Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 7: Место, где она прячется 6 страница



- Еще нет... Подожди, нужный момент вот-вот наступит...

В ответ на низкий голос сенпай, левая рука Мафуйу легла на шесть струн её гитары. Переплетающийся звук проходил между мной и Чиаки, и биение всё усиливалось. Ещё не время? Руки всё ещё не двигаются?

- Так, подожди... Ммм, начинаем... 2,3,4.

Я и Чиаки задержали дыхание, когда прогремел электрический звук усилителя. Остатки вступления "He Man Woman Hater" в моих ушах снова стали ясными, как будто недостающие части встали на свои места.

Я поднял голову, когда холодок пробежал по моему телу. Кое-кто стоял перед усилителями - силуэт этого человека с гитарой медленно становился яснее. Пальцы светлой руки танцевали на грифе. Пальцы темной руки держали медиатор и ударяли им вокруг звукоснимателя, создавая интенсивную и невероятную мелодию. Я знал, что это Мафуйу зажимает аккорды левой рукой, в то время как сенпай, обнимающая её со спины, ударяла по струнам правой рукой. Но... как, чёрт подери, они это делают? Это действительно Мафуйу и сенпай, а не какая-то незнакомка, которую я даже никогда не видел?

Нет, я знаю. В тот момент, когда я ударял по струнам бас-гитары, сбивая пальцы в кровь, я понял, что уже знаю её имя - feketerigo.

Она здесь...

Приятные и ошеломляющие серии нот наконец-то перешли в точечное арпеджио. Пальцы сенпай с силой ударили по струнам во вступлении, и пальцы Мафуйу ответили тремя разными нотами, которые идеально вплелись в ритм, созданный мной и Чиаки. Пока набор триолей плавно следовал гармонии, пара нот вмиг перескочила на высокие тона, словно хотела избежать внезапно начавшегося ливня. , как будто он пробивался через проливной дождь. Сразу после этого последовал очередной набор невероятно сильных триолей, которые сбили ритм.

И затем, зал на мгновение погрузился в тишину...

- Нет, мммм...

Застонала Мафуйу, что удивило меня. Я собрался с мыслями и мельком взглянул - сенпай, всё так же крепко обнимавшая Мафуйу сзади, отвела в сторону длинные каштановые волосы Мафуйу, нежно покусывая мочку её уха. Какого черта она творит!?

- Сенпай! Боже... - Чиаки, рванувшись, чтобы разделить их, чуть не опрокинула барабанную установку. Мафуйу, наконец, обрела свободу, и первым делом она спряталась за моей спиной, слезящимися глазами уставившись на сенпай, как котенок, который чуть не утонул.

- Тебе действительно нельзя было доверять!

- Прости, прости. Я не могла больше сдерживаться, так что я случайно...

- Черта с два - "случайно"!

Я не мог ни оправдать сенпай, ни возразить. О чем же именно ты думаешь во время практики!?

- Ну разве можно удержаться от такой аппетитной пары ушей прямо перед моими глазами, правда? Молодой человек, ты должен понимать о чем я!

- Да кто поймет, что ты имеешь ввиду!? Не втягивай меня в это!

- Глупая сенпай! Я уже говорила тебе, что ты не можешь делать такие вещи, когда тебе вздумается!

В ответ на наше яростное возмущение, сенпай оправдывалась как ребенок, только что получивший взбучку.

- Но, мне это показалось вполне допустимым, понимаете? Конечно, я говорю об этом не в сексуальном плане...

- Мы не нуждаемся в твоих странных объяснениях!

Мафуйу застонала со звуком "Ууу..." Похоже она пока не собиралась выходить из-за моей спины. Я был удивлен её красным лицом, равно как и её слезливыми глазами.

- Я прошу прощения. В следующий раз я не забуду покусать уши товарища Аихары. Ну-ну, хватит, давай уже вернись к барабанам.

Вот же сексуальный маньяк. Чиаки неохотно вернулась к барабанной установке после того, как сенпай погладила её по головке. Что касается сенпай, она просто отшутилась и вернулась к своей гитаре.

