Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Цель каждого утверждения состоит в указании ложности предыдущего, и ожидания своего неизбежного угасания

Предисловие

Эта книга представляет собой сборник размышлений и бесед о природе опыта. Её единственная цель, если она, можно сказать, вообще имеет какую-либо цель, это посмотреть ясно и просто на сам опыт.

 

Обычные формулирования нашего опыта в большинстве случаев считаются настолько абсолютно верными, что не требуют никакого дальнейшего расследования. Здесь дело обстоит как раз наоборот. Абсолютно ничего не считается само собой разумеющимся, за исключением общепринятых норм языка, которые позволят нам общаться.

 

С раннего возраста мы вовлекаемся в формулирование нашего опыта таким образом, который кажется выражающим и подтверждающим его, и эти выражения в дальнейшем определяют способ отображения мира.

 

"Дэвид любит Джейн", "Тим увидел автобус". Наши ранние формулировки разделяют опыт на 'Я' и 'другие', 'я' и 'мир', на субьект испытывающий объект. С того времени наш опыт, как нам кажется, подтверждает эти формулировки.

 

Тем не менее, на определенном этапе нам становится ясно, что эти формулировки не выражают наш опыт, а обуславливают его.

 

Эта книга не рассматривает конкретные качества самого опыта. Она исследует лишь его фундаментальную природу. Что это - 'Я'? Что это - 'другое', что это - 'мир'? И что это за 'переживание', которое, кажется, соединяет два вместе?

 

Основным открытием всех великих духовных традиций есть тождество Сознания и Реальности, открытие того, что фундаментальная природа каждого из нас совпадает с фундаментальной природой Вселенной.

 

Это было выражено различными способами. 'Атман есть Брахман', 'Я и Отец мой едины'. 'Нирвана равна Самсаре'. 'Пустота есть форма', 'Я есть то', 'Сознание есть все'. 'Нет двух вещей'. 'Сат Чит Ананда'.

 

Каждая духовная традиция имеет свои собственные средства приближения к этому пониманию, которое является не просто интеллектуальным пониманием, а Всезнанием, находящимся за пределами ума. И внутри каждой традиции есть столько вариаций каждого подхода, сколько есть учеников.

 

Эта книга исследует: что же это такое, что действительно испытывается. "Какова природа нашего опыта в этот момент?" - это вопрос, который возвращается снова и снова.

 

Тем не менее, это не философский трактат. Это коллекция размышлений и бесед, в которой снова и снова исследуются несколько основных идей, каждый раз с несколько иной точки зрения, и по этой причине существует неизбежный элемент повторения.

 

В каком-то смысле эта книга написана как музыкальное произведение, в котором вновь и вновь исследуется, распознается, модулируется единственная тема. Тем не менее, каждый раз, когда центральная тема возвращается, она, как мы надеемся, накапливает глубину и резонанс за счет предшествующего созерцания.

 

Смысл слов не в самих словах. Их смысл в созерцании, из которого они возникают, и на которое они указывают. Текст, таким образом, выкладывается с большим количеством промежутков для того, чтобы стимулировать созерцательный подход.

 

Необходимо уточнить, что сделанные выводы предназначены только для выкорчевывания старых, традиционных и дуалистических формулировок, которые стали глубоко укоренившимися в то, как мы, кажется, испытываем себя и мир.

 

После того, как эти старые формулировки были вырваны с корнем, они не должны быть запрещены. Они по-прежнему могут быть использованы в качестве временных идей, которые отыгрывают свою функцию в некоторых аспектах жизни.

 

Новые формулировки, возможно, ближе или более точные выражения нашего опыта, чем старые, но их цель - не заменить старые аксиомы новыми.

 

Они просто ведут к открытому Непознанному, которое может быть сформулировано от момента к моменту в ответ на данную ситуацию, в том числе как вопрос о природе опыта.

 

Есть много способов, чтобы прийти к этому открытому Непознанному, и ликвидация в ходе исследования наших ложных представлений, которая предлагается здесь, является лишь одним из них.

 

Если обратить внимание на белую БУМАГУ, на которой написаны эти слова, мы испытаем странное ощущение внезапного осознания чего-то, что мы всегда считали столь очевидным и не нуждающимся в упоминании. И все же в тот момент, когда нам указали на бумагу, мы, кажется, испытываем что-то новое.

 

У нас есть странно знакомое переживание начала осознания чего-то, что мы на самом деле уже знали. Мы осознаем, что осознаем бумагу.

 

Бумага - это не новый опыт, который создан по этому указанию. Тем не менее, наше осознание бумаги кажется новым опытом.

