Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

БЕСКОРЫСТИЕ И ГОТОВНОСТЬ СЛУЖИТЬ МИРУ



Многочисленны и многогранны проблемы ученика. Не успевает он расправиться с очередным старым механизмом и мысленно порадоваться этому или поздравить себя с ещё одной блестящей победой, как тут же является новый, рядящийся по виду в старое платье, но принадлежащий более высокому плану развития, так что ученик временами начинает хвататься за голову и балансировать на грани сомнения и отчаяния, ибо проблемам, кажется ему, несть числа.

В часы более светлого, безоблачного настроения он откровенно радуется тому, что его собственный поступательный прогресс вырисовывается всё более и более явственно и что те проблемные повороты и вехи, которые когда-то он преодолел и обработал, теперь являются его помощниками, а не врагами. Чувство удовлетворения оттого, что он продвинулся ещё дальше вперёд при кажущемся отступлении назад, столь велико и безмерно, что буквально переполняет его неизбывными счастьем и радостью.

Однако, некоторые старые механизмы закрепились в нём настолько прочно, что кажутся практически неискоренимыми. К числу таких проблем, наиболее часто возникающих у ученика, относятся эгоизм, гордость и чувство неполноценности. Вновь и вновь он вынужден вступать в конфронтацию с этими древними неприятными монстрами, которые то и дело возвращаются обратно, каждый раз рядясь во всё более тонкие платья, и несмотря на то, что он, в общем-то, радуется тому, что каждый раз они оказываются всё тоньше и субтильнее, однако в его жизни нередко бывают такие моменты, когда он почти уже не в состоянии вынести более тот факт, что от них постоянно что-то да остаётся.

К разрешению данной проблемы он подходит лишь тогда, когда достигает указанной выше фазы отчаяния. Неожиданно для себя он понимает, что, постоянно фокусируясь на старом механизме, он его неустанно подпитывал и тем самым содействовал его росту и развитию, тогда как, с другой стороны, в часы самотерапевтического анализа он пробовал разделаться с этой же проблемой, стараясь её осмыслить, с тем, чтобы понять и выяснить, почему он борется именно с этим старым шаблоном своей личности. Теперь он сознаёт, что, с одной стороны, он подпитывал, а, с другой стороны, искоренял одну и ту же проблему, так что в итоге её объём почти всегда оставался неизменным, с той лишь разницей, что она переводилась на более высокий план, поскольку и его собственное понимание тоже становилось более субтильным.

Как только к нему приходит понимание этого, он тут же начинает раздумывать над тем, как решительно и бесповоротно уморить голодом такое своё качество, как, например, эгоизм, и очень быстро понимает, что здесь самое важное — начать подпитывать его позитивный полюс, т.е. бескорыстие. Теперь он переносит своё сознание в сердце и там замечает приток любви с плана души, которая постоянно наполняет его безграничной любовью, и тут наконец он понимает, что если он будет бескорыстно отдавать эту любовь на благо других людей, он тем самым сможет обречь на голодную смерть свой застарелый эгоизм. Одновременно он сможет осуществлять и работу в деле служения миру, чего он всё время страстно хотел и добивался, но о чём совершенно забыл, вступив в фазу избыточного эгоизма.

Понимает он также и то, что вместо того, чтобы подпитывать чувство собственной неполноценности, он должен вскармливать чувство собственной полноценности. Только как это сделать, если он совершенно не чувствует себя полноценным, ибо столь долгое время был непомерным эгоистом? Когда он перенесёт своё сознание в сердце и заметит там непрерывные потоки и струения любви, изливающейся с плана души, он тут же должен наполнить себя этим лучезарным Светом. Это даст ему понимание того, что он — божественная сущность, лучащаяся Светом и Любовью, и, как только он узрит себя в этой ипостаси, он, фактически говоря, сумеет полюбить себя и сумеет понять, что он достоин любви, достоин хотя бы как Носитель Света, которым он по праву является.

С гордостью ему придётся повозиться изрядно, и на её преодоление может уйти очень много времени. Но если он поменяет объект своего внимания и будет всецело фокусироваться на таком качестве, как смирение, он сможет перенести в своё сердце и его тоже. Когда он увидит, насколько чист и лучезарен здесь Свет его души, он сразу же наполнится смирением и, фактически, одним ударом убьёт сразу несколько мух: с одной стороны, он обречёт на голодную смерть старые, негативные механизмы, а с другой — будет вскармливать смирение, которое будет всё обильнее наполнять его сердце душевной любовью, благодаря чему чувство полноценности и самоуважения будет расти в нём день ото дня, поскольку он увидит, что он как существо-душа в состоянии осуществить то, что совершенно не под силу его личности. Венец всего этого великого труда суть тот, что он в своём новоявленном бескорыстии будет воссылать свою светлую, лучезарную любовь как благословение миру.

