Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть вторая Первые шаги 10 страница



Каждый шаг отдавался болью во всех клеточках тела. В ушах стоял шум, заглушающий все окружающие звуки. Иногда Ярику казалось, что он идёт в тумане, так сильно у него кружилась голова. Порой его сознание куда-то уплывало, но сразу же возвращалось вновь резким рывком. Каким-то чудом он до сих пор не упал. И даже вышел за пределы города. Может, город был маленький, а может, человек шёл очень долго, всё это Ярик как-то не очень осознавал: вот он идёт по городу, а вот уже с огромным трудом переставляет ноги по древней мостовой, петляющей между деревьями. Ярослав не помнил, сколько он так прошёл. Но несомненно одно: выйдя из города, он несколько раз терял сознание и падал. Лежал так иногда по несколько минут, а может, и часов, а потом снова вставал и брёл, тяжело переставляя ноги.

Этот отмеченный болью путь продолжался бесконечно долго, пока в какой-то момент Ярик не очнулся от страшного холода и шума воды, плещущейся у самых его губ. Дикая жажда, иссушающая всё его естество, заставила, не задумываясь о последствиях, погрузить лицо в воду и пить её, пить, захлёбываясь от жадности и неземного восторга. Влага обжигающими струйками попадала внутрь и тушила полыхающие там пожары. Это могло продолжаться бесконечно долго, но проснувшееся чувство самосохранения заставило, пятясь назад, вылезти на землю и обессилено рухнуть. Глаза закрылись, и Ярик впервые за довольно долгий период времени заснул. Его сон нельзя было назвать спокойным, но всё же это был сон. Не обморок, а блаженный исцеляющий сон.

Пробуждение оказалось довольно тяжёлым. Иначе и быть не могло. Спать на голых камнях, в скрюченной позе да вдобавок ко всему ещё и совершенно разбитым и обессиленным, это вам не фунт изюма в мягком кресле трескать. Ярик, кряхтя, сел и огляделся. Он находился на точно такой же небольшой площадке с миниатюрным садиком и родником, что и в самом начале своего нелёгкого пути. Похожая площадка около дороги, каменный бассейн с проточной водой, бьющей из родника рядом, и почти такой же, как и раньше, садик за оградкой. Благодать.

Злобно заворчавший живот напомнил о себе. Не спеша встав на ноги, Ярик пошёл к садику. Слюна заполняла рот. Есть хотелось немилосердно. Почти отсутствующие силы могла восполнить только добрая еда. Обрывая такие знакомые плоды с кожурой апельсина и вкусом яблока, он словно вернулся назад на незнамо сколько месяцев. Вспоминались девчонки и Олег, бегство от страшной кошки. У Ярика словно шоры спали с памяти. Он снова мог связно мыслить. Весь путь от злополучного болота до развалин города он прошёл под сильным магическим контролем. Эта ловушка была создана то ли для уничтожения представителей одной конкретной расы ящеролюдей и наследников их магии, то ли для уничтожения вообще всех разумных. А может, она была рассчитана сначала на первое, а со временем набрало силу второе. Всё может быть. И поэтому Ярик отбросил ненужные сейчас мысли и занялся едой. С каждым проглоченным фруктом силы возвращались, но возвращалась и полнота ощущений. Заломило мышцы, мельчайшие царапины защипали, заныли ушибы. Поэтому, закончив трапезу, Ярослав полез в бассейн, надеясь, что целебная вода смоет всю боль и исцелит тело.

