Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Незатейливая история о Кате и Вите



Екатерину и Виктора, двух конструкторов, уволили из НИИ по сокращению с интервалом в два месяца. Специальность у каждого из них была специфическая и к гражданской жизни вряд ли при менимая (что то связанное с использованием лазера в оборонной промышленности). Но жизнь продолжается, и жить как то надо. Пока энтузиазм еще был, они накупили газет с объявлениями о ва кансиях, стали обзванивать работодателей и очень быстро выясни ли, что везде берут только до тридцати пяти лет (им уже за эту от метку перевалило), а знание ПК и английского теперь обязательно даже для уборщицы.

— Смотри, Витя, — сказала жена, — сколько нам встречалось объявлений о том, что требуются электрогазосварщики. Может быть, ты попросишь в центре занятости, чтобы тебя направили на эти курсы? Будет специальность.

— Вот и иди сама на эти курсы, — вяло отреагировал муж.

— Меня не возьмут, а то я пошла бы, — ответила Катя.

— Наклей себе усы, тогда, может быть, возьмут, — хихикал муж. Через несколько дней на рынке Катя увидела за прилавком свою знакомую еще со студенческих лет. Та рассказала, что, попав в без

работные, устроилась торговать.

— Нравится? — спросила Катя.

— Конечно, нет! Но деньги то нужны. Выбирать не приходится. Катя повздыхала и покивала, а потом, безрезультатно позвонив

и сходив еще в пару десятков мест, снова пошла на рынок.

— Ладно, я поговорю с хозяином, — пообещала приятельница. Катю резануло слово «хозяин», но еще больше не понравился

он сам — толстый усатый Ашот. Условия, на которых он ее нани мал, Кате тоже не понравились. Однако на следующий день, обми рая от страха, что обсчитается, и от стыда за завышенные цены на товар, она уже стояла за прилавком.

— Зря ты это, — сказал вечером муж, бодро поедая груши, при несенные Катей, — мы бы и так с голоду не умерли. Как нибудь прожили бы.

Теперь Катя до вечера торговала на рынке, а Витя встречал из школы сына Стасика, кормил его обедом и все такое прочее. Искать работу он больше не пытался, объявив, что ждет начала занятий на курсах менеджеров. «Какой из него менеджер! — думала она, видя,


как лихо полуграмотный Ашот крутит дела. — Этому на курсах не

учат, с этим надо родиться!..» Супруги решили, что Катя будет торго вать на рынке, пока Витя не закончит курсы и не устроится на работу. Тогда можно будет подумать о курсах и трудоустройстве для нее.

Получив пособие по безработице, Витя обычно не доносил денег до дома: покупал себе то туфли, то рубашку, то дорогой галстук.

— Мне важно быть хорошо одетым, — объяснял он, и Катя со глашалась, тем более что ей то самой на рынке можно было стоять в чем угодно — главное, чтобы тепло было, и ноги не промокали. Ей даже лучше одеваться как нибудь понепривлекательнее, чтобы Ашот со всякими намеками не лез. Говорят, все продавщицы у него в гостях побывали, одна Катя упрямится.

Наконец Витя закончил курсы, получил сертификат и стал ис кать работу. Но оказалось, что его красивый сертификат — пустыш ка. Опыта нет, связей нет, да и возраст не самый хороший. А глав ное, Витя не удосужился выяснить, котируется ли этот сертифи кат где либо, кроме стен учебного заведения, которое его выдает. В договоре, который он заключил, пункта о трудоустройстве тоже не было. Побегав по разным местам, Виктор решил, что с английс ким он обязательно куда нибудь устроится, но денег на курсы не было, и он лежал все время на диване, а рядом на столике магнито фон твердил английские фразы. Катя не знала — действительно ли он занимается языком или просто обманывает этим то ли ее, то ли себя. Думая об этом, она теряла оптимизм.

— Что грустишь, красавица? — спросил ее однажды Ашот. — Расскажи, вдруг я смогу помочь?

И Катя поведала о своей беде.

— Есть у меня работа для твоего мужа. Друг мой тут свое дело разворачивает. Большое дело, серьезное. Ему как раз менеджер нужен. Желающих много, но мне друг не откажет. Так помочь тебе?

— Да, конечно, — обрадовалась Катя.

— Но за это надо заплатить.

— Сколько?

— Нисколько. В гости ко мне приходи иногда. Но не редко. Вот и вся плата, красавица. А нет, так и тебе придется скоро другую работу искать. Только на нашем рынке никто не берет тех, кого я выгнал. Понимаешь?

— Понимаю.

— Так придешь ко мне?

— Приду.

Известие о том, что Ашот нашел для него прекрасную работу, муж воспринял без всякой радости:

— Не нравится мне твой Ашот, и никаких дел я с ним иметь не хочу!

 

*2


— Он же тебе не с ним предлагает работать, а с его другом. Схо

ди, поговори.

Кате долго пришлось уговаривать Витю, и она все время боя лась, что он поймет причину ее настойчивости. Наконец Витя со гласился пойти на переговоры, и Катя радостно начала объяснять ему, где находится офис.

— Это что ли тот дом, где всегда был вытрезвитель? — спросил муж. — Ну уж нет! Туда я не пойду. Там еще прежняя аура не вы ветрилась. Дискомфортное место, да и удачи в нем не будет еще пару лет, пока дурная аура не рассеется. Нам об этом на курсах говори ли. Да и сама еще увидишь.

«Какая еще тебе аура? О какой ауре можно думать, когда ты уже не получаешь даже пособия по безработице?» Но таких слов она никогда бы вслух не сказала и потому спросила:

— А на рынке у меня хорошая аура?

— Наверное, хорошая, раз ты уже год туда таскаешься, — отве тил муж и включил магнитофон с английским, показывая, что ему надоело тратить время на этот разговор...

Такая вот незатейливая история о Кате и Вите и о том, что Катя, боясь остаться одной, не смогла потребовать от мужа то, что он дол жен был сам понимать. Плюс гипертрофированное чувство ответ ственности за то, что можно, и за то, что нельзя. А сколько еще та ких семей и историй!

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.