Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Бутерброд, Весна, Инженерная фирма



Посетив муниципалитет, библиотеку и центр культуры, мы смогли найти только три службы с адресами, похожими на адреса компаний. Хотя это было неудивительно, потому что, похоже, большинство людей в индустрии переработки работали в одиночку.

- Как нам их спросить, когда дозвонимся? То, что они делают ведь незаконно, да? – тихо спросила Мафуйу, сидя на стуле в центре культуры.

- Хмм… ты права…

Если они забрали крупногабаритный мусор сами, то они всё равно наверняка мне об этом не скажут; и даже если они его забрали, я не могу просто ворваться и попросить их вернуть его. В итоге, я вышел из коридора с брошюрой и ксерокопией информации. Затем я включил мобильный телефон. Ничего себе! Большинство пропущенных звонков были с номера Чиаки, и она даже послала смс’ку; Тэтсуро тоже звонил. Сейчас я мог только притвориться, что не видел всего этого.

Так как мне убедиться в этом?

Вдруг мне в голову пришла идея: всё, что мне надо сделать, это спросить, забирали ли они бас-гитару. Тогда разве это не уменьшит количество мест, в которых мне придется искать? Я принял решение и набрал первый номер.

- …Ммм, здравствуйте… Я хотел бы кое-что спросить… Да, ммм… электрическая бас-гитара.

Было очень неудобно задавать одни и те же вопросы 6 раз. К тому же, кроме какого-то агенства, у всех служб были указаны только мобильные телефоны. Я постоянно слышал громкие звуки выхлопов; звуки шумящих грузовиков и так далее; музыку, настолько громкую, что звук искажался, и сообщение о том, что: «Эта машина бесплатно собирает любую электронику». Отвечали на мой звонок, наверное, сами водители грузовиков.

Повесив трубку, я устало зашел обратно в комнату ожидания.

- Ты что-нибудь узнал?

- Ммм… Все 6 служб сказали, что не забирали бас-гитару.

- Значит… могут быть другие службы, о которых тот мужчина не знал?

Если так, то не осталось ни одной зацепки. Может быть, кто-то притворился официальной службой и забрал весь мусор до того, как решил, что с ним делать. Как бы то ни было, мы зашли в тупик.

Секретарша в центре культуры начала нас в чем-то подозревать, так что мы решили побыстрей уйти. Небо было унылым и покрыто толстым слоем туч.

Я сидел на заборе и ел напополам с Мафуйу бутерброд, который мы купили в магазине.

- Если бы у нас была зацепка… - пробормотал я, делая глоток баночного кофе, чтобы запить еду.

- Эй, почему ты прилагаешь столько сил, чтобы найти её? – спросила Мафуйу, поднимая голову. – Ты настолько волнуешься на счет того, что я сказала? Просто забудь об этом! Мы сейчас убегаем из дома! Просто брось всё и беги! Мы всё равно не найдем её.

Я продолжал смотреть на кейс Мафуйу. Хотя я не мог ей как следует объяснить…

- Я точно найду её.

- Ты просто упрямишься!

И ты тоже!

- Тогда давай поспорим!

Мафуйу широко раскрыла глаза, когда я это сказал.

- …Насчет чего спорим?

Насчет чего спорим, спрашиваешь? Хмм… Я на секунду замолчал. На самом деле, я сказал это сгоряча…

- Ну что ж… - Я перевел взгляд на асфальт и ненадолго задумался. – Если я найду её, то ты вступишь в кружок изучения народной музыки. Победитель тогда не был определен, так что можно назвать это решающим матчем после ничьей.

Держа бутерброд и чай оолонг, Мафуйу опустила голову и какое-то время ничего не говорила.

Каким-то образом, я чувствовал, что человек рядом со мной слегка кивнул.

- Взамен… - Мафуйу вдруг подянла голову. – Если ты не сможешь найти её, ты должен будешь делать все, что я скажу.

- Все, что… ты скажешь?

