Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Стратегия ведения битвы



Битва при Херонее разворачивалась следующим образом. Прежде всего Филипп и Александр внимательно проанализировали свои сильные и слабые стороны, а также расположение противника и его возможные действия. Сила македонцев заключалась в новых военных приемах, в длинных копьях, в мобильности их исключительно дисциплинированной фаланги и ведомой Александром грозной кавалерии, слабость - в сравнительно небольшой численности, особенно перед лицом сильнейшего войска в мире - афинского и фиванского. Однако и оно было не без уязвимых мест. На левом фланге греческого войска вблизи херонейского акрополя располагалась местная легковооруженная пехота. В центре были сконцентрированы тяжело вооруженные, но наспех собранные афинские гоплиты. Грозные фиванские отряды (Священная дружина) скрепляли собой правый фланг и располагались неподалеку от болот по берегам реки Кефис (см. рис. 1).

Рис. 1.

Филипп и Александр организовали командование войсками таким образом, чтобы самим руководить всеми ключевыми позициями'. Филипп отдавал приказы правому крылу, а Александр - кавалерии Они выстроили войско совершенно уникальным образом так, чтобы в наибольшей степени проявились его сильные стороны, а влияние слабых сторон было сведено к минимуму. Македонское командование четко определило, какие ключевые позиции необходимо захватить и удержать, и сконцентрировало там свои силы. Они также приняли решение о том, чем при необходимости можно пожертвовать. Расположив фалангу под углом к греческому войску (см. рис. 1), они сумели создать мощное давление вблизи Херонеи на самое слабое звено греческого войска легковооруженную пехоту. Против нее были брошены отборные, самые боеспособные и дисциплинированные войска - отряд стражников. После того как под его давлением греческие войска растянулись влево, отряд начал запланированный, но для противника совершенно неожиданный отход. Этот маневр стал причиной того, что греки разомкнули свои ряды и бросились вперед, поверив, что македонцы действительно отступают. В результате фронт греческих войск оказался, растянут - они были вынуждены сместить свой центр для того, чтобы гарантировать взаимодействие с левым флангом и атаковать "бегущих" македонцев.

В условленное время кавалерия под руководством Александра атаковала экспозицию растянувшейся линии греческого фронта, а фаланги Филиппа перестроились, как и было запланировано, на возвышенном берегу р. Геамон. Александр прорвался сквозь греческий строй и создал плацдарм в тылу у греков. Он сконцентрировал силы на узком участке фронта, кавалерия окружала и уничтожала фиванские отряды, в то время как основные превосходящие противника силы (фаланги) расширяли образовавшуюся "дыру". Укрепив свои позиции, левый фланг македонцев развернулся и атаковал фланг афинян. С помощью заранее спланированной Филиппом контратаки македонцы увеличили свое превосходство и добились основной цели, уничтожили основные силы противника - греческий центр...

Современные аналогии

Аналогичные концепции доминируют и в современную эпоху формального стратегического мышления. Уже в начале этого периода Г. Шарнгорст (Шарнгорст Гергард Иоганн Давид фон (1756-1813) - реформатор прусской армии) отмечал потребность в анализе социальных сил и структур как основы понимания эффективности командных стилей и стимулов мотивации (Von Clausewitz, 1976: 8). Справедливость такого подхода в свое время отстаивал и Фридрих Великий. По всей видимости, основываясь именно на такого рода анализе, он воспринимал тренировки, дисциплину и быстрые маневры как ключевые концепции для привыкшего к жесткой дисциплине немецкого народа, которому приходилось быть постоянно готовым к войне на два фронта (Philips, 1940). Ф. фон Бюлов (Von Below, 1806) отмечал важную стратегическую роль выбора позиции на местности и логистических поддерживающих систем. Он так же, как и А. Жомини (Jomini, 1971), подчеркивал важность концентрации сил, выделения главных направлений и быстрого маневрирования, называя их центральными темами стратегического мышления. Упомянутые нами авторы предпринимали определенные попытки придать данным понятиям строгую математическую форму.