Вода в этой каменной ванне была, как и тогда, тёплой, ласкающей измученное тело. Боль отступила, мышцы снова налились силой. Вспомнив кое-что, Ярик начал проводить инспекцию своих внутренних резервов. В состояние Сат’тор удалось войти очень легко. Усилил ток крови, освободился от шлаков — эти действия были несложны и совершенно естественны, но вот остальное… От магического взгляда опять заныла голова, пусть и не так, как раньше, но довольно болезненно. Магические резервы были попросту исчерпаны. Серые токи Силы Земли и белоснежные нити Воздуха никак не давались в руки. Этот привычный способ пополнения запасов Силы был недоступен. Фактически Ярик оказался беззащитен перед любым нападением. Ему было необходимо срочно восстановить силы и продолжить путешествие. Правда, вставал вопрос — куда именно? Но тут Ярик решил положиться на известный русский авось. Авось кривая куда выведет. Надежда встретить хоть одного человека исчезла практически полностью. Конечно, тяжело, больно, но, видно, такова судьба.

После недолгого военного совета с внутренним голосом было решено отдохнуть пару дней, набраться сил, а потом с максимальной скоростью рвануть отсюда подальше. Близость этого мерзопакостного города очень нервировала. На этой мысли Ярослав заснул прямо в бассейне.

 

Отдыхать пришлось не два дня, а целых пять. Силы возвращались очень медленно, несмотря на постоянную работу в Сат’тор. Ярик докапывался до самых глубин своего организма, уничтожая последствия чудовищного истощения. Целебная родниковая вода и семиразовое питание делали своё дело, но без Сат’тор восстановление затянулось бы на месяцы. Через пять дней Ярик чувствовал себя физически абсолютно здоровым, но вот магическая составляющая его Я восстановилась не полностью. Он уже мог выполнять элементарные действия со своей Силой, даже пополнять её запас из внешних источников, но магические резервы всё же пополнялись очень и очень медленно. Казалось, что вся Сила, с огромным трудом и болью добытая Яриком, уходит, как через сито, оставляя только какие-то крохи. Но он не унывал. По крохам и каплям, но запас рос, а с ним росли и магические возможности человека.

С таким приподнятым настроением он и отправился в путь. Направление выбрал простое — по дороге на восток. Маска хищника, которая чуть не поглотила личность человека, теперь была легко доступна. Но теперь Ярик никогда не терял контроль над своим телом и постоянно поддерживал защиту своего разума. Вскоре это стало для него совершенно естественным действием, которое он совершал уже не задумываясь, как, например, дышал или смотрел. При этом он не забывал маскировать своё присутствие, скрывая мыслительную активность под естественным фоном. Так он и шёл: сознание, сливающееся с энергией окружающих деревьев, и мощные ментальные щиты, стоящие на страже целостности личности.

Магические возможности вскоре восстановились. Пару раз их даже пришлось применять на практике. Плеть Нергала останавливала врага на дальних подступах, а чудом сохранившийся кастет оставался оружием ближнего боя. Основное отличие от того, что было раньше, заключалось в том, что магия Ярослава приняла теперь тёмно-изумрудный цвет. Та светлая весенняя зелень, что разливалась при каждом ударе силового жгута, сменилась цветом изумруда. Аура такого же цвета окутывала Ярика постоянно, светя, словно маяк, в темноте, пока он не смог её спрятать. Это оказалось на удивление просто, надо было только смотать всю собственную магию в клубок и закрыть щитами разума. В случае же необходимости доступ к источнику Силы осуществлялся по заранее выстроенным каналам. Так, незаметно для себя, Ярослав начал экспериментировать с собственным разумом и своими магическими возможностями. Слова Шипящего о самообразовании стали претворяться в жизнь.

Дорога петляла среди леса. Страшных хищников, что встречались Ярославу на том берегу реки, он не видел ни разу, но попадались иные звери. Как отметил Ярик, в этой части леса преобладали более близкие к земным аналогам звери. Правда, только чисто внешне. Встречались звери, похожие на лосей, косуль, рогатых зайцев, слонов размером со свинью, и свиньи размером со слона… Встречались и хищники. Несколько раз, издали правда, Ярик видел тех желтоглазых огромных кошек, одна из которых охотилась на него однажды. Это был поистине страшный зверь. Быстрый, выносливый, очень умный и владеющий собственной магией да вдобавок ко всему ещё и с шерстью, которая защищала получше брони. Он был сильнейшим хищником здешнего леса. Несколько раз Ярик наблюдал, как этот зверь метал молнии, которые убивали его добычу. И никакая магическая защита здешних зверей не выдерживала этих ударов. А однажды он видел, как дрались эти кошки друг с другом. Движения, за которыми сложно уследить взглядом (и это при том, что скорость движений самого Ярика могла быть теперь довольно высока), треск сталкивающихся магических молний и страшные удары, явно усиленные магией лап. Шансов в бою против таких зверей у Ярика не было никаких, поэтому он опять скрывался, передвигался по деревьям…