- Тебе придется помогать мне с багажом всю жизнь, и… ты должен будешь собирать деньги со шляпой.

Разве сегодняшняя ситуация чем-то отличается от этого? Нет, стойте…

- Что-то я не понял про собирание денег со шляпой.

- Потому, что нам нужно будет придумать, как собирать деньги! Так что…

Я не знаю, насколько серьезно она говорит.

- Так что нам придется играть у дороги на гитаре, чтоб заработать денег, путешествуя на поезде из города в город…

Голос Мафуйу становился все мягче и мягче, как будто она была во сне. Хотя с моей стороны это было довольно жалко, я всё равно посмеялся. Мне начало казаться, что такая жизнь – не так уж и плоха.

- Но разве мне не понадобиться инструмент? – полушутя прервал я её.

- Но ты очень плохо играешь. Будет лучше, если ты не будешь играть, если мы хотим заработать денег.

Я со всей силы швырнул банку из под кофе в мусорку. Я дерьмово играю, видите ли, ну уж извините за это!

- А ты думал насчет пения? Я никогда не слышала, как ты поешь.

- Я отказываюсь.

Пение, значит…

- …А!

Мафуйу в шоке обернулась, услышав мой странный голос. Она чуть не уронила на пол бутерброд, от которого только что откусила, потому, что она держала его правой рукой.

- Что? Что-то не так?

- Песня! Я нашел зацепку.

- Э?

Мафуйу наклонила голову на бок, не понимая, что я сказал. Я достал мобильный телефон, но я немного замешкался, увидев изображение на экране. Я действительно собираюсь это сделать? Я ведь сбежал из дома, да?

Проблема в том, что если я выдам эту крохотную зацепку, то больше я ничего не смогу придумать. Тем более, у меня мало времени. Моей бас-гитаре грозит быть расплющенной.

Я набрал номер моего дома.

- …Тэтсуро? Ммм, это я.

- А, это ты! Завтрак был очень вкусным! Выходит, если бутерброд охладить, он все равно будет вкусным!

- Да, ммм… - Я на секунду подумал кое о чем: может, он не понял, что меня не было дома большую часть дня, и что я сегодня не ходил в школу?

- Кстати, что ты сейчас делаешь? Что-то случилось? Звонили из школы и Чиаки – они искали тебя. Вчера я тебя тоже не видел, когда вернулся. Я думал ты сбежал к Мисако, соскучившись по объятиям твоей матери, так что я ей позвонил. Но она сказала, что такого быть не может, чтобы ты к ней пошел, и она даже попросила меня больше ей не звонить – хотя она всё еще не хочет со мной расставаться…

Тэтсуро был таким же, как и всегда. Нет, он стал ещё хуже.

- Ну… - я сглотнул, перед тем, как продолжить. – Я сбежал из дома.

Сказав это, я каким-то образом почувствовал, как глаза Мафуйу расширились.

- ...Значит, и Нао тоже сбегает от меня… Нет, я понял это вчера, но я не хотел в это верить… - Голос Тэтсуро звучал немного удушливо. – Слушай, прости. Я больше не буду по пьяни тошнить на ступеньки, и я буду убирать в своей комнате. Я никогда больше петь голышом после ванной. Давай начнем все заново, хорошо?

- Перестань говорить такие отвратительные вещи! – если хочешь, говори их Мисако! – Да нет. Это не имеет к тебе никокого отношения. В любом случае, у меня не так много времени, чтобы болтать с тобой!

- Э? Постой, не говори мне твои предсмертные слова, Нао! Я не хочу слушать, не хочу!

- Заткнись! Потом я извинюсь столько, сколько захочешь, так что ответь на мой вопрос. Тэтсуро, ты ведь был дома позавчера, так? Мимо дома проезжали грузовики, бесплатно собирающие крупногабаритный мусор?

Затем последовало долгое молчание. Я повернулся посмотреть на Мафуйу, неловко уставившейся на мой телефон, и сделал жест, что все в порядке.

