Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

И ещё: из промежутка с 1985 по 2020 возьми тысячу человек в Росии - самых обездоленных, убитых, умерших в нищете. И тысячу погибших и умерших от болезней детей



И ещё: Возьми у Шуры двадцать космолётов, посади в каждый по человекообразному роботу с высоким интеллектом и отправь на Землю в текущее время. Пусть поищут в России… Тьфу, Росси-то уж нет… В Китаре РКССКИХ добровольцев - мужчин и женщин любых возрастов, желающих навсегда покинуть планету. Китайцев КАТЕГОРИЧЕСКИ не брать! Хватит с них и одной Земли.

- Слушаюсь, Александр Иванович.

- Да, пошли здесь, вокруг Земли-2, несколько локационных зондов - пусть поищут полезные ископаемые. Особенно меня интересует телепортарий. Кстати, как он котируется на рынках в Метагалактике?

- Очень высоко! Потому что лишь немногие органические существа способны к собственной телепортации. А телепортарий даёт возможность этой опции для всех остальных.

- Всё. Выполняй. Да, и передай, кто там у нас главный по строительству, Вася, что ли: пусть приступают к дополнительной постройке пяти тысяч просторных одноэтажных коттеджей - с современной земной бытовой техникой. Пообвыкнутся новые жители - поставим им межгалактические штучки-дрючки. Купол над городом увеличить. Запасы нашей энергии для материализаторов пусть пополняют из местного сырья.

- Слушаюсь, Александр Иванович.

Истинно, истинно вам говорю: ЖИЗНЬ - ЭТО СПОСОБНОСТЬ СОЗДАВАТЬ БУДУЩЕЕ!

Впрочем, пришла пора прогуляться по планете. В конце концов у меня имеется шикарнейшая яхта! Не всё же абрамовичам иметь по десять яхт за украденные у России деньги!

Однако - почему… Я не заказывал…

- Лиза, кто это без моего приказа соорудил яхту!?

- Приказ Ваш был, Александр Иванович. Когда Вы выпили… Включить запись?

- Ну… включи.

В моём мозгу что-то Сначала наступила полная тишина, потом раздался голос Лизы: - Запись от ……., планета Земля-2, кают-кампания космолёта «Александра»:

- Ребя…бябя…та!!! Ё-пэ-рэ-сэ-тэ!!! Имею я право!? Иметь яхту!? Супер-пупер инопланетную!? Но что б как на Земле!? А-а!? Роботы! Ё-пэ-рэ-сэ… Создать! Изобресть!

- Выключай балаган лимитед!

Когда-то, в другом мире, на другой планете… Я, уничтоженный советской «скорой помощью», с искалеченной головой, не имея физической и материальной возможности получить высшее образование, пошёл после окончания школы на самое дно - устроился матросом второго класса на военный танкер «Дунай» в составе гражданской команды.

Мне семнадцать. 1966 год. Идёт война во Вьетнаме. Большая Америка бомбами, напалмом и всякой ядовитой гадостью месит маленький Вьетнам. Под предлогом уничтожения коммунистического режима.
Разумеется, СССР не может остаться в стороне. Под видом вьетнамцев наши летчики летают на наших истребителях и сбивают американские бомбардировщики. Наши гражданские транспортные суда доставляют во Вьетнам оружие, топливо и продовольствие. Наши ракетные эсминцы и атомные подводные лодки патрулируют и контролируют моря и океаны планеты – наперегонки с американскими авианосцами.
Новенький военный танкер "Дунай": девять тысяч водоизмещение, дизельэлектроход, в машинном отделении два "Русских дизеля" общей мощностью в девять тысяч "лошадей", сто двадцать семь метров длина корпуса и двадцать три ширина, средняя скорость – двадцать узлов. Рассчитан на пятьсот человек военной команды.
Но в 1966-67 годах команда состояла из пятидесяти шести гражданских. Капитан, старпом, второй-третий штурмана, стармех, механики, мотористы, поварихи-буфетчицы и десять матросов. Пять первого класса и пять – второго.
И там, в 1966 году, я, семнадцатилетний матрос второго класса на военном танкере "Дунай".

Ж и з н ь – к у к о л ь н ы й т е а т р, и л ю д и в н ё м - м а р и о н е т к и.

Как часто, даже не по прошествии всей жизни, а иногда нескольких лет, думаешь: и зачем в с ё это было, зачем был ТАМ я?!

Ж и з н ь – в е ч н а я и г р а: н е з а р а с т и ч т о б м о х о м? Ч т о б ы л о х о р о ш о в ч е р а, т о с е г о д н я – п л о х о!

