Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НЕФИЛИМ: ЛЮДИ ИЗ ОГНЕННЫХ РАКЕТ 10 страница



 

 

В Шумерском Списке Царей сообщается, что Энки и первая группа нефилим пробыли на Земле достаточно долго: прошло восемь «шаров» (28 800 лет), прежде чем прибыл новый командующий, или «начальник базы».

Дополнительные подробности открываются перед нами после того, как мы обращаемся к сведениям из области астрономии. Долгое время ученым не давала покоя «путаница» в вопросе о том, какое из зодиакальных созвездий шумеры ассоциировали с Энки. Символом Энки считался знак в виде рыбы-козла, который соответствовал созвездию Козерога (это может прояснить смысл одного из эпитетов основателей Эриду, А.ЛУ.ЛИМ, который переводится как «овца блестящих вод»). В то же время Эа/Энки часто изображался с сосудами, из которых текла вода, — то есть как прообраз Водолея. Кроме того, он считался богом рыб и поэтому ассоциировался с созвездием Рыб.

Астрономы не могут точно сказать, как древние звездочеты представляли, например, созвездие Рыб или Водолея. Вполне возможно, что знаки Зодиака получили название не в соответствии с очертаниями группы звезд, а по эпитету или области деятельности бога, который ассоциировался с временем, когда весеннее равноденствие приходилось на данный зодиакальный дом.

Если мы правы и Энки приземлился на нашей планете в конце Эры Рыб, наблюдал прецессионный переход к Эре Водолея и оставался на Земле весь Великий Год (25 920 земных лет) до начала Эры Козерога, то в этом случае его единоличная власть на Земле могла длиться 28 800 лет.

Этот вывод также согласуется с нашим предположением, что нефилим прибыли на Землю в середине ледникового периода. Тяжелая работа по возведению дамб и прокладке каналов выполнялась в суровых климатических условиях. Однако через несколько «шаров» после высадки на Землю ледниковый период подошел к концу, и климат стал более мягким и влажным (это произошло приблизительно 430 тысяч лет назад). Именно тогда нефилим решили двинуться в глубь материка и расширить свои поселения. Соответственно аннунаки (рядовые нефилим) называли второго командующего Эриду АЛАЛ.ГАР («тот, кто принес отдых в сезон дождей»).

Пока Энки превозмогал трудности, выпавшие на долю первых колонистов, Ану и его сын Энлиль наблюдали за происходящим на Земле с Двенадцатой Планеты. В месопотамских текстах прямо говорится о том, что истинным руководителем миссии на Землю был Энлиль; вскоре после принятия окончательного решения о колонизации Земли он лично высадился на нашу планету. Для него ЭН.КИ.ДУ.НУ («Энки копает глубоко») построил специальное поселение, или базу, в Ларсе. После того как Энки принял командование, это место получило название АЛИМ («овен») — в честь зодиакального созвездия Овна.

Основание Ларсы ознаменовало новую фазу расселения нефилим по Земле. Оно означало, что «пришельцы» приступили к выполнению задач, для которых они прибыли на Землю, что требовало доставки дополнительных «рабочих рук», инструментов и оборудования, а также отправки ценных грузов на Двенадцатую Планету.

Для такого количества грузов приводнение в океан уже не годилось. Изменение климатических условий привело к тому, что суша стала более доступной; пришло время переместить посадочную площадку ближе к центру Месопотамии. Именно в этот момент на Землю прибыл Энлиль, руководивший из Ларсы сооружением «ценра управления» — комплексного командного пункта, из которого нефилим на Земле могли координировать космические полеты к Двенадцатой Планете, управлять посадкой космических кораблей и при помощи орбитальных станций обеспечивать доставку грузов.

Место, которое Энлиль выбрал для этой цели, на протяжении многих тысячелетий известное под именем Ниппур, было названо им НИБРУ.КИ («земное пересечение»). (Вспомним, что область неба, где Двенадцатая Планета ближе всего подходила к Земле, называлось «небесное место пересечения».) Именно здесь Энлиль установил ДУРАН.КИ, или «связь небо-земля».

