Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Как успокоить бурю: устанавливаем эмоциональный контакт



 

Майкл слышал, что в комнате сыновей разгорается скандал, но не хотел отрываться от баскетбольного матча и решил, что вмешается, когда начнется реклама. И очень зря!

Его восьмилетний Грэм вместе со своим приятелем Джеймсом целых полчаса тщательно сортировали сотни деталей из наборов «Лего». Грэму как раз разрешили купить ящик для рыболовных снастей, и теперь он раскладывал по отдельным ячейкам пластмассовые головы и туловища, шлемы и мечи, скипетры и топоры и прочие крохотные порождения творческой фантазии датских кудесников. Мальчишки с головой ушли в работу.

Они и не заметили, что пятилетний брат Грэма Матиас чувствует себя заброшенным и все больше сердится. Сначала они принялись за дело втроем, но старшие мальчики скоро решили, что Матиас не понимает их сложной системы, и запретили ему участвовать в сортировке.

Итак, красноречивый шум из комнаты нарастал.

Майкл так и не дождался рекламной паузы. Услышав вопль, он сообразил, что медлить больше нельзя, но все равно опоздал. Каких-то три шага отделяло его от цели, когда из-за двери раздался характерный звук – это рассыпались по полу сотни крохотных пластмассовых деталей.

В три прыжка он домчался до двери в комнату мальчишек, распахнул ее и увидел поле боя. Обезглавленные тела, оторванные головы и бесхозное оружие, средневековые копья и космические бластеры вперемешку валялись по всей комнате.

Возле опрокинутого ящика для снастей стоял клокочущий и красный, как перегретый котел, младший сын Майкла, взирая на отца с удивительной смесью вызова и ужаса. Майкл обернулся к старшему. «Он все разрушил!» – закричал тот и в слезах выскочил вон из комнаты. За ним последовал растерянный, пришибленный Джеймс.

Давайте проанализируем ситуацию. Оба сына Майкла клокочут от гнева, приглашенный в гости мальчик чувствует себя как между молотом и наковальней, а сам Майкл взбешен. Мало того что Матиас уничтожил труды старших мальчиков, так еще и в комнате царит бедлам, и все это нужно убирать. (Если вам знакомо ужасное ощущение, когда деталька «Лего» впивается в стопу, то вы поймете, почему нельзя было оставить все это добро валяться на полу.) А в другой комнате идет трансляция баскетбольного матча!

Майкл решил, что старших можно проведать попозже, и сначала занялся младшим. Его первым порывом было нависнуть над сыном и обрушиться на него с проклятьями за то, что он опрокинул ящик с деталями. И тут же, пока гнев не остыл, перейти к карам. Или воскликнуть: «Зачем ты это сделал?» Заявить, что больше никогда в жизни ему не разрешат играть с Грэмом и его друзьями, и мстительно добавить: «Теперь понимаешь, почему они не хотели брать тебя в игру?»

К счастью, верх взяла высшая, мыслящая часть отцовского мозга, и Майкл подошел к ситуации в рамках рационально– эмоционального подхода к воспитанию. Он вдруг понял, насколько остро его маленький сын нуждается сейчас в его участии, и это помогло Майклу проявить зрелость и сочувствие. Разумеется, с недопустимым поведением Матиаса следовало разобраться. А также зарубить себе на носу, что в следующий раз нужно действовать на опережение, прежде чем спор превратится в войну. Нужно было помочь Матиасу почувствовать, каково сейчас Грэму, и осознать, что наши действия часто имеют очень серьезные последствия для окружающих. Перенаправить, просветить – все это было совершенно необходимо.

Но не сию секунду.

Прямо сейчас нужно было установить с ребенком эмоциональный контакт.

Матиас был совершенно ошеломлен бурей чувств и остро нуждался в помощи папы, чтобы утишить внутреннюю боль, обиду и злость от того, что его сочли слишком маленьким и непонятливым и отвергли его помощь. Сейчас был неподходящий момент, чтобы перенаправлять ребенка, учить его или разговаривать о принятых в семье правилах поведения и о бережном отношении к чужим вещам. Сейчас нужен был контакт.

Майкл присел на колени, открыл объятия Матиасу, и ребенок кинулся к нему. Отец поглаживал его по спине, слушал, как он всхлипывает, и просто приговаривал утешительно: «Да, дружище, понимаю».

Вскоре Матиас поднял на него полные слез глаза и прошептал: «Я разбросал “Лего”».

В ответ Майкл со смешком заметил: «Знаешь, вояка, это еще слабо сказано!»

Матиас выдавил из себя робкую улыбку, и Майкл понял, что теперь можно переходить ко второму этапу приучения к дисциплине – перенаправлению, чтобы помочь Матиасу понять, как важно сопереживать и допустимым образом выражать свои чувства. Теперь ребенок был способен услышать отца. Эмоциональная близость с ним и его поддержка позволили мозгу ребенка перейти от реактивного состояния к восприимчивому, когда он мог слушать, что ему говорят, и учиться.

Заметьте, когда вы начинаете с установления эмоционального контакта, это не просто более человечный и любящий подход. Это помогает родителю настроиться на одну волну с ребенком, понять и прочувствовать его состояние. Ребенок же чувствует, что родитель не остался глух к его переживаниям, что его понимают и сопереживают ему, и это ощущение успокаивает его, разрывает замкнутый круг изоляции и отверженности. Эмоциональный контакт прежде всего – это важнейший принцип приучения к дисциплине на основе любви. Но обратите внимание и на то, насколько эффективна дисциплина без драм. Первый, инстинктивный порыв Майкла – прочитать сыну нотацию – не то чтобы неправильный . Мы сейчас вообще не поднимаем вопроса о том, какие родительские подходы к воспитанию правильные, а какие нет (хотя совершенно убеждены, что рационально-эмоциональный подход в принципе является более любящим и сострадательным). Мы хотим обратить ваше внимание на то, что первый тактический ход Майкла – установить эмоциональный контакт – послужил сразу двум целям дисциплины: добиться сотрудничества и развить мозг, – причем оказался чрезвычайно эффективным. Он позволил ребенку воспринять полезный урок, отцу – убедительно его преподать, и им обоим – сохранить и даже укрепить взаимную привязанность. Подход Майкла помог ему завладеть вниманием сына, причем быстро и без потрясений, и после этого мальчик оказался в состоянии воспринять разговор о его поведении. Плюс это способствовало развитию его мозга, поскольку ребенок слышал и усваивал замечания и разъяснения отца. Наконец, отец продемонстрировал сыну, как можно восстановить взаимопонимание, и показал, что с человеком, который тебя разозлил, можно общаться и спокойно, и с любовью. И все это стало возможным благодаря тому, что Майкл установил эмоциональный контакт с ребенком, прежде чем заняться перенаправлением.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.