Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Первые итоги и дальнейшие перспективы исследования.



Эта книга - коллективное научное исследование специалистов из шести стран (ГДР, СССР, ПНР, Финляндии, Швеции и Дании), посвященное важной, своеобразной и чрезвычайно емкой культурно-исторической проблеме, которая до последнего времени оставалась фактически вне поля зрения мировой исторической науки.

Основная часть книги является переводом вышедшей в 1982 г. в ГДР коллективной монографии под редакцией академика АН ГДР И. Херрмана1. В начале 1980-х годов и в СССР были опубликованы интересные научные работы-результат новых исследований по археологии и ранней истории Северной Руси, Киевской Руси и в целом восточного славянства2. При подготовке к изданию настоящей книги эти новые научные достижения получили отражение в специальном разделе - "Русь и варяги", написанном советскими авторами и одобренном академиком И. Херрманом. Вместе с тем следует отметить, что в этом новом разделе книги нашли отражение лишь основные достижения археологов и историков по данной проблеме. В будущем картину ранней истории народов Балтики необходимо дополнить более подробной характеристикой современного состояния исследований древностей пруссов, литовцев, народов Латвии и Эстонии, карельских племен и "перми вычегодской" русского Севера3.

В исследовании этих проблем, как показала практика, исключительно плодотворным является сотрудничество ученых разных стран4. Оно успешно развивается начиная с 1960-х годов5. Симпозиумы и конференции, в которых принимают участие специалисты из разных стран, например симпозиум, посвященный раннему городу (ГДР, Штральзунд, 1977 г.), всесоюзные конференции скандинавистов (1964-1986 гг.), советско-шведский обмен археологическими выставками и симпозиумы ученых двух этих стран (1979-1980 гг.), - достаточно убедительный тому пример. Особо следует отметить успешное советско-финляндское сотрудничество в области археологии (симпозиумы в Ленинграде и Хельсинки, 1976-1983 гг.)6.

Настала пора подытожить результаты исследований международных связей славян, скандинавов и других народов Балтики в раннее средневековье. За последние два десятилетия коллективные исследовательские усилия дали ощутимые результаты.

Первый из этих результатов. Предложена новая постановка варяжского вопроса, как тенденциозно и неточно обозначали в XIX в. проблему славяно-скандинавских отношений. Эти отношения рассматривались в русле традиционной для западной науки "норманнской теории" с презумпции безусловного политического и культурного превосходства скандинавских норманнов, как процесс одностороннего воздействия северных германцев на восточных и западных славян.

Циркумбалтийский культурно-исторический обзор, широкое сравнительно-историческое исследование славяно-скандинавских связей позволяют объективно оценить двустороннее, взаимное, в целом, несомненно, положительное культурно-историческое значение этих связей для развития как славянских, так и Скандинавских стран.

Второе достижение коллективного международного исследования ранней истории стран Балтики - научно обоснованная периодизация славяно-скандинавских связей. Показательна при этом синхрония периодизаций, полученных для разных регионов Северной и Восточной Европы. В частности, выделенные для славянских центров западной Балтики три периода развития Балтийского сообщества дополняются этапами развития русско-скандинавских связей, которые в свою очередь соотнесены как с детально разработанной периодизацией истории Киевской Руси, так и с недавно предложенным хронологическим расчленением скандинавской "эпохи викингов"7.

Первый период, "начальные века" Балтийского сообщества, может быть соотнесен и с предысторией русско-скандинавских (включая славяно-финские, балто-скандинавские и другие) контактов, и с их первым этапом, охватывая VII-VIII вв.; он завершается к 830-м гг. Это - время зарождения Балтийского сообщества.

Второй период, на который приходится расцвет Балтийского сообщества, соответствует второму-шестому этапам русско-скандинавских связей (850-980 гг.). Завершение периода во многом связано с окончательным оформлением внутренней структуры феодального Киевского государства, которое на протяжении всего предшествующего времени оказывало решающее влияние на Балтийское сообщество, обеспечивая стабильный приток денежных средств и значительной части товаров.

Третий период, охватывающий седьмой и последующие этапы русско-скандинавских отношений, - переход к феодальному средневековью. Утверждение на Руси примерно в 1132-1164 гг. феодальной раздробленности, что хронологически совпадает с началом западноевропейской крестоносной агрессии на Балтике, в которую к началу 1160-х гг. включились и датско-шведские феодалы, завершается закат Балтийского культурно-экономического сообщества, связанный с трагической гибелью таких его славянских центров, как сакральная столица руян Аркона. Однако мощная экономика, интенсивная политическая жизнь Новгорода и Пскова, подъем средневековых городов Скандинавии, а также северогерманских земель привели к развитию на новом уровне международных культурно-экономических связей в виде Ганзейского союза городов, видным участником которого был и Господин Великий Новгород.

Третий, по-видимому, самый важный результат-впервые дана всесторонняя характеристика надрегионального и интернационального явления, характерного для всех трех выделенных периодов развития, явления, условно обозначенного как Балтийское культурно-экономическое сообщество эпохи раннего средневековья. Установлено общее направление основных экономических, социальных и культурных процессов в пределах, по существу, одного из европейских субконтинентов, объединенного акваторией Балтийского моря (в эту эпоху, по определению И. Херрмана, впервые ставшего "внутренним морем в культурно-историческом значении") и ограниченного естественными географическими рубежами. На севере этот "циркумбалтийский субконтинент" составляет Фенноскандинавия с заселенными прибрежными низменностями юго-западной Финляндии, южной Швеции, юго-восточной и западной Норвегии; горные массивы остались необитаемыми. Прилегающие моря Северной Атлантики ограничивают субконтинент. С юга же его составляют близкие по природным условиям Северо-Германская и Прибалтийская низменности, отделенные от остальной части континента цепью возвышенностей Западной, Средней и Восточной Европы: Арденны - Гарц - Рудные горы - Судеты - Силезия и далее - Белорусская возвышенность, Валдайская гряда, Тихвинско-Вепсовская возвышенность, примыкающая к озерной области Ладоги и Онеги.

Именно это пространство, пятнадцать тысяч лет тому назад занятое ледником, постепенно осваивалось человеком. Как и на многих других субконтинентах, здесь также не было этнического единства. Люди, осваивавшие Балтику, принадлежали к разным этническим массивам, основные центры формирования которых находились за пределами субконтинента, за исключением балтов (летто-литовских народов), основные, центральные области обитания которых лежат вдоль эпонимного моря (восточнобалтские племена в то время жили также и на дальних пространствах Русской равнины, достигая Волго-Окского междуречья), все остальные этнические ареалы на Балтике соприкасаются своими периферийными частями. Германцы раннего средневековья в основном сосредоточены в Западной и Средней Европе, славяне-в Средней, Восточной и Южной, финно-угры - на обширных пространствах Северо-Восточной Европы и Западной Сибири. Этническое разнообразие, однако, переросло рамки племенной замкнутости и реализовалось в многосторонних и плодотворных контактах.

Единство экономического развития, социальной стратификации, урбанизации, торгового и культурного обмена, общие или сходные формы развивающейся раннего-родской, а также и раннефеодальной "дружинной" культуры, созданный на этой основе фонд материальных и духовных ценностей-все эти явления знаменуют выход из первобытности к первой классовой общественно-экономической формации. По существу, это первая социальная революция в этой части Европы.

Достаточно своеобразны и формы культуры, характерной для Балтийского культурно-экономического сообщества VIII-X вв. По-видимому, речь может идти о "балтийской субконтинентальной цивилизации" раннего средневековья. Она структурно тождественна аналогичным субконтинентальным цивилизациям, таким, как средиземноморская в I тысячелетии до н. э. (это сходство отметили И. Херрман и Б. А. Рыбаков)8.

Перспективы изучения этой цивилизации могут быть намечены в трех направлениях: 1) ретроспективное изучение предпосылок и корней ее в этнокультурных процессах первобытной эпохи, в условиях раннего железного века, эпохи бронзы, каменного века; проблематика происхождения основных этнических групп субконтинента-финнов, балтов, славян, германцев-здесь постоянно смыкается с вопросами их ранней политической истории, когда северные европейские племена, от "фенов" и "венедов" до "свионов" Тацита, впервые появились в поле зрения античной цивилизации; 2) структурный анализ, представляющий собой дальнейшее изучение организации, уровней взаимодействия, форм и результатов общественно-экономического и культурного творчества и сотрудничества, масштабов взаимодействия народов стран Балтики в эпоху раннего средневековья ; 3) перспективное исследование дальнейшего развития этих связей, выявление традиции международного сотрудничества в эпоху средневековья, нового и новейшего времени.

