Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Воспоминания очевидцев и старожилов.



После выхода в свет нескольких статей, в «Южной правде» и «Вечернем Николаеве»… Получилась история с этими публикациями. Напишите – написал. Плохо? Нет, хорошо, но не так. Добавьте литературности, обывателю интерес нужен. Больше романтики, мрака подземелий, чтоб повеяло преисподней! Новогодние выпуски.

Какая преисподняя, какая литература, о чем писать? Кроме бумаг с рисунками, сточных канализаций, ничего еще не найдено, все просто и банально скучно!

Сейчас, по прошествию пятнадцати лет, думаю, если вспомнить все…, описать все происходящие события то, Владимир Гоник со своей книгой «Преисподняя» о Московских катакомбах просто – сказочник. Андерсен детя.

Автор «Преисподней» превратил подземелья в настоящее поле брани. В катакомбах сплошная война – автоматы, гранаты, мины – растяжки, самонаводящиеся пулеметы «Сова», подземные склады, правительственные ветки метро с крысами в «добермана» и подземным народом «дети подземелий». Вот романтика, повеяло холодом, мурашки по спине! Чего нам так нахватало.

Для меня, страстного любителя романтики и оружия, детские раскопки под спорт. школой «Надеждой» наложили свой отпечаток.

Когда на раскопках кургана в 1984 году в Плющевке, обезумевший бульдозерист заорал – снаряды!, и бежал к нам. Бульдозер же сам по себе продолжал медленно ползти, а из под гусениц выкатывались ржавые снаряды. Я уже летел туда – на курган, только крик Вани Снытко:

- Майстренко! Идиот! Андрюха стой, не лезь! – вернул меня к жизни.

Романтика закончилась в армии, в войсках ВДВ., после выполнения, так называемых, «особых правительственных заданий» в Азербайджане и Грузии в 1988 – 1989 годах.

Автомат «АКС – 74» за год жизни с ним, стал привычным помощником, другом, женой и ненавистной железякой, но без нее не так… как без рук! Броник (бронежилет – весом 27 кг.) за год испортивший, к черту, позвоночник – вот это романтика!

В памяти всплывают картинки: Плац Высшего Артиллерийского училища в Тбилиси. Теплое, солнечное апрельское утро 1989 года, наш комбат отдает нам интересный приказ – Саперными лопатами бить только плашмя! Шутник комбат, когда на тебя прет многотысячная толпа, кто-то из нас будет примериваться? Или, когда с пацанов броники рвут и ногами топчут – сейчас, лопатку примерю, разверну плашмя!

Вот она, Романтика, кому отлить, поделюсь! Несколько лет ночами просыпался, пытался сообразить где я, искал АКС. – романтика!

Еще одно воспоминание о «выигранном романтическом путешествии» на восток: Площадь Дакар в центре Баку 1988 год, тысячи демонстрантов щитами в два ряда высотой легионы империи СССР сгоняют в море, а сзади «заград отряды» со штык ножами – романтика! Позднее – ночь, трасса, за спиной Армянский поселок, мы его охраняем. Наша БМДшка рядом мы, шесть человек и УАЗик коменданта Баку:

- Сейчас появится толпа, идут вырезать поселок, открывайте огонь на поражение!

- А если впереди женщины, дети? Интересуется взводный.

- Не е…т, открывайте огонь! И уехал, дальше не его проблемы. Романтика!

К черту романтику и приключения! Смотришь на «Поморанчевую революцию» и вспоминаешь Баку. Тогда, при Горбачеве весь «Майдан» согнали бы в Днепр, как площадь Дакар в Каспий, или как князь Владимир все идолы языческие утопил в Днепре. Он то же все решал, в какую бы веру податься и с какой страной лад вести. Вот она романтика истории.

Романтика исчезла, померкла в подземельях, наступил мрак реальной жизни. Как и в наших подземельях нет чудес. Провал – колодец. Подвал – тоннель, завал или бетонная пробка. Если тоннель вообще существует, а не мифы об очередной «комбе» и золотой карете, которыми окутаны подземелья Николаева.

