Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Вейурн, начало лета 6241 солнечного цикла



 

Родарио проснулся от странного звука и немало удивился, когда понял, что именно вызвало этот звук: быстрее, чем зайцы молотят лапками по пенькам, его зубы стучали друг о друга с риском разгрызть язык на множество кусков, если бы тот оказался между челюстями.

Невероятный открыл глаза; дрожа, перевернулся на спину и сел. Вокруг стоял густой туман, и, судя по освещению, солнце как раз намеревалось подняться над горизонтом.

Актер лежал на каменистом пляже. Волны омывали его ступни и бедра, мягко подталкивая, словно желая смыть его обратно в озеро.

– Благодарю тебя, Эльрия, за то, что пощадила. Наверное, в твоем царстве актеры тебе не нужны, – пробормотал Родарио и встал, чтобы пройтись вдоль пляжа в поисках людей, которые помогли бы ему. Он предположил, что находится на одном из островов, мимо которых проплывал ночью.

После непродолжительного похода Невероятный наткнулся на простую рыбацкую хижину, перед которой были развешены для просушки несколько сетей.

– Вы уже не спите? – отрывисто крикнул он, постучав по двери. – Прошу вас, пустите меня к огню, пока я не умер от холода.

Дверь немного приоткрылась. Из темноты хижины на него с любопытством смотрели две пары глаз. Но младшая девочка быстро исчезла. Старшая сестра, которой, по предположениям актера, было около одиннадцати циклов, разглядывала гостя. На ней было старое, потертое платье с двумя передниками, короткие каштановые волосы блестели от жира.

– Ты кто?

– Я Родарио. Моя лодка разбилась, – он никак не мог перестать дрожать, его трясло, словно лист. – Пожалуйста, впусти меня и посади у камина, чтобы я мог просушить одежду.

– Отец на рыбалке, а мать сказала, чтобы я никого не впускала, пока она ищет травы. – Девочка рассматривала его. – Ты не пират. Для этого ты слишком худой. – Девочка открыла дверь и впустила Невероятного. – Туда, – сказала она, указывая на открытый очаг в центре хижины. – Я подложу несколько поленьев, но тебе придется за них заплатить. Они дорогие.

– Спасибо… Как тебя зовут, малышка? – Он прошел мимо своей спасительницы и уселся у огня, наслаждаясь теплом, ударившим в лицо. Пахло рыбой, дымом и жиром, кипевшим в большом чане на другой стороне, у стены. Хозяева производили либо мыло, либо ворвань. Факт, что они выдерживали эту вонь, для чувствительного носа Родарио казался чудом.

– Флира. – Девочка по очереди представила своих братьев и сестер, взобралась по лестнице и сбросила вниз несколько поленьев и блок прессованных водорослей. – Положи их туда, – сказала она гостю. – Один кусок стоит монетку.

Родарио ощупал свой пояс и наконец обнаружил кошель со всем, что ему удалось навыпрашивать. Отвязав, он бросил его девочке.

– Возьми все. Вам это понадобиться больше, чем мне. – Актер подложил поленья в очаг, радуясь теплу.

Та недоверчиво развязала кошель и пересчитала содержимое.

– Да здесь же семь монет, – удивилась она. – Большое спасибо! Да благословит тебя Эльрия!

– Она уже это сделала, – усмехнулся Родарио, протягивая руку к огню. – Я выжил в этой ужасной огромной волне. А моя лодка – нет.

Глаза у Флиры стали огромными.

– Опять волна? Когда это было?

Тот пожал плечами.

– Давно, – а потом понял, почему она спрашивает: девочка переживала за отца. – Эти волны возникают часто? – Родарио снял рубашку и повесил на железную палку, подсел ближе к огню и растянул штанины вправо и влево, чтобы они быстрее сохли. Перед детьми он снимать их не хотел.

– Отец говорит, что раньше их не было. Только после великого землетрясения и наводнения озеро Вейурна стало хитрее и опаснее, чем чудовища из снов Тиона. – Флира присела напротив и налила ему горячего чаю. – Они возникают время от времени, словно из ниоткуда. Семь рыбацких лодок поглотили они, и это только у нас. Отец говорит, что другим островам повезло меньше.

Подошел брат девочки, которого она представила актеру как Ормардина. По блеску в его глазах актер понял, что его восхищают эти загадочные волнения на озере.

– Расскажи ему об острове Альвов.

Флира отвесила мальчишке легкий подзатыльник.

– Кто тебя звал к нам, к взрослым? Сам и рассказывай.

– Остров Альвов? Вам удалось разбудить мое любопытство, – рассмеялся Родарио. – Я весь внимание, Ормардин. – Отпив из кружки, актер стал ждать, какую же сказку поведает ему мальчик.

Ормардин усмехнулся и начал рассказ.