Начальные века средневековой истории Балтики отнюдь не были исключительно эпохой викингов и не состояли только из набегов, походов, войн и опустошений. Важнейшей чертой этого времени были мирные отношения, сотрудничество и обмен материальными и духовными ценностями. Актуальный в современных условиях лозунг "Балтийское море - море мира", как стало ясно в результате исторических исследований, имеет глубокие и закономерно обусловленные корни. Он неоднократно и успешно реализовывался в прошлом - вот вывод, определяющий долгосрочные и принципиально важные перспективы дальнейших исследований, в которых ко взаимной пользе могут объединить свои усилия археологи и историки, лингвисты и этнографы, искусствоведы и культурологи - представители практически всех областей гуманитарного знания в странах Балтийского региона.

А. Н. Кирпичников, И. В. Дубов, Г. С. Лебедев

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АСГЭ - Археологический сборник Государственного Эрмитажа, Л.

ВИД - вспомогательные исторические дисциплины, Л.

КСИА - Краткие сообщения Института археологии АН СССР, М.

МИА - Материалы и исследования по археологии СССР М.

НИС - Новгородский исторический сборник, Л., Новгород

НПЛ - Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, М.-Л.. 1950.

ПВЛ - Повесть временных лет, под ред. В. П. Андриановой-Перетц, ч. 1-2, М., 1950.

ПСРЛ - Полное собрание русских летописей.

САИ - Свод археологических источников.

AA - Acta Archaeologica. København.

Fv - Fornvännen. Tidskrift för sveriges antikvarisk forskning, Stockholm.

MGH SS - Monumenta Germamae historiae, Scriptores rerum Germanicarum.

SA - Slavia Antiqua, Poznań.

ПРИМЕЧАНИЯ

СЛАВЯНЕ И НОРМАННЫ В РАННЕЙ ИСТОРИИ БАЛТИЙСКОГО РЕГИОНА

1 Законченного очерка истории народов Балтики и их взаимоотношений в раннем средневековье пока не существует. Отдельные вопросы обсуждались в докладах в секциях "Связи между народами Балтики" на первом и втором международных конгрессах по славянской археологии (МКСА): Berichte über den II Internationalen Kongreß für Slawische Archaeologie, Bd. 1. Berlin, 1970, Bd. 2-3, 1973. Cм. также: Скандинавский сборник, вып. 16. Таллин, 1971 и сл. Датские, английские и советские авторы обсуждали различные вопросы взаимоотношений на симпозиуме по "варяжскому вопросу": Varangian problems. - Scando-Slavica, Suppl. 1. Copenhagen, 1970. Ряд статей опубликован в издании: Early Medieval Studies, Stockholm, 1970, v. 1-1975, v. 8. Основная работа, посвященная скандинавским находкам на западнославянской территории: Żak J. "Importy" skandinawskie na ziemiach zachodniosŁowianskich od IX do XI wieku. Poznań, c. katalogowa, 1963; c. analytyczna, c. syntetyczna, 1967.

2 О названиях Балтийского моря см.: Ludat H. Ostsee und Mare Balticum. - Zeitschrift der Gesellschaft für Schleswig-Holsteinische Geschichte, 1952, Bd. 76, S. 1-23.

3 Тацит. Германия, гл. 3.-В кн.: Корнелий Тацит. Сочинения в двух томах. T. 1. Анналы. Малые произведения. Л., 1969, с. 370-371.

4 Hensel W. Ur-und Früuhgeschichte Polens. Berlin, 1974, S. 243; Die Slawen in Deutschland, hrsg. Herrmann J. Berlin, Aufl. 3, 1974.

5 Stenberger M. Sweden. London, s.d., p. 152.

6 Studia Gotica. Die eisenzeitliche Verbindungen zwischen Schweden und Südosteuropa. Hrsg. U. E. Hagberg [Antikvariska serien 25]. Stockholm. 1972.

7 Lange E. Grundlagen und Entwicklungstendenzen der frühgeschichtlichen Agrarproduktion aus botanischer Sucbl. - Zeitschrift für Archaeologie, 1976, Bd. 10, S. 75-120; Welinder St. Prehistoric Agriculture in Eastern Middle Sweden. - Acta Archaeologica Lundensia, Bonn/Lund, 1975; Herrmann J. Die Nordwestslawen und ihr Anteil an der Geschichte des deutschen Volkes. - Sitzungsberichte Akademie der Wissenschaften, 1975, Berlin, 1975, S. 11.

8 Berglund B. E. Late Quaternary Vegetation in Eastern Blekinge, South-Eastern Sweden. A Pollen-Analytical Study II. Post-Glacial Time. - Opera Botanica, Stockholm, 1966, t. 12, fasc. 2. В этом отличном, концентрированном исследовании одного ландшафта устанавливается следующее: 1. Рожь возделывается с начала субатлантического периода (СА), однако значение в сельскохозяйственном производстве она приобретает лишь при переходе от СА1 к СА2, т.е. примерно с VII в. н. э. Значение проса по сравнению с рожью с этого времени снижается. 2. В период СА1, т. е. до широкого распространения ржи, в качестве сорняка обильно представлен подорожник. По мере распространения ржи подорожник исчезает. Это может означать, что в противоположность растущему значению земледелия роль скотоводства снижается. 3. С переходом от СА1 к СА2, т. e. c VII-VIII вв., начинается расчистка лесов и освобождение новых посевных площадей. Для периода между 800-900 гг. Берглунд вполне определенно констатирует воздействие расчисток и изменившейся системы землепользования на изменения ландшафта и системы расселения. 4. Между 800-1000 гг. формируется новая сельская организация с разделением общин на исконных и вновь колонизованных землях; отсюда можно проследить далеко идущие следствия в развитии социального строя деревни. Для других местностей также имеются доказательства аналогичных процессов в Эстер- и Вестеръётланде, Упланде к северу от Стокгольма. См. также: Fries М. Studies of the Sediments and the Vegetational History in the Ösbysjö Basin North of Stockholm. - Oikos, 1962, b. 13, p. 76-96. На Эланде как будто подобный перелом произошел в VII-VIII вв., см. данные в археолого-географической работе: Göransson S. Field and Village on the Sole of Öland. - Geografiska Annaler, 1958, b. 40. Пример усадьбы эпохи викингов в окружающей среде представляет собою Эдсвикен под Стокгольмом: Arbman H. The Vikings. London, 1961, p. 29. См. также: Гуревич А. Я. Некоторые вопросы социально-экономического развития Норвегии в I тыс. н. э. в свете данных археологии и топонимики. - Советская археология, 1960, № 4.

9 Tõnisson E. Die Gauja-Liven und ihre Kultur. Tallinn, 1974, S. 163.

10 Hyenstrand Å. Production of Iron in Outlying Districts and the Problem of Järnbäraland. - Early Medieval Studies, 1973, v. 4, p. 7-9. Здесь убедительно показаны области концентрации железной металлургии и связь их со сбытом железа через Хельгё и пр. Ср. также с картой распространения железных поковок: Tha1in L. Notes on the Ancient Currency Bars of Northern Sweden and the Nickel Alloys of Some Archaeological Objects. - Early Medieval Studies, 1973, v. 5, p. 24-41; см. также Voss О. Jernadvinding i Danmark i fornhistorisk tid. - Kuml, 1962, s. 7-28.

11 О распространении дуговой сбруи см.: Herrmann J. Nordwestslawen, Anm. 7. Самые ранние находки на Балтике известны в слоях X в. в Новгороде: Колчин Б. А. Новгородские древности. Деревянные изделия. САИ EI-55, М., 1968, с. 56, табл. 45. Речь идет о дуге для запряжки в оглобли. Древнейший хомут со шлейной упряжью найден в слое конца XI - начала XII в. в Гданьске: Wiklak H. Chomato z XII wieku odkryte w Gdahsku na stanowisku l. - Wiadomosci Archeologiczne, 1956, г. 23, s. 267.

