Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ГЛАВА 8. ХОЗЯЙСТВО II ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ СЛАВЯН В VI—IX ВВ.




 


кузнечная наковальня (табл. LXV, 7) и молоток. Железообрабатывающне инструменты встречены при раскопках поселений Титчиха, Битица (табл. LXV, 4, 9) и др.

Из железа изготовлялись прежде всего земледель­ческие орудия — наралышки и сошники, мотыги, ко­сы, серпы, а также орудия для обработки дерева — топоры, тесла, долота, скобели, ложкари. Значитель­ную группу изделий из железа составляли бытовые предметы — ножи, шилья, гвозди, ножницы, пряжки, а также, конечно, оружие — наконечники стрел и дро­тиков, копья.

Железообрабатывающее ремесло восточных сла­вян накануне образования древнерусского государст­ва находилось на достаточно высокой ступени раз­вития.

Для VI — начала VII в. характерны еще сравни­тельно узкий ассортимент изделий и простые техно­логические приемы. Многие предметы целиком отко­вывались из кричного железа или неоднородной ма­лоуглеродистой стали. Закалка стальных изделий и наварка стали на железную основу фиксируются на сравнительно немногих предметах.

В VII—VIII вв. наблюдается значительный подъ­ем железообрабатывающего производства. Металло­графический анализ железных изделий, найденных при раскопках поселений в разных регионах восточно­славянского расселения, показал, что кузнецы вла­дели сложными приемами сварки железа со сталью. Известны были по крайней мере два способа получе­ния стали. Для производства некоторых изделий при­менялась комбинация из стальных и железных полос (так называемые изделия из пакетного металла). Широко распространена была и термическая обра­ботка стальных орудий труда, состоящая из закалки или закалки с последующим отпуском. Таким обра­зом, славянские кузнецы владели целым рядом тех­нологических операций, характерных для сравни­тельно развитого кузнечного ремесла (Вознесен­ская Г. А., 1967, с. 124-128; 1978, с. 61-65; 1979, с. 70-76; Гопак В. Д., 1975, с. 15-22; 1976, с. 46-56).

Обработка цветных металлов была менее распро­страненной отраслью хозяйственной деятельности славян во второй половине I тысячелетия н. э. Масте­ра-ювелиры жили и работали на сравнительно не­многих поселениях того времени, обслуживая своими изделиями сельскохозяйственную округу. Необходи­мо заметить, что условия для развития бронзолитей-ного и ювелирного ремесел на восточнославянской территории были менее благоприятны, чем для желе­зоделательного и кузнечного производств. Если запа­сы болотной железной руды, широко распространен­ной по всей Восточной Европе, были почти неогра­ниченными, то залежей руд цветных металлов на месте ремесленники не имели. Поэтому изделия из этих металлов встречаются при археологических раскопках в небольшом количестве.

Мастерские бронзолитейщиков и ювелиров откры­ты в разных местах восточнославянского ареала. На поселении Хуча в Молдавии раскопана прямоуголь­ная полуземлянка размерами 2,95X2,1 м. Здесь най­дены шлаки со следами меди, капли и кусочки брон­зы, тигли, льячки и древесный уголь. Для плавки цветных металлов, по-видимому, использовались обычные бытовые печи — глинобитные сводчатые,


расположенные вне построек (Рафалович И. А., 1972, с. 189-191).

При раскопках Новотроицкого городища исследо­ваны бронзолитейные мастерские — полуземляноч­ные постройки, по устройству сходные с обычными жилищами. Отличие заключалось в том, что в них имелись печи-горны, в которых в глиняных тиглях плавили металл (Ляпушкин И. И., 1958а, с. 26—29, 82-84, 118-121, 217-219).

Тигли, глиняные льячки, а также каменные или реже — глиняные литейные формочки встречены на многих славянских поселениях (табл. LXVI). Кроме упомянутых поселений Хуча и Новотроицкое, инте­ресны для изучения бронзолитейного производства городища Зимно на Волыни (Аул1х В. 5., 1972, с. 56—77) и Изборское на Псковщине (Седов В. В., 19756, с. 69), а также Каневское поселение на Днеп­ре (Мезенцева Г. Г., 1965, с. 107—109). Следы брон­золитейного производства выявлены и в других ме­стах (Титчиха, Гнездово, Екимауцы и пр.).

