Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Функционально-стилевая закрепленность слов



По функционально-стилевой принадлежности все слова русского языка можно разделить на две большие группы: 1) общеупотребительные, уместные в любом стиле речи (человек, работать, хороший, много, дом) и 2) закрепленные за определенным стилем и воспринимающиеся за его пределами как неуместные (иностилевые): лицо (в значении 'человек'), вкалывать (в значении 'трудиться'), клёвый, предостаточно, жилплощадь, строение. Особый стилистический интерес представляет вторая группа слов.

Функциональным стилем называется исторически сложившаяся и социально осознанная система речевых средств, используемых в той или иной сфере человеческого общения. В современном русском языке выделяют следующие книжные стили: научный, публицистический, официально-деловой. Некоторые лингвисты относят к книжным стилям и художественно-беллетристический, однако, по нашему мнению, язык художественной литературы лишен какой бы то ни было стилевой замкнутости. Его отличают разнообразие индивидуально-авторских средств создания образности и свобода выбора лексики, продиктованного конкретными художественными задачами. Это ставит язык художественной литературы, точнее художественную речь, в особое положение по отношению к функциональным стилям.

Книжным стилям противопоставлен разговорный стиль, выступающий преимущественно в устной форме. За пределами литературно-языковой нормы находится просторечие.

Функционально-стилевой закрепленности слов способствует их тематическая отнесенность. Так, термины, как правило, принадлежат к научному стилю: ассонанс, метафора, квантовая теория, синхрофазотрон; к публицистическому стилю относятся слова, связанные с общественно-политической тематикой: плюрализм, демократия, гласность, гражданственность, кооперация; как официально-деловые выделяются слова, употребляемые в юриспруденции, делопроизводстве: презумпция невиновности, недееспособный, потерпевший, оповестить, предписать, надлежащий, проживание.

Однако дифференцирующие признаки научной, публицистической, официально-деловой лексики не всегда воспринимаются с достаточной определенностью, и поэтому при стилистической характеристике значительное количество слов оцениваются как книжные, в отличие от общеупотребительных и разговорных их синонимов.


 

Благодаря семантико-стилистическим различиям наиболее четко противопоставлены книжные и разговорные (просторечные) слова; ср.: вторгаться - влезать, избавиться - отделаться, отвязаться, рыдать - реветь; лик - морда, харя.

Функционально-стилевое расслоение лексики лишь отчасти фиксируется в толковых словарях стилистическими пометами к словам. Наиболее последовательно выделяются книжные слова, специальные, разговорные, просторечные, грубопросторечные. Соответствующие пометы используются в Большом и Малом академических словарях русского языка. В "Словаре русского языка" С.И. Ожегова на функциональную закрепленность слов указывают стилистические пометы: "бранное", "высокое", "ироническое", "книжное", "неодобрительное", "официальное", "просторечное", "разговорное", "специальное" и др. Но нет помет, которые выделяли бы публицистическую лексику.

В отличие от функционально закрепленной, общеупотребительная лексика, или межстилевая, используется в любом стиле речи без каких бы то ни было ограничений. Например, слово дом может быть употреблено в любом контексте: в официально-деловом документе (Дом № 7 подлежит сносу); в статье журналиста, владеющего публицистическим стилем (Этот дом построен по проекту

 

 

талантливого русского архитектора и относится к числу ценнейших памятников национального зодчества); в шуточной песенке для малышей [Тили-бом, тили-бом, загорелся кошкин дом (Марш.)]. Во всех случаях подобные слова не будут стилистически выделяться на фоне остальной лексики.

Общеупотребительная лексика лежит в основе словарного состава русского языка. Именно межстилевые, нейтральные слова являются, как правило, главными (стержневыми) в синонимических рядах; они составляют важнейший фонд производящих основ, вокруг которых формируются разнообразные деривационные связи родственных слов.

Общеупотребительная лексика является и самой частотной: мы постоянно обращаемся к ней как в устной, так и в письменной речи, в любом стиле, где она выполняет первостепенную функцию - номинативную, называя жизненно важные понятия и явления.

 

Фразеология

Фразеология русского языка, как и лексика, представляет собой стройную систему. Она обладает автономностью, поскольку фразеологизмы принципиально отличаются, с одной стороны, от отдельных слов, с другой - от свободных словосочетаний, и в то же время входит в более сложную систему общенационального языка, находясь в определенных отношениях с разными его уровнями. Например, как и слова, фразеологизмы состоят из фонем, которые выполняют смысло-различительную функцию; это определяет системные связи фразеологии с фонематическим уровнем языка. Фразеологизмы по-разному соотносятся с различными частями речи, что характеризует их системные связи на морфологическом уровне. Выполняя определенные синтаксические функции в предложении, фразеологизмы находятся в системных отношениях с другими языковыми единицами на синтаксическом уровне.

В составе фразеологической системы русского языка выделяются разнообразные парадигмы (группы) фразеологизмов, объединяемых по их характерным признакам. Кроме уже упомянутых групп фразеологизмов, можно рассмотреть и ряд других, исходя из их собственно лингвистических признаков: фразеологизмы однозначные и многозначные, омонимичные, синонимичные, антонимичные.

По стилистическим особенностям различаются фразеологизмы стилистически маркированные и нейтральные, причем первые позволяют выявить в своем составе различные пласты, существенно отличающиеся по стилистической окраске и стилевой принадлежности.

