Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

На секунду «тарелка» стала прозрачной и на плоскости, обращенной вниз, возникло красивое женское лицо, увеличенное линзой полусферы



«Покажи мне свой эзопов язык, и я скажу – какие у тебя клыки? – мгновенно телепатировали в ответ, оценив его юмор. – «Попытаемся помочь. Гарантий нет. Вы находитесь в квазипространстве. Изучаем. До встречи». – «Тарелка» провалилась в какое-то измерение.

«В какое?! Но связь состоялась! Счастливчики! В космосе – как рыбы в воде. Не надо им никаких Полос…» - Гриан шагает по улицам… квазигорода?

– Ан, что скажешь?

– Это пятимерники. Наверное. Я сделал лексический разбор… И монохроматический анализ их квантового луча-щупа. Нам, кажется, повезло. Могут помочь. Может, подарят «тарелку»? Ты видел изображение женского лица?

– Да, но… Какой-то миг. Значит, мне не показалось? Что-то очень знакомое…

– Я сопоставил. Но ты не принимай близко… Это лицо… Миэлы.

Гриан остановился. «Прежде всего – нужно вернуть себя. Ха-ха. Создать стройную логику событийности. Хе-хе. Объяснить то, чего не могут объяснить даже пятимерники – гуманоиды на миллионолетия выше… И все-таки. Начать с простейших истин. Хохо-хо! Вот он, застарелый анахронизм трехмерного мышления! Простых истин не существует! Чем проще – тем сложнее! «Истина рождается со слезами, а умирает со смехом». Ретро-фразочка трехмерного наивного мира. Истин не существует! Ни простых, ни сложных. Каждый миг Вселенная растет, видоизменяется, эволюционизирует. «Мгновение рождается со слезами, а умирает со смехом!» Мгновение, но не истина. И все-таки. Приблизиться к мгновенной истине можно. Мгновение истины всегда есть у того, кто его хочет поймать. Итак, начну с себя.

Я. Я – мгновенник. Гриан. Но «я» не есть я – первоживой. После моей первой гибели мое тело и мой мозг выращены искусственно. Остались моя память, генотип и часть пси-энергии. После моей второй гибели вторично вырастили тело и мозг, вернули память и генотип, но первичной пси-энергии остались крохи. А пси-энергия… Когда-то ее называли «душа». После смерти ж и в о г о она уходит к Создателю.

В центр Вселенной. Да, частично ее удается оставить, вернуть с д о р о г и, но… лишь частично. Основная масса жителей Фелии восстановлена, так же, как и он, неоднократно. Первоживых осталось совсем немного, их берегут, как генофонд. А те, кто рождается от вторичных и прочих, те уже…»

– Ан, как там моя интуиция? Что показывают интуиограф и энцефалофон?

– Энцелофон уже выдал твои логические выводы. Но ты же знаешь, инструкция не рекомендует мгновенникам задумываться при выполнении заданий над н е п о с т и ж и м ы м…

– Ан, мораль – это представление о том, что ты кому-то что-то должен, а кому, что и сколько – точно не знаешь. Инструкции создаются для того, чтобы устаревать. Выводы… Да я их сделал давным-давно! Потому что я, как эта липовая мертвая квазипланета, сам квази! Дважды квази! И все мы там, на Фелии, кроме первоживых, квази! Ну ладно. Я не об этом. Не об этом. Мы нечаянно создали этот мир. И здесь, несомненно, каким-то образом использованы мои память и мышление. И вот все, что я мог родить – макет планеты, этот нелепый городок с «новокошками» и «новособаками»! И еще эти… Во «Дворце Избранников»… Тоже какие-нибудь новопсевдоквази. Вот что мне грустно сознавать. Оказывается, я не способен создать что-то живое. И Миэла… У пятимерников. Как? Впрочем, то, что нельзя объяснить – нужно придумать. Но здесь моей фантазии не хватает. Что ты скажешь, Ан?

– Для начала – ты трижды «квази», а не дважды. Ты забыл, что здесь тебя восстановили в третий раз. По основному вопросу могу пока сказать лишь следующее: шесть миллиардов лет по местному времени нас после взрыва восстанавливал из атомов не наш «черный ящик». Такие чудеса нам не под силу. «Черный ящик» имел талантливую программу-просьбу, с которой он обратился к гениальной Разумной Вселенной. Она вновь сотворила нас и окружающее здешнее пространство. Со своими законами, нюансами, необъяснимыми пока странностями. Ты не хотел, чтоб я высказал свое мнение, но сейчас ты уже почти до всего дошел сам… Эта планета, то, что с ней случилось – один из вариантов возможного конца Фелии. Но мы его в свое время удачно, кажется, проскочили. В этой связи напомню тебе одну древнюю спорную истину: «Бога, наверное, не существует, но все мы, тем или иным образом участвуем в его создании…» Ты, конечно, помнишь подтверждение этой провидческой фразы?

Еще бы ему, мгновеннику, не помнить один из известнейших частных случаев развития пространства! Самосотворения «бога» местного значения… Воистину, в бесконечности может быть все, и даже – значительно больше. Этот фильм, снятый во Времени самим «богом», показывают в определенный момент первоживым – в период детской болезни «машинизации- компьютеризации».