Ещё вчера я имел дистрофию сердца и общую дистрофию. Ещё вчера в десятом классе я ходил в обязательной форме: белой рубашке, галстуке, черном пиджаке. И был комсоргом класса. Любил первой взрослой любовью одноклассницу, писал стихи...
А сегодня – жуткая роба, кирзовые сапоги, тяжелейшая, грязнейшая унизительнейшая работа! И покраска: с утра до вечера, километрами – этой проклятой быстро ржавеющей железяки. Но самое страшное – туалеты! Два туалета и душ – моё заведование, один час с утра. По-морскому, туалеты – гальюны. В военном флоте даже с гражданской командой нет женщин уборщиц. Лишь буфетчицы и поварихи.

Только для господ комсостава нанимали специальную одну уборщицу для их кают.
Гальюны, а их там было штук пятнадцать, частично закрыли, а остальные поделили между матросами второго класса. Уже тогда на новом танкере они были весьма современными – с зеркалами, кафелем, со сверкающим унитазом. И всё это великолепие должен поддерживать в таком же блистающем виде я.
Как я драил гальюны – никто не видел, но бумажки использованные выносить в урне нужно на виду у всех...
И при этом – расцветшая юная внешность до какой-то ненормальной степени. Три буфетчицы предложили мне свои сексуальные услуги, но я ещё не умел ими пользоваться. На улице женщины на всём скаку останавливались и глазели на меня. В школе два выпускных класса – женская половина – поспорили, из какого я выберу себе девчонку. И даже наша тридцатилетняя классная руководительница... Впрочем, она была холостой, ей простительно. А тут – гальюны с бумажками!
Проработал я матросом на танкере меньше года. Потом у меня было тридцать или сорок так называемых "профессий". Около двухсот мест работ. В том числе, уже в зрелом возрасте, ища время для творчества, мне приходилось ещё дважды работать матросом – сутки через трое – на морском буксире и на плавмастерских. Тысячи людей прошли передо мной. Но я мало что и мало кого помню. А вот те юные несколько месяцев на "Дунае", тот ничтожный труд, те люди и те туалетные бумажки так и остались со мной до конца.

Ж и з н ь, в с у щ н о с т и, н а б о р с у в е н и р о в: м и л ы х и б л е с т я щ и х в н а ч а л е, п р о п ы л е н н ы х и н е л е п ы х – в к о н ц е.

За тот неполный год я вместе с танкером побывал в Северном Ледовитом океане, в Восточно-Сибирском море, в Беринговом море, дважды в Охотском, многократно в Японском, в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и несколько месяцев дежурства в определенных точках Тихого океана в районе Гавайских островов и ниже, за экватором, в районе Филиппин.
L’etat c’est moi – лета сэ муа – государство – это я. Эту фразу произнес Людовик Четырнадцатый, стоя в парламенте в охотничьем костюме и помахивая кнутом.
Но в нашем дурном непонятном фильме, называемом "жизнью", который для своего удовольствия крутит наш Создатель, каждый из нас, даже самый ничтожный нищий раб – тоже государство. Поскольку, как известно, королей играют окружающие.
Оглядываясь назад, поражаюсь не только жуткому обману времени, этим иллюзорным годам-секундам, но и одновариантности судьбы…

Из пятидесяти шести человек команды более половины – восемнадцати-двадцатилетние. Возраст, в котором нужно кушать и кушать! ЖРАТЬ!!!
И вот мы получаем продукты, себе и тем кораблям, к которым отправляемся: гнилая картошка, гнилая капуста, перловка, горох... Мы идём получать мясо на склад. В 1966 году у военных нет морозильников. Есть длинные деревянные, дореволюционной постройки - пакгаузы со льдом, кишащие крысами. Они стояли на месте нынешней военной набережной.
Нас подводят к висящей говяжьей туше – половине коровы. Мясо на всю команду на два месяца, килограммов сто двадцать... Туша жуткая – зелёная, гнилая. С нами, с матросами, несколько мотористов, взрослых мужиков, бывших зэков, с ними шутки плохи. Матерясь, они требуют н о р м а л ь н о г о мяса. Приходит ещё одна туша килограммов в двести, санврач, и объясняет: то, что туша зелёная – это ничего, есть можно, если хорошо проварить. А вот когда уже мясо будет отставать от кости – тогда уже нельзя. А здесь ещё не отстает...
Эх, не везло мне с питанием ни в молодости в социалистическом СССР, ни в старости, в уголовной России!
То мясо мы, конечно, не ели, но молодые и голодные, после тяжёлого физического труда, после адских многодневных двенадцатибальных штормов мы, преодолевая тошноту уже не от выматывающей качки, а от вонючего гнилого мяса, хлебали с этим "мясом" жидкое варево, находясь далеко-далеко в океане, где не пойдёшь в магазин или столовую.

Н и ч т о н е ц е н и т с я т а к д о р о г о и н е п р о д а ё т с я т а к д ё ш е в о, к а к м о л о д о с т ь!!!

