Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НЕФИЛИМ: ЛЮДИ ИЗ ОГНЕННЫХ РАКЕТ 8 страница



Немного прояснить этот вопрос удалось таким ученым, как И. Д. Ван Бюрен («Symbols of the Gods in Mesopo-tamian Art»), который собрал и классифицировал более восьмидесяти символов богов и небесных тел, которые встречаются на цилиндрических печатях, статуях, стелах, барельефах, фресках и (очень подробные и четкие) пограничных камнях («кудурру» на аккадском языке). После завершения этой работы стало ясно, что помимо некоторых известных созвездий Северного и Южного полушарий звездного неба (например, Морская Змея для созвездия Гидры) эти символы обозначают либо двенадцать зодиакальных созвездий (например, Краб для созвездия Скорпиона), либо двенадцать богов Неба и Земли, либо двенадцать членов Солнечной системы. На «кудурру», установленном царем Суз Мелишипаком (рис. 116), можно различить двенадцать знаков Зодиака и символы двенадцати небесных богов.

Стела, сооруженная по приказу ассирийского царя Эсархадона, изображает правителя с Чашей Жизни в руках, стоящего перед лицом двенадцати главных Богов Неба и Земли. Четыре бога стоят на животных; среди них можно без труда узнать Иштар на льве и Адада с разветвленной молнией. Четыре других бога узнаваемы по их атрибутам — например, бог войны Нинурта по его булаве в виде львиной головы. Остальные четыре бога изображены в виде небесных тел — Солнца (Шамаш), Крылатого Шара (Двенадцатая Планета, обитель Ану), серпа Луны и символа, состоящего из семи точек.

В последующие эпохи с Луной, изображенной в виде полумесяца, ассоциировался бог Син, однако многочисленные свидетельства указывают на то, что «в древности» полумесяц считался символом пожилого бородатого бога, одного из настоящих «древних богов» шумеров. Богом, которого часто изображали в окружении потоков воды, вне всякого сомнения, был Эа. В этом есть неопровержимая логика — богу морей и океанов Эа ставилось в соответствие такое небесное тело, как Луна, вызывавшая океанские приливы.

Но что означает символ, состоящий из семи точек?

Многочисленные данные свидетельствуют о том, что это небесный символ Энлиля. На изображении Небесных Врат Ану (Крылатый Шар), по обе стороны которых стоят Эа и Энлиль, эти боги обозначаются соответственно полумесяцем и семью точками. На некоторых из наиболее четких изображений небесных символов, тщательно скопированных сэром Генри Роулисоном («The Cuneform Inscriptions of Western Asia»), центральное место занимает группа из трех символов, обозначающих Ану и двух его сыновей; на этих рисунках Энлилю соответствовала либо группа из семи точек, либо семиконечная звезда. Ключевым элементом небесного облика Энлиля было число «семь» (иногда рядом изображалась его дочь Нинхурсаг, символом которой был нож для перерезания пуповины) (рис. 117).

 

Ученые долго не могли понять загадочное утверждение царя Лагаша Гудеа, который утверждал, что «небесное 7 равно 50». Попытки найти арифметическое решение этой головоломки — формулу, которая превращает число «семь» в число «пятьдесят», — не помогали придать смысл этой фразе. На наш взгляд, ответ крайне прост: Гудеа говорил о том, что небесное тело с символом «7» соответствует богу Неба с рангом «пятьдесят». Богу Энлилю, имевшему ранг пятьдесят, ставилась в соответствие седьмая планета.

Какая же планета считалась планетой Энлиля? Многие шумерские тексты повествуют о незапамятных временах, когда боги впервые спустились на Землю, Ану остался на Двенадцатой Планете, а два его сына бросали жребий. Эа получил власть над водной бездной, а Энлилю досталась во владение Земля. Теперь ответ на заданный вопрос очевиден: планетой Энлиля была Земля, которая считалась — с точки зрения нефилим — седьмой по счету планетой.

* * *

В феврале 1971 года Соединенные Штаты запустили в космос беспилотный аппарат, которому была уготована самая продолжительная по времени миссия. За двадцать один месяц своего полета он должен был миновать Марс, пояс астероидов и приблизиться к Юпитеру Затем, по расчетам специалистов из NASA, мощное гравитационное поле Юпитера должно было «захватить» аппарат и вытолкнуть его за пределы Солнечной системы.

