вследствие того, что идеологи антикоммунизма, окопавшиеся в странах Западной Ев­ропы, через свои радиостанции «Свободная Европа», -«Свобода» и другие центры идеологических диверсий под видом «новейших исторических открытий» протаски­вают старые измышления белорусских буржуазных на­ционалистов о будто бы извечной вражде и противопо­ложности интересов русского и белорусского народов, о будто бы решающем влиянии Западной Европы на хо­зяйственное развитие и культуру Белоруссии.

Поставив задачу всестороннего объективного изуче­ния русско-белорусских связей XVI—XVII вв., Л. С. Абе­цедарский исследует их в различных сферах экономиче­ской, политической и культурной жизни обоих братских народов.

Хозяйственное общение русских и белорусских земель Л. С. Абецедарский исследует в очерке «Русско-бело­русские торговые связи». Борьба народных масс Бело­руссии против феодально-крепостнического и нацио­нально-религиозного гнета в конце XVI—'первой поло­вине XVII в., в которой выражалось настойчивое стрем­ление белорусского крестьянства и низов городского на­селения к соединению с братским русским народом в едином государстве, освещена им в очерке «Антифео­дальная борьба народных масс Белоруссии в конце XVI —первой половине XVII в.». Освободительной вой­не белорусского народа совместно с украинским наро­дом под руководством Богдана Хмельницкого (середина XVII в.) он посвящает целый очерк. В отдельном очерке описываются события освободительной борьбы народных масс Белоруссии во время русско-польской войны 1654—1667 гг. Очерк под заглавием «Белорусы в России XVII в.» рассказывает о белорусских переселен­цах, бежавших из Белоруссии в 60—70-х годах XVII в. и поселившихся в различных городах и селениях России, в том числе в Москве, занимаясь там разными ремесла­ми, сельским хозяйством и торговлей.

Таким образом, Л. С. Абецедарский рассматривает те аспекты проблемы русско-белорусских связей, кото­рые относятся к наиболее важным, принципиальным воп­росам историографии и в ряде случаев сознательно фаль­сифицируются буржуазными националистами.

Некоторые вопросы этой проблемы до Л. С. -Абеце-дарского получили неверное освещение вследствие того, что исследователи не располагали достаточным коли­чеством документального материала, а исходили в своих выводах часто из общих рассуждений. Л. С. Абе-Ц'цедарский освещает торговые связи Белоруссии и Рос­сии на основе большого количества архивных данных, зачастую впервые вводит их в научный оборот — это таможенные книги русских и белорусских приграничных городов, царские указы на право торговли, писцовые кни-' Ли, челобитные купцов русских городов царю с жалоба-: ми на разных должностных лиц, записки иностранцев, проезжавших в Россию через Белоруссию, и др.

Интересно исследование автором уровня хозяйствен-| ного развития белорусских городов. В итоге подсчета числа жителей, домов, а также на основании данных | нумизматики он пришел к выводу, что города в восточ­ной части Белоруссии имели более развитую торговлю, чем в западной, благодаря постоянным и широким тор­говым связям с российскими городами; вместе с тем он не склонен преуменьшать важность торговых связей Бе-| лоруссии со странами Западной Европы ш.

В очерке «Антифеодальная борьба народных адасс» Л. С. Абецедарский сделал важный вывод о росте кре­постнического гнета на западе и востоке Белоруссии, о характере феодального и крестьянского хозяйства. Счи­тая ошибочным утверждение В. И. Пичеты и Д. Л. По-хилевича о промысловом направлении крестьянского хозяйства на востоке, он соглашается с их мнением о том, что здесь крестьянские повинности были несколько меньшими, чем на западе, что аграрная реформа («во-лочная померз») проводилась позже и не повсеместно 137. Причиной этого он считает боязнь феодалов, что увели­чение повинностей вызовет бегство крестьян из восточ­ных районов в Россию, так как народные массы Бело­руссии тяготели к братскому русскому народу 138. Прав­да, важный тезис о том, что повинности частновладель­ческих крестьян не намного превышали повинности крестьян великокняжеских поместий, остался недоказан­ным. Не доказано положение о более широких возмож­ностях для крестьян восточной части Белоруссии для ведения торговли ш.

