Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Успенский собор в Кремле. Конец XV в



Калите. Летописец сообщает, что инициатива строительства принад­лежала митрополиту Филиппу, кото­рый взялся за организацию работ и сбор средств. Возглавили строитель­ство мастера Кривцов и Мышкин. По своим размерам будущий собор дол­жен был превосходить все существо­вавшие тогда церкви Северо-Вос­точной Руси. Строительство велось без задержек, и спустя два года пос­ле начала работ стены храма уже бы­ли почти готовы. Но произошла ка­тастрофа. Ночью 20 мая 1474 г. неожиданно рухнула северная стена доведённого до сводов здания.

Существовало несколько версий о причине катастрофы. Сохранилось известие, что собор разрушился из-за землетрясения. Автор московской летописи отметил, что зодчие не­удачно провели внутри стены лест­ницу и тем ослабили всю конструк­цию. Псковские мастера, вызванные специально для выяснения причин произошедшего, упрекали строите­лей за то, что известь они «житко растворяху, ино не кле-евито»... Од­нако была и более серьёзная причи­на: за годы монголо-татарского ига русские мастера утратили многие на­выки, позволявшие им в прошлом возводить большие и красивые зда­ния. После нашествия Батыя строи­тельство из камня на Руси практиче­ски прекратилось на несколько десятилетий. Многих зодчих увели в Орду. Возрождаться каменное зод­чество стало лишь в конце XIII а, но качество строительства, видимо, бы­ло невысоким. Каменные соборы, сооружавшиеся в Кремле в 1325— 1340 гг. при Иване Калите, уже через полтора столетия полностью обвет­шали. Не случайно и то, что в каче­стве «экспертов» Иван III выбрал псковских мастеров: они имели воз­можность учиться у «немець», а по­тому весьма искусно возводили ка­менные здания. Но и псковичи не взялись за строительство Успенско­го собора: вероятно, сочли задачу слишком сложной.

После падения стены заботу о продолжении строительства взял на себя великий князь. Первым делом

ему предстояло найти новых зодчих. Выбор его, не без совета Софьи Палеолог, второй жены, долгие годы жившей в Риме, остановился на итальянских архитекторах. Отправ­ленному в Венецию в том же 1474 г. послу Семёну Толбузину Иван III по­ручил отыскать хорошего мастера-«камнесечца». Менее чем через год такой мастер приехал в Москву. Это был Альберти Фиораванти из Бо­лоньи, прозванный на Руси Ари­стотелем.

Аристотель Фиораванти к тому времени уже приобрёл известность своими постройками в Италии и Венгрии. Как и многие художники эпохи Возрождения, он обладал не одним, а сразу несколькими талан­тами: Фиораванти мог строить собо­ры, дворцы, крепостные сооружения и каналы, лить колокола и пушки, чеканить монеты и печати. Был он и хорошим артиллеристом. Разно­образные дарования ему пригоди­лись и на Руси, но главным делом итальянского мастера стало возведе­ние Успенского собора. За работу зодчий взялся без промедления. Уже через несколько дней после приез­да в Москву он приступил к разру­шению остатков рухнувшего собора, используя для этого хитроумные тараны, чем немало поразил моск­вичей. Даже летописец, обычно да­лёкий от подобных подробностей, скрупулёзно отмечал все техниче­ские новинки, увиденные им на строительной площадке. Стро­ительство велось «въ кружало да въ правило» (т. е. с помощью циркуля и линейки). Известь, замешенная по рецепту Аристотеля, отличалась осо­бенной крепостью. Блоки белого камня, из которых складывали со­бор, соединяли железными «скрепа­ми». Для подъёма тяжестей на высо­ту использовали лебёдки. Русские мастера, работавшие вместе с Ари­стотелем, подмечали и многие дру­гие секреты знаменитого мастера.

Через четыре года, в 1479 г., строительство было завершено. На центральной площади Московского Кремля поднялся величественный белоснежный собор, напоминавший

Успенский собор

В Кремле. Конец XV в.

храмы Владимиро-Суздальской Руси XII в. Его высокие гладкие стены, расчленённые на широкие верти­кальные лопатки, украшал наряд­ный пояс из небольших колонок и арочек. В два яруса располагались узкие щелевидные окна. Входы в собор обрамляли живописные пор­талы. К его восточной степе в соот­ветствии с канонами устройства православного храма примыкали пять алтарных апсид — полукруглых выступов. Венчали стены полукру­жия закомар. Над ними возвышалось мощное пятиглавие. Слюды храма опирались на шесть стройных стол­бов — два квадратных, поставлен­ных у входа в алтарь, и четыре круг­лых. И снаружи, и изнутри собор выглядел удивительно монолитным: «яко един камень», по точному заме­чанию одного из современников. Впечатляли и размеры храма. Его спокойная мощь как нельзя лучше соответствовала замыслу великого князя, пожелавшего создать в своей




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.