Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Стадия 3. Работа с внутренними полярностями



Внутренний дисбаланс базируется на нашей личной истории. Она формируют нашу перцепцию и эмоциональные реакции п отношению к внешней реальности. Сначала конфликт исследуется во внешнем диалоге, а затем исследуются внутренние полярности (Р1еЬег1:, 1990). Исследуемые полярности должны быть прояснены и аккуратно обозначены. Иногда в течение сессии исследуется одна полярность. Центральный фокус на этой части — растущая конфронтация между двумя значимыми, противоположными аспектами личности клиента. Чем полнее выражен и пережит каждый аспект, тем в большей степени может быть разрешен этот конфликт. Некоторые клиенты более эффективно работают при невербальном проигрывании полярностей через жесты или движения. Терапевт должен игнорировать позитивные качества каждого аспекта.

Профессиональное поведение терапевта заключается в помощи клиенту для придания каждому его аспекту голоса, интонации, позы и характерных жестов. На этой стадии можно пронаблюдать внутренний конфликт — сначала латентный, затем проявляющийся с возрастанием энергии мыслей, чувств, ощущений, телесного ответа: В этот момент достаточно часто в осознавание приходит историческая травма. Полярная природа напряжения поражает нас в тот момент, когда мы наблюдаем внешние проявления каждого аспекта в его идентичности. Каждая полярность занимает свою территорию в осознавании. Для иллюстрации этого положения прочитайте еще раз диалог между «Крутым» и «Слабаком», приведенный в начале данной главы.

Стадия 4. Интеграция

Эта стадия знаменует триумф объединения сепаратных факторов внутри личности клиента. Центральный элемент — решение интернализованного конфликта с реорганизацией и новым восприятием проблемы. Конфликт более ярко представлен в осознавании, появляется возрастающий потенциал для самореализации.

Интеграция — это продолжающаяся эволюция, жизнеутверждающий опыт. В процессе интеграции факторы, которые бы противоположны друг другу в сознании, взаимно двигаются друг к другу и связываются в гармоничное целое. Личность испытывает поток жизненной энергии. Экспрессивная интеграция взрыв вовне по Перлзу — обычно приводит к завершению незавершенной ситуации клиента. Возрастает способность к получению удовольствия и более широкое осознавание своего существования. Терапевт чувствует интеграцию клиента по симпатическому ответу своего тела — релаксации мышц, смех слезам.

ЭКСПЕРИМЕНТ

Эксперимент — это основная ценность гештальт-терапии и базовый инструмент гештальт-терапевта. Он предназначен для поиска более эффективного взаимодействия со средой, приводящего к более эффективному удовлетворению потребностей клиента.

Клиент, приходящий к терапевту, обычно настроен поговорить о проблеме, то есть это то, что Ф. Перлз называл склонностью к эбаутизму — стереотипный подход к разрешению проблемы — обсудить, подумать, как сделать правильно, а потом осуществить. При этом типична попытка избежать проб и ошибок и застревание на стадии раздумий. Эксперимент в гештальт-терапии — это попытка восстановить связь между обнаружением проблемы и действием. Когда действие (хотя бы и игровое) включается в процесс принятия решения, появляется дополнительная перспектива открытия и исследования возможностей.

В терапевтической ситуации — ситуации относительной безопасности — эксперимент особенно уместен. В нем получает свое развитие незавершенное действие или ситуация, выявлен­ные в процессе сессии. Клиент не только воспроизводит то, что происходило или может произойти, но и соотносит реальность со своими потребностями на данный момент, не пытаясь предугадывать последствия действий. В этом смысле эксперимент принципиально эвристичен, то есть непредсказуем и содержит в себе возможные неожиданности. Талант терапевта в какой-то мере и определяется его творческой способностью к конструированию адекватного и богатого возможностями эксперимента в то самое время, когда он более всего нужен клиенту. Хороший эксперимент естественно вырастает из терапевтической ситуации, в которой участвуют терапевт и клиент при появлении неисследованной темы, обнаружении постоянного тупика, ситуационной «слепоты» клиента или его интересе к новым возможностям поведения. И терапевт, и клиент не знают, что именно будет результатом эксперимента (хотя, конечно, у терапевта может быть определенная гипотеза на этот счет, которую он сможет проверить). Разумеется, в условиях эксперимента соблюдаются правила безопасности и по желанию клиента он может быть прерван в любой момент.

