Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Теория рациональных ожиданий



Кейнсианские взгляды господствовали в макроэкономической теории и в практике регулирования экономики вплоть до конца 1960-х годов. В многочисленных учебниках по макроэкономике модель IS–LM подавалась как общепринятая модель экономики. Она дополнялась кривой Филлипса, которая в свое время адекватно отражала экономическую действительность.

Однако консенсус был нарушен, когда страны рыночной экономики столкнулись с новым явлением – стагфляцией. В рамках прежних воззрений невозможно было объяснить углубляющуюся инфляцию, которая сопровождалась растущей безработицей. Налицо был разрыв между постулатами кейнсианства и макроэкономической действительностью.

В конце 1960-х годов М. Фридмен и Э. Фелпс отметили, что эмпирическая взаимосвязь между инфляцией и безработицей, отражаемая кривой Филлипса, утратила свою силу, а следовательно, стали бесполезными и вытекающие из нее практические рекомендации. Последующее развитие событий дало основание М. Фридмену и Э. Фелпсу утверждать, что инфляция может углубляться и без снижения безработицы.

Выводы М. Фридмена и Э. Фелпса позволили Р. Лукасу в середине 1970-х годов развить и углубить критику кейнсианских постулатов, распространить ее на модель IS–LM и большие макроэкономические модели. Критика кейнсианства, начатая М. Фридменом, Э. Фелпсом и Р. Лукасом, привела к краху консенсуса, царившего в макроэкономике на протяжении десятилетий. В свою очередь, это означало наступление нового этапа в развитии макроэкономики как науки.

Новый этап в развитии макроэкономики (1980–1990-е годы) характеризуется, с одной стороны, смятением и замешательством среди части экономистов, занимающихся традиционной макроэкономикой, ярко выраженным размежеванием отдельных школ и направлений развития экономической мысли. С другой стороны, ему присуще заметное оживление научных исследований, выдвижение многих новых гипотез и теорий. Основные усилия теоретиков направлены на то, чтобы поставить макроэкономику на солидный фундамент. Поэтому работы прикладного характера были принесены в жертву исследованиям теоретического плана. Создалась любопытная ситуация: научная ценность проведенных за последние годы исследований несомненна, хотя с точки зрения непосредственного практического использования большая часть этих работ представляется бесполезной. Другими словами, развитие теории в последние годы не оказало серьезного влияния на прикладную макроэкономику. При этом практики от макроэкономики в основе своей сохранили старую методологию и инструментарий экономического анализа. Модель IS–LM, обогащенная кривой Филлипса, до сих пор выступает в качестве лучшего средства разрешения споров по вопросам экономической политики. Экономисты, работающие как в частном секторе, так и в правительственных органах, продолжают использовать большие макроэкономические модели для анализа конкретных ситуаций и экономических прогнозов.

В то же время экономисты-теоретики уже редко используют модель IS–LM в серьезных исследованиях. Некоторые университетские экономисты рассматривают эту модель как реликт прошлого и более ее не преподают. Большие макроэкономические модели редко упоминаются на серьезных научных конференциях.

Таким образом, в настоящее время налицо серьезный разрыв между прикладной и теоретической макроэкономикой. Но, по мнению многих видных западных экономистов, наиболее важным методологическим новшеством в макроэкономике за последние годы является разработка и применение теории рациональных ожиданий. Большая часть исследований в области макроэкономики, начиная со времени краха консенсуса, была посвящена именно рациональным ожиданиям. Известно, что в кейнсианских макроэкономических моделях использовался принцип ожиданий. Однако обычно он опирался на произвольные гипотезы и не учитывал все изменения в формировании ожиданий. Поэтому, утверждал Р. Лукас, подобные модели не могут быть использованы для оценки альтернативных экономических решений.

Сама по себе гипотеза рациональных ожиданий не имеет непосредственно практического применения, равно как, например, гипотеза максимизации полезности. Однако в сочетании с рядом гипотез вспомогательного характера, которые были введены в научный оборот ранее и не оспариваются сегодня, теория рациональных ожиданий получила весьма широкие (и далеко идущие) перспективы применения. Многие экономисты заявляют не больше и не меньше как о революции рациональных ожиданий в макроэкономике.

