Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Гаурагар, Пориста, лето 6241 солнечного цикла



 

Тунгдил вскинулся ото сна. Он задремал, опустив голову на свои записи, а тем временем на Пористу опустилась ночь.

Спина болела. Поднявшись, гном сладко, до хруста в суставах, потянулся.

Он надеялся, что во сне ему придет озарение, как вывести эльфов на чистую воду и доказать свою правоту правителям, но этого не произошло. Златорукий не мог предъявить Рейялин никаких обвинений, ведь у него не было доказательств, кроме разве что предупреждения подземных жителей да странных событий в Аландуре. Эльф, которого они нашли в лесу, до сих пор лежал на постоялом дворе на окраине города. Его охраняли десять воинов. Тунгдил предпочел держать эту тайну при себе.

– Вот бы он пришел в себя, – раздраженно пробормотал гном, протягивая руку к кувшину с пивом. Нужно было избавиться от этого искушения. Подойдя к окну, Тунгдил выплеснул пиво на мостовую. – Эх, если бы все было так просто.

И вдруг с крыши в открытое окно влетела какая-то тень и ударила его в грудь.

Упав навзничь, Златорукий ударился головой о край стола. Перед глазами заплясали яркие огоньки.

В окно забрались трое людей в черных одеждах. Их лица скрывали темные платки, в руках они сжимали короткие мечи. Один метнулся к двери, двое других подскочили к Тунгдилу и схватили его за руки. Кто-то приставил меч к горлу гнома.

– Где он? – Голос был женским.

– Кто?

– Огненный Клинок! – прошипела женщина.

– Ну вы и дураки, – фыркнул мужчина, стоявший у двери.

Волшебный топор висел на стене.

– Самузин благоволит к нам! Все вышло проще, чем я ожидала! – Женщина тихонько рассмеялась. – А я уже боялась, что нам придется вступить в бой с тем безумным гномом и его ученицей.

Стоявший рядом с ней тип подскочил к Огненному Клинку.

Тунгдил понял, что нужно что-то делать. Резко дернувшись, он оттолкнул от себя лезвие меча и всадил его в ногу женщине. Конечно, при этом он порезал ладонь, но нанесенная им рана была довольно глубокой.

– Топор мой! – взревел гном, обнажая кинжал.

Златорукий сразу догадался, что это не убийцы или грабители, а обычные люди, непривычные к подобным действиям. Зачем им понадобился Огненный Клинок, самое могущественное оружие в Потаенной Стране, вот в чем вопрос. И этот вопрос очень интересовал гнома.

Тунгдил ударил визжащую от боли незнакомку рукоятью кинжала в лоб, и женщина осела на пол. Вскочив, гном бросился на уже завладевшего Клинком противника и пырнул его в ногу.

Завопив, мужчина повернулся и попытался ударить Тунгдила волшебным топором, но Златорукий уклонился. Лезвие вошло в балку и застряло.

– Отпусти рукоять, – угрожающе прорычал гном, отчаянно размахивая кинжалом, чтобы отогнать злодея.

Мужчина ударился о комод, и лезвие вошло ему в левый бок. Ругнувшись, он упал на пол, зажимая рукой кровоточащую рану.

Выдернув топор из балки, Тунгдил повернулся и медленно направился к стоявшему у двери противнику.

– Так. Сейчас ты расскажешь мне, кто вы и как вам в голову пришла мысль украсть у меня Огненный Клинок.

Мужчина поднял меч. Лезвие дрожало.

– Отступи!

– Ну уж нет! – Златорукий сделал ложный выпад и, когда противник попытался уклониться, пнул его ногой в пах.

Несчастный со стоном упал на колени, а гном приставил тяжелое лезвие к его шее.

– Итак?

– Убей нас, и ты больше никогда не увидишь Лот-Ионана, – прошипела женщина.

Опираясь на балку, она пыталась подняться. Наконец незнакомка добралась до стула, уселась и стала осматривать рану.

– Так это вы украли его статую?

– Я же сразу сказал, что воровать у гнома его топор – плохая идея, – простонал раненый. – Позовите врача! Я истекаю кровью!

– Никто не выйдет из этой комнаты, пока я не узнаю, кто вы. – Тунгдил перегородил проход к двери.

Сняв с лица повязку, женщина перевязала ногу. Ей было не больше восемнадцати солнечных циклов, из-под платка на голове выбилась каштановая прядь.

– Меня зовут Ризава Панокская, а это Дергард и Ломостин. Мы были учениками Нод’онна. После смерти учителя и исчезновения магических полей мы пытались отыскать способ вернуть в Потаенную Страну магию, – объяснила она, поднимаясь и подходя к раненому.

– Зачем же вам статуя Лот-Ионана, если вы были последователями Нод’онна?

Ризава покосилась на двух своих друзей, тоже снявших повязки.