Разумеется, это была сложная и требующая много времени задача. Энлиль оставался в Ларсе на протяжении 6 «шаров» (21 600 лет), пока строился Ниппур. Это подтверждается зодиакальными эпитетами Энлиля. Сначала, во время пребывания в Ларсе, он ассоциировался с Овном, а затем с Тельцом. Ниппур был основан в Эру Тельца.

Поэма, написанная как «Гимн Энлилю Всеблаготворнейшему» и прославляющая Энлиля, его супругу Нинлиль, его город Ниппур и его «высокий дом» Э.КУР, дает нам немало сведений о Ниппуре. Во время строительства Ниппура в распоряжении Энлиля имелись совершенные приборы и инструменты: «поднятый «глаз», осматривающий землю», «поднятый луч, проникающий в сердце земли». В поэме говорится, что Ниппур охранялся с помощью мощного оружия: «взгляд его внушает страх, смертелен он»; «не приблизится к нему ни один великий бог». «Рука» его представляла собой «широкую сеть», в которой летела «быстрая птица», от которой не могло укрыться зло. Может быть, город защищали смертоносные лучи и силовое поле? Или речь идет о вертолетной площадке, с которой взлетали «быстрые птицы», от которых было невозможно убежать?

В центре Ниппура на искусственной насыпи располагалась штаб-квартира Энлиля, КИ.УР («место земных корней»), где была установлена «связь небо-земля». Это был центр связи, откуда аннунаки на Земле могли связаться со своими товарищами, ИГИ.ГИ («те, кто поворачиваются и смотрят»), находящимися на борту орбитальной станции.

По свидетельству древнего текста, в этом центре стояла «устремленная вверх высокая колонна, достающая до небес». Это необыкновенно высокая «колонна», прочно закрепленная на земле при помощи «платформы, которую нельзя перевернуть», использовалась Энлилем, чтобы «говорить слово небесам». По всей видимости, это упрощенное описание радиотрансляционной башни. Когда «слово Энлиля» — его распоряжения — «достигали небес, на земле разливалась благодать». Какое краткое и в то же время емкое описание потока материалов, продовольствия, медикаментов и приборов, доставлявшихся космическими челноками с орбитальной базы по «слову» из Ниппура.

В этом центре управления, возведенном на высокой платформе, или «высоком доме» Энлиля, имелась таинственная комната под названием ДИР.ГА:

Загадочная, как далекие Воды,

как Божественный Зенит.

Среди ее... эмблем —

эмблемы звезд.

Откуда к небесам возносят ME.

Слова неслись отгуда...

Как предсказания оракула священны.

Что же такое Дирга? Поврежденные места на древней табличке лишили нас дополнительных подробностей, однако название этого необычного места говорит само за себя: оно означает «темное помещение в форме короны», место, где хранились карты звездного неба, где производились вычисления и где передавались и принимались «ме» (сообщения астронавтов). Это описание напоминает центр управления полетами в городе Хьюстон, штат Техас, где поддерживалась связь с высадившимися на Луну астронавтами, рассчитывалась траектория их полета и вьдавались соответствующие инструкции («предсказания оракула»).

На память приходит миф о боге Зу, который проник в священную обитель Энлиля и похитил Таблицы Судеб, в результате чего «приказы прекратились... свой блеск утратила священная обитель... все онемело... молчание настало».

В «Мифе творения» судьбами богов-планет называются их орбиты. Поэтому вполне логично предположить, что Таблицы Судеб, которые были так важны для работы «центра управления» Энлиля, также управляли орбитами и маршрутами космических кораблей, поддерживавших «связь» между Небом и Землей. Возможно, это был некий важный «черный ящик», содержащий компьютерные программы управления космическими кораблями, без которого нарушалась связь между нефилим на Земле, а также с их родной планетой.

Большинство ученых считают, что имя ЭН.ЛИЛБ должно означать «повелитель ветра», что согласуется с теорией о персонификации древними людьми явлений природы, когда одному из богов приписывалась власть над ветрами и бурями. Однако некоторые исследователи предположили, что в данном случае слог ЛИЛЬ означает не ветер как природное явление, а «ветер», исходящий изо рта, то есть приказ, команду или устное сообщение. Как и прежде, понять истинный смысл божественного имени помогают шумерские пиктограммы, использовавшиеся для обозначения слогов: ЭН — особенно в составе имени ЭНЛИЛЬ — и ЛИЛЬ. Это некое сооружение с высокой антенной-мачтой, а также конструкция, напоминающая развернутые лепестки гигантских радаров, в настоящее время применяющихся для передачи и приема сигналов, — та самая «широкая сеть», которая упоминается в древнем тексте (рис. 129).