Таким образом, обрекая на голодную смерть старые шаблоны и механизмы, он одновременно вскармливает и новые позитивные качества, которые от этого лишь растут и набирают силу, и, что самое важное, отныне он действует как подлинный служитель мира, несущий благословение миру и человечеству. Пусть же все ученики как можно скорее станут подобными служителями мира, там самым значительно ускорив и своё собственное развитие!

 

СИЛА И БЕССИЛИЕ

Одной из величайших проблем, стоящих перед учеником, является проблема власти. На протяжении бесчисленных инкарнаций он использовал власть ради того, чтобы возвыситься и утвердить себя за счёт других. Теперь, когда он встал на Путь Ученичества и вынужден конфронтировать с этими прошлыми, столь неприятными тенденциями в себе самом, он должен откровенно признать, что в нём ещё сидит это эгоистическое чувство радости, наследие прежних времён, упоения властью на пару с корыстолюбивой ментальной гордостью, пробуждающей в нём заносчивость и чванство, дабы за их счёт хоть как-то поднять себя в собственных глазах и в глазах окружающих.

Теперь, оказавшись перед необходимостью конфронтации с проблемой власти, он должен держаться как можно дальше от наиболее грубых форм её выражения, невероятно эгоистических и подавляющих, и, кроме того, он должен решительно взглянуть в глаза тому факту, что властолюбие по-прежнему присутствует в нём, хотя и в гораздо более тонком или завуалированном варианте, и его жестокость он тоже должен познать во всех её оттенках и нюансах, чтобы в дальнейшем постоянно держаться на расстоянии от этой разрушительной, пагубной и эгоистической тенденции.

Большинство учеников в процессе предшествующих инкарнаций уже свели знакомство с последствиями своего былого злоупотребления властью, поэтому теперь, чисто бессознательно, они очень осторожны по отношению к любым формам проявления властолюбия у самих себя, если, конечно, они в состоянии различить их, ибо облачения, в которых те являются, могут быть невероятно субтильного свойства. Поэтому часто, сами того не замечая, ученики используют завуалированную форму власти, которую они лёгко и беззаботно проецируют на других, ибо их собственное отношение к понятию власти ещё слишком неясно и расплывчато.

Есть и такие ученики, которые давным-давно отбыли все свои "штрафные" инкарнации в качестве расплаты за своё злоупотребление властью и силой в далёком прошлом. Очень часто отвращение к любой форме насилия и власти заходит у них столь далеко или принимает столь экстремальные формы, что они оказываются совершенно беспомощными перед злоупотреблениями и манипуляциями других людей и, даже подвергаясь им, отказываются что-либо предпринимать в свою защиту. На протяжении многих жизней это чувство бессилия и покорности прочно внедрилось в них и стало неотъемлемой частью их личности, поэтому теперь им придётся изрядно и усердно потрудиться над тем, чтобы избавиться от него.

Этот процесс познания, понимания и ликвидации старых форм жажды власти и притеснения может оказаться для учеников невероятно длительным и трудным процессом. Это обусловлено тем, что помимо физических существуют также астральные и ментальные шаблоны власти. К счастью, чисто физические формы проявления насилия и власти у большинства учеников уже давно отошли в область легенд и воспоминаний. Эти формы легко различимы и узнаваемы, и большинство испытывает к ним отвращение и держится от них как можно дальше. Астральные формы злоупотребления властью уже не поддаются идентификации столь легко и просто. Они вполне могут проглядывать в той непомерной опеке, которой мать окружает своего ребёнка, всецело им помыкая, управляя и властвуя, а все свои действия оправдывая "любовью". Они могут принимать форму сексуального злоупотребления, где смешиваются и физические, и чувственные нюансы вперемешку со многими другими аспектами, имеющими характер страсти или вожделения, или же они могут быть по своей природе чисто эмоциональными. Например, муж может склонять свою жену к сексуальным отношениям, используя для этого самые различные, более или менее изощрённые методы, преследующие одну цель — продемонстрировать или утвердить свою власть над её чувствами. Жена, в свою очередь, тоже не остаётся в долгу и исхитряется тиранить мужа не менее изощрёнными и коварными способами.