– Мы хотели расколдовать его. Он может обучать нас. Нашей родине нужны маги, чтобы остановить тех чудовищ, что охотятся на бриллианты. – Девушка помрачнела. – Если бы вы тогда послушали Нод’онна, такого бы не случилось.

Тунгдил ушам своим не поверил.

– Андокай сказала, что заклятие окаменения развеять нельзя.

– Для Андокай, может, и нельзя, – презрительно протянула Ризава.

– Осторожно! – остановил ее Ломостин. – Ничего ему не говори.

– Вот и ошибочка вышла, – усмехнулся Тунгдил, замахиваясь топором. – Ты расскажешь мне все. Так будет лучше для вашего здоровья. А колдовать можно и без одной ноги.

Отпрянув, Ризава что-то шепнула друзьям. Златорукий не спускал с нее глаз, в любой момент готовый остановить их попытки к бегству.

Наконец девушка повернулась к гному.

– Ну хорошо, я все тебе объясню. У Андокай не было тех знаний, которыми обладаем мы. Последние солнечные циклы мы работали в библиотеке Нудина, изучая заклинания. В теории. Но у нас нет магической силы, чтобы эти заклинания плести. И мы подумали, что сможем позаимствовать магическую силу Огненного Клинка, чтобы освободить Лот-Ионана от чар. А уж он разберется, что делать дальше.

– Он никогда не взял бы вас в ученики. – Тунгдил никак не поверить, что все это происходит на самом деле. В то же время он не знал, лжет его незваная гостья или говорит правду.

– Какая уж теперь разница, Нод’онн или Нудин. Он мертв. – Дергард до сих пор не отнял руку с промежности. – Мы долго скорбели после его смерти, но мы понимаем, что демон помутил его рассудок. У Нудина не было свободы воли. – Он посмотрел на Ризаву. – Она тоже поймет это рано или поздно… В сердце своем мы уже давно отреклись от Нод’онна. Как сказала Ризава, у нас есть знания Нудина, и мы хотим продолжить дело всей его жизни. Его дело, а не предателя Нод’онна. Лот-Ионан обучил бы нас всему, я уверен в этом.

– Но вряд ли похищение статуи было мудрым поступком. – Тунгдил убрал топор. – Вы могли бы обо всем рассказать королю Брурону. И мне.

– Он не поверил бы нам. Никто в Потаенной Стране не стал бы помогать нам, в том числе и ты. – Девушка осторожно встала. – Мы хотели пробудить Лот-Ионана. Ему верят и люди, и гномы, и эльфы. Он нашел бы какой-то выход. Сказал бы, что мы его новые ученики. Тогда на нас бы не пало это бремя позора.

Златорукий осмотрел раны Дергарда.

– Порез на ноге неглубокий, рана в боку заживет довольно быстро, – заявил Тунгдил. – Нужно промыть ее и зашить, а потом нужно будет оставаться в постели несколько дней, пока все не зарастет. – Гном повернулся к Ризаве. – Ты отведешь меня и моих друзей к статуе. Я дам тебе Огненный Клинок, чтобы ты попыталась оживить Лот-Ионана. – Глаза Златорукого блеснули. – Но если ты замышляешь недоброе, знай, что мы убьем и тебя, и твоих друзей. Сейчас вы не можете принести никакой пользы Потаенной Стране, а значит, неважно, живы вы или нет.

– Это все бессмысленно, – выдавил Ломостин. – Я держал топор в руках и почувствовал, что в нем слишком мало магии. Огненный Клинок не подойдет для нашего замысла. Источник…

Ризава быстро нагнулась вперед и словно бы случайно коснулась его раны. Мужчина закричал от боли, так и не договорив.

Но Тунгдилу и этого было достаточно. Схватив девушку за руку, он грубо развернул ее к себе.

– Вам известно об источнике?

Упрямо глядя на него, Ризава молчала.

– Расскажи ему. – Дергард тяжело дышал, пытаясь справиться с болью. – Может быть, он нам что-то посоветует. Речь идет о Потаенной Стране, а не только о нашем будущем.

– Что ты должна рассказать мне? – громыхнул Тунгдил, сжимая ее кисть. Кости опасно захрустели. – Без руки колдовать будет неудобно.

Девушка сжала зубы, слезы текли по ее щекам.

– Я одним заклинанием превратила бы тебя в горстку пепла, – сквозь зубы прошипела она.

– Вот только ты не можешь этого сделать, – возразил Тунгдил, надавливая сильнее. Кисть вот-вот готова была сломаться. – Рассказывай или смотри, как кости проткнут твою кожу.

Ризава застонала.

– Новый источник, – выдохнула она, и Тунгдил отпустил ее руку. Девушка согнулась пополам, прижимая кисть к груди. – Мы обнаружили новый источник, но он находится в Вейурне. В озере. Он слишком глубоко, чтобы добраться туда.