Но, несмотря на все опасности, что встречались ему здесь, у него не было гнетущего ощущения замаранности злом, которое довлело над его душой на том берегу реки. Гнилостные испарения болота незаметно отравляли его жизнь как физически, так и в магическом плане. Так что его теперешнее положение было несравнимо лучше!

И снова осторожное передвижение, каждый шаг взвешен и оценен, постоянная настороженность, сон вполглаза. Осторожность и бдительность! Эти слова стали девизом Ярослава. Правда, однажды он поддался чувствам, отвёл душу и сделал доброе дело одновременно. Совершая редкий переход по земле, а не по деревьям, он услышал над головой яростные крики не слишком крупного зверя. Существо, очень похожее на горностая, только со стальным цветом меха и ярко-жёлтыми глазами, кричало, стремительно перепрыгивая с ветки на ветку, стремясь к небольшому дуплу в дереве. А там, по соседней ветке, полз костяной удав, явно наметивший себе в качестве цели именно это дупло.

«Гнездо там, что ли?!» — подумал Ярик, и в этот момент удав, это порождение злой магии, сунулся в гнездо. Зверёк, спешащий сюда, закричал, словно раненая птица, и тогда, не раздумывая, но помня свой страх перед этим существом, Ярик хлестнул изумрудным жгутом плети Нергала по суку, который обвивал кошмарный змей. Как и следовало ожидать, ветка была мгновенно перерублена, змеюка понеслась к земле. Высота была небольшая, метра три, и тварь быстро достигла земли. Ярик уже стоял наготове. В тот момент, когда змеюка ударилась о землю, его рука, звенящая от накопленной Силы, ударила тварь по голове, отчего её череп рассыпался сгнившей трухой. Костяное тело застыло мёртвой грудой. Не было агонии, судорожных извивов не принимавшего смерть тела, не было ничего.

Неожиданное чувство заставило поднять голову. Из дупла вывалился серый комочек и устремился к земле. Ярослав машинально вытянул руку и подхватил падающий предмет. Что-то хрустнуло. Поднеся руку к лицу, он увидел, что это яйцо, которое треснуло то ли от падения, то ли срок пришёл, и из него выкарабкивался, попискивая от усилий, маленький сморщенный зверёк с затянутыми бесцветной плёнкой глазами.

— Ну ты, малыш, и везунчик, — произнёс Ярик и потрогал детёныша пальцем. Словно в ответ детёныш поднял головку на немощной ещё шее и издал какие-то чмокающие звуки. А потом у него раскрылись глаза, столь же бесцветные, но уже вбирающие в себя окружающий мир. Взгляды человека и зверёныша встретились, и последний издал радостный писк, после чего с ещё большей радостью вцепился мелкими, но острыми зубками в палец человека.

— Ах ты, сопляк! Ты чего это творишь?! — Звуки человеческой речи ничуть не пугали зверька. Он с каменным спокойствием слизывал сочащуюся из места укуса кровь и довольно урчал.

Рядом с Яриком, практически под боком, раздался мелодичный свист. Расслабившийся человек вздрогнул и бросил настороженный взгляд в ту сторону. Там стоял давешний, похожий на горностая зверёк и просительно посвистывал.

— Ты мать или отец? — с любопытством спросил Ярик и, не дожидаясь ответа, протянул только что вылупившийся комочек зверю. Тот осторожно подошёл и, заглянув в глаза человека, схватил детёныша зубами за шиворот, легонько встряхнул, а затем стрелой унёсся в гнездо.

