Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, Серые горы, северная граница королевства Пятых, весна 6241 солнечного цикла



 

Тунгдил и Боиндил с нетерпением ожидали Гандогара в покоях Верховного короля. От пыли Потусторонних Земель чесалась кожа. Эта пыль налипла и на их бороды, но ничто, даже чан с водой, не могло удержать их от немедленной аудиенции. Слишком многое нужно было обсудить.

– Ты видел, как она плакала, когда мы принесли шлем ее сына? – спросил Боиндил, наполняя кружки водой. Удивительно, но ему не хотелось пива – в отличие от Тунгдила, который уже успел осушить большой бокал темного.

– Лучше, чтобы она думала, что ее сын мертв, – настаивал Тунгдил.

– Но ты же сам сказал, что он может быть с равным успехом жив и что ты не веришь очевидным знакам.

– Лучше мы найдем ее сына потом, когда вернемся, и приведем его живым, чем оставим ее в безвестности.

Бешеный промолчал.

– И как ты думаешь, что это было такое?.. То странное нечто за его спиной?..

– Это мог быть переодетый карлик, – легкомысленно заметил Тунгдил, отпивая пива. – Или гном.

– Или подземный?

Этим вопросом Тунгдил постоянно задавался на протяжении всего обратного пути от Каменных Врат.

Они наткнулись на непонятные руны на стенах скалы – факт. Совершенство их начертания для него и Боиндила говорило о том, что руны гномьи.

Был и другой факт: в древних записях говорилось о родственниках их народа, живших по ту сторону горной цепи, опоясывавшей Потаенную Страну. Это они выковали первый Огненный Клинок, а значит, они мастерски владели кузнечным ремеслом и любили жар наковальни. К сожалению, правдой было и то, что никто еще не видел этих других гномов.

– Не знаю, – честно признался Тунгдил. – Но если это так, то, значит, они настроены по отношению к нам враждебно.

Воин нахмурил лоб, брови его сомкнулись.

– Ты имеешь в виду, что они нацелились на нашу твердыню? – Бешеный поставил кружку на стол, провел пальцем по крюку на своем оружии, проверяя его остроту. – Пусть только попробуют, – проворчал он.

– Погоди, узнаем, почему Гандогар пожелал так быстро увидеться с нами снова, – проронил Тунгдил. – Должно быть, он послал гонца, который ждал нашего прибытия, вскоре после ухода отряда.

– Ничего плохого случиться не могло, – уверенно заметил Равнорукий. – В противном случае у ворот ждал бы усиленный караул.

Дверь открылась, и вошел Гандогар. За ним следовали трое эльфов, в легких одеждах ярких цветов казавшиеся не вполне уместными в каменных чертогах. На взгляд Тунгдила, наряды эльфов абсолютно не гармонируют со спокойными коричневыми тонами и темным цветом, которые предпочитали дети бога-кузнеца. Пестрота и яркость вызывали беспокойство.

Но если быть точным, то не одежды не понравились ему. А сами эльфы. Он ничего против них не имел; дело было в другом. Их образ жизни, покрой их одежды и их язык в Аландуре являли собой нечто целостное. Здесь же их присутствие было словно фальшивая нота, пронзительное сопрано в гармоничном низкоголосом хоре гномов.

Судя по выражению лица Боиндила, Равнорукий считал так же.

– Значит, все-таки случилось, – пробормотал он при виде эльфов отчасти в шутку, отчасти всерьез. – Нежные эльфеныши.

– А, герои вернулись, – дружески приветствовал друзей Гандогар, протягивая обоим руки. – Рад ли ты видеть старого друга, Тунгдил?

– Это был приятный сюрприз, Верховный король, – улыбнулся тот в ответ.

Гандогар отошел немного в сторону.

– Это Эльдрур, Ирдосил и Антамар. Их послал к нам эльфийский князь Лиутасил. Это делегация, которая должна подготовить новую эру совместной жизни некогда враждебных друг другу народов. – Верховный представил обоих гномов.

Эльфы поклонились Тунгдилу и Боиндилу. Эти жесты уважения десять циклов назад были бы менее отчетливыми, если бы вообще были проделаны. Кроме того, эльфов, очевидно, предупредили относительно внешнего вида Тунгдила, в противном случае на их лицах наверняка отразилось бы отвращение.

А Боиндил не сдержался.

– Горящие уголья мне в штаны! – рассмеявшись, сказал он. – О… – он едва не сказал «остроухие», – эльфы и гномы хотят жить вместе, под одной крышей? – Он ткнул Тунгдила в бок. – Что говорит по этому поводу твоя мудрость, книгочей?

