Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

УДАЛЕНИЕ ОТ МIРА, ГОРДОСТЬ И ЛЮБОВЬ К БЛИЖНЕМУ



Как бы ни презирали и не оскорбляли нас представители мipa за презрение к мipy, они непременно станут нас уважать. Впрочем, при одном условии: при отсутствии гордости и превозношения в нашем сердце и в поведении.
Презрение к мipy не должно демонстрировать. Везде, где начинается с позы и с фразы, ими обычно и кончается. Неприятие мipa должно по мере христианской жизни углубляться в сердце все глубже. А все глубокое не терпит показных проявлений.
Mip обречен, привязанное к нему человечество не увидит жизни вечной. Делать вид, будто мы этого не понимаем, было бы лицемерием. Но когда перед тобой стоит конкретный человек, не рассматривай его, как наследника геенны. Презирай мip как некое абстрактное целое, но конкретного ближнего нам заповедано любить таким, каков уж он есть.
Гуманисты и коммунисты поступают наоборот. Ради блага человечества они постоянно, тихо или громко, убивают конкретного человека. В этом давно замеченное отличие заповеди Христовой от безбожного "человечестволюбия", противоположного настоящему человеколюбию Божию.
Будь особенным (не в наружности, но в общей линии поведения) и при этом не гнушайся никем. В учебе, в труде, в беде (но не в грехе!) помоги всякому: и безбожнику, и недоброжелателю. Только сердце с ними не разделяй, чтобы не остыло и не прилепилось к греху. При длительном соблюдении этих двух условий в сердце начнет расти и укрепляться христианская любовь к ближнему. Пока же для нас доступна лишь малая часть ее, да и ту мы часто оскверняем тщеславием или презрением.
Трудный это путь. Обращение современного молодого христианина зачастую встречает семейное сопротивление. Исполняется слово Христово: Враги человеку - домашние его (Мф. 10, 36). Это - самая тяжкая из всех мipcких уз, когда главные представители мipa для нас - наши ближайшие родственники.
Если такая ситуация уже сложилась и в твоей семье, не мечтай, что есть какие-то общие рецепты и решения. Много раз согрешишь и в ту, и в другую сторону, и соблазнам поддашься, и ближних несправедливо обидишь, пока-то найдешь золотую середину. Одно утешение здесь: это удел многих современных христиан, ты не одинок на этом пути.
Такие семейно-нравственные проблемы решаются уже частным порядком, но все же нужно сделать общее замечание. Спаситель говорит: Кто любит отца или мать более нежели Меня, не достоин Меня (Мф. 10, 37). Это не просто Его воля, это верно даже по человеческому размышлению. Узы собственного греха еще преодолимы. Узы же греха, закрепленные мiрскими узами, гораздо более тяжки.
Когда отвращение от мipa лицемеры противопоставят любви к ближнему и тем больно ударят в твою совесть, вспомни пример святого апостола Иоанна Богослова. В юности он был так горяч в своей преданности Иисусу, что Тот Сам дал ему имя Сын громов. Однажды Иоанн встретил некоего человека, изгонявшего бесов именем Господа Иисуса, но не ходившего вслед за апостолами, и запретил ему впредь это делать. Сам Христос не одобрил такого поступка ученика. В другой раз Иоанн предлагал свести с неба огонь на самарян, не принявших Иисуса с учениками, за что также получил порицание от Учителя своего (Лк. 9, 49-55). Все это было, когда Иоанн был еще юношей.
Затем в зрелом возрасте в своих посланиях Апостол учит всячески избегать общения с людьми порочными и еретиками. А под конец жизни именно он, глубокий старец, узнав, что один из его учеников, возлюбив мiрскую жизнь, отпал от веры и стал преступником, - разыскивает его и умоляет покаяться. Грешник от отчаяния и стыда бежит прочь, но Иоанн догоняет его, забыв старость, обещает взять на себя уготованные злодею сему вечные казни, только бы он покаялся. И тем побеждает сердце ожесточенного юноши, возвращает заблудшую овцу ко Христову стаду. О святой Иоанн! Не ты ли полвека назад собирался свести огонь на таких человеков? Но ты и свел его, только это не попаляющий пламень, как в Содоме, а огонь той чистейшей Божественной любви, которую ты приобрел с юных лет своей ревностью!
Бывали и другие случаи, когда святые подвижники, давно уже умершие для всего суетного, покидали на краткое время свои пустыни и навещали какое-нибудь греховное пристанище, где прибились их падшие ученики, и таким движением сердец приводили грешников к покаянию и исправлению.
И что говорить о святых, когда и Сам Христос допускал нечистым устам блудниц прикасаться к Его ногам (чему в житиях святых мы не имеем подобных примеров), не говоря уж о совместных трапезах с мытарями и грешниками. Только после этих бесед и трапез мытари и блудницы оставляли свои преступные мiрские привязанности, а вовсе не Сам Господь или ученики Его обращались к пути мiрскому.
Но поверь, что мы с тобою к этому неспособны, мы еще не знаем, что есть настоящая Божественная любовь, которую Спаситель имел изначально во всем совершенстве, а некоторые из верных учеников и последователей Его достигли лишь под конец жизни многими скорбями. Если бы святой Иоанн не был в двадцать лет Сыном громовым, то к восьмидесяти годам не стал бы и Апостолом любви.
Лукава и обманчива распространенная ныне мысль: ну и что особенного, если я, верующий, не стану отличаться от других, чтобы быть к ним ближе, и возможно, приведу их к вере; не буду вступать с ними ни в какие споры и конфликты, стану жить как они. - Кончится такая любовь не тем, что мытари и блудницы пойдут за Христом, а тем, что ученики Христовы обратятся в мытарей и блудниц. Таков опыт.
На первых порах после обращения нас тянет к "апостольству", хочется со всеми поделиться своим духовным открытием, которое досталось так просто. Но Бог не благословляет этого и почти никогда не дает таким начинаниям успеха. Mip и чада его не поверят ни Христу, ни твоему обращению. Твое духовное приобретение останется для них пустым звуком, пока они не переживут его сами, а это случается с немногими из них. Нам же заповедано спасаться от рода сего развращенного (Деян. 2,40).
Потом, после многих скорбей, это придет: твоя молитва и беседа, может быть, станут действенными, приводящими людей ко Господу. Но только сначала нужно, чтобы мip умер в тебе. Пока же самое лучшее, чем мы можем послужить чадам века сего - это не быть похожими на них. Они будут противиться нашей вере, но кое-кого из них мы с Божией помощью переиграем. Это будет не скоро. И десять, и двадцать лет может пройти. Только бы нам остаться верными своему христианскому званию и избранию. И они сдадутся, поймут, что только с виду они богаче, благополучнее, мудрее, лучше понимают жизнь, чем мы. А на самом-то деле все будет наоборот. Сбудутся слова Апостола, для которого мip распят и он для мipa: Сокровище сие (веру и благодать - с. Т.) мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам. Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем. Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса,.. чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей (2 Кор. 4, 7-11).
Не говорю, что мы в этом отношении уподобимся Апостолу: исполнить эти его слова буквально можно только через мученичество или истинное монашество. Но смысл сих слов для нас такой: чем дальше человек от мipa, тем нужнее он мiрским людям. Всех люби, от всех беги - вот завет преподобного Арсения Великого всем истинным подвижникам. Mip задыхается в своей ограниченности, ему нужны люди не от мipa. Кто знает, быть может когда-то и мы пригодимся кому-то именно как христиане, как носители духа иного. Но всему свое время. Нам еще надлежит пострадать сколько-то за свои грехи, научиться оплакивать их, лишь после этого научимся мы сострадать и ближним нашим - конкретным людям, и всей нашей несчастной, разоренной родине.
Входя в свою веру поглубже, ты не раз встретиться с необъяснимым и парадоксальным. Это начинается с самого момента обращения. Как одновременно ощущать бездну греха своего и чувствовать к себе милость Божию, даже дерзновение перед Ним? Помнишь, мы уже говорили об этом. Как совмещаются эти два несовместимых чувства, знает только духовный опыт.
Подобно и отношение христианина к мipy. Как одновременно соединить в одном сердце и отвращение от него и плач о погибающих в нем, горький плач до боли сердечной? Ответ на это словами не высказать, но святые знали это состояние и пребывали в нем. Если не погасишь ревности о славе Божией, если сам не будешь мiрским, если избежишь лицемерия века сего, тогда и опытом узнаешь, о чем мы вели разговор.