Сегодня ожидания являются одной из фундаментальных категорий экономической теории. Любое экономическое решение относится к будущему, хотя оно принимается в текущей ситуации. Поэтому ожидания обычно характеризуют будущую величину каких-то экономических переменных относительно вещей, представляющих денежный интерес для экономических агентов. Например, отдельный потребитель или домохозяйство, решая вопрос о предстоящей покупке дома или автомобиля, должен основываться на явном или неявном представлении о ценах этих благ к моменту их покупки. Фермер, определяя структуру посевных площадей и рентабельность своего хозяйства, должен ориентироваться на будущие цены, которые сложатся на рынке сельскохозяйственной продукции. Любая фирма может определить объемы производства и инвестиций в новое оборудование в текущем периоде только на основе ожиданий определенного уровня цен на выпускаемую продукцию. В этих, как и во многих других случаях, ожидания играют решающую роль в принятии тех или иных хозяйственных решений. При этом ожидания отдельных экономических агентов сугубо индивидуальны и носят субъективный характер, они неотделимы от личности потребителя или любого другого агента, принимающего решение.

Хотя значение ожиданий в экономике никто никогда не оспаривал, попытки представить их в формализованном виде были предприняты сравнительно недавно. Дело в том, что в трудах экономистов, относящихся к классической школе, ожидания в явной форме не учитывались. Подобающее место они заняли только в «Общей теории занятости, процента и денег» Дж.М. Кейнса. Анализ уровня безработицы, спроса на деньги, объема инвестиций, колебаний делового цикла у Кейнса базируется почти исключительно на ожиданиях экономических агентов. Кейнс подчеркивал, что «предприниматель (понимая под этим как того, кто непосредственно занимается производством, так и инвестора) должен стараться составить как можно более точные предположения о будущем, которые позволили бы ему судить о том, сколько потребители согласятся заплатить, когда удастся, наконец, предложить (прямо или через посредников) по истечении известного, может быть и долгого, периода времени готовый товар. У предпринимателя нет другого выбора, кроме как руководствоваться такими предположениями, если он вообще хочет заниматься производством, требующим времени»[12]. В кейнсианской теории принцип вероятности был выдвинут на первый план, благодаря чему ожидания заняли видное место в экономическом анализе. Вместе с тем Кейнс не рассматривал специально собственно проблему формирования ожиданий. Его трактовка носила скорее теоретический, чем эмпирический, характер и не имела непосредственно практического применения. Превращение кейнсианских взглядов на ожидания в рабочую теорию, имеющую практическое значение, произошло позднее в работах последователей Кейнса.

Важным этапом в развитии научных представлений об ожиданиях явилась концепция экстраполяционных ожиданий, выдвинутая в 1941 г. Л. Метцлером. Суть концепции состояла в том, что для формирования ожиданий важно знание не только абсолютных значений экономических переменных в предшествующих периодах, но и их динамики или направленности изменений.

Дальнейшее развитие научных представлений об ожиданиях связано с теорией адаптивных ожиданий. Согласно этой теории экономические агенты пересматривают свои ожидания в данном периоде в зависимости от ошибок, допущенных в определении ожиданий предшествующих периодов. Формирование ожиданий экономических агентов осуществляется на основе экстраполяции тенденций развития процесса в прошлом, т.е. они учатся на своем опыте. Адаптивные ожидания предполагают учет информации за ряд прошлых периодов.

Популярность теории адаптивных ожиданий объясняется ее концептуальной простотой и легкостью практического применения. Значения коэффициента адаптации несложно получить на основе статистических данных. В условиях неопределенности адаптивные ожидания представляются интуитивно правдоподобными, а потому и привлекательными для использования.

Пик популярности адаптивных ожиданий пришелся на 1950–1960-е годы, когда темпы инфляции были низкими и относительно стабильными. В этих условиях применение адаптивных ожиданий давало позитивные результаты. Однако позднее, когда инфляция ускорилась, а скачки цен стали иногда непредсказуемыми (например, в результате шоков предложения), недостатки, присущие механизму адаптивных ожиданий, выявились достаточно отчетливо. В изменившихся экономических условиях стало ясно, что механическое применение формулы адаптивных ожиданий не лучший способ использования наличной информации. Ошибки, возникающие при использовании адаптивных ожиданий, связаны с тем, что экономические агенты строят свои прогнозы только на основе прошлой информации, не привлекая дополнительные сведения, появившиеся к моменту принятия решения. Возникла потребность в более точном предвидении экономического поведения на основе более полной и глубокой обработки информации. Новой ступенью в развитии концепции ожиданий стала теория (гипотеза) рациональных ожиданий.