Я всё ещё ощущал остаток волнения и жара как в зале, так и внутри себя.

Ага... вот значит оно как?

Сенпай перекинула ремень своей гитары Les Paul через плечо. В тот миг, когда она взяла медиатор в руку, никто не проронил ни слова - даже отсчет был не нужен. Мы мельком переглянулись, и, казалось, электрический разряд пронзил всех нас. Идеально слаженно, мы начали играть. Тяжелые удары; рифы с проскальзывающими секстолями, и хотя я не так часто играл эту песню, бас мелодия естественно лилась из моих пальцев. Гитарное соло Мафуйу венчало радужный мост на вершине нашей сплетённой музыки. Сенпай не пользовалась микрофоном, но её голос, исполняющий "He Man Woman Hater", раздавался как будто у нас в голове.

Я ощущал тепло другого тела своей спиной. Это Мафуйу. Она прямо тут. Не успели мы заметить, как мы уже не были разделены толстой дверью между нами. Я наконец-то смог напрямую контактировать с ней, и почему-то мне казалось, что я могу даже слышать биение её сердца.

Я действительно жалею, что мы не записали выступление того дня.

 

Ночь настала довольно быстро.

В итоге, мы не пошли на пляж в тот день - у нас просто не осталось времени, потому что мы почти всё время провели за практикой. Даже если кто-то из нас просил перерыв, Мафуйу не выпускала гитару из рук. Затем она некоторое время принималась ходить вокруг барабанной установки будто хотела что-то сказать, и через некоторое время начинала наигрывать ритмичную партию. Как только она начинала играть на гитаре, Чиаки присоединялась на барабанах, и практика снова продолжалась...этот процесс повторялся до самой ночи.

Спустилась ночь, а у стола на балконе горела только одна свечка. Пламя освещало лицо Мафуйу, прижавшейся к грифу гитары и смотревшей вниз. Она только что из душа, да? На плечах у неё висело полотенце, поверх которого лежали её волосы. Освежающий ветерок дул среди приятных красок ночи.

Она о чём-то думает? Мафуйу наконец-то подняла голову, когда я поставил чашку оолонга на стол.

- В этот раз я добавил сахар.

- ... Спасибо.

Поблагодарив меня нежным голосом, Мафуйу взяла чашку с задумчивым видом и сделала глоток.

- Его вкусно пить подслащенным? Разве у оолонга не портится вкус, когда в него добавляют сахар?

Она неожиданно подняла голову и посмотрела на меня с приподнятыми бровями.

- Ты его пробовал раньше?

- Неа, никогда.

- Тогда не принижай подслащенный оолонг! Сначала попробуй, а потом осуждай.

Мафуйу посмотрела на оолонг в моей руке. Очевидно, что в моём не было сахара - это и есть культурные различия? Я тихонько сел, и отпил из чашки.

Поставив чашку, я позволил ночному ветру обдувать мои разгорячённые руки и ноги. Почему-то было такое ощущение, будто удушающие звуки всё ещё резонировали в моём теле.

Сможет ли Мафуйу тоже понять мои чувства? Я исподтишка глянул на неё. По её лицу казалось, что она злится, и затем она неожиданно швырнула полотенце мне в лицо.

- ... Что за!?

- Потому что у тебя было чертовски довольное выражение лица! - рассердилась она. - Э-это всё ещё не твоя победа! Победитель ещё не определён!

И с этими словами Мафуйу снова уставилась на свои ладони. Какой же она упрямый человек...

- Однако...всё отлично. Теперь мне спокойнее, - вздохнул я.

- Почему?

- Потому что музыка никогда не лжёт.

Почему-то... казалось, что проблем не будет, если мы продолжим играть музыку в таком стиле. Мафуйу сильно пнула меня по икрам несколько раз. Это больно! Какого черта ты делаешь!

- Не будь таким самоуверенным!