 

«Пять циклов тому назад, незадолго до того, как взошла звезда Искоренения Скверны, по Потаенной Стране шла банда альвов, посланная Бессмертными, чтобы найти новое, безопасное укрытие.

Они пришли в Вейурн и объехали на своем корабле, построенном из костей и кожи убитых людей и эльфов, всю нашу родину.

Они осматривали остров за островом, как плавучие, так и постоянные. Никто не замечал, что они делают, а рыбаков-неудачников, с которыми они встречались на озере, альвы убивали и съедали.

Однажды ночью альвы высадились на прекрасном острове, пробудившем их любопытство. Они увидели, что на нем есть горы со множеством пещер, где можно укрыться от врагов.

Они убили жителей острова и завладели этой землей, трупы затащили в пещеры, содрали с них кожу и извлекли кости.

Они хотели сделать вертел, чтобы приготовить людей, однако когда один из них вонзил в землю копье, то в земле образовалась дыра, поднялась вода и затопила пещеры.

Остров вместе с альвами погрузился в пучину. Затем взошла звезда Искоренения Скверны, сила которой не достигла до дна озера Вейурна.

Однако Эльрия не позволила альвам умереть. Они должны были поплатиться за свои чудовищные преступления. Она даровала альвам вечную жизнь и обрекла их обитать на острове.

Время от времени, когда расположение звезд подходящее, альвы вместе с островом могут подняться наверх, чтобы глядеть в ночь. Говорят, они не могут умереть, пока не покроют все стены гротов и пещер рисунками.

Тот, кто переживет большую волну, которая предвещает их появление, и будет настолько неосторожен, что ступит на остров, будет тут же съеден голодными альвами, с него сдерут кожу, а кровь используют в качестве краски для картин».

 

Ормардин умолк и поглядел на Родарио. Щеки малыша пылали.

– Тебе понравилась история?

Актер восхищенно хлопал в ладоши.

– Мой юный друг, я склоняюсь перед твоим талантом. Если твои родители не распорядятся иначе, однажды ты станешь лучшим сказителем Вейурна. Ставлю на это дневную выручку моего театра.

– Ты актер? – Мальчик не верил своему счастью.

– О да. Я Невероятный Родарио, король всех мимов и актеров Потаенной Страны, – привычно похвастал он. – Мне было дозволено называть «Театр Диковинок» и лучшую его труппу своими. Если бы он был рядом, я пригласил бы тебя, юноша, – и мужчина провел рукой по его коротким каштановым волосам.

Ормардин приосанился. Получить похвалу из уст мастера значило для него очень много.

Дверь отворилась, в проеме Родарио увидел темный силуэт длинноволосой женщины, в левой руке она держала корзину.

– Кто вы такой? – тут же спросила она, голос звучал возбужденно. – Прочь от детей!

Родарио понял ее.

– Не беспокойтесь, милая дама.

– Это Невероятный Родарио. Он потерпевший кораблекрушение актер, – выпалил Ормардин, вскочил на ноги и радостно бросился к матери, чтобы обнять ее. – Я рассказал ему историю об острове Альвов, и он сказал, что у меня талант.

– Он тебе голову морочил? – Женщина вошла, закрывая за собой дверь.

Родарио разглядел вновь пришедшую: немного старше его самого, одета в простую льняную одежду. Очевидно, рыбаки зарабатывали в Вейурне немного.

– Приветствую вас, – сказал он, только теперь заметив, что сидит без рубашки. – Простите мой внешний вид, но мне нужно было просушить вещи.

Женщина быстро успокоилась, осознав, что он не представляет опасности – ни для детей, ни для нее или ее имущества. На почти обнаженном теле нельзя было спрятать ничего – ни оружия, ни краденого имущества.

– Я Талена. – Хозяйка поставила корзину на стол. – Извините за неприветливость.

Тот поднял руки и отмахнулся.

– Ничего страшного. Я могу вас понять.

– Он подарил мне деньги, – сказала Флира, протягивая матери кошель.

– Это за дрова, – улыбнулся ей Родарио. – Вы мне не подскажете, как убраться с острова? Мне нужно в Мифурданию.

– Идите прямо по дюнам, а за ними будет дорога направо. Она приведет вас в Тиховодье. Это рыбацкий городок, где наверняка найдется кто-то, кто возьмет вас, – Талена выложила из корзины травы и промыла их в миске с водой. – Вам действительно так понравилась история моего сына?

– Очень, – снова подтвердил Родарио, подмигнув Ормардину. – И я был совершенно серьезен, когда говорил о таланте. Если он не должен учиться ремеслу отца, то пусть он станет сказителем. Я знаю нескольких хороших мастеров в королевстве, которые будут рады такому одаренному ученику.

– О, пожалуйста, мама. Рыбачкой же может стать и Флира, – стал умолять мальчик.