Не исключая возможности, что «Пионер-10» может когда-нибудь попасть в другую «солнечную систему» и упасть на какую-либо далекую планету, ученые прикрепили к его корпусу алюминиевую табличку с гравировкой, содержащей «послание» (рис. 118).

 

При составлении послания использовался пиктографйческий язык, знаки и символы немногим отличающиеся от тех, которые использовались в первом пиктографическом письме Древнего Шумера. В послании предпринята попытка рассказать тем, кто может найти табличку, о внешнем облике людей и о том, что человеческая раса двупола, а также продемонстрировать размеры человека — в сравнении с размерами космического аппарата. Кроме того, на ней изображены два основных химических элемента, Солнечная система с ее девятью планетами и ее расположение по отношению к известному космическому источнику радиоизлучения. Мы как бы говорим существу, нашедшему пластинку: «Космический аппарат прилетел от третьей планеты этой Солнечной системы».

В нашей астрономии принято считать Землю третьей планетой — и это действительно так, если отсчет вести от центра, то есть от Солнца.

Но для того, кто попадает в Солнечную систему извне, первой встретившейся планетой будет Плутон, второй Нептун, третьей Уран, а вовсе не Земля. Четвертым по счету идет Сатурн, пятым Юпитер, шестым Марс. Земля окажется седьмой планетой на их пути.

Никто, кроме нефилим, пролетевших на пути к Земле мимо Плутона, Нептуна, Урана, Сатурна, Юпитера и Марса, не мог считать Землю «седьмой планетой». Даже если предположить, что жители Древней Месопотамии обладали знаниями или мудростью, позволившими им начать отсчет не от Солнца, а от внешних планет, это означает, что они должны были знать о существовании Плутона, Нептуна и Урана. И поскольку такие знания они никак не могли добыть самостоятельно, то информация о внешних планетах могла прийти к ним только от нефилим.

Какое бы допущение мы ни брали в качестве отправной точки, рассуждения приводят нас к одному и тому же выводу: только нефилим знали о существовании планет после Сатурна и о том, что Земля является седьмой планетой — если начинать отсчет от внешних.

Земля не единственная планета Солнечной системы, чье местоположение нашло отражение в ассоциировавшемся с ней символе. На многочисленных древних рисунках Венера изображена в виде восьмиконечной звезды: это восьмая планета, следующая за Землей, если начинать отсчет от границ Солнечной системы. Восьмиконечная звезда также была символом богини Иштар, небесным аналогом которой считалась Венера (рис. 119).

 

 

На многих цилиндрических печатях и других рисунках Марс изображается как шестая планета. На одной из печатей мы видим ассоциирующегося с Марсом бога (сначала это был Нергал, а затем Набу), который сидит на троне под своим символом в виде шестиконечной звезды (рис. 120). На рисунке присутствуют и другие небесные символы: Солнца (практически не отличающийся от современного), Луны, креста, который обозначал «планету пересечения*, или Двенадцатую Планету.

 


 

В Ассирии «небесный номер» планеты того или иного бога часто указывался соответствующим количеством звездочек, помещенных рядом с троном. Так, например, на пластинке с изображением бога Нинурты рядом с его троном расположены четыре звездочки. И действительно, его планета Сатурн была четвертой - с точки зрения нефилим. Такие же изображения обнаружены и для большинства остальных планет.

* * *

Главным религиозным событием в Древней Месопотамии считался двенадцатидневный праздник Нового года, наполненный символическим смыслом, связанным с орбитой Двенадцатой Планеты, строением Солнечной системы и путешествием нефилим к Земле. Из всех этих «заявлений веры» нам лучше всего известны новогодние ритуалы вавилонян. Однако существуют неоспоримые доказательства того, что жители Вавилона лишь скопировали традиции, уходящие к эпохе зарождения шумерской цивилизации. В Вавилоне праздник проходил в соответствии со строгими и тщательно прописанными ритуалами; каждая часть праздника, любое действие или молитва заключали в себе особый смысл. Церемонии начинались в первый день нисана — в те времена он считался первым месяцем года, совпадающим с днем весеннего равноденствия. На протяжении одиннадцати дней к Мардуку один за другим в строго определенном порядке присоединялись остальные боги. На двенадцатый день все боги возвращались в свои жилища, и Мардук оставался один во всем своем ослепительном великолепии. Совершенно очевидна ассоциация с появлением Мардука в Солнечной системе, его «встреча» с одиннадцатью остальными ее членами, а на двенадцатый день отделение от всех, что подчеркивает его принадлежность к Двенадцати Богам и в то же время более высокий статус как Царя Богов.