— Вот, Ярослав, тебя уже и звери перестают бояться. Скоро совсем одичаешь и будешь, как Тарзан, летать от дерева к дереву да орать дурным голосом. — От этих слов стало как-то очень грустно и обидно за свою судьбу. Тяжело вздохнув, человек отправился дальше.

Удобная для Ярослава дорога закончилась как-то очень резко: вдруг раз — и как ножом отрезало. Словно она и была проложена просто так, ради шутки. Идёт путник по дороге, идёт и неожиданно упирается носом в ровную стену леса. Зачем была нужна такая дорога? И если её недоделали, то почему? Вопросов было много, а ответов — ни одного.

Как только дорога внезапно оборвалась, Ярик продолжил путь в том же направлении, но только чуть-чуть забирая на север. Какое-то время спустя, может, два дня, а может, неделю, Ярик заметил, что его путь ведёт как бы в гору. Ну не совсем, конечно, в гору, однако подъём был ощутим. Деревья стали реже и даже как-то помельче. А вскоре он, продираясь через довольно колючий кустарник, который расписал его тело царапинами во всех возможных направлениях, вышел на открытое пространство. И понял, что лес закончился. Открывшаяся картина была совершенно обыденна, безо всяких магических изысков. Так что его новый путь лежал теперь вне надоевшего уже леса. Ярослав был не на Земле, поэтому ему было всё равно куда идти. Прощание с лесом обещало смену обстановки и новые впечатления.

— Что-то заканчивается, а что-то начинается! — Неведомо откуда всплывшая фраза сорвалась с языка, и Ярик затрусил вперёд.

Часть вторая Первые шаги

Гоблины — это представители тупиковой ветви эволюции разумных существ наряду с троллями и хаффами, хотя и более разумны. Дикари, поклоняются духам природы и предкам. Облика премерзкого, особенно их гигантские уши. Обладают зачатками магии, собственным примитивным языком. Патологически глупы. Живут охотой и собирательством. Очень скрытны. Повсеместное уничтожение этих мерзких дикарей есть прямой долг представителя всякой цивилизованной расы…

Из книги Высокочтимого Зельда Джугского «Народ Торна, от зари веков до наших дней»

…И раскроется стена, что на западе,

И выйдет Рырга — существо, что без плоти.

Имя ему ужас, пепел и кровь.

Жажда будет его поводырём,

А месть — пищей.

А как раскроется пасть Ырхи,

Так начнутся великие страдания народа ургов…

Фрагмент гоблинского устного предания, известного как «Пророчества Безумного Шамана», переведённый благородным Тельмом из Рода Барса ветви Рыси специально для Джугского Университета Всех Наук

Глава 11

Ярик, затаившись, застыл в тени стоячего камня. Глаз часового скользил по всем углам, цепко выхватывая любую тень и при малейшем подозрении посылая туда отравленные стрелы, но человека он не замечал. Тот сливался, растекался по поверхности, сам становился тенью. Вечность назад Ярик читал про мифических японских воинов-невидимок, которые были мастерами маскировки и точно так же могли спрятаться в крошечной тени. Раньше это казалось художественным вымыслом… Теперь же сам Ярик, словно капля ртути, перетекал из одной позы в другую, пользуясь каждой тенью и по миллиметру приближаясь к вражьему стану. Голова была пуста от мыслей, даже так выручавшая его в смертельном лесу маска хищника была запрятана глубоко-глубоко. Любая мысль, нарушающая сосредоточенность ничем не отягощённого сознания, разрывалась в мельчайшие клочки, которые рассеивались по его тёмным углам. Любой маг, — обративший внимание на эти сгустившиеся тени, обнаружил бы только камни и щебень, щебень и камни. Даже в наполненном ожившими кошмарами лесу было не так сложно. С живой силой лесов слиться гораздо проще, чем с ненарушимой пустотой голого камня.