- …Крупногабаритный мусор?

- Грузовики, ездящие по кругу, с орущей надоедливой музыкой.

- А – ага, да-да-да.

Тэтсуро напоминал пациента, медленно отходящего от наркоза.

- Ммм, он, скорее всего, проезжал днем? Я помню, что увеличил звук звуковой системы, так как было очень шумно.

Рука, которой я держал телефон, безостановочно дрожала.

- Так он проезжал? Тогда…

Моя ладонь увлажнилась от пота, так что я взял телефон в другую руку.

- Из грузовика доносилась какая-нибудь музыка?

На этот раз, он ответил без замешательства и довольно уверено:

- А, да. Вивальди.

Я вскочил с забора.

- Спасибо, Тэтсуро. Я, может, прощаюсь навсегда, так что не пей слишком много и ешь побольше овощей. Будь здоров!

Быстро сказав это, я тут же повесил трубку и выключил телефон.

Затем, я поднял багаж, снова неся на плечах гитару.

- Что такое?

- Я понятия не имею!

Я выбрал одну из многих брошюр, выданных мне на заводе. Во время одного из звонков, я кое-что услышал – «Времена года» Вивальди, а именно – первую часть «Весны». Инженерная фирма Муто! Мне очень повезло, так как это единственная служба из шести, адрес которой мне удалось разузнать.

Мне, наконец, удалось ухватиться за тонюсенькую нить надежды. Я начал идти в сторону железнодорожной станции, слыша, как Мафуйу бежит за мной, пытаясь догнать.

Инженерная фирма Муто находилась двумя городами дальше. Проехав на поезде четыре станции, нам всё равно пришлось пересесть на другую ветку и проехать ещё три. Был уже пятый час, когда мы добрались. Зачем им было ехать так далеко к моему дому, чтобы собрать мусор? Если бы не мужчина на заводе, я бы никогда не смог найти это место.

В городе, в котором я живу, живет не очень много людей, и из него не бьет ключом жизнь, но если слегка преувеличить, это совершенно безлюдное место. Хотя посередине протекала река, пустое пространство перед станцией, заполненное сорняками, очень выделялось. Шум от игорного зала с Патинко[1] ещё больше подчеркивал грустное одиночество района.

Мафуйу уже какое-то время молчала.

- Твои ноги в порядке?

Если бы я спросил это, она бы точно судорожно замотала головой – но каждый бы заметил, что её шаги были совсем неуверенными. Я немного беспокоился, и сбавил шаг, насколько мог, чтобы не обгонять её. Единственная проблема была в том, что ситуация не позволяла нам идти расслабленным шагом.

Мы остановились перед книжным магазином перед станцией и сверились с картой, чтобы уточнить где находится инженерная фирма Муто. Она была достаточно далеко от станции.

Отчасти потому что Мафуйу не могла быстро идти, мы пришли на место только через полчаса. Дорога была узкой – два грузовика могли еле-еле разъехаться, а по бокам в ряд выстроились старые дома, в одном из которых находилась инженерная фирма Муто. Это было двухэтажное здание, которое было как будто вырезано из черно-белого снимка, и было понятно, что это инженерная фирма, даже без указывающей на то ржавой вывески. Весь первый этаж использовался, как рабочее пространство – в стороне был припаркован фиолетовый грузовик, а воздухе витали запахи как после сварки железа. В глубине было что-то похожее то ли на инструменты, то ли на хлам, но я не мог четко разглядеть, так как уже темнело.

- Это оно и есть?

- Ммм.

На втором этаже, который, похоже, был офисом, горел свет. Но там никого не было. Я немного замешкался у ворот. Что же делать? Пойти на второй этаж и рассказать все как есть? Они могут прикинуться, что не причем. Неужели внутри хранится всё то, что они собрали?

- Подожди здесь немного, Мафуйу. Я пойду, посмотрю.

