Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Идомор, территория бывшего орочьего княжества Тоборибор, лето 6241 солнечного цикла



 

Бессмертный стоял в тени у входа в пещеру. В левой руке он сжимал изогнутый длинный лук. Перед альвом лежало гниющее тело неосторожного солдатика, подстреленного одиннадцать дней назад. В теле торчало десять стрел, укрепленных тонкой металлической нитью.

Пока что другие солдаты не попадались Нагзору на глаза.

«Я чувствую ваш запах». Тридцать солдат, двадцать четыре мужчины и шесть женщин. Они сидели за скалой и обдумывали, как бы им проникнуть в пещеру, избежав потерь. Это были всего лишь разведчики, основное войско окружило скалистые холмы, стараясь держаться от входа в пещеры подальше. «Как будто так вы можете удержать меня».

Время от времени небольшие отряды пытались проникнуть в подземелья Тоборибора, но тщетно. Орочьи выродки успешно сдерживали любые атаки.

Бессмертный гневался. Поиск волшебного камня занял намного больше времени, чем он надеялся, и это очень его беспокоило. Отъезд откладывался, а возлюбленная сестра так и не проснулась. Нагзор был неглуп и понимал, что не сможет долго сдерживать целое войско, а если верить тому, что рассказали ему выродки после своих путешествий, сейчас в Потаенной Стране творилось что-то неладное, и связано это было с каменным изваянием мага Лот-Ионана. Магам не было места в планах Бессмертного…

Трое разведчиков поднялись по холму, перебегая от камня к камню. Они старались держаться вместе.

– Глупцы. Вы умрете, и смерть объединит вас, – прошептал Нагзор.

Вытащив черную стрелу из трупа, Бессмертный наложил ее на тетиву и резко отвел руку назад. Как только разведчики оказались на одной линии, он выстрелил.

Стрела пробила горло первому, убила второго и вонзилась в глаз женщины, шедшей последней.

Ее исполненный боли крик немного порадовал альва. Нагзор удовлетворенно улыбнулся, глядя, как несчастная упала навзничь на землю и, постанывая, кое-как поползла к ближайшей скале.

Никто из отряда не осмеливался броситься ей на помощь. Солдаты знали, что тут их поджидает верная смерть.

Нагзор опустил лук, подкарауливая очередную жертву. Он посмотрел на стяги, развевавшиеся над шатрами войска. «Вот, значит, сколько солдат нужно, чтобы победить горстку врагов, – с презрением подумал он. – Слабый народец. Они смогли выжить лишь благодаря помощи других, – он увидел, как двое солдат все-таки попытались помочь раненой. – Рано или поздно им суждено погибнуть. – Бессмертный выдернул еще одну стрелу, обдул влажный наконечник, покрытый трупным ядом, и приготовился к стрельбе. – Жаль, что я не увижу этого. Но через сотню солнечных циклов я вернусь, чтобы узнать, что стало с этой страной».

Два солдата очень старались остаться незамеченными, и им почти удалось уйти, но Бессмертный отступил в сторону и заметил, как они подняли раненую и поволокли за собой. Девушка висела между ними, и можно было выпустить стрелу так, чтобы убить всех троих.

Выбежав из пещеры, альв запрыгнул на камень, прицелился и спустил тетиву. «Лети, забирай их души».

Стрела черной молнией пронзила троих, насадив их на древко. Несчастные с воплями повалились на землю, а Нагзор наслаждался их криками, словно изысканной музыкой.

Но Бессмертный привлек к себе внимание отряда. Жажда мести вселила отвагу в сердца солдат.

– Вон он!

Услышав разъяренный женский крик, альв повернулся и увидел, как шлем мелькнул за одним из каменных уступов.

– Быстро! Он один и не сможет победить нас всех! Или мы позволим ему и дальше убивать наших братьев и сестер? – Подняв щит и меч, воительница бросилась на Нагзора.

Двадцать четыре солдата последовали за ней, громко крича, чтобы отогнать страх.

Отбросив лук, Нагзор медленно и величественно обнажил два своих меча и стал ждать. Схватка была ему на руку, ведь он начал рисовать картину в честь будущего пробуждения Нагзар Инасты, а для ее завершения ему нужна свежая кровь. Тут не росли травы Дзон-Бальзура, позволявшие долго сберегать краски на крови, и поэтому приходилось постоянно пополнять запасы.

Альв не двигался, пока первые солдаты не очутились в трех метрах от него. Из-за шеренги солдат полетели стрелы, но Нагзор элегантным движением уклонился. А потом альв прыгнул.

Бессмертный приземлился в самой гуще. Люди в бою двигались чуть быстрее, чем орки, но все равно они не представляли для Нагзора опасности. По крайней мере, эти люди.

Альв шел вперед, сея смерть. При этом он следил за тем, чтобы удары солдат оказывались направлены на своих и чтобы люди как можно больше мешали друг другу в бою.

Мечи Бессмертного собирали кровавую жатву, из резаных ран текла кровь, заливая серые и черные камни, рисуя прямые и изогнутые линии на земле.

Бессмертный невольно залюбовался этим восхитительным зрелищем. Эти картины на земле возникли случайно, рисовать таким способом было непривычно и все же прекрасно. Альв стал двигаться быстрее, радуясь новым и новым узорам.

Нагзор легко разил своих врагов. Эту кровавую резню и боем-то назвать было трудно, настолько альв превосходил своих противников в уровне мастерства. Искалеченные тела и отрубленные конечности падали на землю, крики боли сливались в обворожительный хор, и эту чудную музыку слышали воины в лагере. Бессмертный увидел, как засуетились там очередные солдатики и как выехал навстречу ему отряд конников.