Несколько позже К. фон Клаузевиц отмечал, что при ведении военных действий, прежде всего, необходимо иметь четкое представление об основных задачах и воспринимать стратегию как часть общенациональной политики, выходящую за временные рамки непосредственных военных действий. Он утверждал, что эффективная стратегия сводится к нескольким общим принципам, следование которым позволяет захватить и поддерживать господствующее положение, несмотря на многочисленные трудности и препятствия, неизбежно возникающие в ходе боевых действий. Многие понятия К. фон Клаузевиц позаимствовал из греческой истории: боевой и моральный дух, неожиданные ходы, военная хитрость, концентрация сил на определенном участке, обеспечение превосходства на решающих направлениях, использование стратегических резервов, временная согласованность действий, напряжение и разрядка и т. д. Он наглядно продемонстрировал, каким образом эти общие принципы проявляются в конкретных ситуациях при атаке и обороне, при обходном маневре или отступлении. Но при этом он не уставал подчеркивать, что руководство должно быть неуловимым, непостижимым для противника. К этим основным принципам следует добавить смелость, настойчивость и смекалку. К. фон Клаузевиц (так же, как и Бонапарт) утверждал, что с самого начала сражения ему должна сопутствовать запланированная гибкость.

Позднее аналитики стратегических действий адаптировали эти принципы для применения в случаях широкомасштабных конфликтов. А. фон Шлифен умело сочетал численное превосходство, и мощные производительные силы Германии с широкими маневренными возможностями полей Фландрии для того, чтобы сплотить мощь нации на основе уникального выравнивания сил ("гигантские грабли"). Именно этот прием позволил германским войскам обойти с флангов французскую армию, атаковать ее наиболее слабые места (тыловое снабжение), захватить и удержать основные политические центры Франции, а затем подавить и разбить ее ослабленную армию (Tuchman, 1962). С другой стороны, Ф. Фош и Гранмасон свою основную надежду на возрождение шаткой, недавно потерпевшей серьезное поражение и жаждущей реванша французской нации возлагали на высокий моральный дух ('ulan"), мужество (cran") и контратаки (attaque a outrance'). Впоследствии Франция (по причинам как морального, так и коалиционного характера) приняла решение установить существенные ограничения на свое участие в боевых действиях в ходе Первой мировой войны, а именно отказалась от нанесения первого удара и ведения боевых действий на территории Бельгии.

Когда обе эти стратегии утратили свою прежнюю форму и превратились в массовую окопную бойню, Б. Гарт (Hart, 1954) вновь воскресил идею косвенного подхода, ставшую центральной темой британского стратегического мышления в промежутке между войнами. Позже в США, когда ход Второй мировой войны потребовал участия все более и более мощных военных сил, Мартлоф и Снелль заговорили о необходимости планирования широкомасштабных коалиций. Группа Энигма тайно проникла в тыл врага с тем, чтобы создать там широкую разведывательную сеть, что в итоге оказало решающее воздействие на исход войны (И/. Stevenson, 1976). Джордж Маршалл считал, что условием победы войск союзников над противником является концентрация основных сил против общего противника (Германии), затем, допуская возможность первоначальных потерь на Тихом океане, переориентация на широкомасштабные, последовательные и скоординированные действия союзников против Японии. На восточном театре военных действий Д. Макартур сначала отступил, укрепил базу для действий, полностью выстроил всю систему логистики, уклонился от прямого столкновения с силами противника, обошел оборонительные укрепления японцев, а затем, подорвав их военные и моральные силы тотальными бомбардировками, выполнил блестящий обходной маневр с флангов (James, 1970).

Все названные нами современные мыслители и практики фактически использовали классические, относящиеся еще к эре античности принципы стратегии. Но, пожалуй, наиболее поразительной аналогией являются стратегии Дж. Паттона и Э. Роммеля - калька со стратегических идей македонцев о запланированной концентрации сил, молниеносном прорыве, окружении и атаке на вражеские тылы (Essame, 1974; Farago, 1964; Young, 1974; living, 1977).

И в наше время хорошо продуманные стратегии содержат сходные концепции - будьте государственная политика, дипломатия, военные действия, спорт или бизнес. Что может быть более очевидным, чем явная параллель между битвой при Херонее и современными взвешенными бизнес стратегиями? Сначала мы проводим разведку боем и вынуждаем противника рассредоточить свои "войска", затем, сконцентрировав основные силы, атакуем выбранные цели и добиваемся подавляющего превосходства на избранном сегменте рынка, далее, используя его как плацдарм, осуществляем перегруппировку таким образом, чтобы добиться доминирования уже на более широком поле рынка. Многие компании следовали такой стратегии и добивались больших успехов...




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.