 

А что можно сказать о самом осознании, которое осознает бумагу? Разве оно не всегда присутствует позади и внутри каждого опыта, так же как бумага присутствует позади, и внутри слов на этой странице?

 

И когда наше внимание обращается к нему, не появляется ли у нас то же странное чувство осознания чего-то, о чем мы на самом деле были всегда в курсе, но не замечали?

 

Не является ли это осознание самым близким и очевидным фактом нашего опыта, необходимым и в то же время независимым от конкретных качеств каждого данного опыта таким же образом, каким бумага является наиболее очевидным фактом этой страницы, необходимым, но независимым от каждого слова?

 

Является ли само это осознание такой же поддержкой и сущностью всякого опыта, как бумага является поддержкой и сущностью всякого слова?

 

Нужно ли к этой странице добавить что-то новое для того, чтобы увидеть бумагу? Нужно ли что-то новое добавить к этому существующему опыту, чтобы осознать осознание, которое является его поддержкой и содержанием?

 

Когда мы снова вернемся к словам, заметив бумагу, теряем ли мы из виду бумагу? Разве мы не видим теперь обоих, явно обоих, одновременно, как одно? И разве мы не всегда уже испытывали их, как одно, не осознавая этого?

 

Точно так же, заметив осознание сзади и внутри каждого опыта, теряем ли мы из виду это осознание, когда мы вернем центр нашего внимания к объективной стороне опыта? Разве мы не видим теперь обоих, явно оба, осознание и его объект, одновременно, как один? И не было ли так всегда?

 

Влияют ли сами слова на бумагу? Имеет ли значение для бумаги, что сказано в словах? Влияет ли содержание каждого опыта на осознание , в котором он появляется?

 

Каждое слово на этой странице на самом деле состоит только из бумаги. Оно выражает только природу бумаги, хотя может описывать луну.

 

Каждый опыт выражает только осознание или сознание, хотя сам опыт бесконечно разнообразный.

 

Осознание или Сознание - это открытое Непознанное, на котором написано каждое переживание.

 

Оно настолько очевидно, что даже не замечается.

 

Оно так близко, что не может быть известно как объект и в то же время всегда известно.

 

Оно так близко, что каждый опыт, как крошечный, так и огромный, совершенно насыщен и пронизан его присутствием.

 

Оно настолько любящее, что все сотворенное, которое только можно себе представить, содержится безоговорочно внутри него.

 

Оно настолько открыто, что принимает в себя все вещи.

 

Оно так просторно и неограниченно что в нем содержится все.

 

Оно настолько присутствующее, что абсолютно каждый опыт вибрирует его веществом.

 

Только на это открытое Непознанное, источник, вещество и судьбу всего опыта, указывается здесь, снова и снова и снова.

Руперт Спайра, 1 октября 2008 г.

 

 

Сад Неведения

Абстрактные концепции ума не могут воспринять Реальность, хотя они есть её выражением.

 

Двойственность, раскол на субъект / объект присуща концепциям ума. Например, когда мы говорим о «теле» мы имеем в виду объект, который в свою очередь, предполагает субъект. Если мы исследуем этот объект мы обнаруживаем, что он не существует как таковой и является на самом деле лишь "ощущением".

 

Тем не менее, "ощущение" - все еще объект и дальнейшее изучение показывает, что оно на самом деле сделано из "понимания, чувствования", из " вещества ума", а не чего-либо физического.

 

Тем не менее, "понимание, чувствование", в свою очередь обнаруживается сделанным из "знания". И если мы исследуем "знание", мы находим, что оно сделано из сознания.

 

Если мы исследуем сознание мы находим, что оно не имеет никаких объективных качеств. И все же это то, что мы непосредственно знаем о своем бытии. Это то, что мы называем "Я".

 

И если мы исследуем "Я", мы находим его сделанным из ...

 

Абстрактные концепции ума здесь терпят крах. Они не могут идти дальше. Там нет подходящего названия того, в чем растворяется ум. Мы приблизились к предельной простоте непосредственного переживания.

 

Эта де-объективизация процесса кажущейся инволюции (свертывания), через которую то-что-не-может-быть-названо убирает свои проекции ума, тела и мира, и вновь открывает себя как единственное содержание неразрывной совокупности опыта.

 

То-что-не-может-быть-названо, абсолютная пустота, в которую сворачивается ум, потом проецирует себя внутри себя, обратно по той же траектории кажущейся объективации, чтобы воссоздать внешний вид ума, тела и мира.

