Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ЭТНИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ КУЛЬТУР



В.П.Юрковец

ОТКРЫТИЕ КИТАЯ

Предуведомление автора:

Статья "Мы вспомним все" была опубликована в журнале "Труды профессорского клуба" (Вып.8-9, Профессорский клуб Юнеско. Владивосток, 2004). Недавно редакция этого журнала предложила мне ознакомиться с критическим отзывом на нее дальневосточного археолога А.Л.Ивлиева, и подготовить ответ на нее с тем, чтобы в следующем номере можно было дать их вместе. Однако мой ответ неожиданно для меня самого вырос в солидного размера статью, сократить которую до требуемого редакцией журнала размера мне представляется невозможным без потери обоснованности моей аргументации в нашей заочной дискуссии с А.Л.Ивлиевым.

Поскольку статья оформлена, в основном, как самостоятельная публикация, а не только как ответ оппоненту, то решено было в журнале
дать мой краткий ответ А.Л.Ивлиеву со ссылкой на Лабораторию альтернативной истории, в материалах которой опубликовать статью полностью.

* * *

"При изучении средневековой истории <Дальнего Востока России> археология никогда не играла роли стержневой науки. Она лишь иллюстрировала летописные материалы, и, в первую очередь, те вопросы, которые касались генезиса и этнического состава населения Бохай и Цзинь.

Постулированные и утвердившиеся в науке положения о генетической связи племен мохэ с бохайцами и чжурчженями, а затем с маньчжурами и современными малыми народами Дальнего Востока (тунгусоязычными) не вызывают серьезного протеста сами по себе, но и не кажутся абсолютно убедительными и исчерпывающими в свете наших стремлений максимально приблизить исследовательскую версию к реальной истории".

= О.В.Дьякова =

ПРЕДИСЛОВИЕ

Цитата, приведенная во вступлении, взята из монографии О.В.Дьяковой "Происхождение, формирование и развитие средневековых культур Дальнего Востока" (Владивосток: Дальнаука, 1993. Ч.I.С.1-176.) (стр.7). В переводе на обычный язык она означает, чтоутверждение о генетической связи племен мохэ с бохайцами и чжурчженями - создателями великих империй Дальнего Востока, а последних - с современными тунгусоязычными малыми народами является бездоказательным.

Монография представляет собой объемный труд - более 400 страниц текста, таблиц, иллюстраций. В качестве главного объекта своего исследования Ольга Васильевна использовала керамику, "…так как это наиболее массовый, иногда - на начальных этапах эпохи средневековья - единственный … к тому же консервативный и, в отличие от металла, не поддающийся переделке" материал археологических раскопок. Здесь и далее закавыченные части текста представляют собой цитаты из ее монографии, если иное не оговорено дополнительно; выделения текста сделаны мной.

Как отмечается в редакционном вступлении, монография "…О.В.Дьяковой является серьезным тщательным исследованием, выводящим проблематику керамического производства и древнего гончарства в целом на уровень историко-культурных обобщений. … Учитывая то, что жилая архитектура в большей степени отражает общерегиональные особенности хозяйственно-бытовой жизни, а в металле преобладают черты эпохальных макропроцессов развития культуры, заслугой О.В.Дьяковой является то, что ей удалось представить на керамическом материале все три различительных культурологических уровня: аборигенный, региональный, эпохальный".

Таким образом, керамика, в отличие от металла и жилищ, является единственным материалом раскопок, пригодным для сквозного анализа. При написании данной работы О.В.Дьяковой использованы практически все доступные коллекции археологических культур Приморья и Приамурья, собранные за многие годы разными исследователями. Кроме того, ею исследованы коллекции керамики культуры хунну Забайкалья, киданей Монголии, монголов памятника Каракорум, кыргызов Сибири и других, а также коллекции керамического материала среднеазиатских средневековых культур, зарубежных стран Востока, в том числе Китая. Количество обработанной керамики только по отечественным памятникам и только по Дальневосточному региону составляет более 150 тысяч единиц! Огромное количество обработанного материала позволили автору сделать наиболее обоснованные выводы и обобщения. Такой подход в отечественной археологии ранее никогда не применялся. На мой взгляд, с выходом в свет монографии О.В.Дьяковой, археология впервые за все время своего существования выведена в разряд точных наук. Текст монографии написан прекрасным языком, характерной особенностью которого является высочайшая степень точности используемых понятий и определений. Всякое бездоказательное утверждение, например, прямо названо постулатом, а выводы, предполагаемые по косвенным признакам - интерпретациями.

ЭТНИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ КУЛЬТУР

Возникновение на Дальнем Востоке средневековых государств археологи связывают с культурой мохэ. "По своему происхождению мохэская культура не связана с аборигенными племенами юга ДВ России и появилась в этом регионе в первых веках нашей эры, отличаясь определенными варварскими чертами: использованием коня (именно на мохэских памятниках впервые появляются детали упряжи и захоронение с конем - Троицкий могильник), развитыми формами железного оружия" (стр.10). Появление в Приамурье и Приморье носителей мохэской культуры было связано с "Великим переселением народов" - вестником эпохи средневековья на земном шаре, когда лавины варваров - славян, германцев, обрушились на древние цивилизации, всколыхнули встретившиеся на их пути племена, призвав к жизни молодые народы, которые создали феодальные государства, в т.ч. Бохай, Ляо, Цзинь.