– Нет, я же не хочу, – тут же раздался голос девчушки.

Талена отвернулась.

– Успокойтесь. Подождите, что скажет на это ваш отец. – Женщина поглядела на Родарио. – На вашем месте я вышла бы немедленно. Насколько я знаю, Мендар на своем баркасе ездит в Мифурданию примерно в обед, чтобы продать на базаре устриц. Скажите Мендару, что вас послала я, и он отвезет вас бесплатно.

– Спасибо, Талена. – Актер оделся. – Может быть, мы увидимся снова, – сказал он Ормардину и присел перед ним на корточки. – У тебя есть на чем записать? Тогда запиши пару имен великих сказителей.

Мальчик кивнул, убежал и вернулся с куском сланца и мелом. Родарио записал на нем имена двух известных рассказчиков и королевства, в которых они жили.

– Тебе придется расспрашивать о них, потому что они много путешествуют. Но найти их легко. – На прощание Невероятный взъерошил ему волосы. – Пусть тебе поможет Паландиэль, Ормардин.

Талена дала ему кусок хлеба и сушеной рыбы.

– В дорогу, – сказала она, кивнув актеру. По ее глазам актер прочел, что у ее сына никогда не будет возможности убраться с острова. Его жребий – быть рыбаком, как его отец, и, возможно, отец его отца, и все предки. – Да пребудет с вами Эльрия.

Женщина проводила его до двери и показала на место в прячущихся в тумане дюнах, где можно было найти дорогу. Отойдя от хижины на три шага, он услышал, как захлопнулась дверь.

Белые полосы тумана, окутавшие его и затмившие все вдалеке, были сладковатыми на вкус, немного отдавали водорослями и песком. Родарио взобрался на песчаный холм и отыскал описанную Таленой дорогу. По пути он съел немного хлеба и рыбы, пахнувшей солью, пряностями и дымом.

Туман немного рассеялся, и Родарио заметил плоский, скудный остров с несколькими деревцами, множеством кустов и лужаек, где паслись овцы и козы. Лучи летнего солнца высушили ботинки и ноги Невероятного.

История об острове занимала все его мысли. Если он действительно существует, то не разбил ли он баржу? Или же она причалила к его берегам и остров тут же утащил ее на глубину вместе с разбитым корпусом?

По крайней мере, благодаря Ормардину появилось объяснение исчезновению баржи, хоть мысль об этом и не очень-то успокаивала. Последняя колония альвов, которую практически невозможно обнаружить. Это может быть рассадником еще большего зла для Потаенной Страны.

Город Родарио нашел без труда, быстро отыскался рыбак, согласившийся отвезти его. Актеру пришлось примоститься на носу между дополнительными парусами. Рядом с ним сидел на корточках матрос, чинивший парусину и накладывавший крупные заплаты.

Маленький корабль отчалил, с плеском разрезая поверхность воды и устремляясь к гавани.

Родарио вначале немного передремал, а затем стал наблюдать за тем, как работает матрос. Мысли его путались, вместо матроса он видел перед собой мальчика, в котором он почувствовал такой талант. Ему было грустно оттого, что Ормардину не суждена лучшая жизнь.

– Чего ты на меня таращишься?

От грустных мыслей Родарио оторвал неприветливый голос.

– Простите. Я задумался, – актер улыбнулся. Может быть, этот человек знает больше о таинственном острове. – Я просто подумал, не знаешь ли ты причины появления огромной волны. Вчера ночью…

Матрос опустил принадлежности для шитья и уставился на него.

– Ты что, с ума сошел? – Он сплюнул за борт и трижды произнес имя Эльрии. – Накличешь на нас остров Альвов и погибель.

Родарио очень удивился, что взрослый человек боится выдумки.

– Он действительно существует?

– Так же, как солнце над нашими головами, – негромко ответил ему матрос, глядя на озеро, сверкавшее, словно зеркало. – И молчи об этом, слышишь?

Но Родарио и не думал прекращать расспросы. Ему пришло в голову предположение.

– Я должен знать, есть ли человек, который попал на него и выжил.

Матрос схватил его за воротник и как следует встряхнул.

– Если ты немедленно не прекратишь свои…

Озеро закипело прямо под ними. Появились пузыри, над поверхностью разлился мерзкий запах протухших яиц, заставив Родарио закашляться.

На палубе зазвонили в колокол, команда забегала взад-вперед, чтобы поднять все паруса. Нужно было как можно скорее убираться из опасной зоны.

– Ты, проклятый идиот! – закричал матрос, ударив Родарио кулаком по губе. – Это ты виноват! – Он встал и заставил подняться актера. – Это он виноват! – кричал он, снова замахиваясь. – Он его накликал!