 

То-что-не-может-быть-названо, и тем не менее, которое иногда называют "Я", Сознание, Бытие, Всезнание принимает форму мышления, ощущения или восприятия, чтобы казаться умом, телом или миром.

Это процесс кажущейся эволюции, через который то-что-не-может-быть-названо рождает ум, тело и мир, при этом никогда не становясь чем-нибудь кроме себя.

 

Этот процесс раскрытия и свертывания есть танцем Единства, то-что-не-может-быть-названо принимает очертания и растворяется, вибрируя в каждом нюансе опыта и растворяя себя в себя - прозрачное, открытое, пустое и светящееся.

 

Ум пытается описать модуляции этой пустоты проявляющей себя как полноту опыта, и эта полнота признает себя как пустота, зная все время, что делая это, она будто держит свечу на ветру.

 

Ум описывает имена и формы, через которые то-что-не-может-быть-названо преломляет себя, для того, чтобы сделать себя похожим на два, на много, для того, чтобы сознание / бытие появились как сознание и бытиё.

 

Используя одни и те же имена и формы, ум описывает видимый процесс, посредством которого то-что-не-может-быть-названо обнаруживает, что оно никогда не станет чем-нибудь другим, оно всегда только само и само и само.

 

Каждое утверждение, которое здесь сделано, временно верно по отношению к одному утверждению, но ложно по отношению к другому. Тем не менее, оно никогда не верно абсолютно.

 

Цель каждого утверждения состоит в указании ложности предыдущего, и ожидания своего неизбежного угасания.

Каждое является посредником Истины, но не ей самой.

 

Ум, в самом широком смысле этого слова *, состоит из концепций и проявлений. Он никогда не создает и не обладает самой реальностью.

 

Однако, выступая таким путем, ум используется для создания пробуждения, а не описания опыта сознания, знающего себя.

 

Эти пробуждения (реакции) есть временными выражениями того-что-не-может-быть-названо , как цветы, цветущие мгновение, распространяют аромат их происхождения в саду Неведения.

 

* Слово «ум» в этой книге используется двумя путями. Во-первых, как и в этом предложении, он включает в себя (а) мышление и воображение, (б) чувствование (телесные ощущения) и (с) восприятия (со ссылкой на зрение, слух, вкус, обоняние и осязание с помощью которых “познается” мир). В этом случае тело и мир понимаются как проекции ума.

Второй путь относится только к мышлению и воображению. В большинстве случаев применяется последнее значение, но иногда ум упоминается и в его более широком смысле.

 

 

Ясное видение

 

Все, что происходит в этих размышлениях является ясным видением сущностной природы опыта. Здесь нет попытки изменить или манипулировать, чтобы создать мирное или радостное состояние, чтобы избавиться от страданий или изменить мир. Есть просто ясное видение истинной природы этого имеющегося опыта.

 

Это ясное видение - не интеллектуальное понимание, хотя оно может быть временно сформулировано в интеллектуальном виде, когда этого требует сложившаяся ситуация. Скорее всего это прямое, глубокое и непосредственное знание себя, находящегося в бесформенном пространстве, и будучи бесформенным пространством Присутствия и одновременно танцующим в вибрациях и жизненности каждого жеста и нюанса тела, ума и мира.

 

Ясное видения того, что есть имеет огромное влияние на внешний вид ума, тела и мира, но это не объект нашего исследования. В данном исследовании нет объекта.

 

Даже цель “видеть ясно” оказывается в конце концов чрезмерной. Это шип, удаляющий шип, а когда и этот последний след превращения растворяется в понимании, оно тоже уходит, оставив только Бытие.

 

Тем не менее, в большинстве случаев это исследование является прелюдией к раскрытию Бытия. Мы начинаем с опыта и остаемся рядом с ним. Мы не начинаем с теории, модели, карты или учения, а затем пытаемся втиснуть наш опыт в эту модель. Абсолютно ничего не принимается само собой разумеющимся.

 

Мы начинаем с опыта и мы заканчиваем с опытом. Мы позволяем обнаженной ясности самого опыта снять с себя бремя двойственности

 

Мы просто смотрим на факты опыта. "Это,действительно, мой опыт в данный момент"? Это единственная точка отсчета.

 

В этом бескорыстном расследовании разоблачаются несколько основных убеждений и предвзятых идей, которые мы храним о природе самих себя и мира. Мы ничего не делаем с этими убеждениями. Мы не пытаемся разрушить их, а скорее разоблачить их.