Идея рациональных ожиданий впервые была высказана Дж. Мутом в статье «Рациональные ожидания и теория движения цены», опубликованной в 1961 г. в журнале «Эконометрика». Суть новой концепции ожиданий сводилась к тому, что экономические агенты, понимая, как функционирует экономическая система, и руководствуясь гипотезой рационального поведения, имеют возможность использовать в процессе принятия решения всю доступную им информацию. Рациональные экономические агенты не просто учитывают ошибки прошлого опыта, но и привлекают дополнительную информацию о функционировании экономической системы в целом, о политике, проводимой правительственными органами. Это позволяет им достаточно точно предвидеть последствия изменений в экономике и принимать решения, в наибольшей степени соответствующие их частным интересам – максимизации полезности или прибыли. Другими словами, экономические агенты не только смотрят в прошлое, но и заглядывают в будущее.

Сказанное отнюдь не означает, что каждый из экономических агентов располагает всеобъемлющей информацией по интересующим его вопросам. Имеется в виду лишь то обстоятельство, что ни один из них не отбросит дополнительную информацию, имеющую отношение к принятию какого-то конкретного решения. Более того, экономический агент непосредственно заинтересован в том, чтобы в его распоряжении к моменту принятия решения оказалась как можно более полная информация.

Таким образом, в соответствии с гипотезой рациональных ожиданий экономические агенты не совершают систематических ошибок. Возможность принятия ошибочного решения не исключается, но сама ошибка в этих условиях будет иметь характер исключения и являться случайной.

Гипотезу рациональных ожиданий в зарубежной литературе нередко ставят в один ряд с такими концептуальными изменениями, имевшими место в истории экономической науки, как маржинализм или кейнсианская революция. В настоящее время важная роль рациональных ожиданий как методологического принципа общепризнана.

После того как роль гипотезы рациональных ожиданий была осознана экономистами, многие теоретические проблемы стали рассматриваться в новом ракурсе. Экономисты-теоретики проделали большую работу по переосмыслению ряда проблем экономической теории, с тем чтобы учесть процесс формирования ожиданий, который осуществляют отдельные экономические агенты. Речь идет об эффективности кредитно-денежной политики, анализе делового цикла, моделях инфляции, модификации моделей общего экономического равновесия и т.д. Наряду с развитием теории, рациональные ожидания оказали глубокое воздействие на работы эмпирического характера. Фокусируя внимание на манере поведения экономических агентов в ситуации неопределенности, гипотеза рациональных ожиданий нашла широкое применение при изучении таких вопросов, как спрос и предложение на рынке труда, недвижимости, отношение между инвестициями и накоплением капитала. Рациональные ожидания заняли прочное место в инструментарии экономистов, специализирующихся на исследованиях эмпирического характера.

21.6. Использование теорий
стабилизации макроэкономики
в трансформационной экономике России

Использование тех или иных теорий стабилизации макроэкономики в экономической политике правительств различных стран в значительной степени определяется конкретной экономической ситуацией и выбором стратегии развития.

Переход России в начале 1990-х годов к формированию реальных рыночных отношений обусловил необходимость определения теоретической базы стабилизационной политики. Основой либеральных преобразований в российской экономике стала монетаристская политика, базирующаяся на сокращении и жестком ограничении денежной массы в обращении. Выбор данной политики определялся тем, что период конца 1980-х – начала 1990-х годов в России характеризовался ярко выраженной инфляцией спроса, связанной с избыточной денежной массой в обращении и перерастающей из подавленной формы в открытую по мере расширения использования договорных цен. В 1991 г. в соответствии с правительственной программой была проведена реформа цен, которая предполагала постепенное изменение цен под контролем государства. В январе были повышены цены производителей, а в апреле – розничные цены. Рост цен при сокращении объема производства в 1991 г. на 11% вызвал значительное увеличение товарного дефицита и усиление инфляционных ожиданий.

В сложившейся ситуации Правительство РФ вынуждено было использовать соответствующие методы борьбы с инфляцией, отдавая предпочтение жесткой монетаристской политике ограничения денежной массы в обращении, сокращению совокупного спроса на основе существенного снижения реальных доходов населения. К сожалению, принятые меры в сочетании с обвальной либерализацией цен, произошедшей в 1992 г., были недостаточно продуманными и отличались излишним радикализмом, что привело к высоким темпам инфляции, значительному спаду производства и падению уровня жизни населения. В основу экономической политики Правительства России была положена разработанная МВФ для стран третьего мира концепция, включающая в себя три основных направления: либерализацию, приватизацию и стабилизацию (на основе жесткого ограничения денежной массы).