В очерке определяются различные формы антифео­дальной борьбы белорусского крестьянства. Одна из вих ~^~ бегство. Сначала в большинстве случаев кресть­яне бежали на Украину, затем — в Россию, где крепост­ное право оформилось на 60 лет позже, чем в Белоруссии и Литве. Белорусские крестьяне осаживались русским правительством на землю в дворцовых поместьях, им предоставлялись льготы в уплате государственных по­датей. На -основании изучения ряда царских указов, ка­чающихся крестьян, бежавших в Россию, автор пришел К выводу, что такие бегства в первой трети XVII в. при­няли массовый характер 14°.

-В определении характера крестьянских выступлений -Л. С. Абецедарский исходит из тезисов, -что «борьба крестьян против феодального гнета имела особенности, порожденные в каждом отдельном случае конкретной -исторической обстановкой»ш, что не всегда принима­ется в расчет исследователями. Это приводит, по мне­нию автора, к неправомерному причислению некоторы­ми историками к крестьянским выступлениям событий, -которые не являлись антифеодальной борьбой народных масс. К такого рода выступлениям Л. С. Абецедарский

^относит нападение казаков под предводительством Ш. Федоровича на Быхов в 1590 г., захват казацким I отрядом Дубины в 1601 г. витебского посада, доказав ;-гэто на основе изучения документальных материалов.

Автор считает, что вооруженные выступления кресть* ?ян и низов городского населения против феодального ? гнета в Белоруссии стали принимать массовый характер •Лишь с 90-х годов XVI в.; к таким выступлениям он I относит восстание под руководством С. Налввайког об-;< стоятельно доказав это на документальных данных и ^неся уточнения в освещение ряда событий восстания. Далее в очерке определяется характер ряда анти* ^феодальных выступлений конца .XVI — первой трети й'ХУН в., которые принимали религиозную окраску в свя-!;3й с усилением национально-религиозного гнета; по мыс-[ли автора, защита православия отражала тяготение бе-^дюрусского народа к России '*?. Рост стремления бело­русского народа к соединению с русским в едином госу-р^аарстве, по мнению автора, обусловил особенное усиле-ргае антифеодальной и национально-освободительной |йойны на Востоке, где феодальная эксплуатация была ^слабее.

Самый большой раздел книги Л. С. Абецедарского |есвещает национально-освободительную и антифеодаль-|ную борьбу белорусского народа совместно с украинским р середине XVII в. Обстоятельно, событие за событием |йа основе большого фактического материала раскрыва­ется широкая картина этой борьбы на территории Бе-"рруссии. Автор~ показал, как в ходе борьбы отчетливо "рЮявилось стремление украинского и белорусского на* >дов к соединению с Россией.

Анализируя события в Белоруссии в период русско-польской войны (1654—1667 гг.), Л. С. Абецедарский эишел к выводу, что белорусский народ продолжал йети освободительную борьбу, добиваясь соединения 'с Россией. В очерке не только дается'последовательная ^еартина всех событий этой борьбы, но и устанавливает* рвя феодально-крепостнический характер политики казац.» жой старшины в Белоруссии, что не удалось, сделать ^предшествовавшим исследователям. Автор вскрыл Мктинные планы казацкого атамана Золотаренко, пе­реданного Б. Хмельницким для разгрома войска Радзивилла, в помощь русским войскам. Целью Золотаренко и возглавляемой им казацкой старшины было, по мысли автора, установление феодально-крепостнических поряд­ков на юго-востоке Белоруссии после захвата этой тер­ритории. Получила правильное освещение и политика могилевского шляхтича Поклонского, стремившегося ис­пользовать борьбу крестьян и городских низов в своих личных интересах.

В книге Л. С. Абецедарского впервые показаны кре­стьянские антифеодальные восстания в Полесье, на пра­вобережье Припяти от Мозыря до Пинска в 1660 г. Кре­стьяне действовали вместе с казаками и русскими рат­ными людьми, нападая на имения польской шляхты. Эти восстания не прекращались и после ухода казац­ких отрядов на Украину. Автор убедительно доказал, что в ходе русско-польской войны особенно ярко проявилось стремление белорусского народа к воссоединению с рус­ским народом.