12 На усебергском ковре середины IX в. изображены лошади в развитой шлейной упряжи, запряженные в грузовые и экипажные повозки, см. воспроизведение: Hougen В. Osebergsfunnets Billedvev. - Viking, 1940, s. 85, ill. На готландских поминальных стелах из Альскога и Оккельбу изображены дышловые повозки с тягловыми лошадьми в шлейной сбруе, см.: Lindqvist S. Gotlands Bildsteine, b. I-II. Stockholm, 1941-42, Abb. 135, 136, 303, 304; Oxenstierna E. Die Wikinger. Stuttgart, 1966, Taf. 40. Повсеместное распространение этого вида сбруи устанавливается по распространению металлических оковок дуги для шлейной сбруи: Мü11еr-Wille М. Das Krummsiel von Elsrup (Alsen). - AA, 1974, v. 45, S. 144-154. He исключено, что некоторые из таких оковок относились не только к шлейной, но и к хомутной дуговой упряжи: Stromberg М. Ein wikingerzeitlicher Kumtbeschlag von Sinclairsholm in Schonen. - Meddelanden från Lunds universitets historiska museum, 1964-1965, S. 107-131.

13 Chernetsov A. On the Origin and Early Development of the East-European Plough and the Russian Sokha. - Тооls and Tillage, 1972, v. II, № 1, p. 34-50.

14 Lerche G. The Plough of Medieval Denmark.- Tools and Tillage, 1972, v. 2, p. 64. Шведское деревянное рало VIII-X вв. опубликовано в работе: Jir1оw R. Arderkrokarna från Bjornlunda och Svarvarbo. - Fv, 1973, årg. 68, s. 20-22. О распространении рала и плужного лемеха на западнославянской территории см. сводную публикацию: Herrmann J. Nordwestslawen..., Karte S. 18; приведенный здесь список следует дополнить находками в Камне Поморском и в Шпандау. См.: Garczyński W. Wczesnośredniowieczne radŁo z Kamienia Pomorskiego. - Materialy Zachodnio-Pomorskie, 1962, r. 8, s. 85-90; Vogt H.-J. Archaeologische Beiträge zur Kenntnis der landwirtschaftlichen Produktionsinstrumente der Slawen in den brandenburgischen Bezirken. - Ethnographisch-Archaeologische Zeitschrift, 1975, Bd. 16, S. 491.

15 Adami Bremensis Gesta..., IV, 26.

16 Gimbutas М. Perkunas/Perun. The Thunder God of the Baits and the Slavs. - The Journal of Indo-European Studies, 1973, v. 1, p. 466-478; Gieysztor A. Sprawca piorunów w mitologii stowiańskiej. - In: Ars Historica. Poznań, 1976, s. 155-161.

17 Ср., в частности: Thrane H. Fynske broncemennesker frajernålderen. - Fynske Minder, 1975, Odense, 1976, s. 7-22.

18 О походе герулов из восточных районов Средней Европы см.: Прокопий Кесарийский. Война с готами, II, 15; путь переселения рассматривается в статье: Jażdżewski K. - Archaeologia Polona, 1959, r. 2, s. 51.

19 Многое указывает на связь потока византийских монет с возвращавшимися с византийской службы скандинавскими наемниками. См.: Hagberg U., Boklia P. О. Romerske fynd från Löt (Öland). - In: Ölandsk Bygd, 1975. Укрепления также могли быть воздвигнуты под влиянием византийских образцов. Одно из крупнейших сооружений такого рода - Лэт на о. Эланд. О византийских монетах в Финляндии см. сводку: Sarvas P. Bysanttilaiset rahatsekä niiden jäljitelmat Suomen 900-ja 1000-lukujen löydöissa. - Finska fornminnesförenmgens tidskrift, 1973, b. 75, s. 176-186. Подробный обзор материальной культуры первобытной и раннесредневековой Швеции см.: Stenberger М. Vorgeschichte Schwedens. Berlin, 1977, S. 379-504.

20 Снорри Стурлусон. Круг Земной. М., 1980, с. 176 (перевод Ю. К. Кузьменко).

21 Hagberg U. E. Fundort und Fundgebiet der Modeln aus Torslunda. - In: Frühmittelalterliche Studien, Bd. 10. Sigmaringen, 1976, S. 323-349.

22 Старшая Эдда. М., 1963, с. 163 (перевод А. И. Корсуна).

23 См. об этом: Гуревич А. Я. Богатство и дарение у скандинавов в раннем средневековье. - Средние века, вып. 31. М., 1968, с. 180-198.

24 Adami Bremensis Gesta, IV, 18.

25 Ibid., IV, 26.

26 Die Geschichte von den Orkaden, Danemark und der Jomsburg. - In: Thule. Altnordische Dichtung und Prosa, Reihe 2, Bd. 19, Jena, 1924.

27 Неусыхин А. И. Дофеодальный период как переходная стадия развития от родоплеменного строя к раннефеодальному. - Средние века, вып. 31. М., 1968, с. 45-63; See К. v. Das skandinavische Königtum des frühen und hohen Mittelalters. Diss. phil. Hamburg, 1953.

28 Неусыхин А. И. Указ, соч., с. 45-63.

29 Дискуссионные замечания Б. А. Рыбакова по положениям А. И. Неусыхина см.: Средние века, вып. 31, М., 1968, с. 54 и след.

30 Существуют различные концепции происхождения, путей и времени распространения славян, а следовательно, и проблемы славянского расселения на побережье Балтики. Однако к VII в., по мнению всех исследователей, устанавливается положение, рассматривающееся в данной работе. Из многочисленной литературы по славянскому этногенезу отметим: Labuda G. Fragmenty dziejów Slowiańszczyzny zachodniej, t. 2. Poznań, 1964, s. 109; Lowmiański H. Poczatki Polski. Z dziejów słowian w I tysiącleciu n.e.t. 2. Warszawa, 1964, s. 295; Hensel W. Polen; Jażdżewski K. - Archaeologia Polona, t. 2, 1959; Herrmann J. Byzanz und die Slawen am "äussersten Ende des westlichen Ozeans". - Klio, 1972, Bd. 54, S. 309. См. также: Артамонов М. И. Вопросы расселения славян и советская археология. - В кн.: Проблемы всеобщей истории. Л., 1967, с. 29-70; Русанова И. П. Славянские древности VI-VII вв. Культура пражского типа. М., 1976; Гадло А. В. Этногенез восточных славян. - В кн.: Советская историография Киевской Руси. Л., 1978, с. 13-35; Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979; Третьяков П. Н. По следам древних славянских племен. Л., 1982.

31 О восточнославянском расселении см.: Седов В. В. Славяне и племена юго-восточного региона Балтийского моря. - Berichte über den II. Internationalen Kongress für Slawische Archäeologie, Bd. I. Berlin, 1970, S. 11 ff.

32 Historia Pomorza, t. I, c. 1. Poznan, 1969, s. 204 ff. О торговых путях и связях между Причерноморьем, равно как Средиземноморьем и Скандинавией в первой половине I тыс. н. э. см. многочисленные работы в Studia Gotica (см. выше прим. 6).

33 Многое здесь остается неясным. Отсутствие византийских золотых солидов со второй половины VI в., по-видимому, вызвано кризисом империи; оно прослеживается и в дунайских землях, и в северном Причерноморье, равно как и в Центральной Европе. См.: Herrmann J. Byzanz, S. 319, Karte; Jurukova J. Les invasions slaves au sud du Danube d'après les trésors monétaires en Bulgarie. - Byzantino-Bulgarica, 1969, t. 3, p. 255-263. Кропоткин В. В. Клады византийских монет на территории СССР [САИ, Е4-4]. М., 1962.

34 На основании изучения материалов культуры VII-VIII вв. Й. Брёндстед пришел к выводу, что от южных германских племен "культурные связи должны были беспрепятственно достигать Швеции за Балтийским морем через заселенные славянами области в Северной Германии".- Brøndsted J. Die große Zeit der Wikinger. Neumünster, 1964, S. 18.

35 Этому вопросу в сфере художественного развития особое внимание уделяет В. Хольмквист: Holmqvist W. Germanic Art During the First Millenium A. D. Stockholm, 1955, p. 31.

36 Szydłowski J. Znaleziska ceramiki siwej na grodisku wczesnośredniowiecsnym w Lubomi, pow. Wodzisław Sl. - Rocznik Muzeum Górnośląskiego vr Bvtomiu, Archeologia 7. Bytom, 1970, s. 69-104; Kurnatowska Z. Glośwne momenty w rozwoju wczesnośredniowiecznego garncarstwa polskiego. - Kwartalnik Historii Kultury Materialnej, 1973, r. 21, s. 435-447; Herrmann J. Tornow und Vorberg. Berlin, 1966.