Позитивными качествами эксперимента являются

а) принятие клиентом ответственности за свое поведение — клиент дает согласие на участие в эксперименте;

б) эксперимент уже сам по себе побуждает клиента находиться в активной позиции, предпринимать различные действия, искать возможности;

в) эксперимент провокативен — провоцирует на нестандартные или нестереотипные действия, то есть меняет не только степень активности, но и ее тип, выводя клиента на уровеньтворческого приспособления (Н. Долгополов, 1994);

г) эксперимент всегда находится в настоящем, даже если исследуется ситуация из прошлого, напряжение эксперимента позволяет удерживать фокусировку на актуальном поведении;

д) безусловно положительное качество эксперимента - его игровой характер. Многие клиенты, приходящие в терапию, отличаются рациональностью, правильностью и сухостью в поведении. Их коммуникация лишена живости и удовольствия, присущих игре. В этом случае эксперимент с отыгрыванием определенных ролей открывает им еще и другую сторону их жизни, связанную игровым удовольствием в общении. Клиентка, попадающая в «болото» беспомощности и трагизма в связи с каждой проблемой, при проигрывании ряда ролей (полярностей) в течение сессии получила большое удовольствие от тера­пии и своего собственного нового поведения. Ей удалось побыть «тварью дрожащей», «хозяйкой положения», «строгим экзаменатором» и тем, кто ее сковывает — «зверушкой рычащей». Последняя роль, отыгранная в полный голос (клиентка |рычала «Закрой рот!», «Убери свои руки!» и «Знай свое место!») позволила ей лишиться такого «любимого симптома», как |«ком в горле». Высокий уровень энергии сопровождал всю сессию, в конце которой была завершена незавершенная ситуа­ция детства.

Динамика создания эксперимента может быть представлена в нескольких последовательно сменяющих друг друга фазах.

1. Идентификация фигуры.Это незавершенная ситуация, Повторяющееся поведение или проблема. Тема может быть маленькой (например, обнаруженная клиенткой в один из моментов сессии недостаточность дыхания или спад энергии). Возникающая «фигура» артикулируется для клиента, в результате чего проверяется точность восприятия данной «фигуры» терапевтом и степень интереса клиента.

 

2. Предложение эксперимента. Важно точно определить время, когда предложить эксперимент. Терапевт может предложить эксперимент (а клиент согласиться на него) в результате собственной тревоги за результат терапевтической сессии, стремления быть эффективным или желания уйти от «трудных» чувств. Клиент может согласиться на эксперимент, избегая дискомфорта актуальной ситуации или желая угодить терапевту. В связи с этим терапевт остается чувствительным к реакции клиента на предложение эксперимента — вербальной и невербальной.

В то же время эксперимент может стать естественным продолжением какого-либо прерванного процесса для его исследо­вания. В этом смысле гештальт-терапевт доверяет своей интуиции и чувству, свидетельствующему о том, что нечто осталось незавершенным, что энергия клиента может получить какое-то новое направление. Важна также готовность клиента к эксперименту, чему-то новому, что может появиться в его видении мира и себя самого. Кроме того, не менее важно, чтобы клиент знал, что он может отказаться от участия в эксперименте, даже если это совершенно блестящая идея. Не выбираемый осознанно эксперимент, может стать лишь повторением старых фикси­рованных гештальтов в отношениях со значимыми личностями прошлого. Наконец, терапевт оценивает существование равновесия между тревогой и интересом (энергией).