Мафуйу взяла гитару и отвернулась в приступе гнева. Она, наверное, разозлится ещё сильнее, если я сейчас рассмеюсь, да? Поэтому, я выпил оолонга.

- Я просто не думаю об этом, когда я играю на гитаре.

- Потому что ты очень счастлива, когда ты играешь на гитаре?

Она довольно долго молчала с печальным выражением лица, прежде чем слегка кивнуть. Разве это не замечательно? Думаю, вот в этом и весь смысл.

Стеклянная дверь распахнулась, и Чиаки вышла из зала, высушивая волосы полотенцем.

- Точно, ребята, вы не знаете где сенпай? - спросила Чиаки, сев на стул рядом со мной. - Она попросила меня сказать ей, когда все закончат мыться, но её не было в комнате.

Она наверное ушла куда-то. Опять таки, здесь поблизости только лес, пляж и дорога, так что тут не так-то много мест, куда она могла пойти.

- Может, я тогда пойду в ванную перед ней?

- Ты не можешь! Нао должен убраться в ванной и постирать нашу одежду, так что ты должен мыться последним!

- Ах да...

... Я принял её объяснение, но...разве кое-что не кажется тут неправильным? Почему на меня свалили всю работу?

- Куда же она ушла...

Мы посмотрели в сторону балконной ограды, в огромный темный лес.

Неожиданно раздался шелест с другой стороны виллы. Чиаки подбежала к краю балкона и высынулась.

- Сенпай!

Из темноты возник силуэт - это Кагуразака-сенпай. Она распустила волосы вместо того, чтобы заплести их как обычно, из-за чего её силуэт размывался. Она держала гитару за гриф, позволив деке свободно висеть.

- Куда ты ходила?

- На пляж.

Мягко сказала сенпай, слабо улыбнувшись. Пляж? Разве уже не темно?

Когда я вернулся на балкон с чашками оолонга для сенпай и Чиаки в руках, сенпай уже заняла стул, напротив которого раньше я сидел.

- Что-то случилось?

- Ммм... - сенпай смотрела в небо, думая как продолжить своё предложение. - Одной песни не достаточно. Но в такое время...

Я сел напротив сенпай и увидел пустую нотную тетрадь рядом со свечкой. Она до сих пор сочиняет? Но до нашего дебюта меньше двух недель.

- Пятьдесят минут должно быть достаточно для совместного выступления, да? - сказала Чиаки. - Здесь не только сенпай, но также и Мафуйу. Мы с легкостью должны сыграть песню длиной пятьдесят минут если мы на коне.

Чиаки и Мафуйу точно могут играть и играть, если их никто не остановит.

- Всё, что я сделала, это привезла сюда нотную тетрадь.

Сенпай нерешительно потянулась.

- Мне кажется стоит поставить медленную песню в середину. Я думала, что-нибудь обязательно придет в голову, если я искупаюсь ночью... Но ничего не придумала даже вернувшись с берега.

- Это опасно! Пожалуйста, не делай так больше!

Она действительно может прыгнуть с гитарой в море, это пугает.

- Сейчас я избалована обилием вариантов. - сказала она, глядя на капли воды, стекающие по стеклянной поверхности чашки.

Избалована обилием вариантов?

- Тем, что мы можем сделать сейчас, и тем, что не можем... Я хочу перепробовать всё. Я хочу сказать, это редкость для нас - получить пятьдесят минут выступления.

Я немного подумал об этом. Это будет наше первое выступление вживую. Так что нам не надо выкладываться на полную, да?

- Как насчет песен группы The Eagles? Я хочу сыграть "Desperado". В наш репертуар ведь можно включить один-два кавера, так?

На разминке мы постоянно играли разные песни The Eagles, но почему мы никогда не играли эту песню раньше? Это песня которая мне очень нравилась... но сенпай грустно покачала головой.

- Мы не будем исполнять эту песню.

Я был удивлен тем, что сенпай так открыто отвергла моё предложение.

- Почему?