Церемонии, сопровождавшие новогодний праздник, отражают траекторию Двенадцатой Планеты. Первые четыре дня торжеств соответствовали прохождению Мардука мимо первых четырех планет (Плутона, Нептуна, Урана и Сатурна) и считались днями приготовления. В конце четвертого дня ритуалы изображали появления в окрестностях Мардука планеты Ику (Юпитера). Небесный Мардук приближался к месту небесной битвы, и в полном соответствии с символикой именно в этот момент верховный жрец начинал декламировать «Миф творения», повествующий о небесной битве.

Ночь проходила без сна. Когда рассказ о небесном поединке подходил к концу и начинался рассвет пятого дня, наступала очередь ритуала двенадцатикратного провозглашения Мардука «Господином», подтверждавшего, что после небесной битвы Солнечная система состояла из двенадцати небесных тел. Верховный жрец нараспев произносил имена двенадцати планет-богов и названия двенадцати зодиакальных созвездий.

В середине пятого дня из своего святилища приплывал на лодке Набу, сын и наследник Мардука. Однако Набу входил на территорию храма только на шестой день, поскольку в то время он уже был включен в вавилонский пантеон двенадцати богов и его небесным аналогом считался Марс — шестая по счету планета.

В Книге Бытия говорится, что за шесть дней были «совершены небо и земля и все воинство их». Вавилонские ритуалы в память о небесных событиях, результатом которых стало создание Земли и пояса астероидов, занимали первые шесть дней месяца нисан.

На седьмой день действие праздничных торжеств перемещается на Землю. Мы располагаем довольно скудными сведениями о подробностях ритуальных обрядов седьмого дня, однако X. Фракфорт («Kingship and the Gods») убежден, что они включали в себя театрализованное представление, причем его участниками были боги, которые под предводительством Набу освобождали Мардука из заточения в «Горах Нижнего мира». Поскольку в некоторых найденных археологами текстах подробно описывается борьба, развернувшаяся между Мардуком и другими претендентами на земной трон, мы можем предположить, что события седьмого дня праздника отражали именно эту борьбу, первоначальное поражение Мардука, а также его финальную победу и узурпацию верховной власти.

На восьмой день вавилонского новогоднего праздника Мардук, утвердившись на Земле, обрел власть — согласно поддельному эпосу «Энума элиш» — и на небесах. На девятый день, наделив Мардука верховной властью, боги в сопровождении царя и народа открывали ритуальное шествие, начинавшееся от дома Мардука, находящегося на священной территории, и заканчивавшееся в так называемом Доме Акиту, расположенном где-то в окрестностях города. Мардук и одиннадцать его гостей-богов проводили там весь одиннадцатый день; на двенадцатый день боги возвращались в свои обители, и праздник завершался.

Из всех аспектов вавилонского праздника, свидетельствовавших о его древних шумерских корнях, самым показательным, пожалуй, является пребывание в Доме Акиту. С. А. Паллис в нескольких своих работах, в частности «The Babylonian Akitu Festival», показал, что этот дом фигурировал в религиозных церемониях Шумера еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Главным действием церемонии было торжественное шествие, сопровождавшее царствующего бога, который покидал свою обитель, или храм, и после нескольких остановок прибывал к месту завершения церемонии, расположенному в окрестностях города. Для этой цели использовалось специальное судно, «Божественный Корабль». Затем бог, успешно завершив в доме А.КИ.ТИ некую миссию, тем же путем на том же самом «Божественном Корабле» возвращался в городской храм, сопровождаемый царем и ликующим народом.

Шумерское слово АКИ.ТИ, от которого произошло вавилонское «акиту», в буквальном переводе означает «строить жизнь на Земле». Это обстоятельство в сочетании с другими аспектами загадочного путешествия позволяет сделать вывод, что процессия символизировала опасный, но завершившийся успехом перелет нефилим от их родной планеты к Земле.