Ментальная власть может быть самой субтильной и самой неприятной их всех, потому что она слишком холодна, расчётлива и основывается лишь на эгоистической эксплуатации других. В этой среде мы можем повстречать политика, финансового магната, народного вождя — любимца и кумира народных масс, и многих-многих других, т.е. людей, прекрасно владеющих искусством красноречия и вовсю использующих свой дар владения языком и логику, чтобы навязать другим свои принципы власти во имя достижения собственных корыстных интересов, хотя, естественно, это всегда подаётся под тем соусом, будто они пекутся о всеобщем благе и процветании на пользу всех людей.

Эти же формы власти проступают и в случаях психического давления, террора и унижения ближнего, когда человек, обладающий явным ментальным превосходством над другими, находит прямо-таки садистское удовольствие в том, чтобы ментально, т.е. с помощью слов и мыслей, облекающихся в насмешку, высокомерное отношение или прямое издевательство, втоптать в грязь или унизить своего ближнего.

На всех личностных планах любое проявление власти оборачивается жестокостями и неприятностями. Такое поведение недостойно ученика, поэтому его задача — безотлагательно вступить в конфронтацию с собственными тенденциями властолюбия или демонстрации власти, дабы осмыслить и постичь её чудовищный характер и впредь всегда держаться от неё подальше, едва только её лик проглянет из-под покровов личности. Только когда он всерьёз постигнет на самом себе её разрушительную природу, ибо сам он много претерпел и немало пострадал от её чудовищных последствий, только тогда он сможет взять её измором и ликвидировать. Тем же ученикам, которые давно распростились с нею и теперь переметнулись в противоположную колею, т.е. те, кто на протяжении многих жизней живут в унижении и страхе перед воскрешением былого чувства властолюбия, таким ученикам тоже не менее важно понять и осмыслить этот ужасно неприятный и вредный механизм самоуничижения и покорности, который тоже должен быть ликвидирован и навсегда устранён из их жизни. Ни один из двух указанных аспектов или контрастов совершенно не к лицу кому-либо из Наших учеников.

Если ученик способен ясно осознать это, то ему следует основательно взяться за собственную гордость, которая чаще всего является там, где ученик безмерно предаётся ментальным злоупотреблениям. Чаще всего причина этого та, что он желает скрыть от других своё чувство крайней неполноценности и потому испытывает потребность утвердить себя ментально. Поэтому он усердно, не покладая рук трудится над развитием и совершенствованием своих ментальных способностей, силой которых он может поразить воображение других людей, своих почитателей и приверженцев. От этой точки только один шаг до намеренной спекуляции своим знанием, стабильно привлекающим людей в ряды его поклонников, восторг и обожание которых делают чувство собственной неполноценности не таким острым и болезненным, так что оно на какое-то время почти полностью забывается.

Каждый ученик, естественно, должен ясно видеть причины возможного злоупотребления властью на личностном плане. Чаще всего такими причинами оказываются эгоизм — как следствие чувства неполноценности, и гордость — как результат всё того же чувства неполноценности. Лишь понимая саму причину, ученик может начать работать над её искоренением в самом себе.

Позитивной установкой в этом случае постоянно должна быть одна и та же — любовь и ещё раз любовь; плюс мощный фокус на сердечном сознании. Когда функции сердца стабильно отлажены, ученик способен ощутить свой собственный мощный внутренний потенциал Света, который способен пробудить в нём первую любовь к самому себе, и, когда эта любовь станет стабильной, он сможет избавиться от эгоизма, самолюбия, гордости, покорности, уничижения и чувства собственной неполноценности, которые так долго заводили его в тупик; и когда, наконец, все эти элементы будут устранены, тенденция к злоупотреблению властью и механизмы самоуничижения и покорности исчезнут тоже.

Ибо тому, кто всерьёз любит самого себя, нет нужды самоутверждаться, руководствуясь примитивными методами и указаниями личности. Когда ученик осознаёт себя как божественную, светлую сущность, он постоянно наполнен неиссякаемой любовью собственной души, и она безошибочно подсказывает ему, что его подлинная природа принадлежит не этому миру, а миру Духа. Тогда, воистину, он сможет возлюбить ближнего своего, ибо по настоящему любит самого себя.