- Я не могу точно сказать почему, но не потому The Eagles мне не очень нравятся.

- Эмм... - Тогда...почему мы всегда практикуемся на их песнях? Но каким-то образом я мог немного понять, о чем говорила сенпай. Сенпай предпочитает ранний хард рок, где гитара и бас-гитара играют в унисон. В то же время, музыка группы The Eagles не бьет по ушам, а их тексты обладают аурой зрелости. Рок-группа, синглы которых получают награды один за одним - ярчайшая противоположность того, что она любит.

- Что это за песня? - спросила Мафуйу, сидевшая рядом со мной.

- Ну...

Я уверен эта песня есть в IPod, который я привез сюда...но я проглотил последние слова чуть не сорвавшиеся с моего языка. Вступление играется на фортепиано. Почему-то я чувствую, дать Мафуйу послушать эту песню - это плохая идея.

Я взял гитару у Мафуйу и постарался вспомнить перебор, с которым я был не очень хорошо знаком. Я начал играть "Desperado". [2] Аплодисменты следуют сразу после окончания вступления.

Desperado. Почему я не заметил этого раньше?

Ты уже слишком долго преодолеваешь препятствия...[3]

Внезапно чья-то протянутая рука ухватилась за гриф гитары вместе с моей левой рукой. Это шокировало меня. Я закрыл рот, поднял голову, и увидел сенпай прямо передо мной. Она дотянулась с другого конца стола, чтобы помешать мне играть дальше.

- ...Сенпай?

От потрясения я даже не мог говорить, зато Чиаки тихим голосом озвучила мой немой вопрос. Я не мог оторвать взгляда от глаз сенпай. Казалось, тьма в её глазах вот-вот поглотит меня.

Что...происходит?

- А, ничего. Прости.

Сенпай выдавила из себя улыбку и убрала руку. Я был уверен, что эта улыбка фальшивая.

- Я действительно...не хочу слышать это. Но это не из-за твоего плохого пения, молодой человек, и не из-за того, что ты плохо играешь на гитаре.

- Но он и правда сейчас плохо сыграл на гитаре, - пробормотала Мафуйу.

Ну уж извини за это! Забудь, я не буду больше играть. Страдая от удара по моему достоинству, я вернул Stratocaster обратно в руки Мафуйу.

Сенпай встала. Её длинные волосы расплелись у неё за спиной.

- Я вернусь после душа. Молодой человек, тебе пора определиться, с кем ты будешь спать.

- Я уже сказал, что буду спать на диване внизу!

Сенпай рассмеялась и, нежно махнув рукой, исчезла за стеклянной дверью. Боже...

Что творится с ней?

На мгновение, в её глазах... показалось, в них промелькнула тоска от одиночества.

 

Я вымыл ванную после душа. Что насчет одежды которую я должен был стирать... постойте, эта группа девушек действительно думает, что я буду стирать их купальники? Пожалуйста, вспомните на мгновение, что я парень, а!?

Закончив с работой по дому, я вернулся в зал. Кроме гитарных подставок, усилителей и прочего оборудования, в зале никого не было. Разве что стало слегка прохладнее. Хотя сейчас лето, ночью температура сильно падает.

Кстати говоря, я собрался спать на диване, но ни подушки ни одеяла тут не было. Я наверняка простужусь, если я буду так спать. В спальнях должны быть запасные одеяла, да?

Когда я поднялся на второй этаж, у меня возникла проблема - я не знал, кто какую комнату занял. Какая разница. Я всё-равно тут только, чтобы взять одеяло.

Я постучался в ближайшую к лестнице дверь.

- ... Не заперто.

Раздался слабый голос. Ммм, это Мафуйу, да? Я почему-то нервничал открывая дверь.

- За-зачем ты пришел?

Похоже, она тоже нервничала. Мафуйу сидела на кровати в своей зеленой пижаме. В комнате было темно. Она свернулась клубком, обняв подушку, и смотрела в мою сторону.

- Эмм...тут есть запасные одеяла? Я хотел бы взять у тебя одно.