Эльдрур тоже рассмеялся.

– Это может показаться вам странным, Боиндил Равнорукий, но для нашего князя это давно уже назревший вопрос. Однако ему потребовалось время, чтобы убедить последних сомневающихся в великолепии тесной общности. – Эльф огляделся по сторонам. – Я не стал бы заходить настолько далеко, чтобы утверждать, что мы будем жить под одной крышей. Следующие сто дней мы проведем здесь. Наши братья пребывают в других королевствах гномов, чтобы побольше узнать о вашем народе и его культуре.

– Звучит по-шпионски, – заметил Бешеный. – Вы хотите разузнать рецептуру нашего железа и наших видов стали, я прав? – Он подмигнул Тунгдилу.

– Нет, совсем напротив. Мы хотим поделиться своим знанием. Безвозмездно, но я уверен, что ваш народ, – Эльдрур обратился к Гандогару, – отплатит за наше великодушие. И под этим я имею в виду не ценности и тому подобное, а ваши знания и знания ваших предков.

– Хо, значит, не шпионы, а вымогатели, – удовлетворенно прошептал Боиндил. – Хоть и выражаются витиевато.

– Потаенная Страна наконец-то срастется воедино, – заметил Тунгдил. Облизал пересохшие губы, жалея, что пиво закончилось. – Похоже, что это происходит как раз вовремя, поскольку нам есть что поведать относительно путешествия в Потусторонние Земли.

Эльфы быстро переглянулись.

– Верховный король что-то говорил об этом. Значит, вы снова доказали свое мужество, Тунгдил Златорукий, – уважительно обратился к нему Эльдрур.

– Я просил его об этом, – сказал Гандогар, подзывая всех к круглому столу в центре комнаты, на котором были выставлены закуски: блюда классической кухни. Вареные дольки грибов были по вкусу эльфам, но пряный сыр или десерт из внутренностей гугуля бросал настоящий вызов их выдержке. Тунгдил же особенно порадовался бочонку темного пива.

– Мы закупили жуков в городах Свободных и сами приготовили их, – гордо заявил Верховный король, не замечая вытянувшихся лиц своих гостей, поскольку был полностью поглощен кремом. – Уже только за то, что ты открыл этот мир торговли, тебе положена награда, – сказал он, обращаясь к Тунгдилу, который тоже любил это блюдо. Впрочем, он старался избегать той пищи, которая слишком сильно напоминала ему о пребывании в городе Свободных и о Мюр.

– К нам обратилась гномка с просьбой отыскать ее пропавшего сына Гремдулина, – начал Тунгдил свой отчет о путешествии в Потусторонние Земли, осушая при этом очередной бокал пива, затем еще один, пока Бешеный не дал ему понять, что язык его начинает заплетаться и его становится тяжело понимать. – Мы обнаружили в одной пещере множество орочьих костей, этих чудовищ убивали сотнями. И мы как раз собирались провести дальнейшую разведку пещер, когда наткнулись на незнакомого гнома, который обрушил половину горы. При нем была странная машина, такой я никогда прежде не видел… – Гном жестами попытался обрисовать размеры виденного. – Когда нам удалось выбраться из камнепада, мы побежали прямо к Вратам, – быстро завершил Златорукий свою речь. Ему даже удалось превратить хорошую отрыжку в сильный выдох; но и от этого эльфы вздрогнули.

– Готов поспорить, что они уже жалеют о том, что приперлись, – от души веселясь, прошептал другу Боиндил. – Ты посмотри, как завяли их острые уши. Я расскажу анекдот об орке и гноме, чтобы подбодрить их.

Гандогар смотрел сквозь пальцы на сомнительное поведение своих героев.

– Похоже на то, что снаружи на нас надвигается новая, до сих пор неизведанная опасность, – обеспокоенно произнес Верховный. – Вашему народу когда-либо доводилось слышать о таких машинах, как та, о которой упомянул Тунгдил?

Эльдрур помедлил с ответом, его карие глаза не отрываясь смотрели на пустой бокал Тунгдила.

– Простите мои откровенные слова, но можно ли верить его речам? Исключены ли преувеличения? – Эльф уставился на Бешеного. – Так и было, Боиндил Равнорукий, или же по пути вы испытывали такую же жажду, как ваш друг сейчас?

До момента гибели брата столь тонко произнесенное оскорбление заставило бы Боиндила запрыгнуть на стол, схватить эльфа за уши и собственноручно утопить наглеца в супе, параллельно кроша дубиной остальных посланцев Аландура.