Если ученик достиг этой стадии, начиная с которой он почти постоянно руководствуется велениями души, то ему вполне может быть доверена духовная власть. Поскольку его личность почти полностью избавилась от всех своих дурных наклонностей, пороков и старых привычек, его тело так и лучится духовностью, а сердце невозбранно изливает на всех свою любовь. В этом случае он вполне готов принять и начать использовать духовную власть, которая совершенно несопоставима с властью личности и ни под каким видом не может быть приравнена к ней, ибо обладатель подобной власти ни на миг не должен допускать хотя бы мизерного злоупотребления ею. Только ученики, стоящие у порога Третьего Посвящения или перешагнувшие его, допускаются к использованию духовной власти. И всегда душа и только душа (впоследствии Дух) обладает полномочным правом пользования ею, и всегда только в качестве средства содействия Плану в служении добру.

 

ГОРДОСТЬ

Гордость почти всегда шествует в эскорте власти, ибо, когда человеческая личность обладает властью, сам человек преисполняется гордостью, которая прямо пропорциональна той власти, которой обладает его личность. Однако в некоторых случаях гордость цветёт и разрастается сверх всякой разумной меры, и чаще всего это характерно для тех случаев, когда вера ученика в собственные силы предельно минимальна или отсутствует вовсе.

Когда гордость, присущая личности, перерастает все разумные рамки и растёт непропорционально в соотношении с фактической властью, то это вызвано несколькими причинами, а именно: отсутствием смирения, непомерным эгоизмом и чудовищной неуверенностью в собственных силах. Такому ученику жизненно важно во что бы то ни стало самоутвердиться, чтобы почувствовать свою полноценность. Разумеется, время от времени и сам ученик ясно видит, что утверждать себя подобным образом глупо и нелепо, однако, стоит только кому-нибудь задеть его гордость и самолюбие, как он тут же утрачивает ясность видения и совершенно теряет голову, ибо его личность чувствует, что дрожит и сотрясается само его основание, сам его подлинник, поскольку он соотносит себя с гордостью, которую он использует в качестве компенсации за отсутствие у себя подлинной веры в собственные силы.

Поскольку данный механизм был запрограммирован очень давно, множество жизней тому назад, то искоренить его теперь невероятно сложно, поскольку он, так сказать, прочно внедрился в ментальное тело и сжился с ним. Такой ученик живёт и дышит только ради собственного ментального тела, которое он считает своей красой и гордостью, совершенно не видя того, что оно всего лишь орудие мысли; мало того, он полностью себя с ним соотносит и свято верит, что это и есть его подлинное Я. Если же кто-то вдруг подвергает критике то, что выработал его мыслительный гений, то весь его мир рушится, ибо он считал, что мысль и есть его подлинное Я.

Чисто теоретически ученик, разумеется, прекрасно сознаёт, что всё это вздор и чепуха, но именно так был запрограммирован этот его старый механизм, поэтому в стрессовых ситуациях он вновь и вновь будет прибегать к этой нелепой идентификации себя со своим мыслеразумом. Как и во всех других ситуациях, есть лишь один способ ликвидировать подобные прочно закрепившиеся привычки, а именно: ученик должен заново перепрограммировать себя и дать себе новую установку.

Но вначале он должен предельно чётко понимать, что когда-то, на заре веков, он сам взрастил и заложил в себя эту гордость, дабы почувствовать самому и дать почувствовать другим свою значимость. Кроме того, он должен понимать и то, что на нынешнем уровне этот механизм совершенно нецелесообразен и бесперспективен, ибо теперь он обладает знанием того, что он есть духовная сущность, наделённая некоей личиной, или личностью, которая, в свою очередь, наделяет его способностью мыслить, чувствовать и действовать в мире личностей.

Если затем он совершенно чётко соотнесёт себя со своим истинным Я и, вознесясь над собственной личностью, сумеет взглянуть на неё, а заодно и на свою мыслительную способность, как на некий инструмент, который должен постоянно содержаться в чистоте и порядке, дабы быть всегда к услугам души, то он без труда сможет заново начать перепрограммирование своей личности, которое навсегда избавит его от этой старой и несуразной привычной схемы поведения.