Златорукий с облегчением вздохнул. Он уже давно не испытывал такого душевного подъема. Теперь хоть что-то можно было противопоставить Бессмертным. Лот-Ионан, остров, ученики… Это было ответом на его молитвы Враккасу.

Но Тунгдил сделал вид, что ничего незаурядного не услыхал. Если у учеников Нудина действительно были записи наставника и они изучили все заклинания, нельзя было допустить, чтобы они узнали, как опуститься на дно озера. Только когда Лот-Ионан оживет и скажет, что им можно доверять…

– Посмотрим, что с этим можно сделать, – спокойно сказал он. – Сперва отведи меня и моих друзей к статуе. Лот-Ионан останется у меня.

– А что с этим можно сделать? – переспросила Ризава. – Озеро очень глубокое, дно там в сотне шагов под поверхностью, по крайней мере, так нам сказали местные рыбаки. Ни одному человеку не нырнуть так глубоко, не говоря уже о том, чтобы потом подняться наверх.

– Моему народу приходилось справляться с проблемами и похлеще, – Тунгдил улыбнулся. – А теперь мы позовем моих друзей и перенесем статую в безопасное место. – Гном открыл дверь, по-прежнему не отпуская Огненный Клинок.

– А что делать с ним? – Дергард указал на Ломостина.

Златорукий одарил его ободряющим взглядом.

– О нем позаботится врач. Как только мы перенесем сюда статую.

Выдворив нежданных гостей в коридор, он запер дверь древком флага, который висел на стене.

 

Представление проходило превосходно.

Правители Потаенной Страны сидели в «Театре Диковинок» и с интересом наблюдали за происходящим на сцене. Кто-то просто улыбался, другие не могли сдержать хохота. Пьеса, написанная Тасией, принесла театру оглушительный успех. Девушка играла просто великолепно, ее обаяние и талант целиком и полностью захватили внимание зрителей.

Родарио, у которого не было слов в первом акте, со смешанными чувствами наблюдал за лицами королей и королев, подсматривая в дыру в декорациях. С одной стороны, он был счастлив, а с другой, его глодала зависть. Тасия была его творением, и даже сейчас добилась большего, чем он сам. Она лишила его звания лучшего в мире актера, сперва перед его труппой, а теперь и перед зрителями.

– Ты только посмотри, Фургас, – прошептал Родарио. – Мужчины от нее без ума, женщины в восторге.

– Ты сам создал себе соперницу, – тихо ответил магистр, проверяя мешочки с порошком для разноцветного дыма, огня и прочих особых эффектов.

Последние два дня он приводил театральное оборудование в порядок. Время не прошло для его изобретений незамеченным, но теперь все опять работало без сучка без задоринки. Декорации на сцене сменялись сами собой, солнце поднималось и опускалось, деревья гнулись на ветру… Иллюзия оставалась идеальной.

– Я уже говорил тебе, как я рад, что ты снова с нами? – глухо спросил Родарио.

– Потому что я все починил? – ухмыльнулся Фургас.

– И не только поэтому. – Повернувшись, друг хлопнул его по плечу.

– Я тоже рад, что мне удалось спастись от Третьих. Я в неоплатном долгу перед тобой. – Магистр дернул за желтый канат, и на сцене стемнело. Солнце село, на небе вспыхнули звезды.

Зрители в восторге зааплодировали.

– Ты избрал лучший способ, чтобы этот долг вернуть, – рассмеялся актер.

Боковая дверь распахнулась, и за кулисы вошел Тунгдил.

– Ох, извините. Я думал, это черный ход.

– Так и есть. Это вход для актеров, – прошипел Родарио. – Тише! Ты опоздал на представление. И мест больше не осталось, но ты можешь сесть в проходе, я разрешаю, – великодушно заявил он.

– Сейчас освободятся тебе места. Мне нужен Боиндил. – Отодвинув актера в сторону, Тунгдил выглянул в дырку, пытаясь отыскать друга.

– Что случилось? – испугался Фургас. – Чудовища напали опять?

– Нет. Наконец-то произошло что-то хорошее, – радостно прошептал он. – Ко мне пришли ученики мага, которые украли статую Лот-Ионана. Они сказали, что можно опять превратить его в человека. Одного я ранил, и он сейчас лежит в моей комнате, а с двумя другими мы сейчас сбегаем за статуей.

– Во имя Паландиэль! Правда? – Родарио наклонился к гному. – Мне прервать представление?

– Нет, сперва я хочу убедиться, что статуя действительно у них. Мы принесем ее сюда и только потом сообщим остальным, – Тунгдил просиял. – А еще они знают, где находится источник.

– Какой источник? – Фургас потянул за красный канат, и по сцене заструился туман. – Что, тот самый источник?