– Да что происходит-то? – Родарио ничего не понимал. От следующего удара актер увернулся и споткнулся о свернутый запасной парус. Ударившись бедром о поручни, он потерял равновесие.

Но матрос вместо того, чтобы помочь, нанес ему удар, отправивший его за борт.

– Забери его, Эльрия! Заберите его, альвы! – кричал он вслед миму. – Пощадите нас. Пощадите нас!

Родарио снова оказался в преобладающей в Вейурне стихии. Вода была, как всегда, холодной; он сплюнул влагу, которая на этот раз оказалась горькой и отдавала серой. Его окружали сверкающие пузыри различных размеров и форм, некоторые были наполнены желтыми, другие – зелеными или голубоватыми газами. Свет солнца, отражавшийся и преломлявшийся, придавал им причудливую красоту и легкость, скрывая истинную опасность.

Актер увернулся от пузыря и стал выбираться на поверхность. Отфыркиваясь, он хватал ртом воздух, из-за ядовитых паров снова закашлялся. Лопающиеся вокруг пузыри вызывали такое ощущение, что озеро кипит. Но, к счастью, это было не так.

Корма корабля пронеслась мимо него, он не сумел ухватиться за борт.

– Вы не можете так поступить! – в ужасе закричал Невероятный. – Я не очень хорошо плаваю! Немедленно заберите меня обратно на борт!

И тут острая вершина скалы пронзила, вспенив, волны, неотвратимо поднимаясь вверх. За узким камнем последовали другие, вода бурлила.

Чем выше поднимались скалы, тем большая поверхность оказывалась над водой, пока основания камней не явили массивный крутой скалистый купол, вздымавшийся из глубин; вода ручьями сбегала вниз.

Маленькие волны сменялись большими, страшно бугрившими озеро.

Судно рыбаков оказалось для них желанной жертвой. Баркас развернуло вокруг своей оси, сломались подпорки и с грохотом упали на палубу или в воду. Затем он потерял парус, покачнулся и опасно накренился.

Тем временем гора неотвратимо продолжала подниматься из глубины, с шипением выпуская воздух и газы из дыр и щелей.

Родарио ухватился за деревянную балку и крепко вцепился в нее; но все его внимание поглотила разворачивающаяся сцена.

Нос баркаса столкнулся с поднимающейся отвесной скалой. Торчащие острые скалы раскрошили и разнесли вдребезги доски и шпангоуты, насаживая на себя древесину. Такелаж и паруса запутались в них, тоже стали подниматься вверх. Судно разваливалось на части, люди прыгали или падали за борт.

Гора продолжала подниматься из воды. Родарио прикинул, что ее вершина уходит вверх сотни на две шагов, и конца ей не предвиделось.

Озеро вскипело последний раз, и процесс подъема прекратился. С горы в воду устремились каскады, они шумели и плескались; солнце причудливой игрой красок отражалось в пене, даря Родарио незабываемые впечатления.

– Ормардин рассказал не сказку, – удивленно прошептал он, глядя на головокружительно высокие отвесные скалы, возвышавшиеся перед ним. – Остров Альвов действительно существует, – по его прикидкам, он имел около ста шагов в диаметре, а в высоту уходил шагов на четыреста. Остров состоял из темно-синих, почти черных камней, в которых кое-где поблескивали минералы. Казалось, словно кусок ночного неба отломился и упал на землю.

Плоский берег из застывшей лавы находился с его стороны. Из пещер показались высокие худощавые существа и начали спускать на воду лодки. Альвы собирали урожай.

Родарио заплыл под кусок парусины, следя за тем, чтобы его не заметили. Неблагоприятное течение подгоняло его ближе к горе, чем он того хотел. Он не собирался исследовать остров, но Самузину, похоже, нравилась мысль бросить его на съедение альвам.

Из-под паруса актер наблюдал за тем, как лодки проворно сновали меж обломков судна, альвы искали выживших и вытаскивали на берег трупы. Раненые были им не нужны, они брали или мертвых, или живых.

Это напомнило Родарио тюлений промысел: как только выныривал матрос, чтобы набрать в легкие воздуха, и альвы замечали, что он ранен, железное острие копья устремлялось вниз, или же с тетивы срывалась стрела, неся с собой смерть.

Альвы не торопились, подходя к работе с тщанием. Плавали они и вокруг тайника Родарио, несколько раз пересекли этот участок, но актера не заметили. Видимо, решили не обращать внимания на плавающую парусину, которую течение гнало к берегу.

В какой-то миг прозвучал гонг, и лодки вернулись на пляж. Альвы затащили лодки в пещеры, гора снова выпустила газ, снова завоняло тухлыми яйцами. Затем пляж стал исчезать под водой. Остров опускался.

– Защитите меня, боги, – обратил Родарио молитву к небу, прежде чем выбраться из своего укрытия и побежать к темному входу, в котором скрылись альвы.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.