Одновременно с этим он поймёт и свою прошлую потребность во что бы то ни стало утвердить свою значимость, ибо в давно минувшие дни, когда он совершенно не подозревал о существовании духовных миров, он использовал в качестве шкалы измерения своей значимости и самодоверия лишь своё ментальное тело. Но сегодня всё иначе. Сегодня ему хорошо известно, что он — божественная сущность, пользующаяся услугами личности как инструментом. Поэтому и её перепрограммирование должно осуществляться таким образом, чтобы личность постоянно чувствовала свою полноценность и значимость, и так как ученик знает, что он есть Дух, Свет и Любовь, то он теперь должен внедрить это знание в личность в виде гораздо более масштабного и более целесообразного осознания и соощущения ее собственной значимости, чем те, что были заложены в неё старой установкой.

Ученик предоставляет своему душевному сознанию пронизывать и наполнять свою личность и в это время доверительно сообщает ей, сколь она прекрасна и великолепна, когда её озаряет Свет души. Затем он внедряет в неё стремление, суть которого в том, чтобы ей отныне всегда хотелось быть озарённой этим мощным Светом любви, благодаря чему в ней утверждаются новые шаблоны и механизмы, чтобы она под их влиянием постоянно желала себе этого состояния, ибо только в нём она может почувствовать себя значительной, нужной и полезной. С помощью этого довольно простого метода перепрограммирования личность на собственном опыте познаёт, что она абсолютно полноценна и значима, да и душевное сознание поумневшего ученика при этом тоже становится гораздо более стабильным и постоянным. Одновременно с этим в нём отмирает и старая бессмысленная гордость, поскольку личность открывает для себя, что, обновлённая и перестроенная на новый лад, она может стать куда более значительной и важной персоной. На словах, казалось бы, всё просто, но ученики имеют склонность неимоверно всё усложнять, поскольку не понимают в полной мере истинного значения новой душевной переориентации.

Однако когда-нибудь все они поймут это.

 

ЭГОИЗМ И ВЛАСТОЛЮБИЕ

Самым трудным препятствием на Пути ученика к Посвящению оказывается его собственный эгоизм, с которым ему нужно справиться любой ценой. Этот процесс особенно труден для одинокого ученика, т.е. такого ученика, который всю свою физическую жизнь живёт в полном одиночестве, ибо это состояние, как никакое другое, весьма благоприятствует тому, чтобы он начал боготворить себя, всячески потакая своим старым защитным механизмам, уловкам, приёмам избегания ответственности и эгоистическим мыслям и чувствам и позволяя им управлять собой, в то же время старательно заботиться о том, чтобы никто из посторонних не вторгся в эту святая святых его жизни.

Наибольшая опасность для такого ученика заключается в том, что сам он совершенно не видит того, сколь велик и беспримерен этот взращённый им в самом себе эгоизм. Он может считать себя абсолютно бескорыстным человеком, чья любовь к ближнему велика и безгранична, однако, как только доходит до дела, на первом плане всегда оказывается его собственная личность. Тихо и незаметно он покоряется эгоистической стороне своей личности и предоставляет ей право управлять собой, так что эта власть день ото дня становится всё сильней и требовательней. Всё происходит столь ловко, незаметно, украдкой и исподволь, что подчас он и сам до последней минуты не замечает, что его душевный контакт ослабевает всё больше и больше, пока не исчезает вовсе.

Если эгоистической стороне его личности удаётся утвердить своё единоличное господство, то в этом случае его душевный контакт

обрывается целиком и надолго только потому, что ученик не проявил должной осмотрительности, поскольку никто ничего ему не говорил, а сам он по слепоте и неведению безропотно отдал себя во власть этих старых механизмов, которые исподволь росли и крепли в нём всё больше и больше, пока в один прекрасный день не достигли таких размеров, что забрали в свои руки всю власть. К сожалению, ученик не видит того, что он сам поставил себе заторы и сам перекрыл канал, связывающий его с душой.

Поэтому для него очень важно осознать, что он и только он открывает и закрывает шлюзы канала души, и поэтому только он несёт за это ответственность.

Ученик, позаботившийся привести свою жизнь в русло постоянных, налаженных парных отношений, не имеет ни времени, ни возможности надолго застревать в собственном эгоизме, поскольку ему всё время приходится конфронтировать со своей собственной ответственностью. Поэтому для ученика, который действительно жаждет развития и всей душой стремится к нему, подобное решение строить свою жизнь на основе парных отношений оказывается наиболее разумным и динамичным. Если он действительно желает докопаться до скрытых подсознательных глубин своих старых чувственных проблем, некогда отторгнутых и вытесненных им в эти подземелья, то указанные парные отношения дадут ему прекрасную возможность познать самого себя с хорошей и плохой стороны. Это особенно касается тех случаев, когда партнёрша — тоже Наша ученица, как и он сам, ибо тогда у него, воистину, нет никакого шанса как-то обмануть или одурачить

самого себя.