МIР ПРЕХОДИТ И ПОХОТЬ ЕГО
(1 Ин. 2,17)

Временные блага преходящего мipa обольщают многих, по крайней мере до тех пор, пока они еще имеются у людей, а те верят в постоянство сих благ. Но ныне наша Россия стала наглядной иллюстрацией недолговечности житейского благополучия: отнялось оно от всей страны, исчезло быстро и безнадежно.
Найдешь ли ты рядом счастливого человека, довольного своей жизнью? Вряд ли. Разве только христианина, который не от мipa сего и умеет быть довольным и в пустыне, и в темнице. Посмотри: людям стало жить незачем, а большинству просто не на что. Хозяйство развалено, армия распущена, наука и культура на последнем издыхании. Ни работы, ни заработка и никакого просвета впереди. Живет только мip торговый и преступный. Но в такой стране не позавидуешь и обезпеченным людям. Богатые плачут ничуть не меньше бедных. У них не жизнь, а сплошная борьба за поддержание уровня жизни и постоянный страх за нее. Жизнь каждого из них уже оценена на бандитском рынке и составляет незначительную часть от их состояния. Долго ли продолжится их благополучие, хотя бы внешнее? И можно ли назвать благополучием сытость и комфорт, если постоянными заложниками его являются члены собственной семьи?
Так проходит этот мiр и похоть его. Все убегает, все течет между пальцев. Не только смерть (такая дешевка на нынешнем всеобщем рынке жизни!) отберет все, но и задолго до смерти не сумеешь удержать в руках никакого мiрского достояния. Имущество уплывает, карьера рушится, друзья изменяют, близкие умирают. И даже те из мiрских людей, кто способен перенести все эти невзгоды, вдруг в какой-то момент поражаются жестокой, пронзительной мыслью: да зачем же все это? Зачем я все гоняюсь за тенью и хватаю руками воздух?
Вся страна наша ныне встала перед этим вопросом, от которого уклонялась годами: для чего жить? Можно и теперь уклониться от ответа на какое-то время, вновь увлекшись грубыми плотскими страстями, развратом и пьянством, но потом вопрос снова встанет. И если бежать от него уже некуда, то есть только два ответа: положительный - стать христианином и соответствовать цели бытия, и отрицательный - покончить с собою.
В юности каждый выбирает свою жизненную дорогу. В нашей юности перед нами было много обманчивых тропинок, а вам теперь мiр цинично предлагает только две: в тюрьму или в публичный дом. По мiрскому суждению идти нам больше некуда, никто из ста миллионов русского населения для строящегося мipoвого порядка не нужен, каждый русский труп для его устроителей - вздох облегчения. Но это не значит, что наша жизнь и вовсе безцельна. Есть и узкий путь Христов, хотя, как и предупреждал Господь, немногие его находят, но и отнять его от нас мip не в силах.
Давай же не пойдем по дороге мipa, и Бог пропитает нас как-нибудь на его задворках. Нужно только верить нашему Спасителю и Промыслителю, и тогда окажется, что сыны века сего даже со своей житейской точки зрения, даже не думая о вечности, в конце концов вынуждены будут признать правильность пути нашего, а не своего - кривого и гибельного.