 

Вера и сомнение - это две стороны одной медали. Когда обнажается вера, она либо подтверждает свою правдивость (в этом случае вера становится фактом и все подразумеваемые в ней сомнения растворяются) или оказывается ложной (в этом случае как вера, так и сомнения естественно подойдут к концу).

 

Любые чувства или модели поведения, зависимые от убеждения, которое было разоблачено, в свое время естественно растворяются, просто потому, что они больше не питаются верой. Они умирают от невнимания.

 

Эти чувства и модели поведения являются соответствиями на уровне тела к убеждениям на уровне ума и их растворение осуществляется таким же путем. То, что является исследованием на уровне ума, есть изучением на уровне тела.

 

В этом исследовании разоблачаются эти чувства и модели поведения, и благодаря этому разоблачению их способность разделять оказывается не существующей. Разделение не просто стало понятным, как иллюзия. Оно чувствуется таковым.

 

Не подпитываясь больше верой, эти чувства обнажаются и становятся видны тем, чем они есть. Они умирают от яростной ясности отчетливого видения.

 

Это растворение убеждений и чувств оказывает глубокое влияние на нашу жизнь, наши представления, наши отношения, наши тела, нашу работу, мир, фактически на все.

 

Это направление исследования можно было бы сравнить с несколькими МРТ снимками яблока. С каждым сканированием яблоко нарезается по-разному, каждый раз показывая новое сечение или точку зрения.

 

Тем не менее, к яблоку в этом процессе никогда не касаются. Оно всегда остается таким, как есть - целым, нетронутым, без изменений, неделимым. Оно только кажется разделенным и это явление дает более полное представление о его истинной неразделенной природе.

 

То же самое с нашим опытом. Созерцания в этой книге - это как МРТ нашего опыта. Они смотрят на опыт с разных точек зрения, распространяя его и открывая его. Тем не менее, сам наш опыт всегда один.

 

Это всегда цельная, единая совокупность без каких-либо отдельных частей и ее природа - только чистое Сознание. Это факт опыта, который никогда не изменится, даже если мы думаем, что это будет иначе.

 

Это направление исследования исходит от истины непосредственного опыта и, следовательно, ведет обратно к ней. Это приводит к реальности опыта, опыта Сознания, знающего себя осознанно. Это одновременно безжалостно и нежно, и совершенно просто.

 

Иногда думают, что эти своего рода исследования являются интеллектуальными и абстрактными и будто бы имеют мало отношения к нашему ежедневному опыту. Однако, это только потому, что наши обычные двойственные представления о природе реальности сами так плотно переплетаются с абстрактными и ошибочными идеями, что они требуют некоторой тщательной разборки.

 

В этом случае еще не стало видно, что то, что считается нормальным предположением на основе здравого смысла - на самом деле само интеллектуально и абстрактно - то есть, оно не имеет ничего общего с фактами опыта.

 

К концу книги, я надеюсь, будет ясно, что на самом деле наши обычные способы видения имеют мало отношения к нашему фактическому ежемоментному опыту.

 

И, наоборот, я надеюсь, что формулировки, высказанные здесь будут пониматься как простые и очевидные утверждения о природе нашего опыта, хотя и в ограниченных пределах ума.

 

Например, обычно считается неоспоримым фактом здравого смысла, что тело и мир существуют как физические объекты во времени и пространстве, независимо и отдельно от Сознания. Любое рассуждение, позволяющее предположить, что это не так, что там может быть только опыт Сознания, осознающего себя в объектах, и как объекты, иногда считается интеллектуальным и абстрактным.

 

Тем не менее, именно идея, что тело и мир существуют как объекты в пространстве и времени, независимо и отдельно от Сознания и есть интеллектуальной и абстрактной. Она не основана на опыте. И по той же причине идея, что есть только опыт сознания, знающего себя в объектах, и как объекты, становится самоочевидным, явным и бесспорным фактом опыта.

 

Появление физических объектов, конечно же продолжается, но внешний вид уже не принимается за реальность.

 

Тем не менее, было бы заблуждением думать, что чтобы выявить Реальность, проявления должны исчезнуть. Просто неверное толкование больше не накладывается на опыт.

 

Тело и мир продолжают появляться прежним же образом, но ясно видно, что опыт появления тела и мира происходит одновременно с опытом Сознания, знающего себя. Это тот же самый опыт, один опыт.

 

Опыт Сознания, осознающего себя сознательно в проявлениях, и как все проявления, судя по всему, становится столь же очевидным и бесспорным, как и предыдущий, вроде бы очевидный и бесспорный опыт объектов, существующих в пространстве и времени, независимо и отдельно от сознания.

 

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.