37 Herrmann J. Siedlung, Wirtschaft und gesellschaftliche Verhältnisse der slawischen Stämme zwischen Oder/Neiße und Elbe. Berlin, 1968, S. 63. Предпринимавшиеся ранее попытки типологического выведения фельдбергской керамики из примитивных форм, представленных на побережье, неубедительны. См. Vogel V. Slawische Funde in Wagrien. Neumünster, 1972, S. 23; Łosiński W. Poczatki wczesnośredniowiecznego о sadnictwa grodowego w dorzeczu dolnej Parsęnty. Wrocław, 1972, s. 32. О формировании развитых гончарных форм под воздействием античной традиции у славян уже в VII в. см.: Kurnatowska Z. On the Development of the Early Medieval Ceramics in Poland. - Chateau Gaillard, 1972, t. VI, p. 125.

38 Schuchhardt C. Arkona, Rethra, Vineta. Berlin, 1926, S. 58.

39 Из предположения, что в Бирке производилась славянская керамика, исходит Capelle T. Die Wikinger. Stuttgart, 1971, S. 37. Минералогические анализы, проведенные по инициативе шведской исследовательницы раннесредневековой керамики Д. Селлинг, показали, что: 1) большая часть керамики, найденной в могильнике, произведена не в Бирке; 2) небольшая часть могла быть произведена как в Бирке, так и в землях на южном берегу Балтийского моря. См. Selling D. Wikingerzeitliche und frühmittelalterliche Keramik in Schweden. Stockholm, 1955, S. 244. Ha недавно открытом торговом поселении IX в. у Лёддечёпинга на Эресунде в 20 км севернее Мальме, T. Ольссон предполагает местное производство фельдбергской и фрезендорфской керамики: Оhlssоn T. The Löddeköpinge investigation I. The settlement at Vikhögsvägen. - Meddelanden från Lunds universitets historiska museum, 1975/1976, n.s., 1976, b. 1, p. 138. В. В. Седов (письмо от 7.10.76) дружески обратил мое внимание на новые результаты исследования распространения фельдбергской и фрезендорфской керамики в северо-западной Руси. Он пишет: "Что касается фельдбергской и фрезендорфской керамики, следует отметить ее появление в городах и на поселениях северо-западной Руси. Так, в последнее время С. В. Белецкий выявил в Пскове целый слой IX-X вв. с фельдбергскими и фрезендорфскими материалами. Подобные материалы имеются и в Старой Ладоге, Новгороде, Городке на Ловати и в других местах". См.: Горюнова В. М. Новое в исследовании "Городка" на Ловати.- КСИА, 1974, вып. 139, с. 74-80. Об исторической интерпретации этих находок см. прим. 119.

40 Sсhuldt E. Die slawische Keramik in Mecklenburg. Berlin, 1956. О позднеславянской керамике в Дании см. Ibid., S. 169; для Швеции имеются новые данные. Позднеславянская керамика как будто преобладает на Эланде. Согласно данным М. Стенбергера, на поселении Экеторп в III периоде (XI-XII вв.) широко представлена именно эта керамика: Stenberger М. Eketorp in Öland. Ancient Village and Trading Settlement. - AA, 1973, v. 44, p. 1-18.

41 Comşa М. L'influence romaine provinciale sur la civilisation slave a l'epoque de la formation des états - Romanoslavica, 1968, t. 16, p. 447-460; Čilinská Z. brauenschmuck aus dem 7-8. Jahrhundert im Karpatenbecken. - Slovenska Archeologia, 1975, t. 23, s. 63-96.

42 О византийской традиции в великоморавском ремесле см.: Dekan J. Die Beziehungen unserer Länder mit dem spatantiken und byzantinischen Gebiet in der Zeitvon Cyrill und Method.-In: Das Grossmährische Reich. Prag, 1966. О творческом восприятии византийского воздействия далматско-хорватскими ремесленниками см.: Karaman L. Glossen zu einigen Fragen der slawischen Archäeologie. - Archaeologia Jugoslavica, 1956, t. 2, S. 101 ff.

43 Kostrzewski J. О pochodzeniu ozdób srebrnych z polskich skarbów wczesnośredniowiecznych. - SA, 1962, t. 9, s. 160; Fingerlin G. Imitationsformen byzantinischer Körbchenohrringe nördlich der Alpen. - In: Fundberichte aus Baden-Württemberg, 1974, Bd. 1, S. 597-627.

44 Kostrzewski J. Op. cit., comm. 43, karta 7.

45 Idem, karta 5.

46 Idem, karta 17; Kralovánszky A. Beitrag zur problematik der halbmondförmigen Anhänger aus dem 10-11. Jh. im Karpatenbecken. - Archaeologiai Ertesito, 1959, t. 86, S. 76-82.

47 Вопрос о славяно-арабских связях пока что сравнительно слабо разработан, так как отсутствует документированный материал из арабских стран. Проблема обсуждается в работах: Jakimowicz R. О pochodzeniu ozdób srebrnych znajdowanych w skarbach wczecnohistorycznych. - Wiadomości Archeologiczne, 1933, t. 12. s. 103-138; Szafrański W. Jeszcze w sprawie pochodzenia wczesnopolskiej bižuteriisrebrnej. - SA, 1963, t. 10, s. 369-380.

48 Hägg I. Kvinnodrakten in Birka. Livplaggens rekonstruktion på grundval av det arkeologiska materialet. Uppsala, 1974.

49 Shetelig H. Classical Impulses in Scandinavian Art. Oslo, 1949, p. 104; Holmqvist W. Germanic Art, p. 59;Christiansson H. Sydskandinavisk Stil. Uppsala, 1959.

50 Holmqvist W. Op. cit., ref. 35; Wilson D. М., К1indt-Jensen O. Viking Art. London, 1966, p. 38.

51 Christiansson H. Op. cit., S. 265.

52 Wilson D. М., Klindt-Jensen O. Op. cit., p. 96; Berg K. Viking Art in the Scandinavian Countries.- In: I Normanni e la loro espansione i Europa nell' - alto medioevo. Spoleto, 1969, p. 761.

53 Abramowicz A. Studia nad genezą polskiej kultury artystysznej. Lodź-Warszawa, 1962.

54 Рыбаков Б. А. Прикладное искусство и скульптура. - В кн.: История культуры Древней Руси, т. II, М.-Л., 1951, с. 400-416.

55 А. Хольтц отстаивает монгольское происхождение прусских идолов и романское-рюгенских, а также, видимо, и поморянских. См.: Ноllz A. Die pommerschen Bildsteine. - Baltische Studien, NF., 1966, Bd. 52, S. 7.

56 Уже Р. Сковман обратил внимание на то, что трудно или невозможно отличить серебряные изделия, изготовленные на южном или на северном побережье Балтики славянскими или скандинавскими мастерами: Skovmand R. De danske skattefund fra vikingatiden og den aeldste Middelalter indtil omkring 1150. - Aarbøger for nordisk oldkyndighed og historic, 1942.

57 Пример гребня со стилизованной звериной головкой см.: Chotliwy E. Skandynawska pochewka do grzebienia z Wolma. - Materialy Zachodniopomorskie, 1966, t. 12, s. 371, karta 2. Об изготовлении так называемых фризских гребней на Староладожском поселении с начала его существования см.: Davidan О. I. Contacts between Staraja Ladoga and Scandinavia. - In: Varangian Problems, p. 85; Hilczer ówna Z. О grzebieniach ze Starej Ludogi. - SA, 1966, t. 13, s. 451-457.

58 См.: Kirpičnikov A. N. Connections between Russia and Scandinavia in the 9th and 10th Centuries, as Illustrated by Weapon Finds. - In: Varangian Problems, p. 50-78; Rullkau A. Waffen und Reiterrüstung des 9. bis zur ersten Hälfte des 14. Jh. in der Slowakei. - Slovenska Archeologia, 1975, t. 23, S. 119-216; 1976 t 24, S. 245-295.

59 Kirpicnikov A. N. Op. cit., p. 71.

60 Список находок Żak J. Importy..., c. analityczna. Датировка находок в западных областях Балтики должна быть существенно откорректирована в связи с находкой в Ральсвике: спиральные браслеты и гривны со змеевидными головками известны уже в IX в. и не позднее сер. X в. При обсуждении рукописи данной работы В. В. Седов отметил (в письме 7.10.76), что браслеты со змеевидными головками - не финно-угорского, а балтского происхождения. Раннее и широкое распространение украшений со змеиными головками, связанное с культом змеи у

балтских племен, недавно твердо установлено исследователями. В восточнославянских областях подобные украшения представлены прежде всего там, где славяне соседили с балтами или ассимилировали их. См.: Гуревич Ф. Д. Украшения со звериными головками из прибалтийских могильников. К вопросу о культе змеи в Прибалтике. - КСИИМК, 1947, вып. 15, с. 68-76; Седов В. В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970, с. 121-123.

