Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потому что он - другой 8 страница



- Как «так»?

- Как будто хочешь убить её на месте.

Смотрю на свою картошку, которая вдруг стала такой же интересной, как и четырнадцатое чудо света (да в курсе я, что их всего семь).

- Не понимаю, о чём ты говоришь.

- Ты сверлил её взглядом.

Скажи ещё слово, и я воткну вилку тебе в руку.

- Мне просто не нравится её лицо.

- Странно, она ведь очень хорошенькая.

И тут я резко поднимаю голову и начинаю сверлить взглядом уже его. Буквально. Он, конечно же, начинает смеяться, говоря мне, что это была шутка. Да я и правда воткну ему вилку в руку. Стоп, с каких пор я вообще умею ревновать? Нет. Я не ревную. Я просто не люблю, когда кто-то приближается к нему. Он мой. И Мисс-Блондинистая-Шлюха-Возьмите-Меня-На-Столе должна оставаться на кухне. Вот и всё. А самое странное в том, что она – именно тот тип девушек, с которой я бы начал заигрывать, надеясь получить её номер телефона. В прошлом.


Иллюстрация:
Когда она вернулась полчаса спустя, для того, чтобы убрать пустые тарелки и предложить нам десерт, она настолько откровенно показывала своё декольте, что я даже не дал Гарри ответить.

- Нет.

И, несмотря на мой ледяной тон, я всё ещё продолжаю сверлить её взглядом. Она удивлённо поворачивает ко мне голову, как будто вспомнив о моём присутствии. У меня галлюцинации, или она начинает делать то же самое, что и я?

- Вы уверены? Наши десерты просто превосходны.

Нет, забудьте всё, что я сказал ранее. Это в её руку я воткну вилку. Или кину в неё свой стакан содовой. Не могу решить. Кажется, Гарри заметил угрожающую опасность и решил вмешаться.

- Нет, спасибо. Я и мой парень больше не хотим есть.

И, когда я слышу, как он произносит «мой парень», чётко проговаривая каждую букву, то моё сердце пропускает удар. Несколько секунд растерянно смотрю на него, пока не вспоминаю о Мисс-Заставлю-Всех-Съесть-Мою-Грудь, резко поворачиваясь к ней. Чёрт, я похож на типичную стерву из этих глупых американских фильмов. Смотрю на неё, приподнимая бровь и как будто говоря: «Съела, старушка? Он мой», а она, в ответ, тоже не сводит с меня глаз. Гарри, похоже, очень забавляет эта ситуация, он смотрит то на меня, то на неё. Она наконец-то берёт себя в руки и говорит своим самым высокомерным тоном.

- Прекрасно, тогда я принесу вам счёт.

- Ага, давай.

Замечаю краем глаза, как Гарри закусывает губу, чтобы не засмеяться. Одаряю его гневным взглядом. Здесь нет ничего смешного. Это его вина, вообще-то. Если бы он не был таким... шикарным, то на него бы не вешалась каждая официантка.

- Что?

Он поднимает руки и делает невинное лицо.

- Ничего-ничего.

Эта блондинка всё ещё не сводила с меня глаз, поэтому, когда она наконец-то принесла нам этот чёртов счёт, я сам расплатился и не отпускал руку Гарри, пока мы не вышли из ресторана. Думаю, если бы у неё вместо глаз были лазеры, то я бы уже давно умер. Скорее всего, в страшных муках. Уже на улице вижу, что он всё ещё сдерживает смех.

- Никаких комментариев.

И я настолько стыжусь своего поведения, что начинаю идти в два раза быстрее, совершенно забыв, что всё ещё держу его за руку. Он тянет меня назад, заставляя развернуться к нему лицом. Он всё ещё улыбается, а я не хочу видеть, как он смеётся надо мной. Поэтому, я смотрю на стоящий сзади него фонарь.

- Прекрати улыбаться.

- Почему?

- Ты прекрасно знаешь, почему.

- Я думаю, это было очень мило.

- Что именно?

- То, что ты ревнуешь.

Всё-таки решаюсь посмотреть на него, широко распахивая глаза.

- Я НЕ ревную.

- Да ладно?

- Это была не ревность.

- А что тогда?

- Это было... - я ищу любое жалкое оправдание, и именно его и нахожу. Ничего хуже и придумать нельзя. - Я просто помечал свою территорию.

Да я буквально рою себе могилу. А он как будто не может просто взять и забыть об этом.

- Свою территорию?

- Тебе ещё повезло, что я не воткнул в неё вилку.

- Ты ревнуешь.

- Нет.