Мафуйу кивнула головой и указала на дверь шкафа. Потом она перевела взгляд обратно на экран сотового который она держала в руке... Хмм?

- Ты взяла с собой сотовый?

Я вспомнил, что она ответила "нет", когда я её спрашивал об этом ранее.

- Папа хотел, чтобы я взяла его с собой. Но я толком не знаю как им пользоваться.

- Понятно. - что и следовало ожидать от Эбичири, который слишком сильно обожает свою дочь.

- И я не знаю как сохранять телефонные номера...

- Подожди немного.

Я спустился вниз взять свой сотовый. Затем я ввёл номер, который Мафуйу мне продиктовала, и позвонил ей. Предустановленный рингтон раздался из сотового в руке Мафуйу.

- К-Кья!

Мафуйу почти уронила в панике телефон, хотя я успел поймать его прежде, чем он упал на пол. Мой номер телефона появился на экране телефона.

- ... Помочь тебе сохранить этот номер?

- Ммм.

Пока я обменивался нашими номерами и учил её сохранять их в память телефона, тяжелый звук оркестра снова раздался в качестве рингтона на телефоне Мафуйу.

- ... Это папа - надула губы Мафуйу.

Что это за произведение... Опера Глюка? Это ария Агамемнона из "Ифигения в Авлиде" - начинается со слов "Ах,моя прекрасная дочка". Похоже Эбичири уже сохранил свой номер в её телефоне и подобрал для него звонок. Я никогда не видел отца, который обожает собственную дочь так сильно, как он.

- ... Алло?

- Мафуйу? Это Мафуйу? Ты еще не спишь? Тут разница в четырнадцать часов... Разве там уже не двенадцать ночи!?

Мафуйу ответила на звонок, приложив телефон к уху, и голос Эбичири раздался из динамика сразу после этого. Он был настолько громким, что даже я мог слышать его. Вот же, до чего шумный. Раз ты знаешь, что тут полночь, говори потише. Мафуйу нахмурила брови и кинула телефон на другой конец кровати.

- Я собираюсь спать.

Сказала она тихо телефону, докатившемуся к краю кровати.

- С твоими пальцами все хорошо? Ты делала им ледяной компресс? Ты же не ходила на пляж купаться, да? Морской бриз вреден для твоей кожи и волос, так что тебе нужно...

Как они могут общаться когда телефон так далеко от них?

- Ммм, я в порядке.

- Не забудь укрыться одеялом, когда ляжешь спать, пусть даже сейчас лето. Как тебе место в котором вы остановились? Там есть кровати? Вы же не спите все вместе на матрасах на полу, да? Н-не может быть что бы ты делила комнату с сыном Хикавы, так?

Мафуйу ответила ему с раздраженным выражением лица:

- Ммм, сейчас он рядом со мной.

Голос Эбичири с другой стороны телефона исказился, создавая впечатление, словно лев скрипит зубами. Поэтому Мафуйу кинула подушку в телефон, чтобы сбить его с кровати. Затем она быстро выключила его, хотя казалось, что она собирается раздавить его ногой. Спальня опять погрузилась в молчание.

- ... Позже это станет большой проблемой, да?

- Какая разница. Мне совершенно не интересно, что думает этот человек.

Кажется, отношения между отцом и дочерью рода Эбисава всё ещё довольно холодные для того чтобы они могли помириться.

- Но как он расслышал тебя, хотя ты была так далеко от телефона?

- Отец специально заказал этот телефон для меня. Он сказал что будет опасно, если у меня будут заняты обе руки, когда я разговариваю по телефону. Поэтому, он хотел чтобы пользоваться телефоном можно было даже когда он висит на шее или лежит на столе.

Ясно. Мафуйу может взять телефон только левой рукой, так как её пальцы на правой неподвижны. Таким образом обе её руки не будут свободны, когда она пользуется телефоном. Но добавить микрофонов с таким качеством только по этой причине...это не слишком сильно?