Однако реализация мер правительства не создала условий для автоматического действия рыночного механизма, так как не была подготовлена соответствующая экономическая база в виде многообразия форм собственности и конкурентной среды. Цены не стали свободными – вместо государственных органов их стали диктовать предприятия-монополисты. Поэтому снижение темпов прироста цен на потребительские товары и услуги и средства производства происходило значительно медленнее, чем предполагалось правительством. Государство отказалось от управления экономикой, и его роль, по существу, была сведена к регулированию денежной массы в обращении. Коэффициент монетизации, определяемый как отношение среднегодовой денежной массы (с учетом депозитов в иностранной валюте) к номинальному ВВП, в России существенно сократился – с 61,2% в 1991 г. до 12,3% в 1995 г., что было значительно ниже, чем в развитых и развивающихся странах, а также в государствах с переходной экономикой. После резкого повышения цен в 1992–1993 гг. в сочетании с жесткой денежной политикой, фактическим изъятием личных сбережений и значительным сокращением реальных доходов населения инфляция спроса во многом была преодолена.

Однако, несмотря на явно выраженную рестриктивную монетаристскую политику, инфляционные процессы в стране хотя и замедлились, но продолжали развиваться. Инфляция спроса, доминировавшая в начале 1990-х годов, трансформировалась в инфляцию издержек, так как цены продолжали расти в сочетании со спадом производства и ростом безработицы. Изменилась роль факторов инфляции – на первый план выдвинулись немонетарные компоненты инфляционных процессов: опережающий рост цен на ресурсы, монополизация экономики, высокие ставки налогов и процентные ставки и т.д. В связи с этим необходимы были качественные изменения в системе антикризисных мер. Однако экономическая политика сохраняла свою инерционность: правительство продолжало осуществлять меры, направленные на сдерживание совокупного спроса, который сузился до размеров, не обеспечивающих даже простого воспроизводства. Спад производства и рост безработицы продолжался до конца 1990-х годов.

Жесткое ограничение эмиссии денег ЦБ РФ при существенном увеличении цен не могло не привести к тому, что в сфере обращения стали широко использоваться различные заменители денег – так называемые «денежные суррогаты», развивались бартерные сделки, взаимозачеты.

Опыт развития российской экономики показал, что макроэкономическое монетарное регулирование, эффективное в стабильной экономической системе, приводит к негативным результатам в условиях переходной экономики. Монетаристская политика, направленная на ограничение денежной массы в России, привела к усилению кризисных явлений в экономике: спаду производства, увеличению безработицы, деформации структуры денежного обращения.

Финансовый кризис 1998 г. и связанное с ним резкое падение курса рубля оказали противоречивое влияние на экономику России. Существенное повышение цен на импортные товары способствовало росту конкурентоспособности отечественной продукции и оживлению национального производства. Девальвация рубля и увеличение мировых цен на нефть и металлы в 1999 – начале 2000 г. оказали положительное воздействие на развитие экспортоориентированных и взаимосвязанных с ними отраслей, обеспечили определенный экономический рост. В связи с увеличением доходов предприятий в этот период существенно возросли инвестиции, сократившиеся за 1990-е годы в пять раз.

Глубокий экономический кризис показал, что либеральный вариант реформирования России по рекомендациям МВФ, основанный на приоритете монетарных методов, несостоятелен и бесперспективен. Что необходимо усиление регулирующей роли государства и переориентация экономической политики на развитие национального производства, на преодоление процесса деиндустриализации российской экономики и превращения России в сырьевой придаток развитых стран. Без этого невозможна эффективная социальная политика, направленная на улучшение условий жизни и труда населения.

В современных условиях не следует рассчитывать на выход из кризиса без усиления производственной и инвестиционной активности в стране. В противном случае может быть только иллюзия подъема, когда более полно будут использоваться созданные десятилетия назад и не загруженные в настоящее время производственные мощности на ряде предприятий, устаревшая техника и технология. Это позволит обеспечить количественный рост основных макроэкономических показателей, но на прежней технической базе, без существенных качественных изменений в экономике, при ухудшении экологической обстановки в стране и снижении качества жизни населения. Будет происходить экономический рост без экономического развития. После начала радикальных экономических преобразований в 1992 г. за восемь лет производительность труда в стране снизилась примерно на 1/3 по сравнению с ее дореформенным уровнем, что убедительно свидетельствует о бесперспективности выбранного либерального курса, не имеющего внутренних стимулов повышения эффективности.