Но теперь Бешеный слегка поостыл.

– Я скажу один раз, друг эльф: даже если гном настолько пьян, что не может зашнуровать ботинки, с его губ никогда не сорвется ложь. – Улыбка Равнорукого была острее лезвия топора.

Эльдрур понял, что оплошал, и поклонился.

– Приношу извинения, Тунгдил Златорукий.

Гном только рукой махнул. Несмотря на то что внешне книгочей оставался спокоен, слова эльфа задели его за живое. Вот так! Дошло до того, что начали сомневаться в его докладах! Тунгдил оглядел себя: немалый животик, испачканная остатками еды и пылью кольчуга, в которой он застрял, словно сосиска. Затем гном окинул взглядом множество пустых бокалов вокруг себя. Что со мной стало? – подавленно спросил себя Златорукий – и протянул руку за следующей кружкой пива.

– Нет, я никогда не слышал ни о чем подобном, Верховный король Гандогар, – сказал Эльдрур. – А разве не было слухов о племени гномов, которых называли подземными? Может быть…

Дверь открылась, в комнату вбежал взмокший гонец.

– Извините, что помешал. Меня зовут Бельдобин Наковальня из клана Железных Гвоздей. – Гном поклонился Верховному королю. – Я принес известие от моей королевы, Ксамтис Второй, Верховный король Гандогар, – запыхавшись, произнес он. – Вы должны прочесть его немедленно! Страшные вещи творятся в Красных горах.

Кожаный чехол перешел в руки повелителя гномов, Гандогар сломал печать, извлек послание и пробежал глазами по строкам; затем поднял голову.

– Друзья мои, а вот и ответ на нашу загадку.

И он стал читать вслух.

 

Верховный король Гандогар!

Боюсь, мы недооценили стойкость наших врагов.

Спустя более чем пять циклов покоя они снова нацелены нести смерть и погибель нашим племенам, причем новым способом, к которому не был подготовлен никто.

На данный момент я потеряла пятьдесят четыре рабочих и десять воинов из-за странной машины, бродящей по нашим туннелям и атакующей все, что встречается на ее пути. У нее есть щипцы, клинки и другие смертоносные орудия, при помощи которых она рубит и крушит все живое. Прилагаю рисунок на случай, если такая машина появится у тебя или у Пятых, у которых ты находишься в данный момент.

Таким образом, наши попытки привести туннели в рабочее состояние полностью остановлены, поскольку никто не отваживается более соваться в коридоры. И я очень хорошо понимаю этот страх. До сих пор нам не удалось найти средство против машины, поскольку она атакует внезапно и неожиданно. Мы не можем подготовиться к ее нападениям. Ловушки, которые мы ей устраивали, не сработали.

Мы ничего о ней не знаем. Только то, что она очень сильна и тяжела, какая-то часть ее приводится в движение с помощью пара. Я предполагаю, что она построена сходным образом с нашими подъемниками, при помощи которых на рельсы ставят вагонетки, однако она меньше и более подвижна.

Руны на ее панцире не оставляют никаких сомнений в том, что за всем этим стоит Третий: «Поверженные, но не уничтоженные, мы несем разрушение!»

Мне не хотелось бы притягивать к ответственности всех тех Третьих, которые живут среди нас, за поступки одного или группы неисправимых. Однако их следует расспросить относительно того, кого они считают способным разработать подобную машину.

Я послала предупреждения в другие королевства гномов, поскольку не знаю, сконцентрирована ли эта опасность только на нас, или, быть может, – Враккас сохрани – существуют и другие такие машины.

Необходимо созвать собрание племен, чтобы обсудить происходящее.

Да благословит и защитит тебя Враккас, Верховный король Гандогар.

Королева Ксамтис Вторая Упрямая

из клана Упрямцев, племени Первого, Боренгара

 

– Вот оно что! Теперь ясно, что с нами случилось. Этот гном в штольне был Третьим, – громко воскликнул Бешеный, ударив кулаком по столу, да так, что столовые приборы подпрыгнули. – Мы обнаружили их логово в Потусторонних Землях!

Тунгдил тяжело дышал. Ему было нехорошо. Он слишком быстро выпил очень много пива.

– Зачем им так утруждаться, прокапывать путь наружу и посылать машины в наши штольни из Потусторонних Земель? – гнусаво пробормотал он, отрыгивая.

– Потому что они могут действовать там менее осторожно, чем в любом месте Потаенной Страны, – признал правоту Равнорукого Гандогар.