Так о чем же писать в газетной статье? Выдумывать не хочется, но тогда пришлось написать о переворачивающейся под ногами плите – ловушке. Под ней бездна колодца заполненного затхлой водой и фигура «скелета» в черном… Кто тогда мог представить, что будут колодцы и фигура – в белом, и многое еще мы встретим под землей, пока только цветочки!

Но благодаря статьям в газетах ко мне в музей начали приходить письма и сами очевидцы с многочисленными рассказами. Некоторые звонили и просили прийти посмотреть подвал или выслушать их историю. Я тогда старался записывать многие интересные рассказы.

Ниже, в своем повествовании я привожу самые интересные истории и выдержки из писем о Николаевских катакомбах:

Письма.

«…Мне известно, что в заводе 61 Коммунара на обрыве стены около реки Ингул и около стены Механического цеха, в то время (1948 году) была кладовая. В ней было очень мало места, и я спросил у кладовщика - почему так тесно, она ответила: Места, мол, много, но мы его замуровали, потому что это ход под реку Ингул, а там – на другом берегу - на Темвод. А тоннель под Николаев тоже замуровали.

В 1947 году я искал квартиру. Где-то в районе Спасской, между Московской и Черниговской, если идти с запада на восток по левой стороне, нашел и хотел посмотреть подвал, т. е. погреб для квартиры, жильцы мне показали. В погребе была входная арка, забитая новыми досками. Я спросил о ней, ответили, что здесь долго прятался немецкий солдат, потом исчез. А забили не только из-за того, что прятался, а потому что это ход под реку Ингул и дальше - на Темвод.

В 1950 году был сильный и долгий ливень, а на другой день 2-х. этажный дом больше чем на этаж ушел в землю. Он находился по проспекту Ленина, идя с запада на восток, по левой стороне, где-то не доходя 1 квартала до Гарнизонной бани.

И, наконец, при постройке 16-ти этажного здания по Проспекту Ленина в котловане, на глубине 8-10 м., были отрыты два тоннеля, идущие вниз по проспекту.

Г.Николаев. Юровский П.М.».

«…До 1977 года мои родители жили во дворе дома Фалеева (улица Р. Люксембург 40). Где-то в начале 50-х годов они случайно обнаружили под кухней подвал, засыпанный мусором и грунтом. Когда его очистили, то оказалось, что это помещение было по размеру кухни и выложено бутовым камнем. Оно же являлось началом какого-то подземелья. Если смотреть от дома, то ход шел по направлению к Ингулу. В 1958 году ход в подземелье замуровали, а помещение под кухней использовалось как подвал.

Г.Николаев. Кремлева А.С.»

«…Родился я на Слободке, в районе парка им. Петровского. Нас, хлопчиков, очень интересовала и притягивала к себе башня, которая стояла по улице 3 Военной во дворе конторы парка им. Петровского. Сейчас там от нее осталась нижняя часть. Говорят, что башня дала трещину и ее пришлось разобрать. Произошло это в 60-х годах. Так вот, из подвалов этой башни начиналось множество подземных ходов по всему Николаеву. Выходят они и за черту города. Есть выход за Коренихою, обложенный черным гранитом.

Еще до революции много пропало детей и взрослых, которых потом искали в этих катакомбах, так рассказывал еще и мой сосед, старый дед Матвей Конотопов…

Г.Николаев. Громадский Е.Д.»

«…В 1940-50-х. годах исчез (провалился под землю) двухэтажный дом по Б. Морской, (бывшей Алексеевкой) между 2 и 3 слободскими (по четной стороне).

На Потемкинской и 2-й Слободской была тюрьма (позже расположилась военная часть). Там находились арестанты, которых под землей водили на завод 61 Коммунара (Руссуд).