61 Żak J. Zachodniosłowianskie kabłączki skroniowe w Skandynawii. - In: Liber Josepho Kostrzewski octogenario a veneratoribus dicatus. Wrocław, 1968, s. 418.

62 Так полагает, в частности, исследовательница курганов юго-восточного Приладожья С. И. Кочкуркина. Однако в первых столетиях II тыс. н. э. у прибалтийских ливов эти украшения вошли в состав местного этнографического костюма и были дополнены вполне самобытными роскошными нагрудными привесками (подобные дополнения скандинавских фибул местными финно-угорскими украшениями известны и в некоторых приладожских курганах. - Прим. перев.). См.: Кочкуркина С. И. Связи юго-восточного Приладожья с западными странами в Х-XI вв. - Скандинавский сборник, вып. 15, Таллин, 1970, с. 145-161; она же. Юго-восточное Приладожье в Х-ХIII вв. Л., 1973, с. 28-30, 63; Tõnisson E. Gauja-Liven, S. 119-121, Taf. 35, 36; Лебедев Г. С. Археологические памятники Ленинградской области. Л., 1977, с. 208-210.

63 Herrmann J. Byzanz..., Anm. 30.

64 В. Фогель полагает, что название "викинг" обозначало обитателей "виков", скандинавских открытых торгово-ремесленных поселений. А. Я. Гуревич вслед за норвежским исследователем Ф. Аскебергом полагает, что название "викинг", производное от глагола "vikja" - "уходить на сторону, сворачивать", обозначало человека, покинувшего родину и ушедшего в море, ставшего пиратом. См.: Vogel W. Wik-Orte und Wikinger. - In: Die Stadt des Mittelalters, Bd. I. Darmstadt, 1969, S. 197-200, 236; Askeberg F. Norden och Kontinent. Uppsala, 1944; Гуревич А. Я. Походы викингов. М., 1966, с. 80-81. См. также: Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Историко-археологические очерки. Л., 1985

65 Неясно происхождение названия "варяги". А. Г. Кузьмин недавно попытался обосновать кельтское происхождение названия и этноса, что совершенно несостоятельно как со стороны археологического материала, так и письменных источников. См.: Кузьмин А. Г. Об этнической природе варягов. - Вопросы истории, 1974, № 11, с. 54 и след. Другие варианты происхождения термина рассматривает А. В. Рязановский, вслед за С. В. Гедеоновым выводя название "варяг", "варанег" от западнославянского слова, обозначающего "меч"; в этом случае название должно было бы попасть на Русь из Польши, см.: Riasanowsky A. V. The Varangian Question. - In: I. Normanni e la loro espansione, p. 171. М. Фасмер связывал "варяг" с древнесеверным "var" - "клятва, присяга, договор, соглашение". См.: Vasmer М. Schriften zur slawischen Altertumskunde und Namenskunde. Bd. II. Berlin, 1971, S. 819. Отсюда древнерусское "варяг", эволюционирующее в русских говорах от значения "пришлый, наемный дружинник", "приезжий, чужеземный купец" к значению "бродячий торговец в сельской местности, разносчик"; см.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка, т. I. М., 1964, с. 276; в основе - древнесеверное "váringr", т.е. "союзник, член корпорации". Мы не считаем, что под варягами следует понимать только скандинавов. Для арабов "варягами" были воины-купцы с побережья Балтийского моря, без этнической дифференциации. О "море варягов" пишет Казвини на основании свидетельства Ибрагима ибн Якуба 965 г. Jacob G. Arabische Berichte von Gesandten an germanische Furstenhofe aus dem 9. und 10. Jh. Berlin/Leipzig, 1927, S. 23.

66 Согласно "Жизнеописанию Карла Великого" Эйнхарда (Einhardi Vita Caroli Magni, 12), под норманнами понимали не только норвежцев, но и датчан и шведов (ср. Adami Bremensis Gesta, II, 19). Название "варяг" для обитателей Балтики Адаму неизвестно. "Повесть временных лет", напротив, различает "варягов" (видимо, балтийских торговцев-воинов) и племена "свеи" (шведы), "гьте" (гауты), "урмане" (норвежцы).

67 Den norsk-islandske Skjaldedigtning, b. 1. København, 1912, s. 599, vers. 19.

68 Судя по упоминаниям в "Имперских анналах" Эйнхарда о борьбе за власть в Дании начала IX в., известия о внутренней жизни скандинавских стран попадали в западноевропейские хроники.

69 See К. v. Königtum..., S. 85.

70 Об ободритском княжиче Готшалке см.: Adami Bremensis Gesta, II, 65.

71 Stenberger М. Vorgeschichte Schwedens, S. 139; idem. Eketorp, p. 14. В целом, однако, изученность городищ и других укреплений в Скандинавии сейчас значительно ниже, чем на южном побережье Балтики. Преобладающее количество городищ пока что даже приблизительно не датировано.

72 Nerman В. Grobin-Seeburg. Ausgrabungen und Funde. Stockholm, 1958.

73 Корзухина Г. Ф. О некоторых ошибочных положениях в интерпретации материалов Старой Ладоги. - Скандинавский сборник, вып. XVI. Таллин, 1971, с. 123-130.

74 По сообщению Вульфстана (конец IX в.), Трусо лежит в семи днях и семи ночах пути от Хедебю. Он располагался на Ильфинге, восточнее дельты Вислы и относился к Витланду, то есть к земле эстиев, или пруссов. Археологически выявлены лишь погребения с наборами овальных фибул, следов поселения не обнаружено. См.: Матузова В. И. Английские средневековые источники. IX-XIII вв. Тексты, перевод, комментарий. М., 1979, с. 25-35; Mühlen В.v.zur. Die Kultur der Wikinger in Ostpreußen. Bonn, 1975, S. 9.

75 Ibid., Karte 2.

76 Zosiński W. Świelubie. - In: Słownik starożytnosci słowiańskich, t. 5. Wrocław, 1975, s. 580.

77 По сообщению Хельмольда (Helmoldi Chronicon, I, 34), ободритский князь Генрих из Любека смог, например, разбить своих противников с помощью датской дружины.

78 Brüske W. Geschichte des Lutizenbundes. Münster-Köln, 1955, S. 29-35.

79 Jażdżewski K., Nadolski A. Lutomiersk. - Słownik starożytności słowiańskich, t. 3. Wrocław, 1967, s. 105-109.

80 Die Geschichte von den Orkaden... S. 405. См. также Labuda G Fragmenty..., s. 245.

81 Д. Вильсон выделяет три этапа экспансии викингов в Англии: 793-867 гг., нападения; 867-1017 гг., поселения в завоеванных областях; 1017-1042 гг., политическое господство: W i I s о n D. М. Archaeological Evidence of the Viking Settlements and Raids in England. - Fruhmittelalterliche Studien, Bd. 2. Sigmaringen, 1968, p. 291-304; idem. East and West: a Comparison of Viking Settlement. - In: Varangian

Problems, p. 107.

82 Vоge1 W. Die Normannen und das fränkische Reich bis zur Gründung der Normandie (799 bis 911). Heidelberg, 1906.

83 ПВЛ, ч. I, c. 18 и cл.

84 Validi Togan A. Zeki. Ibn Fadlan's Reisebericht. - In: Abhandlungen für die Kunde des Morgenlandes, 1939, Bd. 24, H. 3, S. 253.

85 Tallgren A. М. Sveriges förbindelser med Ryssland under bronsålderen. - Finsk Tidskrift, 1916, b. 80, s. 362-374; Ekholm G. Sveriges äldsten förbindelser med Osteuropa. - Ord och bild, 1917, b. 26, s. 129-136; Вилинбахов В. Б. Раннесредневековый путь из Балтики в Каспий. - SA, 1974, t. 21, с. 83-110.

86 Клейн Л. С., Лебедев Г. С., Назаре нк о В. А. Норманнские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. - В кн.: Исторические связи Скандинавии и России IX-XX вв. Л., 1970, с. 220-252, карты на с. 244, 245; Добровольский И. Г., Дубов И. В. Комплекс памятников у деревни Большое Тимерево под Ярославлем. - Вестник ЛГУ, 1975, № 2, с. 65-70; Голубева Л. А. Весь и славяне на Белом озере. М., 1973.