В очерке «Белорусы в России» раскрывается дея­тельность белорусских крестьян и мещан, переселивших» ся в Россию во время войны с Польшей. Автор сообщает много новых фактов о торговцах и ремесленниках, ра­ботавших в Москве И других городах. Особенно интерес­ны сведения о белорусских строителях, художниках, рез­чиках по дереву, оружейниках и других умельцах.

Вопрос о вековой дружбе и связях белорусского на­рода с русским, о борьбе народных масс Белоруссии против социального и национального угнетения, за вос­соединение с Россией в последующий период — с 70-х годов XVII в. до 70-х годов XVIII в. исследован в работе А. П. Игнатенко «Борьба белорусского народа за вос­соединение с Россией (вторая половинаXVII—XVIII в.)». Автор прежде всего определяет причины, вызвавшие усиление борьбы народных масс. Тяжелое положение трудящихся определялось, как показано в первой главе книги, длительным экономическим и политическим кри­зисом феодально-крепостнической Речи Посполитой (в том числе и Белоруссии) во второй половине XVII —пёр^ вой половине XVIII в. Кризис этот был обусловлен дли­тельными разорительными войнами, сопровождавшими­ся голодом и эпидемиямиш. Несколькими фактами, взятыми как из опубликованных, так и архивных данных, иллюстрируется вывод о разорении и опустошении городов (особенно в восточной части Белоруссии) и сельских местностей. Последствия войн усугублялись со­хранением фольварочно-барщинной системы хозяйства и феодальной анархией, слабостью центральной власти, ро­стом могущества магнатов144. Говоря о повинностном лоложении крестьян Белоруссии, автор не соглашается с выводами некоторых историков (Д. Л. Похилевич, П. Г. Козловский, В. И. Мелешко и др.) в том, что на востоке Белоруссии барщина имела второстепенное значение, что .основной формой эксплуатации были чинш и натураль­ные поборы, а рост феодальной эксплуатации во второй половине XVII—первой половине XVIII в. затормозил­ся. Автор считает, что крестьяне страдали не столько от повинностей, зафиксированных в ичвентарях, сколько от произвола феодалов, бесконтрольно увеличивавших кре­стьянские повинности; усугубляли тяжелое положение крестьян государственные поборы, господство арендной системы'145. По мнению автора, «феодально-крепостни-ческий гнет во второй половине XVII—XVIII в. достиг в Белоруссии невиданных размеров, приняв самые урод­ливые формы» 146. Города в указанный период пережи­вали глубокий экономический упадок, так как отсутст­вовали условия для развития ремесла и. торговли; осо­бенно углубились и обострились социальные противо­речия внутри .города. В .книге отмечается, что упадок ремесла и торговли привел к аграризации городов 14Т. В этот период особенно усилилось наступление феода­лов на города, захват ими городских земель, насажде­ние юридик, подчинение своей власти жителей городов, что усугубляло налоговый гнет мещанства 148.

А. П. Игнатенко отмечает, что одной из важнейших причин роста борьбы трудящихся масс Белоруссии во второй половине XVII—XVIII в. было усиление нациог нально-религиозного гнета польских феодалов и като­лического духовенства; в книге приводятся факты пре­следования православного населения городов и деревень, запрещения православных обрядов, закрытия церквей 149. Борьба белорусского народа против социального и национального гнета показана в разных ее формах. Одна из них— массовый уход крестьян и горожан, главным Образом из восточной части Белоруссии в Россию,-—'про­слежена на целом ряде документальных данных. Боль­шой интерес представляют документы, Свидетельствую­щие о том, что русское правительство обращалось с воз­званиями к белорусам, призывая их переселяться в Россию и предоставляя им различные льготы и по­мощь 15°. В книге на большом фактическом материале показана такая форма борьбы, как вооруженные напа­дения на феодальные поместья, разгромы и поджоги, убийства управителей. Большой интерес представляют приведенные автором случаи связи крестьян Белоруссии с казацкими отрядами и крестьянами соседних русских земель, а также отклики в Белоруссии на восстание под руководством Степанах Разина; На основании'докумен­тальных свидетельств автор установил, что многие вы­ступления белорусских крестьян и горожан имели целью перейти под власть русского царя 15!."