Археологические раскопки, проводившиеся на месте древнего Вавилона на протяжении двадцати лет, полностью подтвердили данные, содержащиеся в вавилонских ритуальных текстах, и позволили группе ученых под руководством Ф. Ветцеля и Ф. X. Вейсбаха («Das Hauptheiligtum des Marduks in Babylon») реконструировать святилище Mapдука, облик его зиккурата и маршрут, по которому двигалась процессия. Часть этой реконструкции представлена в Берлинском музее Древнего Ближнего Востока.

Символические названия семи остановок и имена, которые присваивались Мардуку на каждой остановке, произносились и на аккадском, и на шумерском языках, что подчеркивало древность и шумерские корни ритуальной процессии, а также ее символики.

Первая остановка Мардука, где он именовался «Правителем Небес», называлась «Домом Благочестия» на аккадском и «Домом Ярких Вод» на шумерском языке. Мы не знаем имя Мардука на второй остановке, но сама остановка называлась «Где отделяется поле». До наших дней дошли лишь начальные слова названия третьей остановки Мардука — «Находящийся напротив планеты...»; здесь Мардук получал имя «Господин Разливающегося Огня».

Четвертая остановка носила название «Небесное Место Судеб», и Мардук здесь получал имя «Господина Бушующих Вод Ан и Ки». Пятая остановка имела более спокойное название — «Дорога», Мардук получал эпитет «Где Рождается Слово Пастуха». Шестая остановка, «Корабль Странника», также характеризовалась спокойным плаванием, а имя Мардука менялось на «Бог Отмеченных Ворот».

Седьмая остановка называлась «Бит Акиту» («Дом строительства жизни на Земле). Здесь Мардук получал титул «Бога Дома Отдохновения».

Мы убеждены, что семь остановок процессии Мардука олицетворяют космическое путешествие нефилим от их родной планеты к Земле. Первая остановка, или «Дом Ярких Вод», обозначала встречу с Плутоном, вторая («Где отделяется поле») с Нептуном, третья с Ураном, четвертая — место космических штормов — с Сатурном. Пятой остановкой, или «Дорогой» («Где Рождается Слово Пастуха») стал Юпитер, а шестой («Корабль Странника») Марс.

Седьмой остановкой на пути нефилим была Земля — конечная цель путешествия, где Мардук обретал «Дом Отдохновения» («Дом строительства жизни на Земле»).

* * *

Как же «Управление по аэронавтике и космическим исследованиям» нефилим представляло себе Солнечную систему с точки зрения космического полета к Земле?

Логически — и фактически — система была поделена на две части. Одна часть была зоной полета и включала в себя пространство, занимаемое семью планетами, от Плутона до Земли. Вторая группа, расположенная вне зоны навигации, состояла из четырех небесных тел — Луны, Венеры, Меркурия и Солнца. Различие между этими группами проводилось как в астрономии, так и в божественной генеалогии.

Генеалогически главой группы «Четырех» был Син. Шамаш (Солнце) приходился ему сыном, а Иштар (Венера) дочерью. Адад, или Меркурий, был братом Сина и приходился дядей Шамаша и Иштар. Он поддерживал с племянниками (и особенно с Иштар) близкие отношения.

«Семеро» объединялись в текстах, повествующих как о делах богов и людей, так и о небесных событиях. Это были «семь, которые судят», «семь посланников Ану, их господина», именно из-за них число семь считалось священным. На земле было «семь древних городов», в городах было семь ворот, на которых имелось по семь засовов. В молитвах просили о семи годах изобилия, а проклятья призывали на головы врагов семь лет голода и болезней. Божественные бракосочетания знаменовались «семью днями любви» — и так далее, и так далее.

Во время торжественных церемоний — подобно той, которая сопровождала официальный визит Ану и его супруги — божества, олицетворяющие Семь Планет, облачались в специальные одеяния и занимали строго определенное место, тогда как «Четверо» держались отдельной группой. Так, например, в древнем описании церемонии указывалось, что божества Адад, Син, Шамаш и Иштар должны стоять на страже во дворе до самого рассвета.