– Это объяснило бы то, зачем они обрушивали туннели и залы, о которых вы говорили, – вмешался Эльдрур. – Они хотели быть уверены в том, что никто не сможет найти их и помешать, – он решил высказаться относительно предположений обоих гномов. – Я думаю, что они засели сразу за границей Потусторонних Земель и посылают машины против вас.

Гандогар положил письмо на стол.

– Предложение Ксамтис стоящее. Я созову собрание. Все племена, а также Свободные должны решить, что нам предпринять. В принципе, следовало бы перейти Северный перешеек и поискать мастерскую злодеев или злодея.

Одного мы, по крайней мере, видели, – сказал Боиндил, сжимая кулаки. – О, если бы мы могли действовать хоть чуточку быстрее… Кто знает? В конце концов мы могли справиться с этим призраком.

Тунгдил не был способен следить за разговором; комната вращалась и плыла, желудок судорожно сжался.

– Мне нужно идти, – невнятно пробормотал он, поднялся и побрел к выходу. Боиндил пошел следом и помог переступить порог, о который гном едва не споткнулся. – Оставь меня, – отстранил его Тунгдил. – Я способен идти один. – Златорукий вырвался, покачнулся и исчез.

Бешеный огорченно глядел ему вслед. Он почти не узнавал друга. Вздохнув, Равнорукий вернулся к столу, где его ждали сморщившие носы эльфы и очень неприветливый Гандогар.

– Похоже, все дело в лихорадке, которую он подцепил по дороге, – выдумал отговорку гном. – Она временами затуманивает его рассудок.

Ирдосил улыбнулся; в его светлых глазах читалось, что он не поверил ни единому слову Бешеного, но эльф не стал мучить гнома, пытаясь поймать того на слове. Ведь дети Враккаса не лгут…

– Тогда поступим следующим образом, – произнес Верховный. – Я сегодня же разошлю приглашения на собрание. – Он обернулся к эльфам. – А вас я от всей души приглашаю участвовать в нем.

Боиндил открыл было рот, собираясь сделать замечание. Но передумал и вместо этого занялся каким-то лакомством. Открытость Гандогара была не по душе Равнорукому. Открыть остроухим подноготную народа гномов – это одно, но позволить им присутствовать на важнейшем собрании – это уже перебор. И тут Бешеный вспомнил кое о чем! Ведь копье всегда имеет два заточенных края…

– Скажи, Верховный король, а кто из детей Враккаса отправится в Аландур? – спокойно, как бы между прочим, поинтересовался Боиндил, подмигнув Эльдруру.

– Я не понимаю тебя, Боиндил, – озадаченно ответил Гандогар. – Что ты имеешь в виду?

– Делегацию от нашего народа. Если я правильно понял слова посланцев, то наши друзья-эльфы гостят у всех, – начал гном. – Наверняка они ожидают, что по крайней мере мы, дети бога-кузнеца, отправим делегацию в Аландур, чтобы так же точно почтить их.

Улыбка Эльдрура вышла кривоватой.

– Князь Лиутасил не настаивает на этом, Боиндил Равнорукий, поскольку знает, что вашему народу неприятно долгое время находиться под открытым небом или жить в лесу.

Бешеный скрестил руки на груди, поверх своей смоляной бороды.

– Мы так не договаривались, друг эльф. Ты можешь вынести жизнь под землей, но и я не топором сработан. Я не боюсь деревьев!

Гандогар усмехнулся, он понял, о чем идет речь.

– Очень хорошее предложение, Боиндил. Почему бы тебе не взять на себя столь почетную обязанность?

Мне? – Такого исхода Равнорукий не ожидал. – Думаю, я пригожусь здесь, Верховный король Гандогар. Я понадоблюсь тебе, если мы отправимся в Потусторонние Земли…

– Никто и не сомневается. Но пройдет много времени, прежде чем сюда прибудут все представители кланов и племен, – не сдавался Гандогар. – А поскольку Аландур находится недалеко, то я предлагаю тебе нанести в королевство эльфов по крайней мере визит вежливости. И кто лучше подошел бы для этой цели, как не один из наших героев?

– Верховный король, я… – Боиндил пытался переубедить повелителя и выглядел теперь так же озадаченно, как Эльдрур.

– Не возражай, Боиндил, – приветливо ответил ему Гандогар. – На восходе солнца ты возьмешь подарки и отправишься передать Лиутасилу мою личную благодарность за его старания на благо народов. Я позову тебя, как только собрание племен примет решение и мы отправимся в Потусторонние Земли, – король поднялся и кивнул эльфам. – Эльдрур, будь так любезен, напиши для моего посла сопроводительную грамоту, где будет на твоем языке написано, чего я хочу, а также то, что Равнорукий прибыл по повелению Верховного короля с наилучшими пожеланиями.