- Да.

- Она раздевала тебя глазами!

- Ты преувеличиваешь.

- Неправда! Она всё время смотрела на тебя так, как будто ты четырнадцатое чудо света!

- Их всего...

- Семь. Я знаю!

Он начинает смеяться, обхватывая меня за талию, чтобы прижать ближе к себе. Только вот я всё ещё обижаюсь, поэтому скрещиваю руки на груди, не сводя глаз с фонаря.

- Я хочу десерт.

- Пф.

Слишком просто.

- Блинчик, - нет, - С шоколадом, - приподнимаю бровь, - Со взбитыми сливками, - становится интересней, распрямляю руки, - Много взбитых сливок.

- И с карамелью?

- И с карамелью.

- А шоколадная крошка?

- И шоколадная крошка тоже будет.

Несколько секунд смотрю на него. Ну, нельзя использовать приём "блинчики с шоколадом, сливками, карамелью, шоколадной крошкой" и такой взгляд. Сдаюсь.


Фотография: Песня: Five For Fighting - Superman


Мы находим небольшой киоск и заказываем два огромных блинчика. Едим их, медленно гуляя по улицам Лондона. На улице не слишком холодно, и это безумно приятно. Конечно же в ресторане мы наелись до отвала, поэтому осилим не больше половины. Полчаса, и два выброшенных блинчика спустя, он вытаскивает зажигалку, чтобы зажечь сигарету. Гарри берёт меня за руку и мы продолжаем идти, но я не могу перестать кривиться, чувствуя запах дыма.

- Тебе неприятно, когда я курю?

- Нет, я просто не люблю запах сигарет.

- Ты никогда не куришь?

- Иногда мы с парнями курим косяки на вечеринках, но не сигареты.

- У меня дома они есть, если хочешь. - удивлённо смотрю на него, а он пожимает плечами, будто пытаясь оправдаться. - Я тоже делаю это, время от времени.

А почему бы и нет? Я уже давно не курил, завтра выходные, и матчей не намечается. Мы ещё немного ходим по Лондону. Выкинув свою Marlboro Light, он достает мятную жвачку, предлагает мне, но я отказываюсь, качая головой. Так вот откуда этот вкус мяты, который я чувствую при каждом поцелуе.

К моему большому удивлению, люди совершенно не обращали на нас внимания. Я конечно же ловил несколько недовольных взглядов, но они не особо меня беспокоили. Кроме того раза, когда мне пришлось приложить нечеловеческие усилия, чтобы не показать фак какой-то пятидесятилетней женщине, которая слишком уж странно на нас смотрела. Вместо этого, я отпустил руку Гарри, чтобы гордо обнять его за талию. Ему, кстати, вообще было плевать на всё вокруг, он был слишком занят рассматриваем витрины, на которой красовались виниловые пластинки. Но когда он почувствовал мою руку на своей талии, то положил свою мне на плечи, прямо перед глазами этой буржуйской старухи. Мне пришлось прикусить щёку, чтобы не засмеяться.

***

Фотография:
Мы возвращаемся к нему около часа ночи. Выходим на балкон, садясь на землю, и опираясь о стену. Смотрю, как Сволочь бегает за мячом в саду, пока Гарри крутит нам косяк. Мы провели очень хороший вечер, и если не считать ту блондинистую стерву, то его вполне можно назвать идеальным. Наше первое настоящее свидание. Я вдруг вспоминаю то, как он несколько месяцев назад толкнул меня, выходя из аудитории. Сколько же всего изменилось. Я даже представить не мог, что когда-то буду встречаться с парнем, который перевернул чей-то поднос посреди кафетерия. Да я не мог представить даже то, что вообще начну встречаться с парнем. А уж тем более, с ним.

Но мне нравится это. Встречаться с ним. Он закуривает, делая три затяжки, прежде чем протянуть косяк мне. Думаю, нам обоим это было нужно. Ведь, не смотря на то, что мы провели прекрасный вечер, каждый из нас немного боится ложиться спать. Мы не спали вместе с того момента, как связали наши запястья. Ему не нужно говорить об этом, чтобы показать, как он напряжён. Его руки немного дрожат. Мы остаёмся на улице как можно дольше, отталкивая тот момент, когда нужно будет заснуть, потому что боимся провала. А хотя, нет. Я боюсь не самого провала, я боюсь за него. Боюсь, что он плохо воспримет это, что ему будет тяжело.