Я оставил багаж у ног Мафуйу и вышел на парковку. Запах жженого металла стал тяжелее. Рядом с грузовиком лежала дрель, токарный станок и другая техника – старый телевизор, холодильник, микроволновка и прочий хлам.

Я начал искать в темноте свою бас-гитару в груде мусора – и не нашел.

Позади меня вдруг послышался голос, из-за чего я в шоке обернулся. Я увидел крепкого мужчину, с рукавами футболки закатанными до плеч. Выражение его лица было не очень дружелюбным.

- Что тебе надо? Здесь опасно, не входи сюда без надобности.

- Эм, ну… - кейс для гитары чуть не соскользнул с плеч, так что я поправил его. – Можно спросить… собираете ли вы электронику?…

- Собираем… но что ты хочешь, чтобы я забрал? Не всё бесплатно.

- А, нет, мне не нужно, чтобы вы что-то забрали… я только хотел узнать, не забирали ли вы какой-нибудь крупногабаритный мусор из моего дома позавчера? Адрес - №6, второй район, город K. Она была рядом с телевизором… это бас-гитара…

В итоге, я спросил его прямо. Хотя я не видел его лица, потому что он стоял перед уличным фонарем, свет которого бил мне в глаза, я всё равно почувствовал перемену в его лице.

- Хаа?

Я невольно шагнул назад.

- Эм… видите ли… Я нечаянно выбросил её…

- Черт его знает! Мы не забираем то, что от нас не требуют, и к тому же, зачем нам ехать за два города отсюда? Подумай об этом!

Это быстрое отвержение еще больше подтвердило мои сомнения. Я ему не говорил в каком городе живу, когда давал адрес. Этот парень, наверное, знал окрестности моего дома, как свои пять пальцев, так что сразу понял, о каком месте я говорю, услышав город К., но была ещё большая вероятность…

Скорее всего, этот человек забрал мусор без разрешения.

- …Но члены моей семьи сказали, что видели этот грузовик, - солгал я. У человека было такое выражение лица, как будто его жвачка превратилась в гусеницу, и он довольно долго злобно смотрел на меня. Затем он плюнул возле моих ног.

- И? Что ты хочешь?

- …Я просто хочу её забрать обратно.

- Я не знаю! – мужчина решил прикинуться дурачком; похоже, он намеревался делать вид, что ничего не знает, до последнего. – Бас-гитара? Да, мы собираем обычные гитары, и иногда случайно попадаются и бас-гитары, но мы сразу их выкидываем.

- …Куда Вы их выбрасываете?

- Я не знаю. Я тут не главный. Теперь кыш отсюда!

- Пожалуйста, можно мне узнать, куда вы их выбрасываете? Пожалуйста, скажите мне!

- Я уже сказал, что не знаю! Хватит создавать мне неприятности!

Мужчина опять плюнул, и на этот раз чуть не попал мне на ботинок. Он топнул по песчаной почве и затем зашагал по лестнице в офис. Послышался звук захлопывающейся двери, словно он хотел её сломать. Я на какое-то время замер.

Неожиданно я оказался один в темном месте, заполненным запахом метала. На мои плечи вдруг опустилась сильная усталость, и было ощущение, будто мои мышцы сжались.

Я уже пришел сюда... Я все-таки проделал весь этот путь...

Но нить надежды снова оборвалась.

У меня больше не было сил даже идти.

Внезапно послышались шаги. Я поднял голову и увидел Мафуйу, тащившую багаж. Я через силу улыбнулся. Я много раз говорил: «Я точно найду её», но в результате всё вышло иначе – и теперь мне было очень стыдно.

Я ничего не мог поделать. Мне не удалось достигнуть цели. Почему-то казалось, что подобное происходит далеко не в первый раз.

Неожиданно Мафуйу вытянула свой не очень гибкий указательный палец и указала им на парковку.

- …Хмм?

Я поднял голову и посмотрел в сторону, куда она показывала.

Фиолетовый грузовик был на половину спрятан в тени.

- Почему-то… кажется, что я уже где-то видела его, - пробормотала Мафуйу.