В небесах каждая группа должна была оставаться в своей зоне, и шумеры полагали, что там проведена «небесная граница», разделяющая «Семерых» и «Четырех». По мнению А. Жеремиаса («The Old Testament in the Light of the Ancient Near East»), в «важном астрально-мифологическом тексте» речь идет о неком знаменательном событии, имевшем место в космосе, когда Семеро «обрушились на Небесную Границу». Во время этого бунта, — по всей видимости, это было необычное расположение планет — «они вступили в союз с героем Шамашем [Солнцем] и храбрецом Ададом [Меркурием]». Эта фраза, вероятно, означает, что гравитационные поля этих планет сложились, действуя в одном направлении. «В то же время Иштар, ища высокую обитель вместе с Ану, стремилась стать Царицей Небес» — Венера сместилась в «высокую обитель». Однако наибольшее влияние это событие оказало на Сина (Луну): «Семеро, которым законы не указ... яростно обрушились на Сина, Дарующего Свет». Далее в тексте говорится, что появление Двенадцатой Планеты спасло потемневшую Луну, которая «вновь засияла в небесах».

«Четверо» располагались в той зоне неба, которую шумеры называли ГИР.ХЕ.А («небесные воды, где сбиваются с пути ракеты»), МУ.ХЕ («затерявшийся в космосе корабль») или УЛ.ХЕ («пояс, где теряются»). Эти странные названия обретают смысл, как только мы осознаем, что нефилим рассматривали нашу Солнечную систему с точки зрения их космического путешествия. Инженеры «Comsat» лишь недавно обнаружили, что Солнце и Луна «обманывают» спутники и «отключают» их. Искусственные спутники Земли «сбиваются» из-за потоков частиц, обрушивающихся на них после вспышек на Солнце, или из-за изменения отражающей способности Луны в инфракрасном спектре. Нефилим тоже знали, что после прохождения Земли и приближения к Венере, Меркурию и Солнцу космические корабли попадают в «зону возмущений».

Отделенные от «Четырех» воображаемой небесной границей, «Семеро» располагались в той области неба, которую шумеры называли термином УБ. «Уб» состоял из семи частей, которые на аккадском языке назывались «гипару» («обители ночи»). Вне всякого сомнения, именно здесь лежат корни ближневосточных поверий о существовании «семи небес».

Семь «колец», или «сфер», Уб составляли аккадскую «кишшату» («цельность»). Это слово происходило от шумерского ШУ, среди множества значений которого были «та часть, которая самая важная», и «высочайший». Поэтому «Семеро» планет иногда назывались «Семь сияющих ШУНУ» — «Семеро», которые «живут в верхней части».

Встречающиеся в древних текстах описания «Семерых» отличались большей подробностью, чем описания «Четырех». В шумерских, аккадских и вавилонских списках небесных тел они располагались в строго определенном порядке и сопровождались разнообразными эпитетами. Большинство ученых полагали, что древние тексты никак не могли относиться к планетам, расположенным дальше Сатурна, и испытывали трудности с идентификацией описываемых планет. Наши открытия значительно облегчают эту задачу.

Первой планетой на пути нефилим, приблизившихся к нашей Солнечной системе, стал Плутон. В месопотамских списках Плутон именуется ШУ.ПА («наблюдающий ШУ») — это планета, стерегущая приближение главного компонента Солнечной системы.

Как будет показано ниже, нефилим могли совершить посадку на Землю только в том случае, если стартовали с Двенадцатой Планеты задолго до ее приближения к нашей планете. Поэтому они могли пересечь орбиту Плутона не только как обитатели Двенадцатой Планеты, но и как астронавты в летящем космическом корабле. В одном астрономическом тексте говорится, что планета Шупа была тем местом, где «бог Энлиль определил Судьбу земель» — то есть где бог, командовавший космическим кораблем, определил курс на Землю и Шумер.

Следующей планетой после Шупа была ИРУ («петля»). В окрестностях Нептуна космический корабль нефилим, по всей видимости, описал широкую дугу (петлю), прежде чем взять курс на Землю. В другом древнем списке эта планета значится под именем ХУМ.БА, которое переводится как «болотная растительность». Может быть, когда человек высадится на Нептун, то обнаружит, что неизменная ассоциация этой планеты с водой обусловлена влажными болотами, которые увидели там нефилим?