87 Validi Togan A. Zeki. Op. cit., S. 311.

88 Ibid., S. 82, 199. Ср.: "И идоша за море къ варягомъ, к руси. Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзии зовутся свие..." (ПВЛ, ч. 1, с. 18).

89 Булкин В. А., Лебедев Г. С. Гнездово и Бирка. - В кн.: Культура средневековой Руси. Л., 1974, с. 11-17; Авдусин Д. А. Гнездово и Днепровский путь. - В кн.: Новое в археологии. М., 1972, с. 159-166. В. В. Седов отметил (письмо от 7.10.76): "Торговый путь по Волге, связывавший европейские страны с Балтикой, проходил не по озеру Ильмень, как Вы утверждаете, но по рекам южного Приладожья, выходя на Волгу в районе Ярославля. Путь по Ильменю стал использоваться, судя по археолого-нумизматическим материалам, лишь йосле того, как был проложен "Путь из варяг в греки", связавший Северную Европу с Византией". Это замечание учтено, однако проблема датировок водных путей требует дальнейшего обсуждения (см. также раздел "Русь и варяги"). См. также: Авдусин Д. А. Об изучении археологических источников по варяжскому вопросу. - Скандинавский сборник, вып. XX. Таллин, 1975, с. 147-157; автор решительно исключает датировку Днепровского пути IX в. Однако И. Боба, основываясь натщательном анализе письменных источников, обнаруживает указания на Днепровский путь со второй половины IX в. Уже в начале IX в. Волхов и Ильмень включились в движение серебра по Волге, см.: Н о с о в Е. Н. Нумизматические данные о северной части балтийско-волжского пути конца VIII-IX в. - ВИД, вып. 8, 1976, с. 95-110; Boba J. Nomads, Northmen and Slavs. Eastern Europe in the Ninth Century. Den Haag, Wiesbaden, 1967.

90 Д. А. Авдусин весьма энергично отстаивает положение о западнославянском населении в Гнездове, при этом, видимо, несколько занижая долю скандинавских поселенцев. См.: Авдусин Д. А. Гнездово...; он же. Об изучении..., с. 155-157.

91 Kowalenko W. Przewłoka na szlaku zeglugowym Warta-Gopło-Wisla. - Przegląd Zachodni, 1952, t. 8, c. 2, s. 46-100.

92 Подробнее см.: Гуревич А. Я. Походы викингов, с. 78.

93 Повесть..., с. 3.

94 О пути Днепр-Двина в IV в. н. э., пути пушной торговли из устья Дона в Прикамье, и пр. см.: Аrrhenius W. Studia Gotica, S. 254; Haussig H.-W. Byzantinische Geschichte. Stuttgart, 1969, S. 45.

95 Гуревич А. Я. Походы викингов, с. 80-92. О Днепровском пути и его датировке, прежде всего начальной дате, см.: Авдусин Д. А. Об изучении..., с. 147-157; см. также: Lebedev G. S. On the Early Date of the Way "From the Varangians to the Greeks". - In: Fenno-Ugri et Slavi 1978, Helsinki, 1980, p. 90-91.

96 Vogel W. Op. cit., S. 168-177.

97 Цит. no: Vogel W. Op. cit., S. 174.

98 Stenberger М. Vorgeschichte..., S. 139.

99 Idem. Eketorp...

100 Vita Anskarii, S. 63.

101 Ibid., s. 95.

102 Ruprecht A. Die ausgehende Wikingerzeit im Lichte der Runeninschriften. Göttingen, 1958, S. 55. См. также: Свердлов М. Б. Известия рунических надписей о скандинавах на Руси и в Византии. - Археографический ежегодник, 1972, М., 1974, с. 102-109; Мельникова Е. А. Свидетельства скандинавских рунических надписей XI-XI1 вв. о народах Восточной Европы. - Скандинавский сборник, 20, 1975, с. 158-166; автор приходит к выводу, что рунические надписи сообщают а) о скандинавских военных походах; б) о скандинавских торговых связях, преждевсего с северо-западными областями Восточной Европы. См. также: Мельникова Е. А. Скандинавские рунические надписи. Тексты, перевод, комментарий.М., 1977. В тексте указана нумерация надписей по книге А. Рупрехта (R) и Е. А. Мельниковой (М). Переводы на русский язык Е. А. Мельниковой.

103 Annales Bertiniani. MGH SS, t. I, Hannoverae, 1826, p. 434.

104 Этот вопрос в каждом конкретном случае остается в высшей степени дискуссионным, так как источники обычно допускают различную интерпретацию. Однако ничего удивительного не было бы в том, что и в Восточной Европе отдельные дружины викингов иногда могли добиться таких же успехов, как и в феодальных государствах Западной Европы, где им удавалось основывать более или менее самостоятельные владения. Однако и в том, и в другом случае эти временные военно-политические образования не следует отождествлять с созданием местной государственности, как это делали норманисты. См.: Гуревич А. Я. Походы викингов, с. 94; Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества ХII-ХIII вв. М., 1982, с. 314-315.

105 Vita Anskarii, s. 31.

106 Widukindi res gestae Saxonicae, I, 40; Thietmari Chronicon, I, 17. Обсуждению проблемы посвящена работа А. Хофмайстера, который утверждает: "Но это государство, просуществовавшее около 50 лет, было датским государством, хотя правители его были шведами по происхождению" (Hofmeister A. Der Kampf um die Ostsee vom 9. bis 12. Jh. - Greifswalder Universitatsreden. Lübeck/Hamburg, 1931, S. 16). Относительно археологических доказательств шведского господства в Хедебю см.: Jankuhn H. Haithabu. Neumünster, 1972, S. 137-142.

107 Adami Bremensis Gesta, IV, 6; происхождение названия "аскоманы" В. Фогель связывает с названием одного из типов кораблей викингов, aske. См.: Vоgel W. Normannen, S. 225.

108 Ibid., S. 97.

109 Brown R. A. The Normans and the Norman Conquest. New York, 1969, p. 21; Vogel W. Normannen.

110 Lowmianski H. Zagadnienie roli Normanów w genezie państw slowiańskich. Warszawa, 1957. Та же точка зрения изложена в работе: Гуревич А. Я. Походы викингов, с. 84-87. Подробнее см. главу "Русь и варяги".

111 Widerа В. Die Entstehung des russischen Staates Kiewer Rus. - In: Beiträge zur Staatsentstehung. Hrsg. von J. Herrmann und J. Sellnow. Berlin, 1976, S. 222; Ширинский С. С. Объективные закономерности и субъективный фактор в становлении Древнерусского государства. - В кн.: Ленинские идеи в изучении истории. М., 1970, с. 212-220.

112 Договор киевского князя Олега с византийским императором Львом VI в 907 г.; договор Олега и Льва VI 911 г.; договор 944 г. между киевским князем Игорем и византийским императором Романом I. Ср.: Dölger F. Regesten der Kaiserurkunden des Oströmischen Reiches von 565 bis 1453. Corpus der griechischen Urkunden des Mittelalters und der neueren Zeit, Reihe A, Abt. 1, T. 1. München, 1924. См. также: Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. IX - первая половина X в. М., 1980.

113 Еще в 1931 г. А. Хофмайстер доказал несостоятельность положения об основании польского государства скандинавами, выдвигавшегося националистически настроенными немецкими историками. См.: Hofmeister A. Op. cit., S. 51-60. Антропологический аспект проблемы присутствия норманнов в составе древнерусского господствующего слоя исследован T. И. Алексеевой (Москва). Она пришла к выводу, что скандинавские антропологические типы представлены в Ладоге, а также в Шестовицком могильнике под Черниговом, однако их совершенно нет в Киеве (Алексеева T. И. Антропологическая дифференциация славян и германцев в эпоху средневековья и отдельные вопросы этнической истории Восточной Европы. - В кн.: Расогенетические процессы в этнической истории. М., 1974, с. 71-85).

114 Ср.: Brüske W. Geschichte des Lutizenbundes, S. 102.

115 См. раздел: "Керамика - свидетельство связей со славянским побережьем" главы "Дания и даны". О славянских топонимах на о. Фальстер, Лолланд, Мэн, в Лангеланде см.: Vasmer М. Spuren von Westslaven auf den dänischen Inseln. - In: Vasmer М. Schriften, Bd. 11. Berlin, 1971, S. 630.