Рис. 129

В городе Бад-Тибире, который был основан как промышленный центр, Энлиль поручил руководство своему сыну Нанне/Сину; в перечне городов он фигурирует под именем НУ.ГИГ («тот, кто в ночном небе»). Мы убеждены, что именно здесь родились близнецы Инанна/Иштар и Уту/Шамаш — это событие ознаменовалось ассоциацией их отца Нанны со следующим зодиакальным созвездием, Близнецами. Шамаш был специалистом в области космических полетов, и поэтому с ним ассоциировалось созвездие ГИР (это слово имеет несколько значений, в том числе «ракета» и «клешня краба»), то есть Рака. Следующим знаком Зодиака был Лев, и именно он стал символом Иштар, которая обычно изображалась стоящей на спине льва.

Не была забыта и сестра Энлиля и Энки «нянька» Нинхурсаг (СУД) — под ее власть Энлиль отдал Шуруппак, который считался медицинским центром нефилим. Это событие отразилось в названии следующего созвездия — Девы.

Одновременно с основанием этих городов завершилось строительство Ниппура, а также был сооружен земной кос-мопорт нефилим. В древних текстах прямо говорится, что именно в Ниппуре находилось то место, откуда посылались «слова», то есть команды. Там, повинуясь приказу Энлиля: «Вперед к небесам!», — «то, что светится, устремилось вверх, подобно небесной ракете». Однако сам запуск ракет производился там, «где поднимается Шамаш», и этим местом — «мысом Канаверал» нефилим — был Сиппар, правителем которого являлся Глава Орлов. Отсюда со специальной «священной площадки» стартовали многоступенчатые ракеты.

Когда Шамаш приобрел достаточно опыта, чтобы принять командование над «огненными ракетами» и стал богом справедливости, с ним стали ассоциировать созвездия Скорпиона и Весов.

Завершает список семи первых городов и связь со знаками Зодиака город Ларак, отданный Энлилем под начало своего сына Нинурты. В списке городов этот бог носит имя ПАБИЛ.САГ («великий защитник»). Точно так же древние шумеры называли созвездие Стрельца.

* * *

Было бы нелогично предположить, что местоположение первых семи городов на Земле выбиралось случайным образом. «Боги», способные совершать космические путешествия, размещали свои первые поселения в соответствии с определенным планом, направленным на достижение жизненно важной для них цели, — обеспечить приземление и старт космических кораблей, осуществляющих связь с их родной планетой.

Что же это за план?

В поисках ответа мы задавали себе вопрос: каково происхождение астрономического и астрологического символа Земли — круга с перекрещивающимися под прямым углом линиями внутри, который напоминает перекрестье прицела?

Этот значок встречается еще в шумерской астрономии и астрологии и по своему значению идентичен египетскому иероглифу, обозначавшему «место»:

Совпадение или важное доказательство? Может быть, нефилим приземлялись, накладывая на изображение или карту земной поверхности некий «прицел»?

Ддя нефилим Земля была незнакомой планетой. Исследуя ее, они не могли не обратить внимания на горы и горные хребты, которые несли в себе опасность для идущих на посадку и взлетающих кораблей, но в то же время служили превосходными ориентирами.

Если «пришельцы», «зависнув» над Индийским океаном, осматривали выбранный для колонизации район Междуречья, то они обязательно отметили самый заметный топографический объект — гору Арарат.

Горный массив Арарат представляет собой потухший вулкан, возвышающийся над Армянским нагорьем, где сходятся границы современных Турции, Ирана и Армении. Северная и восточная его части поднимаются до 3000 футов над уровнем моря, а северо-восточная — до высоты 5000 футов. Диаметр всего массива составляет около двадцати пяти миль — это огромный купол, вспучившийся на поверхности земли.