3. Оценка риска. Следующий шаг — поиск степени продуктивной конфронтации, поскольку то, что просто трудно для одного клиента, совершенно невыполнимо для другого. Это поиск равновесия между тревогой и интересом, напряжением и компетентностью, в котором учитывается и опасность ретравматизации, и возможность быть в безопасности, но не получить ничего нового. Риск оценивается все время эксперимента. Для снижения риска можно:

• попросить клиента остановиться и подышать;

• предложить паузу, побудить клиента опираться и осознавать, что он переживает;

• напомнить, что терапевт находится здесь для поддержки;

• придвинуться или отодвинуться в зависимости от контекста ситуации;

• изменить ситуацию, попросить сделать что-то другое, менее сложное;

• предложить вообразить кого-то сильного и доброго, кто поддерживает клиента.

Эксперимент может быть проведен:

· визуально, в воображении клиента;

· с реальными действиями в кабинете терапевта;

· с новым поведением в реальной ситуации после терапии.

 

Позиция терапевта, проводящего эксперимент, является ненавязчивой и сензитивной, в каждый момент он готов остано­виться и изменить направление эксперимента.

4. Развитие эксперимента. Идеально, если эксперимент будет совместной работой терапевта и клиента. Наиболее часто используются метод амплификации и «пустого» стула (подробнее они описаны ниже). Однако творческий терапевт использует и другие возможности для того, чтобы усилить осознавание клиента. Амплификация — это преувеличение чего-либо, актуально существующего в терапевтической сессии, для исследования проблемного поведения, прояснения чувств, чтобы определить направление дальнейшего движения. «Пустой» стул используется для экстернализации внутренних переживаний, прояснения отношений, чувств и способов поведения клиента. Другие методы — поощрение нахождения в тупике (со своими переживаниями), направленная визуализация, работа с использованием артматериалов, проигрывание ролей в монодраме, групповые эксперименты с использованием психодраматических техник и т. п.

 

5. Завершение эксперимента. Наступает время, когда клиент выходит из роли и хочет приостановить эксперимент. Сигналом к этому являются и его телесные реакции, например, он поворачивается к терапевту, чтобы сказать, что произошло. Терапевту здесь очень легко навязать свою точку зрения на остановку или продолжение эксперимента. Это та самая точка, где терапевту необходимо прояснить выбор клиента («Вы хотите Закончить эксперимент?», «Что Вы сейчас хотите — сделать шаг, остановиться совсем или двигаться в другом направлении ? » ) . {Такая позиция требует определенной дисциплины поддержания творческого безразличия по отношению к тому, в чем клиент сейчас больше нуждается. Кроме того, эксперимент должен быть завершен по крайней мере за 10 минут до окончания сессии, для того, чтобы дать возможность клиенту восстановить свою связь с терапевтом и осмыслить происшедшее.

6. Ассимиляция. После завершения эксперимента наступает время ассимиляции — осмысления актуального опыта и его Отношения к жизни в целом. Клиент может обсудить с терапевтом применение этого опыта в своих отношениях с близкими или на работе. Интеграция полученного опыта не заканчивается пределами сессии, а часто продолжается до следующей встре­чи с терапевтом и даже далее. Если клиент прерывает эксперимент в середине и внезапно возвращается в настоящий момент, терапевту важно привлечь его внимание к прерыванию и побу­дить к осознанию того, чем именно оно вызвано. Это может по­мочь клиенту почувствовать определенную завершенность в работе.

Создавая вместе с клиентом эксперимент, гештальт-терапевты (в отличие от психоаналитиков) позитивно относятся к понятию «отыгрывание», если это отыгрывание происходит в отно­сительно безопасных условиях терапевтической сессии. Ирвин и Мириам Польстеры (1997) выделяют четыре уровня выраже­ния чувств — блокированный (чувство не распознается), запрещенный (распознается, но не выражается), эксгибиционистский и спонтанный (чувства распознаются и выражаются адекватно ситуации). «В момент отыгрывания человек находится на стадии эксгибиционистского выражения чувств, демонстрируя, кем он является, не будучи таковым», — пишут они. Через эту стадию необходимо пройти, чтобы достичь более глубоких внутренних изменений. В этот момент человек открыт для своей потреб­ности совершить что-то новое для себя и, доверяя своим потребностям, достигает хорошей внутренней опоры.