Усиление борьбы крестьян и горожан в Восточной Белоруссии после подписания в 1686 г. «вечного мира» между Россией и Польшей автор связывает с фактом возвращения v территорий Белоруссии под власть Речи Посполлтой и нежеланием белорусского населения вновь попасть под власть польских феодалов. Активизацию борьбы народных масс Белоруссии в южной и юго-за-' падных ее частях в конце-XVII в. автор объясняет не­посредственным влиянием широкого Освободительного движения в Правобережной Украине152. По подсчетам А. П. Игнатенко, во второй половине XVII в. в Белорус­сии произошло свыше 30 крупных вооруженных вы­ступлений крестьян и горожан; наибольший размах народное движение приобрело в районах вблизи русских и украинских земель153. К сожалению, автор не произ­вел подсчёта выступлений в первой половине XVIII в. и в 50-—70-х годах XVIII б;, поэтому вывод о резко возрос­шем числе вооруженных крестьянских выступлений в этот период не подтвержден "

Большой интерес представляет, описание ряда круп-вооруженных выступлений белорусских крестьян и ^горожан в XVIII в.; некоторые из них до него не были описаны в работах историков, некоторые новые факты дозволили автору уточнить события Кричевского восста­ния, а также связи народного движения на юге Бело­руссии с усилением гайдамацкого восстания на Украине \в 50—60-х годах XVIII в.155

Коллективная монография, подготовленная историка-,ми Украинской и Белорусской ССР,т— «Исторические :корни дружбы и, единения украинского и белорусского ^вародов» (Киев, 1978), впервые в советской историогра­фии освещает экономические, политические и культур-яые связи украинского и белорусского народов. На боль-. шом фактическом материале всесторонне показаны общ­ность происхождения, близость истории и языка брат­ских народов, их совместная борьба против иноземных -поработителей, за развитие материальной и духовной культуры, за социальное и национальное -освобождение. * В книге показано, что Древняя Русь являлась колы­белью трех братских народов — русского, украинского, •белорусского. Прослеживаются взаимоотношения между восточно-славянскими' землями в раннефеодальный пе­риод: вхождение западных земель в Древнерусское го­сударство, совместная борьба князей со степняками-'"кочевниками. Убедительно раскрыты хозяйственные свя-;зи и культурное взаимовлияние белорусских и украин­ских земель в XI—XIII вв.; эти связи иллюстрируются ^данными археологии, памятников древнего зодчества, 'а Цтакже летописными сведениями.

Несмотря на политическое отделение западных зе-ль Древнерусского государства (Белоруссии и Укра­ины), отошедших под власть литовских князей от рус-Цвких княжеств, попавших под татаро-монгольское иго, связи между братскими народами не порывались. Они прослеживаются на данных торговли украинских и бе-|юрусских земель, а также фактах переселений ремес-нников из белорусских городов «а- Украину и наобо-г. Показана тесная взаимосвязь культуры украинско-и белорусского народов, несмотря на препятствия,

обусловленные феодально-крепостническим и националь­но-религиозным гнетом. Общность исторических судеб обоих народов четко показана на фактах их совместной освободительной борьбы против гнета польских феодалов и католической экспансии в конце XVI—XVIII вв., осо­бенно во время народного восстания под руководством Богдана Хмельницкого, в результате которого левобе­режная часть Украины была воссоединена с Россией. Дальнейшее развитие культурных связей в XVII—XVIII вв. четко прослеживается в устном народном творчестве, литературных произведениях, различных ви­дах искусства. Существенную роль, как показано в кни­ге, в укреплении культурных связей украинского и бело­русского народов играл тот факт, что в XVIII в. Киев,в частности Киевская академия, стал центром просве­щения не только для Украины, но и для Белоруссии.

Включение в состав России Белоруссии и Правобе­режной Украины после разделов Речи Посполитой (по­следняя четверть XVIII в.), как убедительно показано в книге, способствовало • заметному оживлению и расши­рению экономических связей между ними в первой поло­вине XIX в. Важное значение для хозяйства этих райо­нов имели вывоз лесных товаров на Украину и хлеба в Белоруссию.