Некоторые особенности Арарата делают его заметным не только с земли, но и с большой высоты. Во-первых, он расположен практически посередине между двух горных озер, Ван и Севан. Во-вторых, в горном массиве выделяются два высоких пика, Малый Арарат (12 900 футов) и Большой Арарат (17 000 футов, или более 5 километров). Ни одна гора в мире не может соперничать высотой (от подножия до вершины) с этими пиками, покрытыми вечными снегами. Они похожи на два сияющих маяка между двумя озерами и при свете дня играют роль гигантских отражателей.

У нас есть все основания полагать, что нефилим выбрали место для посадочной площадки с учетом направления меридиана север — юг, заметного наземного ориентира и удобного расположения рек На севере Месопотамии таким хорошо различимым ориентиром могли служить две вершины Арарата. Меридиан, проведенный через центр горного массива, пересекает Евфрат. Именно здесь могла располагаться цель нефилим — место, выбранное ими для космопорта (рис. 130).

 

 

Но подходит ли это место для приземления и взлета космических кораблей?

Вне всякого сомнения. Это место расположено на равнине, достаточно далеко от окружающих Месопотамию горных хребтов. Самые высокие горы (на востоке, северо-востоке и севере) не мешают космическому челноку, спускающемуся с юго-востока.

Но достаточно ли удобно это место и можно ли без особых сложностей доставить сюда астронавтов и необходимые материалы?

И вновь ответ будет положительным. В это место можно попасть как по суше, так и водным путем — по реке Евфрат.

И еще один, более важный вопрос: есть ли поблизости источники энергии, необходимые для осуществления космических полетов? Есть. Излучина реки Евфрат, на которой был основан Сиппар, в древности считалась одним из богатейших источников природного битума — нефтепродуктов, которые поднимались на поверхность через естественные разломы и для добычи которых не нужно было копать колодцы или бурить скважины.

Можно себе представить, как в командирской рубке космического корабля Энлиль, окруженный своими помощниками, рисует на карте перечеркнутый круг. «Как мы назовем это место?» — спрашивает он.

«Может, Сиппар?» — предлагает кто-то из членов экипажа.

На ближневосточных языках это слово означает «птица». Сиппар — это то место, где Орел садится в свое гнездо.

Как же космические челноки попадали в Сиппар?

Несложно представить, как навигаторы прокладывали наиболее удобный маршрут. Слева располагался Евфрат, а к западу от него горное плато; справа протекал Тигр, к востоку от которого был виден хребет Загрос. Если челнок приближался к Сиппару под углом 45 градусов к меридиану Арарата, то проходил на безопасном расстоянии между двумя горными грядами. Более того, движение под таким углом позволяет на большой высоте пересечь гористый выступ Аравийского полуострова и начать снижение над водами Персидского залива. Помимо всего прочего, в этом случае взлетавшим и садившимся судам обеспечивался хороший обзор и постоянная связь с центром управления в Ниппуре.

Затем один из подчиненных Энлиля мог сделать грубый набросок — треугольник с горами и водами с каждой стороны и вершиной, которая, подобно стрелке, указывает на Сиппар. «Крест» в центре обозначает Ниппур (рис. 131).

Это может показаться невероятным, но рисунок сделан не нами; это изображение было нанесено на керамический предмет, обнаруженный археологами при раскопках Суз в культурном слое, датируемом 3200 годом до нашей эры. При взгляде на него вспоминается планисфера с маршрутом и инструкциями, основу которой составляли 45-градусные сектора.

Таким образом, место для поселений на Земле нефилим выбирали не наугад. Они скрупулезно исследовали все альтернативы, принимали во внимание доступные ресурсы и опасные факторы. Более того, планировка самого поселения тщательно продумывалась, чтобы оно соответствовало общему замыслу — обозначить посадочный коридор к Сиппару.

До настоящего времени никто не пытался выявить общий план разбросанных на большой территории шумерских городов. Но если мы посмотрим на первые семь поселений, то обнаружим, что Бад-Тибира, Шуруппак и Ниппур лежат на линии, проходящей под углом ровно 45 градусов к меридиану Арарата, причем эта линия пересекает меридиан именно в Сиппаре! Еще два города, Эриду и Ларса, также расположены на прямой линии, пересекающей меридиан Арарата и первую линию — причем тоже в месте, где находится Сиппар.