Я какое-то время смотрел на неё, а потом перевел взгляд на грузовик.

В этот момент, у меня в мыслях мелькнул огонек.

У меня тоже было о нем смутное воспоминание.

Я тоже раньше видел этот грузовик.

Мне знакома эта машина, значит, я её видел прежде. Наверное, он где-то проезжал мимо меня. Где же? Я пытался вспомнить, но в голове всплыл профиль лица Мафуйу. Почему? Почему этот грузовик странного цвета напомнил мне о Мафуйу? Когда я его видел? Когда, где...

- А!…

Я вспомнил.

Мне знаком этот грузовик, потому что мы видели его с Мафуйу.

В день, когда я впервые увидел её, мимо нас проехал этот грузовик.

В далеком городке рядом с морем, в тихом лесу среди гор.

- …Ты действительно думаешь, что это тот самый грузовик, который мы тогда видели?

Мафуйу не ответила, но я и не ждал от неё ответа. У нас не было другого выхода, так как это единственная оставшаяся зацепка.

Мы с Мафуйу переглянулись и одновременно кивнули.

В таком случае – поехали.

Мы вышли из инженерной фирмы и пошли обратно к станции.

К «магазину сокровенных желаний».

  1. Перейти ↑ Игровой автомат, представляющий собой промежуточную форму между денежным игровым автоматом и вертикальным пинболом, необычайно популярен в Японии.

 

Магазин на краю света

Медленный, покачивающийся поезд, который довёз нас до пляжа, был последним, а, значит, мы не сможем сегодня вернуться домой. Идя по сморщенной дороге, походившую на кожу пожилых людей, мимо нас подул порыв ветра, принося с собой запах моря и дождя. Небо незаметно потемнело, и оно по прежнему было заполнено мрачными тучами. Казалось, прикосновение пальца достаточно, чтобы сломать слои облаков и залить всё дождем.

Пройдя мимо жилого района, мы подошли к маленькой тропинке, ведущей вверх – Мафуйу уже запыхалась от ходьбы. Ей приходилось останавливаться каждые 10 метров, чтобы немного передохнуть, чуть наклонившись и положив руки на колени.

- Поэтому я сказал, что тебе не нужно идти со мной.

- Идиот.

Я не знаю, из-за того ли, что Мафуйу переводила дыхание, но её ответ был чрезвычайно коротким. Кстати, тебе, наверное, надо было одеть что-нибудь, в чем удобней двигаться, если ты сбежала из дома, нет? В прошлый раз когда я тебя видел, на тебе было то же самое пушистое платье.

Что мне делать? Не могу же я оставить её одну, правильно?

-Хочешь, я понесу тебя на спине?

Если я брошу гитару и багаж, то еле-еле смогу, да? Хотя идти в горку будет трудно.

- Я никогда не решусь на что-то настолько смущающее. Всё в порядке.

Плечи Мафуйу двигались вверх-вниз, но она всё равно решительно ответила мне.

- Ты не упадешь в обморок, как в прошлый раз, так?

- Я сказала, я в порядке!

Хорошо.

Но я всё равно поддержал Мафуйу, когда мы дошли до края леса.

Гитара висела у меня на правом плече, а багаж на левом, и через шею была перекинута рука Мафуйу. Со всей этой тяжестью, я не мог даже выпрямиться, но я ловил кайф, что затмевало всю усталость, которую я должен был испытывать. Черт, что со мной?

- Тебе не тяжело?

Упрямая Мафуйу надавливала на меня весом половины своего тела и опиралась в основном на одну ногу. Хотя она из беспокойства спросила, я не ответил и начал напевать «Hey Jude» Битлз. "И когда чувствуешь боль, эй, Джуд, cдержись; Не неси мир на плечах" – это слова песни.

Рядом послышался смех Мафуйу.

- Тебе лучше будет петь. У тебя это получается гораздо лучше, чем играть на бас-гитаре.

Заткнись! Тебя никто не просил об этом заботиться.