- По-моему, в нём множество дополнительных функций. Как например, способность сопротивляться хулиганам.

Вместо того, чтобы жалеть Эбичири, я думаю большей жалости заслуживает Мафуйу - это настоящая головная боль иметь таких родителей. Хотя сейчас не время говорить о других - в этот момент зазвонил мой телефон. Я взглянул на экран, и ненадолго задумался, не проигнорировать ли мне этот звонок. Однако, дела могут стать ещё хуже если я проигнорирую его, так что я решил ответить.

- ... Что?

- Ээ? А, ничего. Я сам согрел себе воды для ванной, и я даже почистил зубы. Я просто хочу чтобы Нао немного похвалил меня.

Услышав этот необычайно довольный голос Тэтсуро, моё настроение упало ниже плинтуса.

- Молодец, а теперь иди спать.

- Но мне так одиноко спать одному в пустой квартире. По крайней мере скажи "Спокойной ночи" или что-то такое!

И поэтому я тоже выключил свой телефон. Я был так раздражен до такой степени, что даже не знал что мне сказать.

Мафуйу, сидевшая рядом со мной, не сдержалась и хихикнула. Наконец-то на её лице появилась улыбка. Похоже, что идиотизм Тэтсуро всё-таки не так уж и бесполезен.

Сейчас подходящее время, чтобы поговорить с ней об этом? О том, что рассказал мне Эбичири, и о фортепиано тоже...

- Что?

Перехватив мой взгляд, Мафуйу опять стала серьезной. Я быстро отвел глаза. С чего начать?

Тогда я услышал шаги, раздавшиеся за дверью. Дверная ручка повернулась. Я поднялся в удивлении, и дверь неожиданно распахнулась.

В следующий миг, что-то белое неожиданно затмило мой обзор - сразу после этого по моему лицу ударили, из-за чего я упал назад.

- Скрытая атака успешна... ээ? Что Нао делает в комнате Мафуйу?

Задала Чиаки нам вопрос. Я сел, и посмотрел на вещь, которая упала на мой живот. Я наконец понял, что в меня летела подушка.

- ... Ч-что происходит?

Раздался тревожный голос Мафуйу позади меня.

- Что ещё? Бой подушками, конечно! Сейчас ночь тренировочного лагеря. Ты действительно собираешься сейчас спать?

- Ночь - время для сна.

- Ты слишком наивна! Эй, Нао, подвинься! - Чиаки была одета в свободную пижаму. Она прошла мимо меня, чтобы поднять подушку. Затем она используя технику дайдзёдан из дзюдо начала свое нападение на Мафуйу, размашисто махая подушкой. Пожалуйста, прошу вас, успокойтесь немного! Тогда же Чиаки неожиданно повернулась, и отбила рукой летевшую в неё подушку.

- Как и следовало ожидать от эксперта в дзюдо. Такое ощущение, что у тебя есть глаза на затылке.

Сенпай стоявшая рядом с дверью, бесстрашно улыбалась. Меня неожиданно одолела усталость, и единственное, что проскользнуло в моей голове было: "Так значит пижама у сенпай синяя."

- Сенпай, какая же ты подлая, что попыталась незаметно напасть на меня!

Кто бы говорил. Разве ты не сделала то же самое со мной?

- Точно, так это означает, что молодой человек уже решил спать с товарищем Эбисавой?

- "Э-это не... " - "Совершенно точно нет!" - одновременно возразили Мафуйу и я, но так и не закончили предложение. Из-за того, что Чиаки подняла подушку и ударила ей по моему лицу со всей силы.

- Боже! Тупой Нао!

И с этими словами, сенпай тоже зашла в спальню, что означало официальное начало битвы на подушках. До самого конца Мафуйу пряталась за кроватью - она только защищалась и контратаковала, бросая подушки в ту сторону, откуда они прилетели. Она бросала довольно метко - хотя большинство её бросков были нацелены в меня.