На фактах участия русских, украинцев и белорусов в Отечественной войне 1812 г. как в составе армии, так и в народных ополчениях продемонстрировано тесное бое­вое сотрудничество этих народов в борьбе с оккупанта­ми. Особенно проявилась дружба трех братских наро­дов в совместной борьбе революционных сил против са­модержавия и крепостничества во время восстания де­кабристов, в общественно-политическом движении в 40— 50-х годах XIX в. Как отчетливо показано в книге, осво­бодительная борьба в Белоруссии в XIX в. стала не­отъемлемой частью общероссийского революционного движения. Идея тесного содружества русского, белорус­ского и других славянских народов в освободительной борьбе против царизма и крепостничества красной ли­нией проходит через работы историков, занимавшихся исследованием вопросов общественно-политического дви­жения в Белоруссии в первой половине XIX в. К этим4 работам относятся следующие: В. В. Чепко «Обществен­но-политическое движение в Белоруссии в 40-е годы XIX в.» (Труды Института истории АН БССР, Мн., 1958); П. Н. Ольшанский «Декабристы и польское национально-освободительное движение» (Мн., 1959); А. Ф. Сшрноу^ «Франц Сав!ч» (Мн., 1961)> А.,Ф. Смирнов «Революционные связи народов России и Польши в 30—50-х гг. XIX в.» (Мн., 1962); Е. И. Кор-нейчик «Белорусский народ в Отечественной войне 1812 г.» (Мн., 1962); Н. Н. Мохнач «Идейная борьба в Белоруссии в 30—40 годы XIX в.» (Мн., 1971).

В работе В. В. Чепко впервые освещен вопрос о по­литической обстановке в белорусских- губерниях в 40-х годах XIX в., особенно в годы революционных событий в странах Западной Европы в 1848—1849 гг., определе­ны сдвиги в расстановке социальных сил в этот период, в частности, отход крупных помещиков от борьбы из-за страха перед широким народным движением после по­ражения польского восстания 1830—1831 гг. даже в узких рамках целей этого восстания — восстановления Польши в границах 1772 г. В работе отмечается харак­терная черта в общественно-политической борьбе против царизма и крепостничества 40-х годов — переход веду­щей роли в этой борьбе к представителям революцион' но-демократических кругов — разоренного дворянства, мелких чиновников, городской интеллигенции. Отмечены их попытки установить связи с выступавшими крестья-^ нами, распространять среди них и трудовых слоев го­родского населения революционные листовки и воззва­ния. Хотя в этой работе не говорится о тайных революци­онных обществах в Белоруссии в 40-е годы, но на осно­ве нескольких следственных дел о «подстрекателях и агитаторах» высказано предположение об их -существо­вании. Отчетливо показана в этой работе напряженность обстановки в Белоруссии во второй половине 40-х го­дов, обусловленной как влиянием западноевропейских событий, так и внутренними факторами — недовольством крестьянства результатами инвентарной реформы, не улучшившей повинностного положения крестьян, не ос­лабившей крепостнический гнет. Автор подчеркивает Влияние на общественно-политическое движение в 40-е годы не столько идей польского освободительного дви­жения, сколько русской революционно-демократической

мысли.

В работе П. Н. Ольшанского «Декабристы и польское национально-освободительное движение» основное вни-йание сосредоточивается на попытках первых русских дворянских революционеров установить контакты с поль­скими тайными организациями, главным образом с Пат­риотическим обществом, которое возглавлял В. Лукасин-скйй. Автор вскрывает противоречия между взглядами декабристов и представителей аристократической части Патриотического общества, выявившиеся во время встреч в Киеве в 1824 г. и в Вильно в 1825 г. членов Южного общества с Кшижановским; четко показывается разное понимание русскими дворянскими революционе­рами характера взаимного сотрудничества, методов дей­ствия и задач будущего восстания. Автор показывает ограниченность польского национального движения, целью которого было восстановление конституционно-мог нархической Польши в границах 1772 г., в то же время выявляет глубокую заинтересованность декабристов в том, станет ли будущая независимая Польша, как и Рос­сия, республикой, какими представлял их в «Русской правде» П. И. Пестель.