«Бог» создает себя просто. Выбирается свободный участок в отдаленной от Центра галактике и мощным Мышлением из Будущего притягивается ближайшая туманность. По заданной программе из Будущего туманность образует звезду и планеты. Звезда, в необходимом количестве, накачивается знаниями Центрального разума, а одна из планет превращается в сложнейшую реторту для изготовления мыслящих. Трудно представить, что все это проделывает существо, которого еще нет. И тем не менее, это доказано теорией и практикой! В созданной из Будущего звездной системе время, разумеется, свое, искусственное. Эти миллиарды лет, необходимые для развития разума, не более, чем месяцы в других областях Вселенной. Эволюция, история, рост населения – коллективного трехмерного разума… И, наконец, гибельный высший всплеск – машинизация, компьютеризация. Планета и вся звездная система постепенно превращаются в один суперкомпьютер – «бог», завладевающий пространством в несколько десятков световых лет. Ж и в ы е больше не нужны и они вымирают. Немногочисленных оставшихся эвакуируют куда-то пяти и семимерники. Они же ограничивают возможности вновь появившегося «бога» - самозванца, поскольку, если его не остановить, он начнет притягивать к себе ближайшие галактики, пытаясь создать второй Центр Вселенной…

Да, Гриан помнит фильм во времени. И даже… Он тогда был совсем молод и сочинил несколько строк: «Кино идет, идет кино. Давно идет, идет давно. Нас кто-то крутит. Наш бесконечный сериал. Что дальше будет? Счастье – если сам себя сыграл. Кино идет, идет кино. Какой конец? Не все ль равно… О чем сегодня лишь мечтаем, мы в фильмах будущих талантливо сыграем. Кино идет, идет кино…»

– Хорошо, Ан. Вселенная сложнее того, что мы о ней думаем, и гораздо сложнее того, что мы о ней думаем. Направляюсь во «Дворец Избранников». И да помогут нам пятимерники! До связи. Гриан шагает по улице, которая, возможно, не более, чем фантом, как и вся эта планета. И он сам… Что это?! Он усиливает работу правого полушария… память, память… Телефонная будка! Старая, древняя как бесконечность, телефонная будка! Зачем? Позвонить? Кому? Бред. Зайду. Позвоню. Миэле. Номер?

– Ан, номер?

– Два-тридцать три-сорок пять-пятьдесят четыре.

Может быть, это та самая будка и тот самый телефон, с которого он звонил ей. Каких-нибудь тысячу двести с небольшим лет… Когда он был молоденьким, робким, влюбленным, с дрожащими от волнения и стеснительности руками и коленками. «Когда-то кто-то где-то нас любил. Слова-слова… Мерцающие звуки. Когда-то кто-то где-то нас забыл, от ласк покорно отвыкали руки…»

Сколько переговорено именно из э т о й будки! С н е й. Гудок. Ну да, так должно быть. Он бы мог вступить через волновое колебание в обратную связь и в мгновение оказаться на обратном конце и телепатически прочитать мысли того, кто сейчас возьмет трубку. Да что там! Он мог бы просветить чужой мозг до самого последнего атома, выведав генетическую программу индивида и всей популяции! Но он не хочет, он забыл, он сейчас – шестнадцатилетний, до одури влюбленный мальчишка. «Мы становились проще иль мудрей, но человеческое не было нам чуждо. Мы вытравляли из души зверей, сентиментальности стесняясь непослушной…»

Что с ним? Что с ним?! Что с ним?!! Он сегодня вспоминает и вспоминает строки, написанные вечность назад. Он вспоминает… себя. Щелчок в трубке. И тишина! Тишина, из которой вот-вот должна родиться новая Вселенная! Или умереть старая! И вместе… и он… Он зависим от того, что сейчас произойдет! Или не произойдет. «… и наконец, настал тот день и час, когда слова, мерцающие звуки, запеленали в бесконечность нас, той памятью, что не теряют руки. И одиночество нас сделало добрей, мы не хотим жонглировать словами. Чем старше мы, тем жизнь живей, тем чаще выражаемся слезами…»

– Гри, это ты?

«Г» - наносекунда – и проваливаются двести лет. «Р» − и еще двести… «И» − и еще… Расстояния, миры, жизни – гриэтоты – г-р-и-э-т-о-т-ы – стираются из заплечного запаса его жизненной временной усталости. … тем чаще выражаемся слезами… - натуральные слезы стекают по его искусственным щекам.

– Я, моя девочка, - хриплый голос возрастом в тысячу двести годков.

– Что с тобой? Ты не заболел? Гри, ты сделал задачу? У меня что-то программа не получается, компьютер выдает неправильный ответ.

– Ми, ты помнишь… ты помнишь стихотворение, которое я тебе посвятил? «В глаза любимые смотреть, и взгляд увидеть отрешенный и отчужденно напряженный…»

– Что с тобой, Гри? Что с тобой? Ты никогда не читал мне этих строк!

– Ах, да. Наверное, я их еще не сочинил… Извини.

– Что с тобой?! Откуда ты звонишь?

– Не знаю, Ми. Может быть, это звоню совсем не я и из ниоткуда…

Он все-таки не удержался. Он послал импульс пси-энергии по обратной связи. Комната Миэлы! Знакомая до милых мелочей, всплывших в памяти! Телефон. Трубка на аппарате. С кем он говорил?! Здесь, в этих стенах и вещах – часть ее энергии. И все. Все. Больше ничего. Ничего…




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.