  1. Перейти ↑ Чаще встречается название "mashimaro"
  2. Перейти ↑ Сорвиголова, отчаянный человек
  3. Перейти ↑ Строчка из песни: You been out ridin' fences for so long now

Как не потерять мечту

Меня разбудили звуки фортепиано.

Я мог разглядеть каждую шероховатость высокого деревянного потолка. На мгновение я забыл, где нахожусь. Я попытался сесть, но вместо этого чуть не свалился с дивана. Одеяло валялось на полу, возможно, я скинул его из-за жары?

Хмм? Бой подушками... когда мы закончили играть? Моя память была затуманена, так как я тогда валился с ног от усталости. Я даже не помню как добрался до зала, чтобы поспать.

Я наконец смог сесть прямо. Так как мой обзор простирался до другого конца зала, я смог увидеть чью то спину с длинными чёрными волосами, сидящую перед фортепиано. Это Кагуразака-сенпай. Она нажимала на клавиши своими тонкими пальцами так мягко, как могла, будто пыталась писать на поверхности воды. Её пение, накладывающееся на звуки фортепиано звучало гораздо нежнее, чем обычно.

Я продолжал смотреть на её длинные волосы, качающихся в такт, до тех пор пока песня не закончилась.

- ... Доброе утро! Ты спал очень крепко. Ты настолько устал?

Закончив петь, сенпай встала со стула и повернулась в мою сторону.

- Твое спящее лицо слишком милое. Я долго размышляла, разбудить тебя ударом или поцелуем. В итоге решила разбудить тебя пением.

Почему не было более нормальных вариантов?

- Сенпай, ты и на фортепиано умеешь играть?

- Я? Ну, не совсем.

Сенпай тихо закрыла крышку клавиатуры, прежде чем подойти и сесть на диване рядом со мной.

- Как тебе?

- Что "как"?

- Ты слушал всё это время, так?

- ... Новая песня? Та, которую ты упоминала вчера?

Сенпай кивнула. Я положил ногу на диван, и проглотил слова, которые собирался сказать. Как мне лучше выразиться?

- Почему-то это кажется... слишком помпезно?

- Хмм?

- Мелодия красивая, но она звучит как гимн какой-нибудь средней школы. Мы просто наскучим слушателям, если сыграем это на сцене.

Сенпай от души рассмеялась.

- Ты подбираешь интересные аналогии, молодой человек... но я поняла, что ты имеешь ввиду. Эта песня не пойдет. - сенпай облокотилась на спинку дивана и посмотрела вверх. - Как глупо с моей стороны думать о таких вещах сейчас. Я полагала... что эта композиция станет хитом, если на фортепиано будет играть товарищ Эбисава.

- Ну...

Наверно... я слишком много думаю об этом? Но я считаю, что не стоит использовать фортепиано в этой песне.

- Эй, молодой человек. Я думаю, мне удалось набрать в группу лучших. Но из-за этого возникает слишком много неопределенностей, и мне постепенно становится все труднее находить собственную музыку. Какая ирония. Это так больно только из-за того, что я больше не одна; только потому, что есть люди рядом со мной которые могут сделать то, что не могу я.

Что происходит? Почему она вдруг говорит об этом?

- Сенпай, ты странно ведёшь себя со вчерашнего дня.

- Хм, разве?

Как обычно посмеялась сенпай, хотя, похоже, в этот раз немного натянуто.

- Не беспокойся! Я очень рада, что смогла попасть в тренировочный лагерь с вами, ребята!

Затем сенпай встала и объявила исключительно бодрым голосом:

- Молодой человек, я голодна. Товарищ Аихара скоро должна вернуться с пробежки, так что поторопись и приготовь завтрак! Я пойду разбужу товарища Эбисаву утренним поцелуем.

Только я собирался преградить сенпай путь к лестнице, дверь на втором этаже открылась. Мафуйу вышла в пижаме, протирая заспанные глаза. Похоже, в этот раз катастрофы удалось избежать.

 

- Сегодня мы должны взять на пляж онигири!