Отталкиваясь от древнего рисунка, в котором центром круга сделан Ниппур, и проводя концентрические окружности через различные города, мы обнаруживаем, что еще один древний шумерский город, Лагаш, расположен на одной из этих окружностей — на таком же расстоянии от 45-градусной линии, как Ларса.

Поскольку местоположение города ЛАРААК («видеть яркое сияние») остается неизвестным, то логично было бы предположить, что он должен находиться в точке 5, замыкая цепочку городов на оси посадочного коридора, расположенных с интервалом в шесть «беру»: Бад-Тибира, Шуруппак, Ниппур, Ларак, Сиппар (рис. 132).

 

 

Две внешние линии, проходящие по обе стороны от осевой, отклонены от нее на 6 градусов каждая и служат юго-западной и северо-восточной границами посадочного коридора. Соответственно, ЛА.АР.СА означает «видеть красный свет», а ЛААГ.АШ — «видеть сияние в шесть». Города, расположенные вдоль каждой линии, действительно отстоят друг от друга на шесть «беру» (примерно шестьдесят километров, или тридцать семь миль).

Таков, по нашему мнению, был генеральный план нефилим. Выбрав оптимальное место для космопорта (Сиппар), они расположили основные поселения вдоль ведущего к нему посадочного коридора. В центре они основали Ниппур, где была установлена «связь небо-земля».

* * *

Человечество никогда не увидит ни первых городов, которые построили боги, ни их останки — все они были смыты с лица земли Всемирным потопом. Но мы можем довольно много узнать о них, потому что святой обязанностью месопотамских царей считалось постоянное восстановление священных обителей на том же самом месте и в строгом соответствии с первоначальным планом. В храмовых надписях особо подчеркивается неуклонное следование исходным чертежам:

Плану, составленному на все времена, по которому в будущем следует строить, [я следовал].

Здесь приводятся древние чертежи и предписания Всевышних Небес.

Если наша гипотеза верна, и Лагаш действительно был одним из городов, игравших роль посадочных огней, то обретают смысл слова Гудеа, правившего этим городом в третьем тысячелетии до нашей эры. Он писал, что когда Нинурта приказал ему построить священную обитель, другой бог вручил ему архитектурный план (высеченный на каменной табличке), а богиня (она путешествовала «между Небом и Землей» в своей «небесной комнате») показала карту звездного неба и дала указания по ориентации постройки относительно расположения небесных светил.

Кроме «божественной черной птицы», в священной обители хранились «ужасный глаз» богов («огромный луч, дающий власть над миром») и «регулятор мира» («Звук которого... эхом отдавался повсюду»). Наконец, когда строительные работы были завершены, над зданием установили «эмблему Уту», повернутую к «месту, где Уту восходит на Небеса», то есть к космопорту в Сиппаре. Все эти испускающие лучи устройства были жизненно важны для работы космопорта, поскольку сам Уту «явился, радуясь», чтобы осмотреть законченную постройку.

На древних шумерских рисунках часто встречаются массивные сооружения, строившиеся сначала из тростника и дерева и располагавшиеся в полях среди пасущегося скота. С распространенным мнением, что это были навесы для скота, никак не вяжутся колонны, установленные на крыше таких построек (рис. 133 а).

На рисунках отчетливо видно, что колонны служили для установки одной или нескольких пар «колец» неизвестного назначения. Несмотря на то что эти постройки располагались в поле, вряд ли они предназначались для скота. На цилиндрических печатях встречаются похожие рисунки, рядом с которыми помещены шумерские пиктограммы (рис. 133 б) ДУР или ТУР (означающие «обитель», «место сбора»), причем главными элементами этих сооружений являются вовсе не «хижины», а антенные мачты. Похожие колонны с «кольцами» устанавливались не только в полях, но и у входа в храм, внутри священных обителей богов (рис. 133 с). Что же это за объекты? Может быть, антенны, подключенные к передатчикам? Или пары колец представляли собой излучатели радаров, размещенные в полях для наблюдения за идущими на посадку космическими кораблями? Может, колонны с «глазами» были сканирующими устройствами, некими «всевидящими глазами» богов, упоминающимися во многих древних текстах?