"Этническая интерпретация мохэской культуры противоречива. А.П.Окладников, Е.И.Деревянко, В.Е.Медведев, вслед за данными хроник, носителей культуры относят к тунгусоязычным племенам мохэ, Э.В.Шавкунов, Ю.М.Васильев - к монголоязычным шивэйцам. Однако в последней работе Э.В.Шавкунов без какой-либо аргументации внес коррективу: мохэсцев Приамурья отнес к монголам, а Приморья - к тунгусоязычным мохэ" (стр.16).

Прежде чем продолжить изложение, необходимо отметить одно очень важное обстоятельство - в своей работе Ольга Васильевна указывает на смешение понятий археологическая, государственная, этническая культура в работах дальневосточных археологов. "Судя по всему, они используются как синонимы. Яркий пример тому - Бохайская и чжурчженьская (приморская) культуры. Если это археологические единицы, то время их существования не может ограничиваться рамками функционирования государств <Бохай и Цзинь> - культуры существовали до их создания и после их гибели. Если это этнические культуры, то такое деление противоречит письменным источникам, где написано, что мохэсцы известны с 4 века н.э., в 7 веке н.э. они создали государство Бохай, а в 12 в. имели отношение к империи Цзинь. Следовательно, археологам логичнее вести речь о мохэской культуре в эпоху Бохай, Цзинь, Юань".

"Состояние источниковедческой базы свидетельствует, что центральной археологической культурой региона в эпоху средневековья являлась мохэская, так как она охватывала обширную территорию Дальнего Востока, существовала длительное время, служила базой для возникновения двух государств. Однако, не умаляя в целом значения и роли этой культуры в культурогенезе региона, мы не сомневаемся, что реальный исторический процесс был гораздо сложнее, чем он выявлен на сегодняшний день. Открытие новых культур неизбежно. Определенные сдвиги в этом плане уже есть. Так, на севере Приморья, в бассейне р.Самарга, выделена самаргинская культура, предварительно датируемая I тыс. н.э. Открываются перспективы в связи с выделением нами киданьских комплексов в Приамурье. Белым пятном остается изучение археологических памятников эпохи Юань (1271- 1368) и Мин (1368-1644). Исключением является версия Э.В.Шавкунова, согласно которой приморские чжурчжени-удиге после разгрома оказались вне сферы чьих-либо интересов и их дальнейшее развитие происходило без каких-либо связей с внешним миром и возводит их к современным удэгейцам. Однако это утверждение ретроспективным анализом не подтверждено" (стр.25).

Здесь я хочу уточнить: в примечании О.В.Дьяковой сказано, что в "источниках, согласно консультации с д-ром и.н. М.В.Воробьевым, племена чжурчженей и удихай никогда не отождествлялись друг с другом. Это были разные племена" (№86 стр.53). Но тогда не совсем понятно, о ком написана монография Э.В.Шавкунова "Культура чжурчженей-эдигэ XII-XIII вв. и проблема происхождения тунгусских народов Дальнего Востока"? И как культура этого никогда не существовавшего народа соотносится с проблемой происхождения тунгусских народов? Может, если убрать из научного оборота этноним "чжурчжени-удигэ", то и проблема исчезнет?

Период существования археологической культуры мохэ охватывает период с 4 века н.э. (Благословеннинская группа - самая ранняя) до 12-13 веков н.э. (троицкая группа - самая поздняя). Комплексная технико-технологическая характеристика древней керамики, выполненная для всех выделенных на сегодняшний день культур эпохи средневековья Приморья и Приамурья, а также сопредельных территорий Восточной Сибири, Китая и Монголии показала, что между археологическими культурами мохэ (включая мохэские культуры Северо-Востока Китая - тунжень, саньхао), Бохая, амурских чжурчженей (а также археологических культур Северо-Востока Китая - бохайской, ляоской, цзиньской) "по ряду видов продукции керамического производства существует близость, доходящая до тождества, что особенно заметно при изучении лепных сосудов мохэского типа. Единая основа этих культур - мохэская археологическая культура троицкого типа" стр.337-339. География распространения - Маньчжурия, Приморье, Приамурье. "Происхождение Троицкой группы мохэской культуры связывается с памятниками ранних сяньби Внутренней Монголии и Маньчжурии, а также отмечаются аналогии с керамикой бурхотуйской культуры Забайкалья" (стр.15).

"В настоящее время археологические данные позволяют лишь констатировать, что действительно в 4 веке н.э. (в эпоху династии Северной Вэй) на территории советского Дальнего Востока, в частности в Приханкайской низменности и в Еврейской автономной области появляются памятники мохэской археологической культуры, представленной благословеннинской группой. Но какому мохэскому племени они принадлежали и мохэ ли это - необходимо еще установить" (стр.27).