Синтагматические отношения фразеологизмов характеризуются возможностями их сочетаемости с определенным кругом лексических единиц. Одни фразеологизмы отличаются весьма ограниченной сочетаемостью, например фразеологизм во все лопатки реализуется лишь с отдельными глаголами движения: бежать, нестись, мчаться, но не соединяется с такими, например, как ехать, плыть, лететь и др. Иным фразеологизмам свойственна единичная, замкнутая сочетаемость, их можно употребить лишь с одним-двумя словами; например фразеологизм куры не клюют встречается только с существительным денег, (не: монет, валюты и т. п.); с три короба - только с глаголами наговорить, наобещать (не: подарить, раздать).

Однако среди фразеологизмов немало и таких, которые обладают разнообразием синтагматических связей. Например, фразеологизм златые горы соединяется с различными глаголами: иметь, сулить, предлагать, обещать, представлять, воображать и т. д. Широкую сочетаемость имеют такие фразеологизмы, как краеугольный камень, белая ворона, ахиллесова пята, заколдованный круг, после дождичка в четверг, как пить дать и под.

Исследование всего множества фразеологизмов русского языка предполагает их классифицирование по самым разнообразным признакам.

В.В. Виноградов, предложил одну из наиболее известных и широко распространенных в лингвистике классификаций, основанную на различной степени идиоматичности (немотивированности) компонентов в составе фразеологизма.

Выделяется три типа фразеологизмов.

Фразеологические сращения - устойчивые сочетания, обобщенно-целостное значение которых не выводится из значения составляющих их компонентов, т. е. не мотивировано ими с точки зрения современного состояния лексики: попасть впросак, бить баклуши, ничтоже сумняшеся, собаку съесть, с бухты-барахты, из рук вон, как пить дать, была не была, куда ни шло и под. Мы не знаем, что такое "просак" (так в старину называли станок для плетения сетей), не понимаем слова баклуши (деревянные заготовки для ложек, изготовление которых не требовало квалифицированного труда), не задумываемся над значением устаревших грамматических форм ничтоже (нисколько), сумняшеся (сомневаясь). Однако целостное значение этих фразеологизмов понятно всякому русскому человеку. Таким образом, этимологический анализ помогает прояснить мотивировку семантики современного фразеологического сращения. Однако корни фразеологизма порой уходят в столь отдаленные времена, что лингвисты не приходят к однозначному выводу об их происхождении [См. например, различия в трактовке фразеологизма трусу праздновать у Б. А Ларина и Н. А. Мещерского в кн.: Мокиенко В. М. Славянская фразеология. М., 1989. С. 18-19].

Фразеологические сращения могут включать в свой состав устаревшие слова и грамматические формы: шутка сказать (не шутку!), сыр бор разгорелся (не сырой!), что также способствует семантической неразложимости оборотов.

Фразеологические единства - устойчивые сочетания, обобщенно-целостное значение которых отчасти связано с семантикой составляющих их компонентов, употребленных в образном значении: зайти в тупик, бить ключом, плыть по течению, держать камень за пазухой, брать в свои руки, прикусить язык. Такие фразеологизмы могут иметь "внешние омонимы", т. е. совпадающие с ними по составу словосочетания, употребленные в прямом (неметафорическом) значении: Нам предстояло плыть по течению реки пять дней. Меня так подбросило на ухабе, что я прикусил язык и страдал от боли.

В отличие от фразеологических сращений, утративших в языке свое образное значение, фразеологические единства всегда воспринимаются как метафоры или другие тропы. Так, среди них можно выделить устойчивые сравнения (как банный лист, как на иголках, как корова языком слизала, как корове седло), метафорические эпитеты (луженая глотка, железная хватка), гиперболы (золотые горы, море удовольствия, насколько хватает глаз), литоты (с маковое зернышко, хвататься за соломинку). Есть и фразеологические единства, которые представляют собой перифразы, т. е. описательные образные выражения, заменяющие одно слово: за тридевять земель - 'далеко', звезд с неба не хватает - 'недалекий', косая сажень в плечах - 'могучий, сильный'.

Некоторые фразеологические единства обязаны своей экспрессивностью каламбуру, шутке, положенным в их основу: дырка от бублика, от жилетки рукава, сам не свой, без году неделя, зарезать без ножа. Выразительность иных строится на игре антонимов: ни жив ни мертв, ни дать ни взять, ни богу свечка ни черту кочерга, более или менее; на столкновении синонимов: из огня да в полымя, ум за разум зашел, переливать из пустого в порожнее, вокруг да около. Фразеологические единства придают речи особую выразительность и народно-разговорную окраску.

Фразеологические сочетания - устойчивые обороты, значение которых мотивировано семантикой составляющих их компонентов, один из которых имеет фразеологически связанное значение: потупить взор (голову) (в языке нет устойчивых словосочетаний "потупить руку", "потупить ногу"). Глагол потупить в значении 'опустить' имеет фразеологически связанное значение и с другими словами не сочетается. Еще пример: щекотливый вопрос (ситуация, положение, обстоятельство). Прилагательное щекотливый означает 'требующий большой осмотрительности, такта', но возможности его сочетаемости ограниченны: нельзя сказать "щекотливое предложение", "щекотливое решение" и т. п.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.