 

 

Нам известно, что эти устройства подключались к портативному оборудованию, поскольку на некоторых шумерских печатях изображаются напоминающие коробку «божественные предметы», которые перевозили на лодках или навьючивали на спины животных, что позволяло транспортировать их от причала в глубь континента (рис. 134). Вид этих «черных ящиков» наводит на мысль о Ковчеге ( Завета, построенном Моисеем в соответствии с полученными от Господа инструкциями. Священный ларец был изготовлен из дерева и облицован золотом снаружи и изнутри — получились две токопроводящие поверхности с изо лирующим слоем между ними. На ларце был установлен «капорет», также изготовленный из золота; его поддерживали два херувима, отлитые из того же металла. Мы до сих пор не знаем, что представлял собой «капорет» (некоторые исследователи предполагают, что это слово означало «крышка»), но о его назначении можно догадаться по следующим словам из Книги Исхода: «...против крышки, которая на [ковчеге] откровения, где Я буду открываться тебе».

 

 

Предположение, что Ковчег Завета являлся коммуникационным устройством, работающим от электричества, подтверждается его портативностью. Ковчег несли на деревянных шестах, продетых через четыре золотых кольца. Никто не мог коснуться самого ларца, а когда один израильтянин дотронулся до него, то сразу же упал замертво, как будто пораженный высоковольтным электрическим разрядом.

Такие «сверхъестественные» устройства — они позволяли общаться с богом, находящимся в другом месте, — стали объектами поклонения, «священными культовыми символами». В храмах Лагаша, Ура, Мари и других древних городов среди прочих святынь хранились «глазастые идолы». Самый известный из них был найден в так называемом «храме глаз» в Тель-Бараке на северо-западе Месопотамии. Этот храм, построенный в четвертом тысячелетии до нашей эры, получил свое название не только из-за сотен символов в форме глаза, но и потому, что во внутреннем святилище храма располагался единственный алтарь с огромным каменным изваянием, напоминающим пару глаз (рис. 135).

 

По всей вероятности, это была имитация настоящего божественного объекта — «ужасного глаза» Нинурты или устройства, установленного в «центре управления» в Ниппуре, который в древнем тексте описывается следующим образом: «поднятый «глаз», осматривающий землю», «поднятый луч, проникающий в сердце земли».

Плоская равнина Месопотамии требовала сооружения высоких платформ, на которых устанавливалось навигационное оборудование, необходимое для космических полетов. Тексты и рисунки не оставляют сомнений в том, что эти конструкции были чрезвычайно разнообразными — от первых разбросанных по полям «хижин» до более поздних ступенчатых платформ с пандусами, ведущими от широких верхних ступеней к узким верхним. На вершине такого зиккурата располагалась обитель бога, окруженная площадкой внутреннего дворика, стены которого скрывали «птицу» и другое «оружие». На одной из цилиндрических печатей изображен зиккурат, причем перед нами предстает не только привычная ступенчатая конструкция, но и две высокие «кольцевые антенны», доходящие до третьей ступени здания (рис. 136).

Мардук утверждал, что комплекс зиккуратов и храмов в Вавилоне (Э.САГ.ИЛЬ) был построен под его руководством согласно «письменам Всевышних Небес». Проанализировав так называемую таблицу Смита (названную по имени ученого, расшифровавшего ее), Андре Парро («Ziggurats et Tour de Babel») установил, что семиступенчатый зиккурат в плане представлял собой идеальный квадрат, длина сторон первой ступени здания равнялась 15 «гар». Каждая последующая ступень уступала предыдущей по площади и высоте, за исключением последней (обители бога), которая была гораздо выше. Общая высота зиккурата также составляла 15 «гар», так что это сооружение не только имело основанием правильный квадрат, но и вписывалось в правильный куб.