В моей памяти разговоры о катакомбах «минах» всегда имели место и объясняли многое. Как, например: Во многих частных дворах на 3-й Слободской (в районе СШ № 53) не было выгребных ям в дворовых туалетах, объяснялось это все наличием «мин». Г.Николаев. ….»

«… вспоминая свое детство (1929-1933 г.г.) и, как водится, мальчишечье любопытство в отношении катакомб. Мы тогда очень хорошо знали и пытались проникнуть туда. Я лично знаю немало входов в катакомбы в различных точках города. Например, также входы были со двора дома по Севастопольской № 1 (там был, а может быть еще и есть) погреб, из которого был вход в катакомбы, заложенный камнем.

Вход в катакомбы с берега реки на территории бывшего пионерского лагеря «Партизанская Искра».

Был вход с берега реки в районе «Дикого Сада».

А также имеется двойной погреб под зданием строительного техникума, и из нижнего погреба имеется вход в катакомбы, также заложенный камнем.

Г.Николаев. Ватинко Б. А…»

«…Мой дед в 1850 году приобрел фаэтон с лошадью. Он часто рассказывал моей матери, а она мне, что, работая на бирже, он на своем фаэтоне подвозил людей, скрывающихся от полиции в район «Дикого Сада». И он сам видел дыру, в которой они прятались, называя ее входом в катакомбу, которая была прорыта турками.

В 1935 году нас мальчишек заинтересовал рассказ старших о, якобы, существовавших катакомбах. Захватив с собой свечку, нашли в горе (там был крутой спуск к реке, ближе к тюрьме) небольшую дыру, где можно было пролезть ползком. Зажгли свечу и пошли вперед, примерно метров сто под ногами были разбросаны человеческие кости. Нам стало страшно, да к тому же свеча стала затухать – потянуло сквознячком. В том месте расходилась катакомба: вправо - в сторону тюрьмы и влево - в сторону ул. Адмиральской. Дальше мы побоялись идти.

Мы жили на Плехановской № 26, рядом стоит красивый дом № 26 бывшего владельца Вишневского, в этом доме был (а может и сейчас есть) подвал и жильцы утверждали, что они связаны с катакомбами, с выходом в «Дикий Сад».

Мне пришлось увидеть небольшую яму в диаметре, но очень глубокую, в районе частных домов по улице Потемкинской, между 4-й и 5-й слободской. Это было в 1950 годах. Хозяин Коваленко говорил, что в эту яму, за 40 лет до революции и после, сливают воду и все как в прорву.

Старожилы рассказывали мне, что слободка была связана подземными переходами с Морским портом и «Батареей», которая насыпана на реке Ю. Буг.

Или взять, к примеру, в районе, где сейчас построено здание речного порта, в горе была большая ниша, как вход в пещеру. В 1947 году был маленький заводик по выжиганию камня для изготовления извести. Говорили рабочие, закончим обжиг камня нас переведут на новое место, а мы через катакомбу перейдем под реку в с. Варваровку.

Г.Николаев. Долотов М.М.».

«…Я живу в районе проспекта Октябрьский, и у нас в «Молодежном парке» есть колодец, очень старый. Еще в детстве мы там часто играли, и этот колодец пожилые люди называли Турецким и говорили, что там есть подземный ход. Г.Николаев. …….».

«…В семидесятых годах жили в Николаеве по ул. Бондаренко мои родители. Отец переделывал калитку, он уже заканчивал работу, стоя на стуле. Вдруг крик, все выбежали из дома. Только голова отца из земли видна – провалился, так и оставшись стоять на стуле. Потом все успокоились, а он спустился вниз. Отец рассказал, что это подземный ход в сторону реки, выложенный пиленым камнем, местами камень выбран. Они на месте калитки насыпали в подземелье песку и замуровали столбик.

На нашей улице (Бондаренко) есть старый дом. По рассказам родителей, в нем в войну 1941-1945 гг. был вход в подземелье. Том была подпольная типография…

Николаевская обл. Кузьмина А.В.».