Круг изделий из цветных металлов, изготавливае­мых славянскими мастерами, достаточно обширен. Наиболее распространенными были литые вещи из серебра, меди или сплавов. Это пряжки и поясные бляшки, перстни и браслеты, височные украшения и фибулы, шейные гривны, разнообразные привески и др. Некоторые украшения, в частности отдельные браслеты и гривны, изготовлялись целиком при по­мощи ковки. В иных случаях ковка применялась как дополнение при обработке отлитых изделий. Орнамент на украшение наносился чеканом.

В последней четверти I тысячелетия н. э. наряду с литьем и ковкой славянские ювелиры широко при­меняли технику тиснения. Так изготовлены поясные бляшки и височные кольца волынского типа. На Но­вотроицком городище в слое IX в. найдена бронзовая матрица для тиснения поясных бляшек округлой формы (Ляпушкин И. //., 1958а, рис. 17, 3].

Восточнославянские ювелиры во второй половине I тысячелетия н. э. осваивают также технику зерни и скани. В южных землях с искусством зерни, как считает Б. А. Рыбаков, были знакомы уже в VI— VII вв. В VIII—IX вв. начинается приток на славян­ские земли зерненых и сканых изделий с Востока, и эта техника широко прививается в восточносла­вянском мире. Местные ювелиры воспроизводят арабские образцы и создают свои формы (Рыба­ков Б. А., 1948, с. 330—336). Зернь и скань нашли применение при орнаментации височных колец во­лынского типа, бусинных височных колец и лунниц.

Сырьем для восточнославянских ювелиров слу­жил, очевидно, лом цветных металлов, а также ви­зантийские и арабские монеты. Отсутствие собствен­ного сырья для ювелирного дела в какой-то степени, вплоть до создания государственности, сдерживало развитие этого производства и налагало отпечаток на характер изделий.

Наиболее широко на славянских поселениях и в мо­гильниках представлена керамика. Очевидно, в хо­зяйственной деятельности восточных славян заметное место принадлежало изготовлению глиняной посуды. В VI—VII вв. на большинстве восточнославянских по­селений безраздельно господствовала лепная керами­ка. Только на некоторых антских поселениях встре­чается незначительное число фрагментов гончарной



16 АрхеологияСССР

 


ЧАСТЬ III. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ


 


керамики, которая, нужно полагать, сделана несла­вянскими ремесленниками. Лепная глиняная посуда бытует у восточных славян до X в. включительно, а на окраинах их территории изредка встречается еще в начале XI в.

Лепные горшки, миски и сковороды делались, ве­роятнее всего, в каждой семье. Особых навыков для их изготовления не требовалось, а сырье имелось почти повсеместно.

Вместе с лепной посудой начиная с VIII в. посте­пенно распространяется и вытесняет ее керамика, сделанная на гончарном круге местными, славянски­ми ремесленниками. Иногда можно проследить по­степенный переход от лепки к гончарному кругу. Так, найдены горшки, сделанные от руки, но под­правленные на круге.

Лепную керамику обжигали в домашних печах, но для изготовления посуды с помощью гончарного кру­га понадобились специальные гончарные печи. Изго­товление глиняной посуды перестало быть делом каж­дой семьи, домашним ремеслом, оно сосредоточивает­ся в руках мастеров-ремесленников, снабжавших своей продукцией население целой округи.

Особенности технологии изготовления глиняной по­суды в различных регионах Восточной Европы иссле­довались А. А. Бобринским (Бобринский А. А., 1978).

Сложение наряду с сельским хозяйством, промыс­лами и домашними ремеслами обособленных отрас­лей экономической жизни, таких как железодела­тельное и железообрабатывающее ремесло, ювелир­ное дело и гончарное производство, ставит вопрос о развитии у славян обмена и торговли.

О развитии торговых отношений в восточнославян­ском ареале говорят клады, как монетные, так и ве­щевые. О серии среднеднепровских кладов VII— VIII вв., оставленных антами и их соседями, упоми­налось выше.

Новой стадией в развитии торговых связей было распространение восточных монет (Янин В. Л., 1956, с. 81—85). VIII—IX века характеризуются значитель­ной масштабностью международной торговли. Восточ­ное серебро по Волге и Западной Двине или через Ла­догу распространяется в юго-восточной Прибалтике и Скандинавии. В IX—X вв. начинает активно функ­ционировать Днепровско-Волховский путь, назван­ный в русских летописях путем «из варяг в греки».