Но Ярик справлялся. Вот он приблизился к часовому на несколько метров. Теперь человек вжимался в землю. Ни один камешек не хрустнул под ним, не стрельнул ни один сучок. Часовой чуял опасность и настороженно высматривал врага. Ярик не спешил. Казалось бы, чего проще: подбежал, оглушил, взвалил на плечи и дал дёру, но нельзя. Зеленокожие урги в прошлый раз так быстро всполошились, что Ярик еле-еле унёс ноги. Да и часовые ему больше не нужны. Вот молодой помощник шамана был бы в самый раз. В этот момент уже окончательно озверевший от ожидания одинокий ург начал усиленно принюхиваться.

«Нюхай, клыкастый, нюхай». — Волна весёлого торжества пронеслась по телу и затихла. Ярик чуточку изменил молекулярный состав пота, и от него запахло скальной крысой, которые здесь водились в великом множестве.

Минутное торжество едва всё не погубило: щупальца чужого внимания зашарили вокруг Ярика. Судя по всему, старый шаман не выходил из транса и искал его. Как и подозревал Ярослав, это довольно сильное племя устроило на него засаду. Ну а что ещё можно было подумать? Стоянка ургов из двадцати чумов, вигвамов или как уж их там охраняется всего одним воином. Шаман настороженно шарит по окрестностям, явные волны опасности тянутся от ближайших к шамановой палаток — небось воинами битком набиты. Насолил им Ярик, ой, как насолил!

Костерок за спиной вздрагивающего часового ядовито зашипел. Неестественно так зашипел, опасно! Ург скосил глаза: мало ли что! Ещё бы, зря, что ли, Ярослав забросил туда метким щелчком ядовитого моллюска, завёрнутого в кусок кожи пещерного шакала. Окаменев за десять дней, эта смесь издавала при горении такое мерзкое шипение, словно наскипидаренный дракон с обострённым чувством собственного достоинства.

Той доли секунды, что ург уделил подозрительному звуку, хватило Ярику на то, чтобы атакующим прыжком скакнуть к бедолаге и легонько коснуться его лба. Правда, на такой скорости Яриково касание вылилось в припечатывающий удар. Несчастный зеленокожий закатил глаза и упал в банальный обморок, человек еле успел его подхватить и бережно опустить на землю. Такая заботливость была обусловлена не любовью к ближнему, а всего лишь боязнью шума.

Теперь прислушаться всеми чувствами. Опасности нет! Никто ничего не заметил! Скользящим шагом, выработанным ещё в лесу, Ярик подошёл к палатке шамана. За полотняным порогом угадывались две тени. По предположениям Ярика, шаман должен сидеть в трансе, а молодой — ждать от него сигнала, дабы огласить его простым воинам. Поэтому человек выбрал тень, сидящую поближе к выходу. Послать короткий магический импульс через полотняную ткань было плёвым делом, благо сидел молодой ург практически впритык. Коротко сверкнула в магическом диапазоне изумрудная вспышка, и настороженное тело обмякло. Правда, сначала было слабенькое такое сопротивление, но оно сразу же оказалось сломлено силой магии человека. Теперь надо изъять паренька из палатки. Выход из неё располагался с противоположной от Ярика стороны. Осторожно, ожидая подвоха, Ярик переместился на ту сторону и нос к носу столкнулся с матёрым ургом. Тот замер на какое-то мгновение, но опыт есть опыт, и он уже открыл рот, чтобы издать предупреждающий вопль, а рука с копьём заскользила в замахе. Но Ярик, выживший в лесном хороводе смерти, где всё решала скорость реакции, опередил его. Правая рука метнулась вперёд и уверенно впечаталась в лоб зеленокожего, а левая ухватила его за какие-то украшения на шее. Урги были на удивление низкорослы: голова самого высокого — на уровне пупка Ярослава. Растерянный вояка повалился на Ярика. Копьё выпало из его руки и зашуршало в траве. Быстро опустив урга на траву, Ярик рванул вперёд и, почти не глядя, нанёс два магических удара. Насторожившиеся было от шороха ещё двое почётных сторожей повалились друг на друга. Пока никто не был убит.