«…О том, что в городе есть катакомбы, знают многие. Мой отец, до войны, с ребятней даже ходил по ним. От кинотеатра «Родина» на кладбище был выход, он говорил, что это ближе к овощной базе.

Выход в Широкой Балке. Он в настоящее время закрыт плитой. Там люди после войны начали камень брать для строительства, а власти, узнав это, закрыли тоннель. Старожилы рассказывают, что с этого выхода в скале был еще ход вниз. Смельчаки пробовали заходить в него со свечой, но, немного пройдя вперед, свеча тухла, становилось тяжело дышать, и под ногами появлялась вода. Ход этот был по направлению острова «Батарея». Старики говорят, что есть выход и на острове.

Г.Николаев.ЩербаковВ.А.»

Один из старожилов города, Черес И. С., по своим воспоминаниям составил примерный план катакомб города Николаева, по которым «… группы мальчишек ходили с факелами в 1938-1939 гг.» (схема. Таб. 13).

Одну из самых интересных историй поведала мне старожил г. Николаева Жина Джановна. Будучи подростком, в 1945-1946 гг., проживала она в районе старого элеватора. Однажды, после сильного ливня, в склоне берега, уходящего к реке, провалился вход в пещеру. Наслушавшись рассказов стариков о «Турецких» подземельях, группа смельчаков (10-15 человек), возрастом от 13 до 20 лет, решила отправиться на поиски сокровищ и приключений. Команда вооружилась бечевками, различным осветительным оборудованием (от факелов до трофейных фонарей) и спустилась в подземелья Николаева.

«Ход в начале был похож на простую пещеру или промоину природного происхождения - Рассказывает Жина Джановна -, но затем своды и стены стали явно делом рук человеческих. Они выложены пилеными блоками, но не ракушечником (как все подвалы), а каким-то более плотным камнем, может быть, гранитом или мрамором. Тоннель стал значительно шире. Дальше начались ступени вниз, они были сложены из больших мраморных (?) блоков, очень гладких, хорошо отполированных. Спуск был, может быть, на глубину до 20 метров. Заканчивался он арочными «воротами», но без дверей. Над входом были непонятные буквы. Когда спускаешься, то их хорошо видно, они оказываются у вас на уровне глаз. Их тогда долго рассматривали. (По моей просьбе рассказчица сделала несколько зарисовок этих букв. Рис. 14).

Каждая из букв была отдельно вылита из металла, а затем уже вставлена в стену.

Пройдя под аркой «ворот», группа оказалась в подземном зале. Зал был построен в форме полумесяца или подковы, с тремя ответвлениями тоннелей. Два – по краям, третий выходил из центра полумесяца. Свод арочный.

В помещении стояли два каменных сундука (саркофаги?), заполненные истлевшими вещами и различным холодным оружием (Жина Джановна утверждала, что позднее, все находки, сделанные ими, были отвезены на телеге в какой-то музей города Николаева).

Воодушевленные находками, искатели приключений решили разделиться на три группы. Каждая отправилась по «своему» тоннелю.

Рассказчица, вместе со своей командой, направилась дальше по уходящему из зала, влево, тоннелю. Коридор вскоре начал опускаться вниз, но не резко, а небольшими террасами. Свод оставался арочным. На полу одной из террас были, случайно, найдены несколько маленьких медных монет (По приблизительным зарисовкам изображений на монетах, можно предположить, что на них была арабская вязь – татарские или турецкие). После террасного спуска, тоннель, на некотором расстоянии, продолжался ровно. Затем начался резкий подъем вверх, по ступеням. Группа вышла на острове «Батарея». Возле выхода лежал больших размеров камень. Возвращались так же, как и пришли.

Дождавшись дома остальных членов «экспедиции», делились впечатлениями. Вторая группа, ушедшая прямо из зала-полумесяца, без каких- либо приключений и находок вышла на берег реки, недалеко от Ч. С. З. Ушедшие по правому тоннелю, попали в еще один интересный зал.