Современное состояние экономики России требует глубокого изучения и использования в экономической политике кейнсианской теории и теории экономики предложения. Хотя первая ориентирует на изменения в совокупном спросе, а вторая – в совокупном предложении, в данной экономической ситуации в нашей стране их методы применимы в практической деятельности правительства и действуют в одном направлении.

В соответствии с кейнсианской теорией при высоком уровне безработицы государство должно увеличить совокупный спрос за счет роста расходов и прежде всего осуществления первоначальных государственных инвестиций и стимулирования частных инвестиций. При этом увеличиваются потребительские, инвестиционные и государственные расходы, развивается производство и повышается уровень занятости и жизни населения. Современная экономика России находится на горизонтальном кейнсианском отрезке графика совокупного предложения, т.е. имеются большие незагруженные производственные мощности, неиспользуемые трудовые и материальные ресурсы. В этих условиях объем национального производства может увеличиваться при снижении средних издержек и без существенного роста цен, без инфляции. Поэтому на данном этапе определенную положительную роль может сыграть стимулирование инвестиционных и потребительских расходов, в частности, безусловное погашение задолженности по заработной плате и некоторое увеличение на базе развития производства зарплаты работников коммерческих и некоммерческих организаций, бюджетной сферы. В результате совокупный спрос увеличится, объем производства возрастет и снизится уровень безработицы. Большое значение для увеличения совокупного спроса имеет снижение налогов и ставки рефинансирования, экономическое регулирование валютного курса рубля.

С точки зрения сторонников теории экономики предложения, снижение налогов является эффективным средством борьбы с инфляцией издержек и стимулирования развития производства, инвестиционной активности в стране. Снижение высоких налоговых ставок до оптимального уровня приведет к увеличению налоговых поступлений в государственный бюджет, так как в результате развития производства увеличится налогооблагаемая база, что теоретически показывает кривая Лаффера и подтвержает практический опыт США в 1980-е годы. При этом необходимо осуществить меры по развитию предпринимательства, льготному налогообложению и кредитованию малых предприятий. В любом случае необходим отказ правительства от преимущественно монетарных жестких методов регулирования экономики и использования мер, направленных против инфляции спроса, которая в последние годы практически отсутствует. При этом в России будет преодолена стагфляция, снижена открытая и скрытая безработица, что позволит реализовать главную цель социальной политики – повысить уровень жизни населения.

В начале 2000-х годов произошли некоторые позитивные изменения в экономической политике, связанные с использованием в процессе ее реализации основных положений теории экономики предложения: были снижены ставки налогов на доходы физических лиц и на прибыль, приняты меры по развитию малого предпринимательства. В 2002–2005 гг. неоднократно сокращалась ставка рефинансирования, повысились темпы прироста денежной массы в обращении и коэффициент монетизации (до 25%). Определенную позитивную роль в развитии производства сыграло и стимулирование потребительского спроса в результате повышения заработной платы работникам бюджетной сферы и коммерческих организаций, а также других денежных доходов населения. Меры по стимулированию спроса положительно сказались на развитии экономики в 2001–2005 гг., когда увеличение внутреннего спроса, а не только благоприятная динамика мировых цен на нефть, стало главным фактором экономического роста при снижении темпов инфляции. Хотя динамика инвестиционного спроса во многом определяется изменением мировых цен на экспортные ресурсы, потребительский спрос в значительной степени зависит от уровня реальных доходов населения. Следует отметить и достижение профицита федерального бюджета в начале 2000-х годов.

В то же время в данный период произошло некоторое ослабление мер антимонопольного регулирования. В этом отношении экономическая политика правительства достаточно последовательна, так как сторонники теории экономики предложения выступают против государственного структурного регулирования экономики, которое, по их мнению, защищает монополии от конкуренции. Однако негативные последствия снижения эффективности антимонопольных мер для развития современной российской экономики очевидны.

Преобразование тенденции экономического роста, наметившейся в российской экономике в 1999–2004 гг., в тенденцию устойчивого экономического развития при замедлении инфляционных процессов в значительной степени будет зависеть от ориентации курса экономической политики на стимулирование внутренних источников повышения технического уровня и конкурентоспособности национального производства.

Основные понятия

Закон Сэя, фактические инвестиции, запланированные инвестиции, автономные инвестиции, индуцированные инвестиции, денежное правило монетаризма, теория экономики предложения, кривая Лаффера, теория рациональных ожиданий, экстраполяционные ожидания, адаптивные ожидания, рациональные ожидания.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.