Мера длины «гар», использовавшаяся для этих измерений, равнялась 12 локтям, то есть приблизительно 6 метрам. Двое ученых, Г. Дж. Вуд и Л. К. Стеччини, показали, что все основные размеры месопотамских зиккуратов были производными от числа 60, являвшегося основанием шумерской шестидесятеричной системы счисления. Так, например, длина каждой стороны нижней ступени составляла 3 х 60 локтей, а периметр равнялся 60 «гарам» (рис. 137).

 

 

Как же определялась высота каждой ступени зиккурата? Стеччини обнаружил, что если выразить высоту первой ступени сооружения (5,5 гар) в двойных локтях, то в результате получится число 33, что соответствует широте Вавилона (32,5 градуса северной широты). Следующая ступень увеличивает угол обзора до 51 градуса, а каждая из четырех следующих — еще на 6 градусов. Таким образом, седьмая ступень расположена на платформе, поднятой на 75 градусов над горизонтом на географической широте Вавилона. Эта последняя ступень добавляет оставшиеся 15 градусов, позволяя наблюдателю видеть линию горизонта под углом 90 градусов, то есть прямо перед собой. Стеччини пришел к выводу, что каждый ярус зиккурата служил своего рода ступенью астрономической обсерватории со строго определенным положением относительно небесной дуги.

Разумеется, в основе этих размеров могли лежать и другие, не известные нам расчеты. Подъем на угол 33 градуса неточен для Вавилона, но точен для Сиппара. Существовала ли связь между 6-градусным подъемом каждой ступени и расстоянием в 6 «беру», разделявшим Города Богов? Имеет ли число ступеней зиккурата (семь) какое-либо отношение к семи первым поселениям нефилим или к положению Земли как седьмой планеты?

Дж. Мартини («Astronomisches zur babylonischen Turm») показал, что все эти особенности конструкции зиккурата в Вавилоне делали его удобным местом для наблюдений за небом и что верхняя его ступень была ориентирована на планету Шупа (мы отожествляем ее с Плутоном) и на созвездие Овна (рис. 138).

 

Для чего служили зиккураты — только для наблюдения за планетами или еще и за космическими кораблями нефилим? Все зиккураты были ориентированы таким образом, что их углы указывали точно на север, юг, восток и запад. В результате их стороны располагались под углом 45 градусов с направлениями на стороны света. Это означало, что идущий на посадку космический корабль мог двигаться вдоль сторон зиккурата, совпадающих с направлением посадочного коридора, и без труда достигнуть Сиппара!

На аккадском и вавилонском языках эти сооружения называются «зикурати», что переводится как «труба божественного духа». Шумеры называли зиккураты термином ЭШ, точно описывавшим их, — «главенствующий», «самый высокий». Слово ЭШ также обозначало некое числовое значение, связанное с «измерительным» аспектом зиккура-тов. Еще один перевод этого слова — «источник тепла» («огонь» на аккадском и иврите).

Даже те ученые, которые не согласны с нашей «космической» интерпретацией, не могут не признать, что зиккураты служили не только «высокой» обителью богов. Сэмюэл Н. Крамер сформулировал традиционный взгляд следующим образом: «Зиккурат, или ступенчатая башня, ставшая символом месопотамской храмовой архитектуры... должна была служить связью, как буквальной, так и символической, между богами на небе и смертными на земле».

Мы продемонстрировали, что зиккураты действительно предназначались для связи небесных богов — но не с людьми, а с богами на Земле.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

МЯТЕЖ АННУНАКОВ

 

 

После того как Энлиль лично прибыл на Землю, он взял на себя руководство «земным командованием». Вероятно, именно в этот момент Энки («господин земли») сменил свое имя, или эпитет, на Эа («тот, чей дом вода»).

В шумерских текстах говорится о том, что после прибытия нефилим на Землю власть была распределена следующим образом: Ану должен был оставаться в небесах и править Двенадцатой Планетой, Земля отдавалась под командование Энлиля, а Энки получил в свое распоряжение АБ.ЗУ (на аккадском языке «апсу»). Опираясь на «водное» имя Э.А, ученые перевели АБ.ЗУ как «водная бездна» — в их рассуждениях явно прослеживались параллели с греческой мифологией: Энлиль ассоциировался с громовержцем Зевсом, а Эа считался прототипом Посейдона, бога морей и океанов.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.