На следующий день вся команда снова отправилась в подземелья. Пройдя зал-полумесяц, направились по правому тоннелю. Через некоторое время на стенах начали встречаться какие-то надписи, но их никто не стал рассматривать. Коридор привел их в обширный куполообразный зал. Стены и потолок сложены из плотного мраморовидного камня.

В центре зала находился большой прямоугольной (примерно 5-6 х 20 м.) формы каменный стол. Цельная плита (толщиной около 20 см.) покоилась на двух тумбах. На столе была какая-то целая и битая посуда. С каждой стороны стола, вдоль длинных его краев, располагалось по 18 тумб. По торцам стояли каменные стулья-кресла.

В двух противоположных сторонах зала, у стен, находились каменные очаги (судя по саже и копоти). Над ними на стене, справа и слева, располагались по три железные подставки под факела.

По четырем сторонам зала, также у стен, напротив друг друга, были расположены каменные сундуки. (Их осмотрели еще в первый раз. Рассказчица сама не видела их содержимого, но, «краем уха», слышала о каких-то ценностях или монетах. Об этом шептались самые старшие). Над сундуками, или на их крышках, находились изображения человечков (также выполненные в металле и вставленные в камень). Во всех местах было разное количество фигурок. Интересно то, что у изображенных, было различное расположение (пляшущие) ног, или они совсем отсутствовали.

Из зала, кроме выхода, находившегося с противоположной стороны от входа, отходили две небольшие комнаты. В каждой из которых стояла каменная лежанка, или прямоугольная тумба (возможно ящик – саркофаг).

Покинув зал, группа «исследователей» оказалась в совершенно прямой галерее. От нее вправо и влево (елочкой) отходили другие тоннели. Эти ответвления никто проверять не решился. Вышли все в районе кинотеатра Родина.

По моей просьбе и представителей созданной экспедиции по исследованию катакомб города Николаева, Жина Джановна показала место, где находился в 1945 году размытый вход. Склон к реке крайне изменился. На этом месте, в 1950-х годах построен жилой дом. Жильцы утверждали, что он постоянно дает осадку. Под фундамент строения заливали несколько машин жидкого цемента. По всему фасаду, от крыши до земли, проходят трещины.

Автора рассказа вывезли на остров «Батарея». Но, увы, ни большого камня, ни входа в подземелья найти не удалось.

История Жины Джановны больше напоминает легенду, чем реальные события. А после того, как не удалось найти месторасположение ни одного входа, пришлось причислить этот рассказ к фантазиям, может быть к преувеличенным детским воспоминаниям. «Когда деревья были большими».

Гораздо позже начали появляться другие документы, воспоминания очевидцев, косвенно и прямо подтверждающие, возможность существования подземных залов, подобных тоннелей, описанных Жиной Джановной в своей истории.

Через несколько лет, пожилой житель Николаева рассказал мне о подземном ходе на острове: «Был там большой камень, а под ним лаз в подземелья. Я заглядывал, светил фонарем, вниз глубоко идут ступени… Говорили, можно пройти под рекой в город. Потом, чтоб дети не лазили, камень обкопали и сбросили в ход. Само место засыпали».

Другой старожил поведал о том, что в районе «Шуховской Башни», возле детской больницы на ул. Рюмина, был после войны детский дом. Он часто заходил в дет. дом играть в футбол с другими детьми. Однажды, привезли машину угля, которая разворачивалась на футбольном поле и провалилась. «Приехали военные-матросы, машину вытащили, открылся подземный ход – рассказывает старожил – Нам, ребятам, интересно. Несколько матросов спустились вниз. Офицер с остальными военными и нами, ждали, когда они вернуться. Те пришли нескоро, и мы слышали, что тоннель ведет в сторону реки, куда-то в Яхт-клуб. Но, говорят, интересно вниз под уклон спускается террасами».

Теперь подошло время рассмотреть исследования «археологов и историков в военной форме».

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.