Покончив с охраной, Ярик скользнул в палатку. Молодой шаман тихо посапывал у порога, а старый уже начал оживать. Он конечно же почуял магию и попробовал дозваться помощника. Когда тот не ответил, дедуля стал экстренно выводить себя из транса. По мнению Ярика, на это у него должно было уйти ещё минуты три. Гигантский срок, если пастью не хлопать. Молча взвалив его молодого помощника на плечи, он понёсся бесшумными прыжками прочь из лагеря. Надо было добежать до ближайшего скопления стоячих камней и начать путать следы. Ярику предстояла беспокойная ночь.

 

Тихо похрустывают мелкие камешки под ногами. Ночь привольно раскинула свои крылья, но тьма не сдавливает тебя в удушающих объятиях, а ласково укрывает. Ночь как любовница, если знать к ней подход. То она нежна и игрива, а если нет, то это уже не любовница, а чужая женщина. Ярик всегда любил ночь. Что может быть лучше ночной пробежки, заставляющей разгораться уснувшую было под пластами цивилизации кровь. Дома он часто любил бегать в полночь по потаённым, забытым, аллеям городского парка. Острые ощущения были неплохой приправой перед сном.

Теперь же ночь вообще стала его ближайшей подругой. Она укрывала от врагов и застилала глаза добыче. Правда, в лесу всё было по-другому, но сейчас-то он не в лесу?! Да, этот край тоже суров и неприхотлив. Каменистая степь не для слабаков, но Ярик уже был не тем беспомощным пареньком, что оказался заброшенным в этот мир. У него отсутствовала впечатляющая мускулатура, его живот царапал позвоночник, а пергаментная, загорелая до черноты кожа, покрытая неисцеляемыми шрамами, страшно обтягивала жилистое тело. Чёрные некогда волосы выгорели на солнце. Изменилось и лицо. Куда делась округлая мягкость интеллигента? Жёсткие линии носа и губ, глубоко запавшие глаза, морщины, прорезавшие лоб. Но наибольшие изменения коснулись всё-таки глаз. Чёрные выразительные глаза приобрели нечеловеческую глубину, налились темнотой. И по этой причине от не слишком внушительного облика веяло опасностью, смертельной опасностью.

Тяжело бежать с ношей на плечах. Да не просто бежать, а убегать от погони. Из-за спины, из оставшегося позади лагеря ургов доносились крики. Зеленокожие коротышки яростно вопили, собираясь в погоню.

«Лошадей-то у вас нет! — Злая ухмылка кривила лицо Ярика. — А так догоните-ка на своих коротких ножках!»

Лёгкие работали ровно и размеренно. Усталости не было, и придёт она не скоро. Для Ярослава это похищение стало уже пятым, правда, такой серьёзной добычи у него ещё не было. Аж помощник (читай — ученик!), шамана! Это тебе не тупой воин!

Крики за спиной стали более упорядоченными, даже какими-то ритмичными. Видимо, урги начали погоню и теперь подбадривали друг друга. Всё как обычно! Мягкая стелющаяся рысь позволяла свободно думать, и мысли человека унеслись туда, откуда всё и началось в этом краю камней и серой земли.

 

Выйдя из леса, Ярик всё так же двигался на восток. Периодически охотился на скальных крыс — крысоподобных зверьков с клыками, как у кабана, и размером с зайца. Ими буквально кишела эта земля. Они вечно рылись в земле, выискивая жучков-червячков и прочую гадость. При виде человека они всегда пытались спастись бегством, но метко брошенные камни обеспечивали Ярика неплохим обедом. Следы пребывания каких-то иных существ ему не встречались, но так продолжалось недолго.