– Конечно, Верховный король Гандогар, – поклонился эльф, и правитель гномов вышел из зала, оставив Боиндила наедине с эльфами и угощением.

Эльдрур разглядывал бородатое лицо воина, безо всякого интереса ковырявшегося в тарелке.

– Вы теперь сами себя проклинаете, не так ли? – заметил остроухий посол, в точности выражая мысли гнома.

– Нет, – Бешеный откусил кусок гриба. – Я готов себя убить, – он указал на вороний клюв. – Вот этим самым оружием.

Эльфы рассмеялись. Тихим, ненавязчивым и мелодичным смехом, скорее вежливым, чем настоящим, дружеским, – фальшивым, словно золото карликов.

– Наверняка в Аландуре будут вам рады – ради разнообразия, – предсказал Эльдрур.

– Напиши в своей бумажонке, чтоб твой князь сразу отправил меня домой, – мрачно предложил гном.

– Неужели ваша выносливость не настолько прочна, как вы рассказывали нам? – сострил Ирдосил. – Я многое отдал бы за то, чтобы оказаться на вашем месте.

– Не выйдет, – Бешеный бросил на него оценивающий взгляд, затем снова уткнулся в тарелку. – Ты слишком долговязый для гнома, – проворчал он, отодвинул прибор и встал.

– Я не имел в виду, что хочу стать гномом, я…

– Ах, вот как? Значит, ты не хочешь быть гномом? – Черные брови Бешеного сомкнулись. – Ты что-то имеешь против моего народа? – Боиндил положил крепкую ладонь на древко вороньего клюва. – Скажи уж, друг, чтоб между нами не осталось недоговоренностей.

– Нет, нет! – защищался Ирдосил. – Я имел в виду, что…

Эльдрур рассмеялся.

– Он же подначивает тебя, Ирдосил, разве ты не видишь?

Теперь усмехнулся и Боиндил.

– Много же ему времени понадобилось, чтобы сообразить. – Гном направился к двери, закинув оружие на плечо. – А кто-нибудь из вас знает анекдот об орке, который спрашивает у гнома, как пройти в библиотеку? – Остроухие послы покачали головами. – Что ж, тогда настало время принести в ваши леса истинный юмор, – он подмигнул эльфам и покинул зал.

Антамар, до сих пор не проронивший ни слова, взглянул на Эльдрура.

– Глупость какая…

– Знаю, – огорченно произнес Эльдрур. – Но что мы могли поделать?..

– До этого? Ничего, – Антамар оглядел собратьев. – А теперь ты напишешь ему соответствующую сопроводительную записку.

Эльдрур уловил интонацию, с которой было произнесено слово «соответствующую». Больше ничего говорить было не нужно.

 

По пути в свою комнату Тунгдил несколько раз заблудился, пока кто-то не отвел его в постель.

Златорукий понятия не имел, где находится, но его опьяненное сознание сразу же зафиксировало бутылку самогона на полке.

И пусть желудок угрожал вывернуться наизнанку, тем не менее гном поднялся и сжал руками бутылку, жадно открыл ее и сделал большой глоток.

Едва крепкий напиток проник в горло, как гном бросился на постель. Проглоченная пища несколько раз с силой порывалась вырваться наружу, и ночной горшок, стоявший у постели, оказался переполнен.

Тунгдил, закашлявшись, хватал ртом воздух. При этом взгляд его упал на серебряное зеркало и собственное в нем отражение. Гном увидел себя во всей красе: в одной руке бутылка, в другой – ночной горшок, борода и кольчуга залиты блевотиной, тело расползшееся, лицо одутловатое, неухоженное – насмешка над героем, которым он был когда-то.

Тунгдил опустился на колени; он не мог отвести взгляд карих глаз от отражения в зеркале, безжалостно демонстрировавшего, насколько он жалок.

– Нет, – прошептал он. Швырнул бутылку в полированное серебро; стекло разбилось, залив отражение алкоголем. Отвратительный Тунгдил по-прежнему таращился на него покрасневшими глазами. – Нет! – закричал он и швырнул горшок, но в зеркало не попал. Он закрыл глаза руками. – Уходи! – прорычал он и расплакался. – Уходи, убийца. Ты убил его… – Он опустился на каменные плиты пола и предался печали, всхлипывая и причитая, пока сон не сморил его.

И гном не почувствовал, как сильные руки подняли его и понесли.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.