Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Я машинально съела кусочек, потом второй, третий



Понравилось? — обрадовалась девочка.

Ну вкусно.

Возьмите на ужин упаковочку.

Да у меня есть котлеты.

Сунете в холодильник, пригодится.

Девушка была мила, «Золотой петушок» показался све­жим, и я решила не огорчать студентку, зарабатывавшую на рекламе. Наверное, ей платят процент от выручки.

И стоит недорого, — выдвинула конечный аргумент промоутер, — всего шестьдесят девять рублей килограмм Вон немецкий аналог лежит по сто сорок.

Давайте филе, — решилась я, — хоть и не люблю продукты в панировке, но один-то раз можно.

Потом еще придете. Хотите совет?

Ну давайте.

Смотрите не перепутайте, мы называемся «Золотой петушок».

Поняла уже.

А еще есть «Бодрая курица», ее не берите, там одна химия.

Я улыбнулась, курица она и есть курица, две ноги, кры­лья и спинка. Хотя, справедливости ради, следует заме­тить, что наши цыплята нравятся мне намного больше, чем холестериновые окорочка, прибывающие из Америки. До­ма я незамедлительно бросила маленькие котлетки на сково­родку. Пришлось признать, девушка не обманула, ужин приготовился через десять минут. Крайне обрадованная тем, что мне не придется припасть к плите на целый час, я пошла в ванную, умылась, натянула уютный халатик, вер­нулась на кухню и обнаружила там пустую сковородку и весь­ма довольного Ленинида.

Вкусно ты, доча, готовить стала, — одобрил папенька, щурясь, словно греющийся на солнце сытый кот.

Ты съел наш ужин, — налетела я на Ленинида,— нико­му не оставил.

Да? — изумился папенька. — Прям не заметил. Ам, ам — и готово. А чего там есть-то? Само проскочило!

Я уставилась на крошки панировки, сиротливо маячив­шие на тарелке. Да, похоже у «Золотого петушка» есть один изъян: его изделия слишком вкусные и потому станут мо ментально исчезать. Теперь вопрос: окажись Ленинид в су­пермаркете, стал бы он пробовать «рекламные кусочки»? Конечно же нет, никогда бы не узнал про «Золотого петуш­ка». Ей богу, мужчины из-за своей глупой упертости и неже­лания узнать новое многое теряют!

 

По ходу произведения встречаются также и упоминания про­дуктов продвигаемого бренда:

Олег погладил меня по голове:

— Ладно, все позади, но ты все же имей в виду, что в жизни много жестокого и гадкого. Это тебе не филе из «Золотого петушка».

— Ты о чем говоришь? — не поняла я.
Олег улыбнулся:

Небось в названии ошибся. Ну эти кусочки, кстати до­вольно вкусные, которые ты иногда жаришь, курица, «Золо­той петушок».

Ну и что?

Вот с ними просто, раз — и пожарил.

Все равно не понимаю о чем ты?

Люди, придумавшие бега, очень хитры, — рявкнул Олег, — тебе просто повезло, что из тебя самой не сделали филе. Был бы тебе «Золотой петушок»!

Я все равно не поняла, при чем тут замороженные по­луфабрикаты, но больше расспрашивать не стала. Если Ку­прин злится, его лучше не трогать.

 

 

В некоторых случаях бренд, интегрированный в литера­турное произведение, может становиться его Героем. Таким милым и обаятельным персонажем-брендом стал кот Кларитин в романе Г. Куликовой «Блондинка за ле­вым углом».

 

 

Завтра я буду знать точнее свой распорядок, и mi все-все распланируем! — с оптимизмом добавила Лайм,1

И ты перевезешь ко мне свои вещи? Любимую чашку кактусы, кошку...

У меня аллергия на кошек, — мгновенно среагировала Лайма.

Но в принципе ты согласна?

Да, милый, да!

Исчезнувшего куда-то Корнеева Лайма через минуту oбнаружила прямо у себя за спиной. Женщины, которые про ходили мимо, обстреливали его взглядами, и если бы каждый такой выстрел производил шум, пришлось бы затыкан уши.

...К груди Корнеев прижимал насмерть перепуганный подарок месяцев полутора от роду. Подарок открывал розовый рот и почти беззвучно кричал. Лайма испуганно oтступила:

Нет, только не это! Немедленно отдай его кому-нибудь. Ты задушишь беднягу!

Его нельзя отдавать, — покачал головой Корнеев. Это наш пропуск к Сандре Барр, неужели ты не понимаешь" Мы с этим котом сможем проникнуть даже в гостиницу. Так что возьми животное и хорошенько о нем позаботься.

Да я же пытаюсь тебе объяснить, глупая голова! У меня страшная, страшенная, страшнейшая аллергия на коша чью шерсть. Вот увидишь, что сейчас со мной будет. Разом нам так нужен, придется тебе самому о нем заботиться.

Да ты что, Лайма! — завопил Корнеев во всю глотку. -Он же маленький еще!

Не бойся, он вырастет, — ободрила она.

Но маленькие коты ужасно шустрые! — продолжал разоряться Корнеев. — Он станет играться компьютерными шнурами! И тогда я его прикончу.

При этих словах котенок извернулся и мертвой хваткой вцепился грядущему убийце в рубашку. Корнеев взвыл и стал безжалостно отдирать его от себя. Смотреть на это зверство было невыносимо.

— Дай сюда! — Лайма подбежала и отцепила коготки от ткани, потом нежно прижала котика к себе и начала успокаивать.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.