Вес багажа был не слишком большим; самая наша большая проблема – это плохая видимость ночью. В лесу не было нормальной дороги, и хотя грузовики как бы проделали дорогу, на ней повсюду валялись корни деревьев, о которые мы могли легко споткнуться. Перед тем, как сесть на поезд, мы купили в магазине фонарик, и для нас это был единственный источник света.

Несколько раз мы чуть не споткнулись, но мы всегда поддерживали друг друга. Если бы мы и в самом деле упали, то встали бы не скоро.

Звук морских волн проник в тёмный лес – было похоже на тихие стоны нескольких тысяч людей. Из-за облаков было особенно темно, и мы не могли рассмотреть корни на земле. Даже если лес рядом с морем кончался всего в нескольких метрах от нас, мы, скорее всего, не заметили бы и пошли дальше, только чтобы споткнуться. Мы блуждали во тьме почти всю дорогу, и вдалеке слышался гром.

Всё же, когда мы дошли, мы остановились и одновременно подняли глаза от земли.

Даже среди темной ночи, мы почувствовали, что лес кончился.

- Это действительно особенное место, - подумал я. Очертания груд мусора тускло светились.

«Магазин сокровенных желаний».

Место, собравшее много порванных и потрепанных желаний.

Место окружала тишина, как будто оно перенеслось в другое измерение.

Однако, изредка сверкала молния, вспышками освещая всё вокруг, и затем доносился гром.

Когда мы увидели вход на свалку, мы облокотились друг о друга и долго просто стояли на месте.

Она слишком большая. Мне надо отрыть крохотный инструмент в этой горе тонн мусора – вдруг показалось, что мне не удастся отыскать её, даже если я проведу в поисках всё лето.

- …Ты правда её найдешь? – тихо спросила Мафуйу.

Я молча кивнул и снял руку Мафуйу с шеи, прежде, чем подойти к горе мусора. Раз уж я хочу её отыскать, и раз уж я здесь, нет смысла быть удрученным навсегда. Так не пойдет, если я не начну искать.

Если её привезли сюда позавчера, то она должна быть где-то рядом со входом. Я посветил фонариком на гору и начал начал просматривать мусор – древние велосипеды, автоматы Патинко, маятниковые часы и прочий хлам.

Я небрежно огляделся и увидел Мафуйу, сидящую на багаже и смотрящую на гору мусора с усталым видом.

Пускай отдыхает. Так как это то, что потерял я, то и найти должен я. За сколько я один раз обошел гору? Я честно не знаю. Когда я вернулся к Мафуйу, я был настолько уставшим, что еле-еле мог держать глаза открытыми. Свет от фонарика был более тусклый, чем раньше, и мои руки были грязными.

- Но ведь её невозможно найти…

Я услышал голос Мафуйу и выключил фонарик и присел рядом с ней.

- Я только… обошел её… один раз.

У меня пересохло в горле, и я еле-еле говорил.

- И, похоже, скоро пойдет дождь! Даже если она здесь, тебе не удастся починить её, если она промокнет под дождем.

- Поэтому мне надо найти её как можно скорее!

- Почему? Я не понимаю. Почему ты так настаиваешь на этом? Э-это потому что я сказала, что мне нравится её тон? Но… эти слова…

- Потому что это особенная бас-гитара, - ответил я хриплым голосом.

- Хотя это было не дорого, я поменял звукосниматель, модифицировал проводку, обстругал её и даже вставил колебательный контур – ради того, чтобы её звук соответствовал тону твоей гитары. Я создал звучание этой бас-гитары, поэтому она уникальная.

Я почти слышал, как Мафуйу задержала дыхание.

В бас-гитаре еще и обещание сенпай.

Я бы её не выкинул, если бы она не была для меня настолько важна.

- К тому же… мы не заглядывали внутрь.

Мне на лицо упала капля дождя.

Начинается дождь. Мне надо поторопиться.