Однажды Ярик, напрягая свои способности, обшаривал окрестности в поисках источника питьевой воды. Наконец он почуял свёрнутую в клубок ауру водного источника совсем недалеко. Аура казалась такой же холодной и утекающей из рук, как и сама вода.

Через каких-то пять минут Ярослав был на месте. Среди двух валунов бил маленький родничок, который питал теряющийся между мелких камней ручей. Водяная жила здесь была близка к поверхности, но как-то неправильно, неестественно. Словно это было делом рук не матушки природы, а разумного существа.

— Ну-ка, ну-ка… — Ярик пригляделся повнимательней. Так и есть! Идущую под землёй водяную жилу магически притянули к поверхности и стянули незримыми скрепами.

— Однако! А я тут, оказывается, не один. Сильно сомневаюсь, что ты тут просуществовал тысячелетия! — Мысли понеслись, как взбешённые зайцы. — А если вокруг поискать?!

И он начал всё вокруг обшаривать, что и принесло свои плоды. Где-то в десяти метрах от источника Ярослав нашёл под валуном остатки старого кострища. Иных следов не было. Тот, кто здесь останавливается, не любил афишировать своё присутствие.

— Как говаривала Алиса: чем дальше, тем страньше и страньше… — Каменистая степь, как выяснилось, была не таким уж и безжизненным местом. Во-первых, есть кто-то, кто жжёт костры и прячет золу под валунами. А во-вторых, есть кто-то от кого эти костры прячут. — Дела-а-а!

Дальше Ярослав двигался с удвоенной осторожностью, что и позволило ему первым заметить стоянку ургов и спрятаться от них. Это произошло около реки, к которой он вышел через пару дней. Тогда он ещё не знал, что это урги.

Ужом извиваясь между валунов, Ярослав подполз почти к самому лагерю неизвестных зеленокожих существ. Любопытство распирало человека. Чуждый гортанный говор, странная внешность — всё это вызывало самый пристальный интерес. Одиночество уже так опостылело, что хоть ящеропуделем вой. Но усвоенные уроки выживания призывали к осторожности. Разведка всегда и везде была спутницей дипломатии. Сначала всё разведай, а потом договаривайся. А то ведь, может, и договариваться не стоит!

И Ярик добросовестно пытался вникнуть в бытовые подробности чужой жизни. Хотя прежде всего он рассмотрел во все глаза облик этих существ. А он оказался донельзя забавным. Хотя нет, неверно. Он представлял собой гремучую смесь забавного и угрожающего. Угрожающим было почти всё: зелёная кожа, маленькие, глубоко посаженные глазки, тлеющими углями светящиеся в темноте, широкие, как у земной гориллы, ноздри, и когтистые мускулистые руки, и жутковатого вида то ли амулеты, то ли просто украшения. Но облик суровых воинов больше всего портили уши. Они были просто гигантские, каждое размером в полголовы. Вдобавок ко всему они были оттопырены и словно смотрели туда, куда был направлен взгляд этих существ. Да и рост — метр-с кепкой в прыжке с табуретки. Существа вряд ли были выше пупка Ярика.

Всё это и определило дальнейшие отношения между Ярославом и ургами. Ну как можно всерьёз воевать с такими смешными, хотя и очень воинственными, коротышками? Пусть даже эти зелёные существа и оказались настроены против человека очень агрессивно, в чём Ярик тогда почти сразу же убедился. Увлёкшись наблюдением за житейской суетой коротышек, Ярослав чуть не проморгал свою жизнь. В этот момент урги ставили палатки. Раздавались команды, что-то стучало, шуршало. И тут Ярик почуял угрозу своей драгоценной жизни. Времени на раздумья не было. Человек метнулся влево, выходя из-под удара. В каких-то сантиметрах от тела прошипел воздух. Что-то тихо тренькнуло о камень, на котором только что лежал Ярослав. Ярик бросил туда мимолётный взгляд: это была стрела расколовшаяся о камень.