Уран получил имя «Каккаб Шанамма» («планета-двойник»). И действительно, размерами и внешним видом Уран напоминает Нептун. В шумерском списке он носит имя ЭН.ТИ.МАШ.СИГ («планета яркой зеленой жизни»). Возможно, и Уран покрыт буйной болотной растительностью?

Следующим за Ураном на пути нефилим был Сатурн, гигантская планета (почти в десять раз больше Земли) с кольцами, размеры которых в два раза превышали ее диаметр. Мощное гравитационное поле и загадочные кольца таили в себе множество опасностей для нефилим и их корабля. Возможно, именно этим объясняется название четвертой планеты — ТАР.ГАЛЛУ («великий разрушитель»). Сатурн также именовался КАКСИДИ («оружие справедливости») и СИ.МУТУ («тот, кто убивает по справедливости»). На всем Ближнем Востоке люди верили, что эта планета наказывает за несправедливость. Может быть, эти имена Сатурна отражали страх перед возможными авариями в космосе или воспоминания о них?

Как уже отмечалось выше, в ритуалах «Акиту» упоминалось о «бушующих водах» между Ан и Ки. Это происходило на четвертый день праздника, соответствовавший моменту, когда космический корабль нефилим находился между Аншаром (Сатурном) и Кишаром (Юпитером).

В очень древнем шумерском тексте, который с момента своей первой публикации в 1912 году считался «древним магическим текстом», описывается событие, которое можно интерпретировать как потерю одного корабля и пятидесяти членов его экипажа. В нем говорится, что Мардук, прибыв в Эриду, поспешил к своему отцу Эа с ужасным известием:

Оружию подобен, был он сотворен;

вперед, подобно смерти, устремлялся...

И пятьдесят числом он аннунаков погубил...

Ударил в грудь летящий, словно птица, ШУ.САР он.

В тексте не сообщается, кем был «он», уничтоживший ШУ.САР (летающий «главный охотник») и пятьдесят астронавтов. Однако страх перед опасностями космоса проявился лишь по отношению к Сатурну.

Вероятно, нефилим испытали огромное облегчение, когда миновали Сатурн и приблизились к Юпитеру. Пятую планету они называли Барбару («яркая»), а также САГ.МЕ.ГАР («великое место, где застегиваются космические одежды»). Еще одно название Юпитера, СИБ.ЗИ.АН.НА («надежный проводник по небесам»), также отражает его роль в полете к Земле. Приближение к Юпитеру являлось сигналом начала трудного участка пути между Юпитером и Марсом, где располагался полный опасностей пояс астероидов. По этим эпитетам можно сделать вывод, что на этом отрезке нефилим облачились в «мес» — скафандры.

Соответственно Марс получил имя УТУ.КА.ГАБ.А («свет, зажженный у ворот небесных вод»). Это имя напоминает нам шумерские и библейские описания пояса астероидов как небесного «браслета», который разделяет «верхние» и «нижние воды» Солнечной системы. Еще одно, более точное название Марса — Шелиббу («тот, что находится рядом с центром» Солнечной системы).

Необычный рисунок на одной из цилиндрических печатей дает основание предположить, что при подлете к Марсу нефилим поддерживали постоянную связь с «центром управления» на Земле (рис. 121).

 

 

Центральный объект на этом древнем рисунке напоминает символ Двенадцатой Планеты, то есть Крылатый Шар. Тем не менее его изображение несколько отличается от традиционного: это скорее искусственный, а не естественный объект. Его «крылья» очень похожи на солнечные батареи современных космических кораблей, которые преобразуют энергию солнечных лучей в электрический ток Трудно не узнать и две антенны.

Шарообразный корабль с напоминающей корону носовой частью и развернутыми солнечными батареями и антеннами располагается между Марсом и Землей. Стоящий на Земле бог протянул руку, приветствуя летящего в небесах астронавта, который изображен в шлеме со стеклом и нагруднике. Нижняя часть его костюма напоминает облик «человека-рыбы» — возможно, это предосторожность на случай аварийного спуска в океан. В одной руке астронавт держит какой-то прибор, а другой рукой отвечает на приветствие с Земли.