– Тот самый магический источник. Из него чудовища черпают силу. – Гном собрался пройти к зрителям. – Позже я все вам расскажу. А пока что нужно действовать быстро. – Златорукий кивнул. – Друзья мои, перед нами забрезжил огонек надежды! Настоящий огонек! – С этими словами Тунгдил ушел.

Родарио в дыру в декорациях увидел, как Златорукий вывел из зала Бешеного и Году.

– Ну и что ты на это скажешь? – улыбнулся он. – Одно судьбоносное мгновение сменяется другим. У меня просто нет времени, чтобы ставить все это на сцене. – Актер огладил бородку. – Создам еще один «Театр Диковинок», – задумчиво пробормотал он. – И поставлю во главе Тасию. Как думаешь?

– Очень остроумно, Родарио, – заметил магистр. – Так тебе не придется с ней соперничать.

– Вот именно, – актер кивнул. – И за это она будет мне благодарна. Мы будем заниматься любовью, сгорая от страсти всякую ночь, когда я постучусь в ее дверь, – услышав, что ему пора выходить на сцену, он поправил костюм и подмигнул Фургасу. – За такую идею я и сам себя бы по плечу похлопал. – Родарио удалился.

На сцене как раз играли тот момент, когда Нолик напал на Родарио в фургончике. Конечно, в пьесе количество противников увеличилось, и речь шла о героическом сражении во имя любви к Тасии. Наконец все враги, пришедшие за драгоценным ожерельем, были повержены.

– Вот так благодаря острому мечу и силе любви мы способны преодолеть все препятствия, – продекламировал Родарио, поворачиваясь к зрителям.

Встав рядом с ним, Тасия подняла украшение.

– А эти драгоценные камни станут воздаянием моим за то, что довелось мне терпеть.

Тонкие золотые пластинки блестели, на гранях кристалла играли отблески света, перекидываясь и на лица зрителей. Тасия прижалась к Родарио.

– Что же ты подаришь мне? Ведь и с тобой придется мне многое стерпеть. Что же станет воздаянием моим?

– Бриллиант! – крикнул кто-то из зрителей.

– Нет, не бриллиант, – подхватил его слова Родарио. – Сердце мое подарю я…

Он еще не договорил, когда на сцену выскочил Гандогар. Гном крепко ухватился за цепочку.

– Свет! – крикнул он.

– Благороднейший Верховный король всех гномьих племен Потаенной Страны, известно мне, сколь восторженно относится ваш народ к драгоценным камням, и столь красивое украшение, несомненно, разожгло в вас искру страсти, но прошу вас обратить внимание на то, что вы срываете мой спектакль, – вежливо, но нетерпеливо выпалил Родарио, протягивая руку к цепочке. – Сядьте на место и наслаждайтесь вторым актом пьесы, прошу вас. На этих подмостках я король, и вам придется покориться моей воле.

Но Гандогар не дал ему отобрать украшение.

– Это один из бриллиантов, актер! – вскричал он. – Ты что, не понял, что я сказал?

– Должно быть, несмотря на все свое мастерство, вы ошиблись, о благородный король, – Невероятный потянул цепочку на себя. – Это кулон из полированного горного хрусталя, а не бриллиант, – Родарио помахал цепочкой в воздухе. – Это подделка, мой почтенный Верховный король. Я никогда не стал бы использовать настоящие бриллианты для реквизита.

– Я король Четвертых, и мое племя славится своими познаниями в обработке драгоценных камней. Мы лучшие ювелиры из всех детей Кузнеца, и уж если кто разбирается в драгоценных камнях, так это я, а не какой-то там актеришка! – яростно бушевал гном, тряся бородой. – Отдай бриллиант! Немедленно!

Тасия уже хотела вмешаться, но тут на сцене появилось какое-то огромное существо. Ростом оно было выше любого человека, под серо-зеленой кожей играли бугры мышц. Кроме набедренной повязки и сапог на нем ничего не было, разве что две белые цепи на наручах на предплечьях.

Лицо, немного напоминавшее альвийское, было обращено на цепочку, глаза вспыхнули зеленым.

– Отдай мне цепочку!

Все в шатре с изумлением следили за происходящим.

Первым зааплодировал король Брурон.

– Какая превосходная постановка! – громко воскликнул он. – Потрясающе! Все выглядит именно так, как рассказывали Тунгдил и солдаты.

– А по-моему, безвкусица какая-то! – возмутилась королева Изика.

Родарио и Тасия отпрянули, актер поднял свой меч.

– Бегите, король Гандогар! – выдохнул он. От ужаса у Невероятного сжималось горло. – Спасайте последний из бриллиантов от порождений Тиона, – Родарио отдал гному цепочку.

И в шатре поднялся хаос.

 

 

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.