Я шагнул на крышу древней машины и начал взбираться по склону. Мне столько времени понадобилось, чтобы обойти гору, так сколько же времени потребуется, чтобы прочесать всю гору? Тем более, я не обязательно её найду. У меня не было никаких доказательств, что её сбросили сюда.

И все же—

Я не мог позволить себе просто мокнуть под дождем.

Позади послышался звук трущегося друг о друга метала. Я обернулся – на тропинке, по которой мы пришли, был белый силуэт, выглядящий так, словно его сдувал ветер.

Мафуйу пошла за мной.

- Что ты делаешь?

Я забрался до ложбинки в горе первым и, протянув руку, схватил Мафуйу за кисть и подтянул к себе. Шагая неуверенно, Мафуйу чуть не упала с горы. Наконец, она с трудом взобралась на холодильник и, запыхаясь, сказала:

- Я помогу тебе её найти.

- Тебе не обязательно, и у нас все равно один фонарик…

- Я хочу помочь!

Я вздохнул и перевел внимание обратно к центру горы мусора. Смотря на гигантское болото темноты, я не мог не переполниться чувством беспомощности. Мне придется искать свою бас-гитару среди этого кошмара - огромного куска земли – от которого я никогда не проснусь.

Я направил слабый ненадежный свет фонарика на долину и вдруг увидел отражение чего-то. Я пристально всмотрелся на освещенный предмет – это не было яркий блик метала, а скорее отражение более мягкой поверхности.

Мафуйу поняла, что это, раньше меня.

- …Она все еще здесь!

Её голос был так же беспорядочен, как и её дыхание.

Затем, Мафуйу спустилась в котлован. Шагнув на край выпирающего шкафа, она схватилась за полупогребенный металлический стол и медленно, осторожно спустилась вниз. Я быстро последовал за ней, не забывая освещать дорогу Мафуйу.

Фортепиано, находившееся в котловане, было наклонено сильнее, чем когда я впервые увидел его. Крышка уже была оторвана и съехала в сторону. Сколько же гроз оно уже пережило? Я посветил внутрь – между струнами были грязь и разлагающиеся листья.

Я открыл крышку и нежно нажал на клавиши.

По болоту темноты пробежали волны от удивительно ясного звука. Но эхо исчезло в момент. Значит, тогда резонанс был моей галлюцинацией – или нет?

- Как оно может издавать звук в таком состоянии?... – сказала Мафуйу, чуть не плача.

Наверное, потому что мы в "магазине сокровенных желаний"? Потому что это особенное место, исполняющее истинные желания людей, приезжающих сюда издалека.

Мафуйу стояла перед клавиатурой и начала нажимать на каждую клавишу, начиная с самой низкой до – началось с серии медленных и уверенных шагов, и затем постепенно переросло в серию скачков, и, наконец, пронеслось, словно молния – 5 пальцев её левой руки добрались аж до самой высокой ноты до[1].

Она не пропустила ни одной ноты, и каждая нота была четкой и пронзающей.

Витающее вокруг звуки фортепиано застыли вокруг нас, как туман под луной.

- Почему… Мы легко нашли то, что мне не нужно, но почему мы не можем найти то, что ты ищешь? – пробормотала Мафуйу, склонив голову и держась за фортепиано.

На клавиатуру упала капля дождя, или же что-то еще? Я правда не знаю. Просто казалось, будто мусор под моими ногами громко отзывался на короткие звуки фортепиано, прерывавшие тишину.

Это чувство – словно настройка оркестра перед выступлением. Гобои начинают играть ноты ля, и скрипач-концертмейстер продолжает той же нотой.

Оркестр начинает настраиваться под этот тон.

Значит, он откликается только Мафуйу?

И тогда...

Я вдруг вспомнил кое-что.

Если это действительно особенное место...

И если оно действительно может осуществить мои желания...

- Мафуйу… - тихо сказал я.

Мафуйу подняла голову и посмотрела на меня.

- Ты можешь сыграть для меня на фортепиано?