116 Stenberger М. Eketorp..., p. 14.

117 Adami Bremensis Gesta, II.

118 Переданная Хельмольдом (Helmoldi Chronicon I. 84) жалоба Прибыслава позволяет отчасти понять причины славянского пиратства; славян Вагрии гнало в море угнетение со стороны саксонской феодальной знати: "Что же оставалось нам, покинув страну, как не отправиться в море и жить среди волн? В чем же вина наша, если, изгнанные, сделали мы море опасным и со странствующих по морям данов или же купцов добывали себе пропитание? Разве не виноваты в том князья, вынудившие к этому нас?"

119 О чем неоднократно писал В. Б. Вилинбахов, см., например: Vilinbachov V. В. Die Ostseeslawen im Nordwesten der Rus. - In: Lětopis B, 1973, N. 20/2, S. 212. Там же остальная литература. К сожалению, до сих пор не осуществлена статистическая обработка массовых новгородских материалов, в первую очередь керамики. Немногие приводимые в литературе находки могут быть связаны и с торговлей. Конечно, вполне возможно и переселение каких-то групп западных славян в Новгород или Новгородскую землю, прежде всего в связи с развернувшейся немецкой феодальной экспансией, а также и с борьбой между поляками и поморянами в начале XII в. Для того чтобы решить этот вопрос, необходимо систематическое сравнение массовых материалов. Однако если в VII-IX вв. славянские мореплаватели на Балтике достигали Скандинавии, то, конечно, они могли из западнославянских областей Балтики прибывать и в Новгород, и в Старую Ладогу, поселяясь в этих торгово-ремесленных центрах.

120 о становлении раннефеодальной государственности в Скандинавии см.: Шаскольский И. П. Возникновение раннеклассового общества и варварского государства (IX-XI вв.) - В кн.: История Швеции. М., 1974, с. 62-82; Ковалевский С. Д. Образование классового общества и государства в Швеции. М., 1977; Гуревич А. Я. Образование раннефеодального государства (конец IХ - начало XIII в.). - В кн.: История Норвегии. М., 1980, с. 126-151; Лебедев Г. С. Эпоха викингов..., с. 65-100.

121 La Сour V. Danske borganlaeg til midten af del trettende århundrede, b. I-II. København, 1972; Cohen S. L. Viking Fortresses of the Trelleborg Type. Copenhagen, 1965; Roesdahl E. The Viking fortress of Fyrkat in the Light of the Objects Found. - In: Chateau Gaillard VI. Caen, 1973, p. 195-202; Trimple Burger J. A. The Geometrical Fortress of Oost-Souburg (Zeeland). - In: Chateau Gaillard VII. Caen, 1975, p. 215-220; Fyrkat. En jysk vikingeborg, b. I. Olsen O., Schmidt H. Borgen og bebyggelsen. Kopenhagen, 1977; b. II. Roesdahl E. Oldsagerne og gravpladsen. Køpenhagen, 1977.

122 Baetke W. Yngvi und die Ynglinger. Eine quellenhistorische Untersuchung ¨ber das nordische "Sakralkönigtum". - Sitzungsberichte der Sachsische Akademie der Wissenschaften, Phil.-hist. Kl., 1964, Bd. 109/2.

123 Stenberger М. Vorgeschichte Schwedens, S. 152-160.

124 Adami Bremensis Gesta, IV, 30.

125 ПВЛ, c. 20.

126 Ширинский С. С. Указ, соч., с. 212-220; Фроянов И. Я. Киевская Русь. Очерки социально-экономической истории. Л., 1974; его же. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1980.

127 Исчерпывающим образом процесс образования государства в Польше охарактеризован в работе: Początki państwa polskiego, t. 1-2. Poznań, 1962.

128 См. справочник: Die Slawen in Deutschland. Berlin, 1974.

129 Vita Anskarii, s. 23.

130 Blindheim C. Kaupang in Skiringssal. A Norwegian Port of Trade from the Viking Age. - In: Vor-und Frühformen der europäischen Stadt im Mittelalter, Bd. II. Göttingen, 1974, S. 40-57.

131 Łosiński W. Poczatki, s. 32-40.

132 Jankuhn H. Haithabu, S. 31-33.

133 Английская торговля между Дорестадом и Лондоном впервые отмечена в 715 г. См.: Verlust A. Der Handel im Merowingerreich: Gesamtdarstellung nach schriftlichen Quellen. - In: Early Medieval Studies, 1970, v. 2, S. 1-54.

134 Van Es W. Die neuen Dorestad-Grabungen 1967 bis 1972. - In: Vor- und Frühformen der europäischen Stadt im Mittelalter, Bd. I. Göttingen, 1973, S. 202.

135 Нападение викингов описано в "Житии Ансгария" Римберта (Vita Anskarii, s. 16); топография Гамбурга в общих чертах для IX в. выяснена в результате послевоенных работ: Schindler R. Ausgrabungen in Alt-Hamburg. Hamburg, 1958.

136 Vogel W. Wik-Orte, S. 196-238.

137 Holmqvist W. An Irish Cornier-Head Found near Stockholm. - In: The Antiquaries Journal, 1955, v. 35, p. 46.

138 Hо1mqvist W. Was there a Christian Mission to Sweden before Ansgar? - In: Early Medieval Studies, 1975, v. 8, p. 33.

139 Annales regni Francorum, anno 808. О сложной, не во всем еще ясной строительной истории Даневирке см.: Jankuhn H. Haithabu, S. 66; Andersen Н. H., Mad sen H. J., Voss О. Danevirke [Jysk Arkaeologisk Selskabs Skrifter, b. 13]. København, 1976.

140 Kapitular von Diedenhofen. - MGH LL, Sect. II, Capitularia, t. I, ed. A. Boretius. Hannover, 1883, s. 122.

141 Vita Anskarii, s. 20. В могильнике Бирки имеются, судя по характеру находок и погребальному обряду, захоронения фризов.

142 Корзухина Г. Ф. О некоторых ошибочных положениях в интерпретации материалов Старой Ладоги, с. 130.

143 Vita Anskarii, S. 7.

144 Kapitular von Diedenhofen.

145 Linder Welin U. S. The First Arrival of Oriental Coins in Scandinavia and the Inception of the Viking Age in Sweden. - Fv, 1974, arg. 69, p. 24.

146 Jacob G. Arabische Berichte, S. 23.

147 Арабский путешественник и проповедник ал-Гарнати посетил в середине XII в. Киев и обнаружил там мусульманское население, которое он исчислял "тысячами". См.: Большаков О. Г., Монгаит А. Л. Путешествие абу-Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131-1153 гг.). М., 1971, с. 122. Владимир, по сообщению "Повести временных лет", перед обращением в христианство в поисках новой государственной религии рассматривал также ислам. Относительно моего первоначального вывода о том, что "в Киеве имелась, по-видимому, довольно многочисленная арабская колония, что привело к исламизации значительной части населения", В. В. Седов (письмо 7.10.76) отметил: "Исключено, чтобы в древнем Киеве имелась сильная арабская колония. Многолетние археологические исследования и русские летописи не дают никаких оснований для такого вывода. Весьма важно сообщение абу-Хамида, на которое Вы опираетесь, что киевские мусульмане говорили по-тюркски. По-видимому, это были не киевляне, а печенеги ("беджнак"), жившие южнее Киева и в небольшом количестве - в самом городе (согласно ал-Бекри, они приняли ислам в 1009 г.)". В самое последнее время работами Киевской экспедиции среди находок X в. обнаружена литейная формочка с арабской надписью "турк", также указывающей, по-видимому, на этническую принадлежность киевского мастера-мусульманина. - См.: Ивакiн Г. Ю. Оповiдi по стародавнiй Киiв. Киiв, 1982, с. 55-56.

148 По Ибн Фадлану, часть этих племен приняла ислам уже около 922 г. См.: Validi Togan A. Zeki. Op. cit., S. 65, 188.

149 Friesen O. v. Runinskrifterna på en koppardosa funnen i Sigtuna. - Fv, 1912, årg. 7, s. 6-19; Meльникова Е. А. Скандинавские рунические надписи, с. 104-105.

150 Матузова В. И. Ук. соч., с. 13-35.

151 Свердлов М. Б. Сведения скандинавов о географии Восточной Европы в IX-XI вв. - В кн.: История географических знаний на севере Европы. Л., 1973, с. 39.

152 Матузова В. И. Ук. соч., с. 25-26.

153 Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. Перевод и комментарии А. П. Ковалевского. М.-Л., 1939, с. 78-83.