Разумеется, не только отсутствие питания для армии и народа могло бы быть иллюстрацией фальшивой мощи СССР 1966-67 годов. Вот, например, эпизод. Первый рейс нашего танкера в район Гавайских островов. Здесь нас ждут два однотипных гидрографических судна с военными командами – "Чажма" и "Чумикан". Каждое из них имеет огромные круглые белые шары, громоздящиеся выше мачт – космические антенны. Задача этих кораблей – держать связь с нашими космонавтами на орбите и следить за полетами военных спутников.
Мы заправляем их топливом, водой, перегружаем продукты. Причем, начинаем свою работу с того, что швартуемся посреди океана борт к борту к "Чажме". Погода – полный штиль, но в океане штиль совсем другой, чем в море. То есть, идёт мощное колебание поверхности, как будто незаметно, но судно уходит вниз, потом вверх. И мы наваливаемся на "Чажму", пробиваем своим острым выступом, на котором стоит катушка для шлангов, огромную дыру в борту "Чажмы".
Наш капитан с оригинальной фамилией Баранник, человек сталинских времён, лет пятидесяти с лишним, маленький, в мятой неряшливой форме, с пиратской табачной трубкой в зубах, ни разу не удостоивший команду своим посещением ни на одно собрание. Зарплата – в с е м ь ! раз больше моей матросской, трёхкомнатная каюта с ванной, туалетом, бесплатным баром, забитым бесплатными /представительскими, но в чужие-то загранпорты нам вход был запрещён!?/ коньяками и водками. И консервированными крабами, икрами и так далее.
Как было враньё коммунистическое о равенстве и братстве: где одни вкалывали на износ за гроши, а другие жрали и пили, так это наглое враньё со сказками о "демократии" переехало в нынешнюю супер гнилую супер уголовную вымирающую Россию.

Нам приходится уважать тех, кто обворовывает нас: ибо трудно признаться себе, что обворовывают нас убогие ничтожества.

Наши молодые штурмана нашли всё-таки способ заправки: мы на медленном ходу подавали шланги с кормы эсминцам, и они, следуя за нами метрах в ста, на синхронном ходу заправлялись водой и дизтопливом.
В космосе летали наши космические корабли и спутники. Вокруг всей планеты во всех океанах их обеспечивали связью наши гидрографические суда под охраной военных ракетных эсминцев и атомных подводных лодок. Но не было среди этих спутников – спутников связи для граждан страны!
Е с л и з а ч ё р н о й п о л о с о й н и к а к н е п р и х о д и т б е л а я, з н а ч и т, в а ш а з е б р а б е г а е т п о Р о с с и и...


Годы идут, но одно и то же,
Есть правило, как ни крути:
Рождённый ползать - летать не может,
Но может высоко заползти!


Ж р е б и й б р о ш е н, Р у б и к о н п е р е й д е н, м о с т ы с о ж ж е н ы и р а к н а г о р е д а в н о с в и с т н у л. Н о п о г о д а с м о р я н е п р и ш л а п о ч е м у – т о д а ж е п о с л е д о ж д и ч к а в ч е т в е р г!

Глупая, из области детской игры в войнушку, "мощь" демонстрировалась нами и американцами друг другу тоже как-то по-детски глупо. Вот наш новенький танкер, а вот рядом американский, вот наши гидрографические суда с шарами, а вот рядом, почти близнецы, американские. Как будто в океане места мало и нужно крутиться рядом, чуть ли сталкиваясь...

Или, ещё один пример: заправляем на малом ходу наш патрульный, уже ультрасовременный в те времена эсминец – со всяческими пушками, глубоководными бомбами, радарами и, конечно же, с ядерными дальнего действия ракетами. И в это время на горизонте показывается чьё-то иностранное гражданское судно.
Наш эсминец, отбрасывает без предупреждения шланги, из которых вовсю хлещет в океан дизтопливо, и на всех парах – тридцати шести узлах – к этому судну иностранному, наставляя на него пушки и ракеты. Обходит его несколько раз кругами и запрашивает курс следования.
А чего ради?! Судно идёт в н е й т р а л ь н ы х водах! Вот на такое планетарное хулиганство тратились деньги нашего нищего народа. На показуху! На то, чтобы очередной кремлевский дебил ощущал себя властителем мира.

Т о л ь к о н а у ч и в ш и с ь в и д е т ь в е щ и т а к и м и, к а к о в ы о н и е с т ь, м ы н а ч и н а е м о с о з н а в а т ь, ч т о о н и с о в с е м н е т а к и е.

Истинно, истинно вам говорю: В НАСТОЯЩЕМ ОБЩЕСТВЕ ЛИЧНОСТЬ ОПРЕДЕЛЛЯЕТСЯ ТРУДОМ И ТАЛАНТОМ, В ФАЛЬШИВОМ - МАРКОЙ МАШИНЫ И ТОЛЩИНОЙ КОШЕЛЬКА.

У Баранника вряд ли была машина, хотя его зарплата в семь раз превышала мою матросскую. В те советские времена личный автомобиль - большая редкость в СССР, да и куда этому примитивному алкашу садиться за руль!




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

Президентские телки VIP эскорт