В работе П. Н. Ольшанского освещается деятельность тайных кружков учащейся молодежи, возникших во вто­ром десятилетии XIX в. в учебных заведениях Польши, Литвы и Белоруссии,— обществ «филоматов», «филаре-тов», «лучистых». В характеристике этих обществ пре­обладает национально-освободительный аспект, соци­альная сторона взглядов членов этих кружков выяснена неполно.

Книга А. Ф. Смирнова «Революционные связи наро­дов России и Польши в 30—50-х гг. XIX в.» продолжает исследование содружества русских, украинских, бело­русских, литовских и польских борцов против самодер­жавия и крепостничества в период, когда на арену обще­ственно-политической жизни начинают выступать рево­люционеры-демократы.

В книге охарактеризована социально-политическая обстановка в Литве и Белоруссии в предреформенное двадцатилетие, определены сдвиги в хозяйственном раз­витии, обусловленные формированием капиталистическо­го уклада в недрах феодального строя. Автор рисует тяжелое положение белорусского и литовского кресть­янства, их борьбу против помещиков-крепостников, уси­ливавших барщинную эксплуатацию в,условиях быстро­го роста товарности своих хозяйств. Определяется также позиция мелкого дворянства Литвы и Белоруссии после поражения польского восстания 1830—1831 гг. На такой широком социально-экономическом и политическом фоне в книге А. Ф. Смирнова освещается общественно-поли­тическое движение 30—40-х годов, проходившее под фла­гом национально-освободительной борьбы, но в большей мере под революционно-демократическими лозунгами.

В книге обстоятельно освещается деятельность рево­люционных кружков в Белоруссии, Польше и Литве в 30—40-е годы XIX вД среди них названы Демократиче­ское общество, Содружество- польского народа, Союз литовской молодежи; эти общества расцениваются как территориальные группы одного движения революци­онно-демократического направления; прослежены идей­ные связи, общность целей и методов деятельности. Для белорусских читателей особый интерес представляет дея­тельность Демократического .общества, основанного уроженцем Белоруссии Францем Савичем. Анализируя материалы следственного дела, написанную им в тюрьме «Исповедь», а также составленный под его руководством устав союза, автор пришел к выводу, что Ф. Савич был первым представителем революционно-демократиче­ского направления в социально-политическом движении в Белоруссии, что ряд положений его программы, ее идей­ная направленность свидетельствовали о большом влия­нии русской революционной мысли 30—40-х годов XIX в,

В книге А. Ф. Смирнова охарактеризована также дея­тельность польско-литовских революционных кружков, созданных учащимися высших учебных заведений в Пе--тербурге — уроженцами Польши, Литвы и Белоруссии—в конце 50-х годов. Внимание А. Ф. Смирнова сосредоточе­но на деятельности офицерской организации, создан­ной под руководством С. Сераковского, студенческих землячеств. В книге подчеркивается связь членов этих организаций с выдающимися руководителями русской революционной демократии — Н. Г. Чернышевским и Н. А. Добролюбовым, огромное воздействие их идей на взгляды польских революционеров 50-х годов, многие из которых стали затем у руководства левого крыла восста­ния 1863 г.

Небольшая книжка^ А. Ф. Смирнова, вышедшая в Минске,—«Франц Савхч» посвящена жизни и деятель­ности первого представителя революционно-демократи­ческого направления общественно-политического движе­ния в Белоруссии во второй половине 30-х годов. Эта ра--бота является несколько расширенным текстом, вошед-

шим в состав книги того же автора «Революционные свя­зи России и Польши в 30—50-х гг. XIX в.».

В небольшой по объему работе Н. Н. Мохнач «Идей­ная борьба в Белоруссии в 30—40-е годы XIX в.» изла­гается мировоззрение основателей Демократического об­щества Ф. Савича, Я. Загорского и др. Автор исходит при этом из тезиса о преемственности воззрений «фило-матов», «филаретОв», членов Демократического общест­ва и последующих деятелей освободительной борьбы —-революционеров К. Калиновского, В. Врублевского и др.