Заявила Чиаки, едва мы закончили с утренней практикой. Да да да, я понял.

- Я знал, что ты скажешь это, поэтому я уже приготовил рис. Я также наполнил термосы чаем.

- Вау, Нао, впечатляюще. Ты телепат что ли? Как ты узнал, что я хочу пообедать на пляже?

- Ну это очевидно - стоило просто посмотреть на тебя. Вы уже надули плавательные матрасы, так?

- Молодой человек, приготовь больше омлета. Твои блюда с яйцами - действительно нечто!

Сказав это, она начала доставать пляжные принадлежности из кладовки, в том числе раскладной стул. Эти девочки действительно помешаны на играх, хм... разве не вы утверждали, что одной песни не достаточно?

- Мы будем играть тогда, когда будем! Вдохновение не снизойдет на меня, если я закроюсь в комнате и буду плакать!

Пока я готовил рис на кухне, я услышал шаги двух людей поднимающихся по лестнице. Вскоре, я услышал, как они спустились.

- Нао, глянь! - раздался голос у меня за спиной.

Я вытянул голову посмотреть в зал, и перед мной предстали Чиаки и Сенпай в купальниках. Аааа! Хотя вчера я видел половину купальника, воздействие от вида полного комплекта было слишком отличным от предыдущего.

Купальник у Чиаки был с саронгом на поясе, из-за чего выглядел немного по-детски. Она держала в руках гигантский плавательный круг и надувную куклу касатки. И поскольку она стояла рядом с сенпай, которая по фигуре напоминала фотомодель, итог был предсказуем... эм, контраст между ними (в множестве различных аспектов). Более того, я видел барабанную установку, гигантский усилитель Marshall и остальное на заднем фоне - вся сцена казалась сюрреалистической.

- Эй, очнись! Ты что, ничего не чувствуешь по этому поводу?

- Ну...девочки, как насчет того, чтобы вы одели этот наряд на выступление?

- Сенпай, что он сказал?

- Ммм, мы подумаем об этом.

Не воспринимайте это серьезно!

Чиаки обратилась к Мафуйу, занятой настройкой гитары, сидя на диване: "Мафуйу, поторопись и переоденься". Мафуйу покачала головой.

- Давайте лучше попрактикуемся.

После вчерашней согласованности, Мафуйу превратилась в фанатку тренировок. Сегодня это продолжилось - она отказалась выпускать гитару сразу после завтрака. Казалось, что она как обычно в плохом настроении, но я думаю, что это из-за того, что она не могла тренироваться несмотря на то, что она очень этого хотела. Хотя в этом нет ничего страшного.

- Тем более я не умею плавать.

- Но ты купила купальник!

Чиаки начала атаку против съежившийся Мафуйу.

- Боже, Мафуйу никогда не объединяется с группой!

Казалось, Мафуйу была шокирована. Она переводила взгляд то на Чиаки, то на сенпай, то на меня.

"Не надо говорить об этом так грубо", - промелькнула у меня мысль. Мафуйу резко вскочила.

- ... Понятно. Я переоденусь и вернусь.

Затем она поднялась по лестнице в комнату.

- Нао, ты тоже переоденься.

Чиаки пнула меня в спину.

- Ээ? Я тоже? - я не особо люблю плавать.

- Конечно! Зачем еще, по-твоему, мы приехали на пляж?

Сенпай продолжила: "Ты всё равно парень, так что ты можешь просто присоединится к нам хоть в семейках".

- Н-ни за что! Я понял, просто идите первыми. Я принесу онигири попозже.

 

Парням очень просто переодеваться в плавки, и нам не надо пользоваться этими проблемными вещами для нашей кожи.

Наверно поэтому Мафуйу ещё не вышла из комнаты, даже после того, как я закончил лепить онигири и оборачивать омлеты в алюминиевою фольгу. Ей наверно требуется больше времени, чтобы переодеться из-за правой руки? На втором этаже переодевается девушка, пока я готовлю еду - каким-то образом вся эта ситуация кажется немного странной.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.