Ни один из учеников не должен закрывать глаза на то, что подобное саморазвитие, действительно, невероятно тяжело и сопряжено с высокими требованиями. Ибо чем дальше идёт ученик по Пути Посвящения, тем труднее ему приходится, тем тяжелее становится процесс саморазвития, хотя с каждым пройденным шагом этот процесс становится гораздо более жизнеутверждающим, поскольку ученик наделяется способностью вмещать всё большие и большие части целого, выступающего в качестве итогового сознания, складывавшегося и формировавшегося на протяжении бесчисленных жизней.

Очень важно, чтобы каждый ученик понимал, что эта его жизнь — всего лишь отдельное звено в цепи великого множества жизней, всего лишь малый отрезок бесконечно долгого пути становления сознания и что все эти звенья и отрезки в своём единстве и являют то совокупное целое, которое в полном объёме вмещает его душа. Чем большее число граней включает в себя процесс самопознания, чем больше сторон ученик подвергает рассмотрению и анализу с целью их всестороннего осознания и переработки, тем больше он постигает ту великую, генеральную линию развития, которую наметила его душа, благодаря чему все сферы его жизни очищаются, облагораживаются и доводятся до совершенства с удвоенной эффективностью. Но для того, чтобы этот процесс развития мог совершаться гораздо быстрее, ему необходим помощник, т.е. любящий друг или партнёр, который способен указать ему на старые, нецелесообразные шаблоны и привычки, которые личность самого ученика наотрез отказывается замечать, поскольку ей не хочется уступать пальму первенства и господство над этими ещё достаточно бессознательно действующими механизмами.

Эгоизм нерасторжимо соединён с властью. Точно так же нерасторжимо соединены между собой бескорыстие и неприятие власти. Поэтому за плечами у каждого из нас великий и долгий путь развития, обнимающий множество инкарнаций, где мы выступали в роли эгоистичных, беспощадных тиранов, без предела злоупотреблявших своей властью; но после того, как посеянные нами семена эгоизма взросли, созрели и развились, дав в итоге тот мучительный и горький урожай последствий, под влиянием которых нам на самих себе приходится испытывать тяготы и гнёт чьей-то власти, то мы теперь сами имеем возможность убедиться, сколь мы малы, слабы и беспомощны, когда оказываемся жертвами грубого произвола, давления или манипуляций. Эта фаза — фаза формирования и развития в нас дара бескорыстия, который столь жизненно важен и необходим нам для понимания величия принципа служения миру. Где нет бескорыстия, нет служения, нет душевного контакта, нет сердечной теплоты. Всем ученикам предстоит пройти через эту фазу подчинения и осознания себя под властью личности, дабы тем самым смочь развить в себе бескорыстную любовь. Возможно, это звучит несколько парадоксально, но чаще всего именно этого им так не хватает для того, чтобы развить в себе то смирение, которое приводит их к Вратам Посвящения.

 

МЫСЛЬ — ПАЛАЧ РАЗУМА

Мысль — палач разума. Об этом говорилось так часто, что давно стало притчей во языцах, однако ученики, тем не менее, ведут себя так, словно им невдомёк, какой именно смысл заключается в этом высказывании, словно они не понимают, что оно касается прежде всего их самих. Это именно так, ибо многие из них превозносят и обожествляют интеллект до такой степени, что всю свою жизнь сосредоточивают на том, чтобы накопить побольше знания, чтобы затем блистать им перед другими. К сожалению, такие ученики считают, что с помощью разума они могут спокойно оттеснить свои чувства в глубь подсознания и оставить их там на хранение в необработанном виде. Нередко они даже внушают себе ту мысль, что полностью подчинили себе все свои чувства и держат их под абсолютным контролем, в то же время боясь признаться, что эти чувства, скорее, приведены во временное состояние покоя путём их силового подавления и подчинения с помощью беспощадной тирании ледяного интеллекта.

Это состояние таит в себе наибольшую опасность, ибо все старые эгоистические тенденции, унаследованные учеником из ряда предшествующих жизней, получают тем самым бесспорную вакансию на единоличное господство. Внушая самому себе мысль, что он является полновластным господином всех своих чувств, ученик добивается лишь того, что начинает активно стимулировать и подстрекать собственные гордость и тщеславие, превращаясь в ярко выраженного сепаратиста и изолируя себя от мира посредством гордого самозаточения в собственном возвышенно ментальном замке среди льда и холода, которые парализуют всякую жизнедеятельность любого коллектива или общины и, что ужаснее всего, умерщвляют своим ледяным дыханием любое проявление подлинной любви.