Отыгрывание может начинаться со слов, в которых легко просматривается какая-то стереотипная роль (и, соответственно, обратная ей тоже), с жеста, который не закончен и может быть закончен, с интонации, которую терапевт слышит у клиента и предлагает озвучить, сознательно усилив и найдя для нее подходящие слова.

Отыграны могут быть:

1. Незаконченная ситуация из далекого прошлого (закончить, которую клиент может по своему разумению-потребности).

2. Незаконченная актуальная ситуация (осознание клиенткой своей тенденции постоянно конкурировать с терапевтом и веселая, уже осознанная конкуренция с терапевтом — на тему кто «круче»).

3. Особенности характера (жадность, болтливость или чрезмерная доброта).

4. Полярности (например, классический диалог между «чертом и ангелом» клиента).

По Филиппсону (1995а), эксперимент — это либо работа с новыми возможностями, либо преувеличение старых паттернов, ведущее к тупику, в котором терапевт остается с клиентом, пока тот не рискнет двигаться через уровни имплозии-экплозии, находя для себя самого новые возможности.

 

Эксперимент используется тогда, когда:

• в ходе сессии выявлены незавершенные ситуации из прошлого, имеющие продолжение в настоящем поведении клиента (в пятислойной модели невроза по Перлзу — это уровень проигрывания ролей и уровень тупика);

• предпочтительно исследование отвергаемого поведения клиента, например, жесткости (Чье поведение отвергается? Кто отвергает? Каково собственное поведение клиента, удовлетворяющее его?);

• необходимо исследование избегаемого поведения клиента, для того чтобы получить реальный опыт нового поведения (например, опыт твердости поведения как защиты себя
от манипуляций со стороны других людей);

• нет контакта между противоположными силами, которые проявляются в поведении клиента (работа с противоположностями: жесткий-мягкий, твердый-гибкий);

• клиент склонен к разговорам о проблеме — перевод «разговора о...» в действие для исследования проблемы «здесь и сейчас»;

• исследуется актуальное поведение. Проигрывание актуального поведения направлено на осознавание ранее неосознаваемого поведения, его исследование и возможное получение нового опыта (например, скулящие интонации клиентки заменены ею в ходе сессии на прямую просьбу к терапевту пожалеть ее);

• клиентом привносятся в сессию какие-либо метафоры или фантазии, с помощью которых он предъявляет свою проблему или характеризует свои отношения с терапевтом.

 

С точки зрения Н. Долгополова (1994), организация пространства эксперимента в гештальт-терапии имеет две оси (линии) — логико-семантическую (воспроизведение структурных элементов) и процессуально-функциональную (воспроизведение действия). Если следовать этим линиям, то эксперимент может быть спланирован. Автор приводит пример эксперимента, основанного на интроекте «Детей бить нельзя». Этот интроект разбивается на структурные элементы — 1) ребенка (детей) 2) бить и нельзя. При этом анализ семантических полей для каждого элемента порождает спектр возможных вариантов эксперимент такими вопросами, как «А взрослого бить можно?», «Своего и чужого ребенка?», «А физически агрессивного?», «А если бить нельзя, то что можно?». Варианты эксперимента зависят от конкретной ситуации и выбора направления клиентом.

Процессуально-функциональная линия развертывается основе условного деления фрагмента работы терапевта и клиента на 4 стадии:

1-я стадия — совместное осознание проблемы клиентом и терапевтом;

2-я стадия — мобилизация ресурсов для решения проблем;

3-я стадия — действия по возможному решению проблем;

4-я стадия — интеграция полученного опыта, осмысление средств решения проблемы и возможностей переноса в реальную жизненную ситуацию.

Основа для разворачивания процессуальной линии — все тотже цикл контакта: выделение фигуры потребности, мобилизация энергии для действия по ее реализации, действие, удовлетворение потребности и ассимиляция.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.