Потратив ненормальное количество времени на курение одной сигареты, мы всё-таки заходим внутрь. Ведь, чем дольше отдаляешь момент, тем он неизбежнее. Он снова даёт мне спортивные штаны и футболку для сна. Я не задаю вопросов и иду в ванную, пока он будет переодеваться в комнате. Тогда, на кладбище, я внимательно рассматривал его запястья и увидел там несколько шрамов. Но они были очень старыми и затянувшимися, значит он делает... делает то, для чего ему нужны лезвия, в другом месте. Не на запястьях. Поэтому он не хочет переодеваться передо мной. Живот неприятно сжимается, когда я замечаю этот ящик. Резко отвожу взгляд и быстро переодеваюсь. Я не хочу испортить ночь. Она и так обещает быть сложной. Натягиваю улыбку, когда он стучит в дверь.

- Я могу войти?

- Да.

Смотрю в висящее над раковиной зеркало, и замечаю, как он тихо заходит в комнату, приближаясь ко мне.

- Мне нужно взять с собой пижаму в следующий раз. Не каждый же раз у тебя брать.

Он пару секунд роется в каком-то ящике, спиной ко мне, прежде чем развернуться.

- Не волнуйся, мне нравится, когда ты носишь мою одежду. Кстати, держи. - опускаю глаза на новую зубную щетку, которую он мне протягивает. - Я купил её вчера. Просто я подумал... что тебе будет удобнее иметь свою зубную щётку.

В том, что он сделал, не было ничего сверхъестественного, но для меня это много значит. Я очень ценю то, что он делает.

- Спасибо большое.

Благодаря тому, что у него есть две раковины, мы можем чистить зубы рядом, смотря друг на друга в зеркало. Это забавно. А ещё забавнее то, что вытворял мой живот, когда он поставил мою щётку рядом со своей. Его – розовая, а моя – голубая. Когда я впервые вошёл сюда, в стакане стояла только одна щётка. Теперь их две.

Фотография:
***

Песня: Tiffany Alvord - Possibility


Он включает звездный потолок и висящие сзади гирлянды. Я лежу на кровати и играю с лежащим посредине Сволочью. Вожу рукой туда-сюда, стараясь не подавать виду, что вижу, чем занят Гарри. Для него должно быть тяжело чувствовать, как я наблюдаю за ним, но это сильнее меня. Он тратит на это больше времени, и по его движениям, я понимаю, что он не в порядке. Он несколько раз проверяет двери, опустив глаза в пол. Это больно. Ненавижу, когда он такой. Он почти двадцать минут ходит от двери к двери, и я пару раз заметил, как он сжимает кулаки. Как будто злится на самого себя. Я молчу и стараюсь как можно незаметнее поглядывать на него. Когда он ложится рядом со мной, я всё ещё чувствую его напряжение. А ещё, я чувствую то, как он пытается его скрыть. Поворачиваюсь на бок, чтобы быть ближе к нему.

- Всё будет хорошо.

Он закусывает губу и кивает, будто набираясь смелости, прежде чем взять лежащий на тумбочке кусок футболки. Протягивает ткань мне, и я беру его за руку. Переплетаю наши пальцы, обматывая запястья. Закончив, поднимаю на него взгляд.

- Гарри...

Он не смотрит на меня. Вместо этого, он не сводит глаз с наших связанных рук. Я не настаиваю. Знаю, что он только что закрылся, что для него это очень тяжело. Поглаживаю его ладонь большим пальцем и ложусь, укладывая голову ему на грудь. Он выключает гирлянды и свободной рукой притягивает меня за талию, гладя мой живот. Я тоже смотрю на наши руки и слышу биение его сердца. Оно бьётся быстро. Слишком быстро. И мне становится больно, потому что я не знаю, как его успокоить. Гарри кладёт наши руки на свой торс, пока Сволочь лежит в наших ногах. Время идёт медленно. Я не могу уснуть, и мне не нужно смотреть на него, чтобы понять, что он тоже не спит. И не собирается. Его сердце бьётся в таком же бешенном ритме. Он продолжает гладить мой живот, и я на мгновение закрываю глаза. Прошло около двух часов, пока усталость всё-таки не взяла своё, и я не уснул, слушая его сердцебиение.

Иллюстрация:
***

Даже не открыв глаз, я понял, что его нет. Я больше не чувствую его присутствия. Не чувствую тепло его тела рядом с собой. Только холод. А посреди пустой кровати лежит кусок белой ткани. Узел развязан. Я даже не почувствовал, как он развязал его и ушёл. Не могу перестать думать о нём. О нём и о том, что он сейчас испытывает. Беру ткань и связываю два конца вместе, кладу её ему на подушку, шепча в пустоту.