Едва только мысли получают право на единоличное правление и господство, сразу же является благодатная почва для тотального эгоизма, и ученик, ставший на этот путь, на многие мили отдаляет себя от того, что изначально было его целью, поскольку дар любви в нём отсутствует, связь с душой оборвана, а тщеславие и гордость оказываются выше всякой меры. В этот момент он наглухо отгораживается от других людей, от своих ближних, панцирем из чувственного холода и полным отсутствием человеческих понимания, тепла и сочувствия. В своём собственном воображении он мнит себя духовно продвинутым человеком, обогнавшим других столь беспримерно далеко, насколько сам он в действительности беспримерно далёк от истины.

Единственным средством спасения для такого ученика может явиться ментальное осознание им того, что он по необходимости должен выпустить свои чувства на волю из тех пещер и гротов подсознания, куда они были оттеснены и загнаны, дабы сделать, наконец, свою личность интегрально-цельной. Ибо до тех пор, пока личность не интегральна, не может быть и речи ни о каком притоке душевных импульсов, как не может быть и речи о каком-либо существенном духовном развитии.

Если чувства будут подавляться постоянно, ученики так и останутся в неведении относительно того, что это такое — интегральная личность, не говоря уже о том, что они так и не смогут возлюбить себя, а тем паче других. Самым парадоксальным в этой печальной ситуации, как ни странно, является то, что они совершенно не чувствуют себя несчастными людьми, а, наоборот, людьми, высоко вознёсшимися над остальными, не видя при этом, что у них совершенно отсутствует дар любви, ибо заключённый в них чувственный холод сделал их внутренне настолько бесплодными и окостеневшими, что какой-либо расцвет любви и душевный контакт на этой стадии абсолютно исключены.

Самое печальное здесь то, что для большинства учеников это состояние оказывается столь жёстко фиксированным и трудно преодолимым, что только очень мощное, длительное и непрерывное стремление к любви способно хотя бы на короткое время открыть тончайший душевный канал, по которому может просочиться слабый импульс, способный наделить их пониманием своей эгоистической замкнутости. Тогда, возможно, им станет ясно, что мысль, воистину, — палач разума, поскольку они сами сделали ментальное тело своим гуру. Они подменили душу мыслеразумом, и тем самым сами отрезали себе путь к истинному пониманию положения вещей. Приходится с сожалением признать, что по-прежнему очень много таких учеников, которые заковали себя подобным образом в ментальные кандалы и счастливо пребывают в этих своих ментальных узилищах, и хотя на Пути Ученичества они проявляют себя как прекрасные, полезные сотрудники в деле осуществления Плана, отдающие все свои силы делу распространения духовной мудрости и знания, однако при этом они, по большей части, так и остаются в роли бесплодных статистов — исполнителей, если только их сердце и душу по-прежнему сковывает ментальный лёд.

 

ЦЕЛОЕ — ИСТИНА

Целое присутствует во всём — и в большом, и в малом. Но чтобы постичь его, ученик должен сконцентрироваться на душе, ибо только единственное око души способно запечатлеть целое в его первозданном, истинном обличье. Ментальное тело тоже способно возомнить, будто оно видит и ухватывает целое, но дело в том, что целое, воспринятое ментальным телом, не идентично целому, увиденному душой. Отметьте себе это!

Каждый ученик должен развивать способность видения и восприятия с позиции целого. В самом начале этого бесконечно долгого пути на великом Колесе Иллюзий целое сводилось исключительно к физическому целому, затем оно стало физическим или астральным целым, а чуть позже — физико-астральным целым, и лишь затем к нему добавилось ментальное целое, которое могло сочетаться либо с физическим, либо с астральным целым. Это именно та точка, откуда ученики могут начать генеральную стратегическую работу по усвоению целого, полностью сфокусировавшись на интеграции или соединении воедино физического, астрального и ментального аспектов целого.

Благодаря этому и параллельно с процессом интеграции они берут в обработку всю свою личность, так что она постепенно становится гармонично-цельной.