Общественное движение 30—40-х годов в Белоруссии Н. Н. Мохнач относит к переходному этапу от шляхет­ской революционности к революционному демократизму. Общественные идеи, по мысли автора, отражали конкрет­ные жизненные проблемы. Впервые в белорусской исто­рической науке в книге исследуются взгляды Михаила Волловича, уроженца Белоруссии, связанного с поль-I ским национально-освободительным движением первой половины 30-х годов (так называемая экспедиция За-ливского), ставившего задачей организацию широкого восстания в Польше, Литве, на Украине ив Белоруссии, Как выяснено в книге, М. Воллович связывал националь­но-освободительное движение с борьбой за ликвидацию крепостничества и наделение крестьян землей. Добиться этого он считал возможным путем крестьянского вос­стания, отрицательно ^оценивал цели восстания 1830--1831 гг. М, Воллович, по мнению автора, являлся идей* ным предшественником Ф. Савича.

Вышедшая к 150-летию Отечественной войны 1812 г, работа Е. И. Корнейчика «Белорусский народ в Отечест­венной войне 1812 г.» освещает важную страницу в исто­рии Белоруссии, связанную с борьбой против иноземных захватчиков. Автор рассказывает о военных действиях на территории Белоруссии в июне — июле 1812 г., опи­сывает крупные сражения, героизм русских воинов, под­черкивает содружество русских, украинцев, белорусов в борьбе против общего врага.

Важной стороной жизни белорусского народа в 1812 г. была активизация борьбы против помещиков, ис­кавших у оккупантов защиты от народного гнева. Анти­феодальная борьба крестьянства, как убедительно пока­зано в книге, соединялась с освободительной борьбой против наполеоновских оккупантов. В книге хорошо от­ражены помощь белорусских крестьян русским войскам,а также действия белорусских крестьян-партизан, помо­гавших русской армии; разгром наполеоновской армии на земле Белоруссии осенью и зимой 1812 г.

Таким образом, в послевоенные годы, в основном в 60—80-е, были опубликованы многие монографии, в ко­торых обстоятельно исследованы различные важные проблемы социально-экономической и политической ис­тории Белоруссии феодальной формации. Выходу в* свет этих монографий предшествовала большая поисковая работа, результатом которой явилась публикация 4-том­ного сборника документов и материалов по истории Бе­лоруссии эпохи феодализма156, серии инвентарей маг­натских владений, издание которой продолжается.

Большое значение имел выход в свет в 1961 г. 2-том­ной «Истории БССР». Значительная часть первого тома отводится освещению феодального периода. Полнее и шире этот период представлен в первом томе 5-томной «Псторьп Беларускай ССР», вышедшем в 1972 г. Нали­чие к этому времени целого ряда фундаментальных ис­следований по различным важным вопросам истории белорусского народа позволило более обстоятельно и обоснованно осветить целый ряд сторон экономического, общественно-политического и культурного развития Бе» лоруссии в феодальный период.

Вышедшие в послевоенные годы монографические ис­следования по истории Белоруссии отличаются важ­ностью проблематики, глубиной и обстоятельностью ос­вещения вопросов, доказательностью выводов и обоб­щений, огромным количеством привлеченного для изуче­ния фактического материала, значительная часть кото­рого вводится в научный оборот впервые. Все эти моно­графии базируются на марксистско-ленинской методо­логии; их авторы исходят из определяющих положений об историческом развитии человеческого общества как смене социально-экономических формаций, о роли клас­совой борьбы и народных масс в историческом процессе, о классовой сущности политических институтов и клас­совом содержании культуры.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие . . ...... 3

Глава I. Белорусская историография досоветского периода 5

Белорусское летописание XV—XVIII вв. . 5

Дворянские и клерикальные историки . . 15

Буржуазная историография ..... 31

Глава II. Белорусская советская историография в довоен­
ный период ....... .. . .. . 63

Общие труды по истории Белоруссии . .. 66

Работы по аграрной истории . ~ . 70
3» Социально-экономическая история городов . 80

 

Работы по политической истории . . . . 83

Работы по истории культуры . . ....... 86

Глава III. Развитие историографии в послевоенные годы 94

Аграрные отношения . 94

Крестьянское движение . . .... 120

Правовое положение населения . . . . 125

4- История городов . . 129

5. Общественно-политическая жизнь, идейная

борьба ............ 146

Именной указатель . „ ...... . • . . . . . 174

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.