- У нас получится, Гарри. Я тебе обещаю.

Фотография: ***

«Прости меня.» (с)Гарри

Саманта и Гарри

Фотография: Песня: Michael Ortega – It's hard to say goodbye

132 дня после конца отсчёта.

- Привет, Сэм... [...] Я принёс тебе красную розу. Не спрашивай, почему, я и сам не знаю. Ты всегда ненавидела цветы. Не знаю, что теперь с ней делать. [...] Я положу её сюда, ладно? Она красивая. Красный цвет очень выделяется на чёрном мраморе. Ты выглядишь не такой пустой, не такой одинокой. Думаю, я буду чаще приносить тебе цветы, можешь ругать меня, сколько хочешь. Что это изменит? Я больше не смогу слышать, как ты ругаешь меня. Тебя больше нет. [...] Ругать. Если бы ты была здесь, то только бы этим и занималась. Я жалок, Сэм. Я просто жалок. Этим утром... Снова. У меня не получилось. Я снова бросил его. У меня ничего не выходит. Солнце скоро встанет, и через несколько часов он опять проснётся один. Я злюсь на тебя, это ведь твоя вина. Он не заслуживает этого. [...] Я не должен злиться на тебя, но я больше не могу во всём винить только себя. Мне нужно обвинить кого-то другого. Я проигрываю, Сэм. Всё время проигрываю, и не только с ним. Я проигрываю самому себе. Такое чувство, что я падаю, не видя дна. [...] Помнишь мою передозировку? После неё, я завязал с наркотиками, но... Пару недель назад, снова начал. Мой отец узнал об этом, несколько дней назад, и грозился снова отправить меня туда. Я не могу вернуться туда, Сэм. Не могу. Я не выдержу третьего раза. Он не понимает, что я нуждаюсь в этом. Он не понимает, что это благодаря им я стою на ногах. Видишь, когда я говорил, что жалок, я не врал. Мне стыдно за самого себя. [...] Мне трудно сдерживать злость. Кое-кто оскорбил Луи передо мной, и я потерял контроль. Я почувствовал всю ту злость, которую чувствовал только тогда, когда Зейн вредил тебе. Я мог убить того парня, Сэм. Если бы тренер не вмешался, я... [...] Я не хочу проигрывать, Сэм. Не хочу становиться тем, кем был раньше. Не хочу, чтобы Луи видел меня таким. Если он начнёт бояться меня, я не вынесу. Он с каждым днём занимает всё больше места в моей жизни. С каждым днём, значит для меня чуточку больше. Я нуждаюсь в нём, Сэм, не могу потерять его из-за всех своих ошибок. [...] Я купил ему зубную щётку. Ты, должно быть, видела меня в супермаркете, я выбирал её почти час. Колебался, не зная, какой выбрать цвет, какую марку. Как будто это важно... Но ведь это важно. Для меня. Это первое, что я дарю ему, и, наверное, для меня это значит намного больше, чем для него. Мне нужно всё время иметь частичку его в своём доме. Эта щетка показывает, что даже когда его нет рядом, он всё равно со мной. Она показывает, что он вернётся. [...] Что он не бросит меня, как все остальные. Я не хотел так сильно привязываться к нему, Сэм, но... Он заставляет меня улыбаться. Когда я с ним, мне хорошо. После твоего ухода, я забыл, каково это. А ведь это приятно, не чувствовать себя ужасно, хотя бы время от времени. Но я всё равно не могу прекратить злиться на себя. Мне всё равно кажется, что я предаю тебя. Вина всё время напоминает, что я не имею права быть счастливым без тебя. [...] А знаешь, что хуже всего? Теперь, мне кажется, что я предаю и его. Вчера было наше первое настоящее свидание, и я не должен быть здесь. Я должен быть с ним. Я не имею права вот так бросать его. Не после всего того, что он сделал для меня. Я должен быть не с тобой, а с ним. Я ничего не понимаю, Сэм... Не знаю, что делать. Я потерян. Боюсь разочаровать его, боюсь потерять, и... Из-за страха, я теряю самого себя. Мне жаль, что я каждый раз говорю о нём, но мне это нужно. Ты ушла, оставив меня позади. Мне нужно идти вперёд, Сэм. Мне нужна твоя поддержка. Мне нужно знать, что ты не злишься на меня за то, что я иду вперёд без тебя.

Фотография:
Прости, я только что понял, что порвал розу, пока говорил. Наверное, я играл с лепестками. Знаешь, гадал, любит он меня, или не любит. Но какая разница? Я ведь знаю, что чувствую.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.