По мере осуществления этой работы влияние на ученика его души будет становиться всё ощутимее и заметней. Вначале его связь с душой будет носить лишь краткий, эпизодический характер, но даже в эти краткие мгновения общения с душой ему вдруг приоткроется истинный облик целого: он его просто увидит, не умея ещё ни удержать, ни хотя бы частично зафиксировать его в памяти. Позже, по мере того, как процесс интеграции личности будет продвигаться вперёд и будет становиться всё более очевидным и заметным, эта связь с душой будет гораздо более продолжительной по времени, благодаря чему он сможет в гораздо большей степени прозревать и фиксировать целое, увиденное с позиции души, что даст ему возможность провидеть такие взаимосвязи, которые он как личность никогда бы не смог разглядеть.

Очень важно, чтобы ученик ясно понял и осознал тот факт, что истина, а стало быть и целое, вечно изменчива. Если рассматривать её с позиции материалистического дуализма или, говоря проще, нашими двумя физическими глазами, то окажется, что истина в немалой степени зависит от глаз, рассматривающих и подвергающих её оценке, хотя, в общем и целом, когда речь идёт о рассмотрении чисто физических сторон её проявления, то она всегда выглядит достаточно похоже и легко узнаваема.

Однако, как только к физическому аспекту подмешивается эмоциональное начало, вся картина в корне меняется, ибо теперь восприятие истины зависит, главным образом, от тех чувств, которые реагируют на физико-эмоциональный аспект её проявления. Поэтому истина оказывается многоликой и многообразной, в зависимости от того, кто и как её видит, чувствует и сопереживает. Другими словами, истина всегда такова, какова природа воспринимающего её сознания, которое, опираясь исключительно на материал своего собственного чувственного опыта, оценивает и познаёт её в духе собственного накатанного репертуара. Так, если воспринимающее сознание "пестрит сучками", т.е. изобилует блокировками и эмоционально — чувственными узлами в той сфере, где необходимо составить себе ясную картину подлинного положения дел, то все эти "сучки", узлы и заторы естественным образом войдут в структуру или характеристику оценки данной картины, тем самым существенно исказив саму действительность или значительно сузив её рамки.

Если впечатление от увиденного будет носить сугубо ментальный характер, то общее восприятие будет искажено в ещё большей степени, поскольку каждое сознание несёт в себе свою собственную, неповторимую сумму знаний, умственных способностей, ментальных пороков и добродетелей, которые все вместе также оказывают значительное влияние на образ восприятия и оценку одной и той же картины.

Поэтому здесь со всей определённостью можно сказать только то, что у разных людей лишь чисто физическое восприятие той или иной реалии может оказаться более или менее однотипным, — например, если мы предположим, что сто человек смотрят на один и тот же физический объект, при этом абсолютно не допуская каких-либо чувств и мыслей в связи с виденным или сопереживаемым, что, разумеется, для большинства людей не только трудно осуществимо, но и вообще невыполнимо. Но если, например, эти сто человек подвести к картине, которая хотя и относится к физическим явлениям, но как таковая взывает больше к их чувствам, ощущениям, эмоциям, потаённым желаниям и мыслям, то мы в результате получим сто совершенно различных описаний одного и того же, ибо, когда вопрос касается многогранных сфер проявления свойств личности, нам не найти и двух человек, чьё восприятие деталей в точности совпадало бы между собой и было бы абсолютно идентичным.

На этом примере легко понять, что любая оценка с позиции личности не может считаться абсолютно достоверной и объективной, ибо она всегда в высшей степени субъективна.

Поэтому, если ученик жаждет увидеть и понять истину, он должен суметь увидеть её душевным оком, ибо лишь в этом случае его восприятие увиденного окажется за границами субъективного мира личности.

Лишь неличностное, объективное восприятие, которое суть восприятие души, может быть названо истиной. Тем не менее на пути к этой истине ученики с завидным упорством жонглируют и перебрасываются различными понятиями истины, которые, однако, при их более пристальном рассмотрении, оказываются всего лишь временными категориями, поскольку они воспринимаются с позиции одной лишь личности. Позднее, когда в это личностное восприятие начнут подмешиваться душевные впечатления, вся картина существенно изменится.

Но лишь тогда, когда душевный контакт сделается прочным и стабильным, лишь тогда, пожалуй, ученик с известной долей правоты может утверждать, что он способен видеть и понимать истину, ибо тогда ему станет ясно, что и сама истина — это тоже переменная величина, поскольку она зависит от усваивающего и постигающего её сознания. Чем шире сознание, тем шире понимание истины, а значит — целого.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.