Следующей планетой на пути нефилим была Земля — седьмая по счету планета. В списках «Семи небесных богов» наша планета значилась как ШУ.ГУ («место отдыха ШУ»). Ее также называли «земля намерений ШУ», то есть главной части Солнечной системы — конечной целью долгого космического путешествия.

В древности на Ближнем Востоке слог «ги» иногда трансформировался в более привычное сочетание «ки» («Земля», «суша»). Тем не менее древняя шумерская форма этого слова дожила до наших дней, сохранив свое первоначальное значение, то самое, которое вкладывали в него нефилим: география, геометрия, геология.

На раннем этапе развития пиктографического письма значок ШУ.ГУ также применялся для обозначения слова «шибу» («седьмой»). В одном из астрономических текстов мы читаем:

Шар ишди ил Энлил она каккаб ШУ.ГИ икабби.

«Господин Гор, бог Энлиль, с планетой Шуги он сроднился».

Названия планет, отражающие семь остановок на пути Мардука, рассказывают нам о космическом полете. Целью этого путешествия была седьмая планета — Земля.

• * *

Мы никогда не узнаем, нашел ли кто-нибудь пластинку, прикрепленную к корпусу «Пионера-10», и расшифровал ли написанное на ней сообщение. Следуя этой логике, нужно признать тщетными попытки найти подобную пластинку на Земле — пластинку, которая рассказывает землянам о расположении Двенадцатой Планеты и о маршруте полета с нее.

Тем не менее такое удивительное свидетельство существует.

Это глиняная табличка, найденная в развалинах царской библиотеки в Ниневии. Подобно многим другим табличкам, она представляет собой ассирийскую копию более древней шумерской таблички, но в отличие от остальных имеет не прямоугольную, а круглую форму. Несмотря на то что часть клинописных значков на ней прекрасно сохранилась, немногие ученые, бравшиеся за их расшифровку, приходили к выводу, что «это самый загадочный месопотамский документ».

В 1912 году Л. У. Кинг, куратор отдела ассирийских и вавилонских древностей Британского музея, тщательно скопировал изображение на диске, разделенное на восемь секторов. На неповрежденной части располагаются необыкновенно четкие и точные геометрические фигуры, не встречавшиеся ни на каких других древних артефактах. Это стрелки, треугольники, пересекающиеся линии и даже эллипсы — геометрическая фигура, которая, как считали раньше, была неизвестна в древности (рис. 122).

Крайне необычная и загадочная глиняная пластинка впервые привлекла внимание научного сообщества 9 января 1880 года. В докладе Британскому астрономическому обществу Р. X. М. Бозанкет и А. X. Сейс (это была одна из первых лекций по «Вавилонской астрономии») называли ее планисферой (проекцией сферической поверхности на плоскость). Они утверждали, что некоторые из клинописных значков на ней «представляют собой измерения и... похоже, имеют какой-то технический смысл».

Многочисленные названия небесных тел, присутствующие на восьми секторах таблички, неопровержимо свидетельствуют, что она имеет отношение к астрономии. Особенно заинтересовали Бозанкета и Сейса семь «точек», ясно различимые в одном из секторов. Они высказали предположение, что так могли изображаться семь фаз Луны, хотя этой гипотезе противоречило расположение звезд, выстроившихся вдоль линии, соединяющей «звезду звезд» ДИЛ.ГАН и небесное тело АЛИН.

«Не может быть никаких сомнений в том, что у этой загадочной фигуры есть простое объяснение», — признавались исследователи. Однако их собственные попытки предложить такое объяснение не шли дальше правильного произношения фонем, обозначенных клинописными значками, а также вывода, что диск представляет собой небесную планисферу.

После того как Королевское астрономическое общество опубликовало рисунок планисферы, Дж Опперт и П. Дженсен исправили названия некоторых звезд и планет. В 1891 году доктор Фриц Хоммель в своей статье («Die Astronomie • der Alten Chaldaer»), опубликованной в одном из немецких журналов, обратил внимание, что каждый из восьми секторов планисферы образует угол 45 градусов, из чего уче-»ный сделал вывод, что на табличке — полная окружность, равная 360 градусам, — изображено все звездное небо. Далее он предположил, что фокальная точка располагалась «где-то в небе над Вавилоном».




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.