154 Validi Togan A. Zeki. Op. cit., S. 321.

155 Ibid., S. 199.

156 Ibid., S. 26.

157 Lewicki T. HandelSamanidów z wschodnią środkową Europą. - SA, 1972, t. 19, s. 1-17.

158 Цит. по кн.: Jacob G. Arabische Berichte, S. 29. Об идентификации Ибрагима ибн Якуба и ат-Тартуши см.: Kowalski К. Relacja Ibrahima ibn Jakuba z podróży do krajów słowiańskich wprzekazie A1 - Bekriego. - In: Monumenta Poloniae Historica, N. S., t. 1. Kraków, 1946, s. 21; Warnke Сh. Die Anfänge des Fernhandels in Polen. Würzburg, 1964, S. 7.

159 Ловмяньский X. Начало Новгорода. - In: Europe aux IX-X-e siecles. Aux origines des Etats nationaux. Warsowie, 1968, p. 269.

160 В. Гензель выделяет две ступени процесса образования города: "эмбрион города" и "город с местным правом". Обе ступени тесно связаны с развитием городищ, т. е. с племенными князьями, а следовательно, с устанавливающимся феодальным господством. Подобной же концепции придерживается Л. Лециевич; для некоторых мест в низовьях Одера (Щецин, Волин, Колобжег) он предполагает связь со старыми племенными структурами, на основе которых в середине или во второй половине IX века начинается раннегородское развитие. См.: Hensel W.

Anfänge der Städte bei den Ost-und Westslaven. Bautzen, 1967; Leciejewicz L. Sporne problemy genezy niezależności politycznej miast przy ujściu Odry we wczesnym średniowieczu. - In: Ars Historica. Poznań, 1976, s. 295-309.

161 Важнейшим результатом в изучении Хедебю было выявление различных первоначальных поселений, из которых южное существовало с середины VIII в. по меньшей мере до второй половины IX в. Поселение не имело устойчивой планировки; регулярная застройка участков появляется только на поселении IX в. по берегам ручья, в центральной части городского ареала. Во второй половине IX в. старые поселения в северной и южной части ареала были заброшены, и с этого времени структура Хедебю определялась характером строго спланированного центрального поселения, расположенного по берегам ручья. О топографии см.: Steuer H. Die Südsiedlung von Haithabu. Studien zur frühmittelalterlichen Keramik im Nordseeküstenbereich und in Schleswig-Holstein. Neumünster, 1974, S. 154. О застройке Хельгё см. главу "Швеция и шведские племена", а также: Holmqvist W. Die Ergebnisse der Grabungen auf Helgö (1954-1974). - Prähistorische Zeitschrift, 1976, Bd. 51, S. 127-177. О поселениях бассейна Парсенты см. главу "Культура и искусство польского Поморья в раннем средневековье", а также доклад: Leciejewicz L. Aus den Untersuchungen über die Anfänge des Städtewesens an der Ostsee im frühen Mittelalter. - In: Atti del VI Congresso Internazionale delle Scienze Preistoriche e Protostoriche, t. 3. Roma, 1966, S. 186-189.

162 Bendixen K. The First Merovingian Coin-Treasure from Denmark. - Medieval Scandinavia, 1974, v. 7, p. 85.

163 Львова З. А. Стеклянные бусы Старой Ладоги. - АСГЭ, 1968, вып. 10, с. 64-94; Давидан О. И. К вопросу о контактах древней Ладоги со Скандинавией (по материалам нижнего слоя Староладожского городища). - Скандинавский сборник, вып. 16. Таллин, 1971, с. 134-144.

164 Bach H., Dušek S. Slawen in Thüringen. Weimar, 1971, S. 31, Abb. 43, Karte.

165 Единственная ранняя находка известна в Прерове, где среди 74 преимущественно арабских монет VII-VIII вв. имеются также две каролингские, в том числе одна - Карла Великого. Большой клад конца VIII в. с западноевропейскими монетами известен в Кринкберге, Гольштейн. Весьма немногочисленны каролингские монеты в Швеции. См.: Völckers H. Karolingische Münzfunde der Frühzeit 751-800. Göttingen, 1955, S. 80,97; Kiersnowska T. Monnaires Carolingiennes surlesterresSlaves. - Wiadomości Numismatyczne, 1961, s. 90, karta, s. 97; Rasmussen N. L. An Introduction to the Viking-Age Hoards. - In: Commentationes de nummis saeculorum IX-XI in Suecia repertis, t. I. Stockholm, 1961, p. 4.

166 Linder Welin U. S. Op. cit., p. 24.

167 Malmer B. Mynt och människor. Vikingatidens silverskatter berätter. Uddevalla, 1968, s. 17.

168 Kiersnowski R. Kilka uwag о znaleziskach monet wczesnośredniowiecznych z Роlаbiа. - SA, 1961, t. 8, s. 157.

169 Начальная дата существования Бирки еще неясна. О. Кюльберг, отмечая, что в самом нижнем слое имеются аббасидские монеты, выпущенные ок. 800 г., считает, что Бирка была основана еще до исхода VIII в. Б. Амброзиани оставляет вопрос о начальной дате Бирки открытым. См.: Kyhlberg О. Birka. Problemkring stratigrafi och myntdatering. - Fv, 1973, årg. 68, s. 26-34; Ambrosiani B. Neue Ausgrabungen in Birka. - In: Vor-und Frühformen der europäischen Stadt, Bd. 2, S. 58.

170 Дендрохронологические исследования показывают, что первая деревянная застройка поселения внутри полукруглого вала появилась около 783 г.; наиболее поздние известные до сих пор постройки сооружены ок. 1020 г. См.: Eckstein D. Absolute Datierung der wikingerzeitlichen Siedlung Haithabu/Schleswig mil Hilfe der Dendrochronologie. - Naturwissenschaftliche Rundschau, 1976, Bd. 29, H. 3, S. 81-84.

171 Lundstrom P. Paviken I bei Västergarn. Hafen, Handelsplatz und Werft. - In: Vor- und Frühformen..., Bd. 2, S. 82.

172 Предварительные сообщения о раскопках 1972-1974 гг. с топографическими и экономическими характеристиками раннего поселения в Рибе см.: Bencard М. Ribe. - In: Mark og Montre - Fra Sydvestjyske museer, b. 9, 1973, s. 28-48; b. 10, 1974. s. 20-27; idem. Viking Age Ribe. - In.: Kiel Papers '72. Prune Stadte im westlichen Ostseeraum. Neumunster, 1973, S. 85-90.

173 Орхус возник в Х в., был укреплен полукруглым валом и с 948 г. стал резиденцией епископа. См.: Madsen H.-J. Arhus 900-1200 n. Chr. - In: Kiel Papers '72, S. 80; Andersen H. H., Crabb P. J., Madsen H. J. Århus Søn-dervold. En byarkaeologisk undersoegelse. - Jusk Arkeologisk Selskabs Skrifter, 1971, b. IX; Andersen H. H. Århus in der Zeit von 900-1200 n. Chr. - In: Vor- und Früformen, Bd. 2, S. 94.

174 Вопрос о весовых системах окончательно еще не разрешен. Наиболее глубокое исследование выполнено X. Штойером, опубликованы его первые результаты. Осторожно намечаемая X. Штойером весовая единица 4,266 г, соответствующая русскому "золотнику", с достоверностью устанавливается только для части гирек Хедебю. В землях на южном побережье Балтийского моря несомненно существовали и другие весовые единицы. См.: Steuer H. Gewichte aus Haithabu.-In: Berichte iiber die Ausgrabungen in Haithabu, 6, 1973, S. 9; Wachowski K. Waagen und Gewichte im frühmittelalterliche Schlesien. Ein Vergleichsstudium. - Przeglgd Archeologiczny, 1974, t. 22, s. 173; Herrmann J. Siedlung..., S. 133; Jankuhn H. Haithabu, S. 215.

175 Вопросу о кладах посвящена огромная литература. Приведем основные работы: Ма1mеr В. Mynt och manniskor; Skovmand R. De danske skattefund. - Aarbøger for nordisk oldkyndighet og historic, 1942; Stenberger М. Die Schatzfunde Gotlands der Wikingerzeit, Bd. I. Stockholm, 1958, Bd. II. Lund, 1947; Kiersnowscy T.& R. Wczesnosredniowieczne skarby srebrne z Pomorza. Warszawa-Wrocław, 1959; Kiersnowski R. W




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.