Славянские кузнецы, ювелиры, гончары и, вероят­но, некоторые ремесленники иных специальностей предназначали свою продукцию главным образом для населения, занятого сельскохозяйственным трудом. Первоначально ремесленники работали, вероятно, на заказ. Заказчик и ремесленник договаривались об оп­лате, сырье и т. п. Ремесленники жили на тех же по­селениях, где и их заказчики.

Во второй половине I тысячелетия н. э. наряду с работой на заказ ремесленники начинают произво­дить продукцию для рынка, т. е. на продажу, причем заметен рост продукции, изготовленнной на продажу. Это способствовало возникновению специализирован­ных поселений, где жили и работали преимуществен­но ремесленники, работавшие для рынка. Эти посел­ки становились сосредоточием внутренней, а в от­дельных случаях и внешней торговли. В отличие от открытых, лишенных укреплений рядовых поселе­ний или ремесленных пунктов, каким, например, был


Григоровский железоделательный центр, на этих по­седениях сооружаются укрепления.

Одним из ранних укрепленных ремесленных цент­ров восточных славян было уже не раз упоминав­шееся городище Зимно, относящееся к VI—VII вв. (Аулгх В. В., 1972). Обнаруженные здесь следы ре­месленной деятельности свидетельствуют, что на по­селении жили и работали ремесленники-ювелиры и кузнецы, снабжавшие своей продукцией широкую ок­ругу. Найденные изделия (бронзовые и серебряные украшения) позволяют предполагать, что часть про­дукции предназначалась для дружинного сословия, постепенно выделявшегося из общинной среды. По-видимому, такие центры стали пунктами и межпле­менного обмена. Ведь бронзолитейное ремесло нуж­далось в сырье, которого не было в местах восточно­славянского расселения. Отсутствие сырья, несом­ненно, способствовало межплеменному обмену.

Исследователь городища Зимно В. В. Аулих выска­зал предположение, что это поселение было не только ремесленным, но и административным центром не­большого племени и в нем жил племенной князь с дружиной. Это не исключено.

Таким же довольно крупным ремесленным центром было Пастырское городище. Здесь, несомненно, жили и работали кузнецы, ювелиры, гончары, изготавли­вавшие товарную продукцию. Это поселение было не только славянским. По-видимому, здесь со славяна­ми жило тюркоязычное население. Ремесленная про­дукция с городища поступала не только к славянам, но и к их степным соседям.

В Прутско-Днестровском междуречье, на Букови­не, исследовано Добриновское городище VIII—IX вв., которое также было подобным протогородским центром. Раскопками здесь выявлены девять ремес­ленных мастерских, расположенных рядом с жилыми постройками. На поселении было сосредоточено куз­нечное и ювелирное производство, продукцией кото­рого снабжались жители не только самого городища, но и соседних, а может быть, и более отдаленных се­лищ (Тимощук Б. О., 1976, с. 109-113, 152-154).

В лесной полосе восточнославянского ареала к чис­лу наиболее интересных протогородских центров при­надлежит Изборское городище. Как уже отмечалось, оно было основано на рубеже VII и VIII вв. и сразу укреплено. С самого его возникновения здесь жили ремесленники — бронзолитейщики и ювелиры, косто­резы и резчики по камню, по-видимому, была развита обработка железа. Поселок обеспечивал ремесленной продукцией окрестное население, здесь же, очевидно, совершался обмен и с отдаленными землями.

Начало процесса градообразования на Руси, как свидетельствуют археологические материалы и Ле­тописи, определяется IX—X вв. К IX в. относится десять древнейших городов, названных в летописи. Это Киев, Новгород, Полоцк, Смоленск, Изборск, Ладога, Белоозеро, Ростов, Муром и Любеч (кар­та 37).

Раскопки в Новгороде пока не раскрыли конкрет­ной картины возникновения этого города. Однако археологические наблюдения, данные геологического бурения и письменные свидетельства позволили В. Л. Янину и М. X. Алешковскому предположить, что Новгороду предшествовали три разноплеменных поселка (словенский, кривичский и чудской), кото-



 





©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.