Еще раз уточню: основа всех групп мохэ - археологическая культура мохэ троицкого типа, получившая этническое название в результате подмены понятий. Итак, возникновение средневековых государств на территории современного Дальнего Востока России, Северо-Востока Китая, Монголии связано с появлением здесь в начале первого тысячелетия нашей эры археологической культуры мохэ троицкого типа, этническая принадлежность которой до сих пор не установлена.

Тогда имеет смысл посмотреть, что у нас имеется в наличии вообще. Та же "Цзинь ши" сообщает, что чжурчжени делятся на диких, покорных, желтоголовых, группу учжень. Археологам Дальнего Востока известны находки амулетов и зеркал с изображениями людей европейского облика. М.В.Воробьев, автор книги "Культура чжурчженей и государства Цзинь" предполагает, что они изображают именно желтоголовых чжурчженей. Отметим, что "орнаментальный комплекс приморских чжурчженей, представленный преимущественно прочерченными мотивами, имеет очень широкий круг аналогий - от хуннов до славян, охватывая всю Евразию" (стр.331). Т.е. европейцев в целом и, следовательно, славян как их самую значительную часть нельзя исключать, как из общего числа дальневосточных народов, так и из списка возможных государствообразующих этносов.

Далее. Как отмечает О.В.Дьякова, летописные источники прямо указывают на родство мохэ, создателей Бохая и чжурчженей. Но в них есть и противоречия. В этих источниках мохэ значатся как тунгусоязычными, так и монголоязычными племенами, чжурчжени именуются то татарами, основавшими династию Цзинь, то тунгусами. Некоторые исследователи предполагают, что в зависимости от политической ситуации, письменные хроники подвергались неоднократной правке, что и дало нагромождение противоречивых сведений со ссылкой на один и тот же документ. Тем не мене, отметим, что согласно летописям:

- мохэ - тунгусоязычные, монголоязычные,

- чжурчжени - тунгусы, татары,

Добавим сюда важный вывод из монографии О.В.Дьяковой о том, что вычленение "аборигенных признаков в мохэской, бохайской и чжурчженьской (амурской) культурах, позволяет говорить о крупной культурной общности и, вероятнее всего,о ее языковом единстве. География распространения культурной общности широка - Северо-Восток Китая, Приморье, Приамурье. Время существования - I - начало II тысячелетия н.э. Основой общности являлся мохэский субстрат (в археологическом смысле)" (стр.312).

Тот факт, что мохэ в некоторых хрониках фигурируют как монголоязычные племена, а также выделение киданьских комплексов в Приамурье, дает основание заподозрить их в родстве с киданями. Известно, что кидани и чжурчжени имели практически один вид письма - т.н. кидань-чжурчженьскую письменность, которая имела две разновидности - малую и большую. Кроме того, как отмечает в своей работе О.В.Дьякова, техника изготовления киданьской посуды полностью аналогична бохайской и чжурчженьской и в том, что касается развития технологии, является ее продолжением. Предположим, что в случае с киданями и чжурчженями мы имеем дело с одним и тем же народом, разнящимся только территориальными именованиями. Если это так, то все вышеупомянутые противоречия устраняются. Для того чтобы такой вывод был в большей степени обоснован, необходимо даже не прочитать письмо чжурчженей и киданей, а доказать, что хотя бы один из видов кидань-чжерчженьской письменности является фонетическим письмом, что, применительно к дальневосточной ситуации будет означать - кидании и чжурчжени говорили и писали на одном языке. И это уже сделал уважаемый Эрнст Владимирович Шавкунов в своей работе "К вопросу о малой кидань-чжурчженьской письменности" (Эпиграфика Востока. 1963 г. XV.). Согласно китайским источникам, на которые ссылается Э.В.Шавкунов, малую письменность в 924 или 925 г. создал Тела, младший брат киданьского императора Тай-цзу (Абаоцзи). В нее входило сравнительно небольшое число знаков, которые при написании "составляются наподобие связок монет".

В этой работе Эрнстом Владимировичем показано, что "… по своему характеру малая кидань-чжурчженьская письменность является алфавитно-слоговой, что, однако, не исключает в ней некоторых знаков иероглифического характера". Кроме того, Эрнсту Владимировичу удалось установить, что знаки малой кидань-чжурчженьской письменности в каждом отдельно взятом слове располагались столбцом. Причем каждый такой столбец-слово может состоять из одного, двух и больше горизонтальных рядов, а каждый ряд, в свою очередь, может состоять из одного, двух, реже трех знаков, которые пишутся слева направо. В целом же расположение знаков малого письма установлено Э.В.Шавкуновым точно в том порядке, в каком мною прочитаны с помощью знаков славянской руники надписи на чжурчженьском зеркале и бохайском камне (илл.1). Добавлю, что знаки, прочитанные таким образом, сложились в связный текст, находящийся в полном согласии со смыслом сюжета, изображенного на зеркале, что уже само по себе служит серьезным аргументом в пользу правильности расшифровки. А совпадение знаков надписи на черном бохайском камне, как по виду, так и по фонетическому содержанию со знаками на чжурчженьском зеркале (и обеих этих надписей со знаками славянского рунического письма) лучшим образом это подтверждает.

Илл1.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.