Но Нагзора это не волновало.

Он стоял перед девчонкой, столь неосмотрительно пославшей отряд на смерть. Острие его клинка давило ей на грудь. Девушка дрожала всем телом, опустив и меч, и щит, в ее зеленых глазах плескался ужас.

– Твою смерть зовут Нагзор Инасты, – произнес Бессмертный, зная, что воительница его не понимает. Одного звука его голоса было достаточно, чтобы она выронила оружие. – Я уничтожу твое тело и душу, и ничего не останется в этом мире от тебя. – Альв взрезал ей горло, и несчастная невольно схватилась за меч обеими руками, словно стараясь остановить его неуклонное движение. – Умри же, – Нагзор резко дернул меч вниз, вспарывая тело от шеи до паха.

Поспешно нагнувшись, он собрал теплую темную кровь в шлем убитой. Этого будет достаточно, чтобы нарисовать еще часть картины.

Поднявшись, Бессмертный увидел несущуюся к нему конницу и отступил в пещеру. Недосуг вступать в еще одно сражение. Не сейчас. Иначе кровь свернется.

Нагзор вернулся в свою комнату. На столе рядом с полуразложившейся рукой подземыша лежал окровавленный бриллиант. Золотой браслет говорил о том, что это рука какого-то высокопоставленного гнома. Ему-то наверняка и принадлежал волшебный камень, пока выродок не отобрал его.

«Во имя Самузина и Тиона!» – Опустив шлем на стол, Бессмертный поднял бриллиант и стер запекшуюся кровь. Коричневатые ошметки полетели на пол.

«Он справился с заданием! Принес бриллиант!»

Для Нагзора не имело значения, кто именно нашел волшебный камень. Он не собирался хвалить выродков. В его душе по отношению к этим созданиям жили лишь презрение и ненависть, и он не испытывал жалости к их страданиям. Они существовали лишь для одной цели – добыть бриллиант для Нагзар Инасты. Нагзор запретил им говорить с ним, даже звук их голосов приводил его в ярость.

Его пальцы сомкнулись на камне. «Как только она откроет глаза, ублюдки умрут. Я либо пошлю их воевать с людьми, чтобы отвлечь войско, либо убью их собственноручно».

Поспешно покинув комнату, Бессмертный помчался по коридору в пещеру, где покоилось тело сестры. Взбежав по ступеням, он сдернул шлем с темных волос и опустился на колени.

– Гляди, что я принес, – нежно прошептал Нагзор. – Это излечит тебя.

Благоговейно вложив бриллиант в ее переплетенные пальцы, альв произнес заклинание, которое повторял все то время, что провел здесь. Каждый слог, каждое слово было произнесено правильно, напевный ритм все ускорялся, а потом резко оборвался. Нагзор сделал все так, как было описано в летописи.

Но ничего не произошло.

– Проклятая эоил! Что же она сделала с камнем? – Бессмертный осторожно дотронулся до бриллианта кончиками пальцев. – Покорись мне! Мне ведомы чары, что управляют твоим светом. В летописях Дзона была сокрыта твоя тайна, но я узнал ее. Ты не можешь противиться мне! – Подняв камень, он произнес мрачное заклинание еще раз.

Волшебный бриллиант, словно нехотя, замерцал, но свечение было слабым. Грани поблескивали, отбрасывая блики на стены и потолок, на лицо Нагзар Инасты…

– О боги, – прошептал Бессмертный, склоняясь к сестре. – Как ты прекрасна, возлюбленная моя! – Вложив камень в ее ладони, он погладил альвийку по плечам. – Проснись, молю тебя…

Но она не шевелилась.

– Нагзар Инасты, проснись! – Он опустил голову к ее лицу. Грудь Бессмертной едва заметно поднималась и опускалась, дыхание слетало с ее губ, но Нагзар оставалась неподвижной.

Бессмертный посмотрел на камень.

– Тебе нужно больше времени, верно?

Искорка поднялась от губ Бессмертной и влетела в камень.

– Значит, будет тебе время, – мрачно протянул Нагзор.

Поднявшись, он вновь надел шлем и, пятясь, спустился. Наконец он сумел оторвать взгляд от лица сестры и покинул пещеру. Альв направился туда, где лежал первый из убитых им солдат. Промедление позволит Бессмертному завершить картину.

Он надеялся на то, что волшебный камень исцелит любимую. Каким-то образом можно заполучить силу, скрытую в бриллианте, а когда ему это удастся, он воспользуется ею. «Из силы света я сотворю тьму. И не останется больше эльфов в Потаенной Стране. Битва за Тоборибор может продлиться и сотни солнечных циклов, но для меня это не дольше мгновения».

Вернувшись к выходу, Нагзор увидел, что десять конников находятся в сорока шагах. Они укладывали убитых на повозки. Своих лошадей солдаты привязали к скале.

«Люди никогда не отличались внимательностью». Подняв лук, Бессмертный подошел к трупу, в котором еще торчало восемь стрел. Кровь в шлеме той девчушки наверняка уже запеклась. Нужно было раздобыть новую краску, а это прекрасная возможность…

Взгляд его черных глаз упал на двух солдат, как раз поднявших одно из тел за руки и за ноги. Как только они выпрямятся, линия прицеливания будет идеальна. Двое одним выстрелом…

Вытащив стрелу из трупа, Нагзор наложил ее на тетиву.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.