 

MIP И СРЕДА ЦЕРКОВНАЯ

Ждет тебя и еще одно тяжелое испытание и разочарование. Обитание в церковной среде, жизнь церковным бытом, хотя и необходимы, но вовсе недостаточны, чтобы убежать от мipa. Более того, столько мipского духа, сколько в церковной среде, ты еще редко где встретишь. И, конечно, страдать от такого соблазна придется тебе немало.
Может статься, что в церкви ты увидишь стяжательство, тщеславие, карьеризм, лицемерие, зависть, клеветы, дружбу с сильными мipa сего ради постыдной корысти и более страшные грехи. Знай про себя, что не так уж мало русских протестантов, католиков, сектантов - жертвы этого тяжкого зрелища. И все же они оказались не правы, отказавшись от Православия.
Пройдет время и ты, быть может, увидишь, как даже пережившие обращение ко Христу, но "застрявшие" в этой церковной системе, ставшие там клириками, семинаристами, старостами, завхозами, духовными чадами официальных старцев, холодеют сердцем, начинают мудрствовать по-земному, по-мiрскому, забывают о небесном. Конечно, они заучивают всякие православные фразы, в том числе и о вечности, и об отречении от мipa. Но при этом, честно сказать, полагают, что церковь в реальной нашей действительности все-таки начинается с прочной юридической крыши и с экономического фундамента. А цель всей церковной деятельности видят в том, чтобы просто "охватить" ею возможно большее число людей, не вникая при этом в их духовно-нравственное состояние: всех крестить, причастить, повенчать, освятить все рестораны, атомные станции и личные автомобили.
Есть такое выражение: бытие определяет сознание. В глубоком смысле это неверно. Человек все-таки свободен, путь за Христом на Небо или путь по земле в преисподнюю он выбирает сам. Но если он выберет второй путь, то земное бытие действительно определит ему все рамки сознания, все понятия и сердечные привязанности. Когда бытие начнет определять человеку сознание, то на аскетическом языке это называется греховным рабством. Посмотри, кому на Руси теперь жить хорошо, кто в наибольшей степени предстоит душою в храме мамоны? Не те ли же это лица, которые телом предстоят в храме Божием? Мамона же прочно "ставит сознание" свое всем с верою приходящим к ней.
Убойся же подражать им. По совету святителя Игнатия Брянчанинова "изучи дух века сего, чтобы по возможности избегнуть влияния его". Характерной чертой этого духа века Святитель именует лицемерие, контраст между формой и содержанием, между словом и жизнью. Ты же ищи Царствия Божия и правды Его, а к искушению мiрским духом в самой церковной среде приготовься заранее. Его провидел еще апостол Павел, указавший на людей поврежденного ума, которые думают, будто благочестие служит для прибытка, и велевший удаляться от таких (1 Тим. 6, 5). Сколь много ныне с виду православных людей во всех сословиях и возрастах на любом уровне образования, которые именно так и понимают цель православного благочестия!
Впрочем, конечно, Православная Церковь по обетованию Христову должна пребыть до скончания века, и пребыть верною. Принадлежит ли к ней так живущий "церковный мiр"? Где же она? Это непростые вопросы, выходящие за пределы нашей темы - нравственного наставления. Человеку, у которого не слишком искаженны нравственные понятия, Сам Господь откроет, где Его Церковь. Прежде нужно уяснить, что она собой представляет, что основал Христос на земле и чему дал именование Церкви. Поняв, что мы ищем, проще будет решить, где нужно искать, и вообще нужно ли искать. Но это тема отдельной книги, да и не одной.
Пока же довольно и сказанного.

 

ГЛАВА 5




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.