Снова, не раздумывая, Ярик прыгнул на прежнее место. И опять он обманул стрелка: тот выстрелил туда, где Ярика же не было. Но теперь человек стоял лицом к нападающему, и это был маленький зеленокожий коротышка. И он опять с мерзкой такой ухмылочкой, оголив клыки до самых дёсен, накладывал на тетиву новую стрелу. Ярик молниеносно метнул в лучника камешек. Тот пригнулся, но вслед за камнем прыгнул Ярослав. Кулак человека со всей дури влетел в подбородок уродца. Брызнула зелёная кровь из разбитой губы, и коротышка покатился по камням. Лагерь за спиной забурлил, как кипящий котёл.

Ярик, не раздумывая, словно совершал это уже не один раз, взвалил бездыханного коротышку на плечи и побежал. Погоня тогда была долгой, но длинные ноги всё-таки оказались существенным плюсом в их споре о скорости бега. Оторвавшись от преследователей и сделав гигантский крюк в сторону от общего направления своего движения, Ярик бросил пленника на землю и рухнул вслед за ним. Бока его ходили ходуном. Вытянувшись на земле, Ярик хватал ртом воздух. Наконец, отдышавшись, он глубокомысленно произнёс:

— М-да. Оказывается, я не в такой уж и хорошей форме, как думал раньше!

Словно в ответ на его слова глухо застонал зеленокожий пленник.

— Ах да, голубь ты мой зеленокрылый, что мне с тобой-то делать?! На черта я тебя украл?!

Коротышка открыл глаза, ошеломлённо поморгал, посмотрел на Ярослава и предпринял попытку побега, которая была успешно пресечена слабеньким ударом кулака по затылку. В глазах у уродца заблестели злые слёзы бессилия. Он что-то яростно забормотал.

— Нет, так не пойдёт. Я ж тебя не понимаю! Я, конечно, намолчался в лесу, но и со всякими иностранцами разговаривать не обучен. Так что вот тебе и применение: будешь УЧИТЬ меня своему бормотанию… Ферштейн?

Ничего не понявший пленник в ответ лишь яростно сопел, сжимая и разжимая кулаки. Разбитая ещё в самом начале губа уже не кровоточила, но внушительно опухла. Вид у зеленокожего был жалкий.

— Значит, так. Это палец, — произнёс Ярослав, показывая пленнику свой палец, — Па-лец! Палец… Ну! Повтори!

Всё это сопровождалось бурной жестикуляцией. Но пленник ничего не понял. Или делал вид, что ничего не понял. Он лишь с гордым видом пленного вождя всей планеты хранил молчание.

— Что ты будешь делать! Палец! Па-лец! — С этими словами Ярик крутил рукой перед носом зеленокожего. — Это кулак! Ку-лак! Кулак! И он сейчас врежет по чьей-то морде! Чьей-то наглой зелёной морде!

В ответ на это коротышка издевательски оскалился и сплюнул Ярику под ноги. Волна злости окатила Ярослава с ног до головы, но бить, а тем более убивать ему не хотелось. Концентрация магии в кончиках пальцев и тычок в лоб зеленокожей сволочи. Потерявший сознание пленник мягко повалился в пыль; Ярик сел поудобней и скользнул в Сат’тор. Предстояла творческая работа. Необходимо было внутренним взором обозреть течения Силы в организме зеленокожего.

Это оказалось на редкость просто. Общая картина энергоструктуры организма коротышки отличалась от человеческой. Совершенно иные каналы течения жизненной силы, другие места расположения точек концентрации энергии. Отличалось и строение внутренних органов. Наконец Ярик представил себе в общих чертах внутреннее строение этих ушастых карликов. Не удалось только проникнуть в спящее сознание ушастого. Словно незримые барьеры ограждали спящий разум. Взламывать их — себе дороже. Пойдём тогда другим путём. Ярослав привёл пленника в чувство увесистой оплеухой, голова того мотнулась от удара. Сдавленный голос что-то произнёс. Явно ругательство. Во всяком случае, Ярик произнёс бы на его месте именно ругательство, причём самое грязное.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.