- …Э?

- Просто сыграй что-нибудь, все что угодно. А, нет, попытайся играть песни, в которых чаще используются белые клавиши. Ты можешь… сделать это ради меня?

Мафуйу была озадачена. Она ненадолго уставилась на правую руку, прежде чем снова подняла голову, посмотреть на меня.

- Но я…

- Ничего, если ты будешь играть только левой рукой.

Потому что играть должна именно Мафуйу.

- Почему?...

- Если играть будешь ты, то думаю он отзовется на твой зов.

Мафуйу медленно отвела взгляд от моего лица и перевела его на клавиатуру фортепиано.

Это было то, что она уже забросила.

Не дожидаясь ответа Мафуйу, я вновь поднялся по склону мусора. Напротив котлована была вершина горы, состоявшая из груды машин.

Только я забрался на вершину горы...

Снизу послышались звуки фортепиано.

Пять аккордов испарились в темноте и, изменяя форму, начали распространяться, точно стая птиц, парящая на ветру.

Первый том «Хорошо темперированного клавира» - прелюдия и фуга в до-мажор.

Это одно из первых сочинений, оставленных Бахом.

Эта прелюдия похожа на кристалл, созданный накладкой одним на другой слоев тонов.

Когда она сыграла последний аккорд, кристалл мгновенно раскололся, рассыпая по горе мусора сверкающие осколки. Мафуйу как будто заставила мусор ожить, и ему не терпелось запеть.

Я сел на капот древней машины, затем закрыл глаза и прислушался.

Пальцы Мафуйу сплетали части основной мелодии фуги. Второй голос, затем третий скоро присоединились к одинокой песне на рассвете. Под звук фортепиано, мусор, погребенный в долине, начал резонировать – богатые звуки струнных; флейты и трубы; ясные звуки бубна.

Следом пошла 4-я фуга.

Но как? Пальцы на правой руке Мафуйу не должны двигаться. Я удивленно обернулся, но я увидел лишь бездонную дыру темноты. Звуки фортепиано был подобен бьющимся друг о друга волнам, но я не имел понятия, откуда они доносились. Может, она использовала технику, о которой я не знал, играя только левой рукой? Или я заполнил недостающие части с помощью воспоминаний и слуховых галлюцинаций?

Я не знаю. Все, что мне оставалось, это продолжать искать бас-гитару, прежде чем исчезнет волшебство Мафуйу.

Я нырнул в звук, заполняющий воздух, и задержал дыхание, погружаясь всё глубже и глубже. Я откопал спорящие виолончель и альт и продолжил нырять глубже в море низких звуков. Я погрузил руки в морское дно, чтобы отыскать звук, резонирующий со звуком фортепиано Мафуйу – этот редкий, крохотный звук.

Я нашел его.

Это место пульсировало каждый раз, когда фуга Мафуйу скатывалась по склону низких нот.

Это там, где находится сердце.

Я широко раскрыл глаза. Несмотря на то, что нас окружала темнота, я видел это место очень отчетливо. Я съехал по склону из древних машин и пополз вдоль края горы мусора. Наконец, я почувствовал пульс ладонями – пульс, поддерживающий отдаленные шаги фуги. Она во внутреннем склоне горы.

Я нашел её между нефтяной бочкой с дыркой в боку и маленькой машиной без колес.

Я протянул между ними руки и схватился за гриф бас-гитары.

Я чувствовал, как вибрируют струны, резонируя с каждой нотой, которую играла Мафуйу. Это точно не было моей галлюцинацией, потому что моя бас-гитара действительно дрожала в такт с реальным звуком.

Я нашел её. Я, наконец-то, нашел её.

Я достал бас-гитару из мусора. На сером корпусе было полно царапин, а 4 струны все еще слегка вибрировали, отзываясь на фортепиано Мафуйу. Я отчетливо видел последствия того, что Мафуйу бросила её на пол.

Мне вдруг вспомнились слова мужчины на заводе по переработки мусора: «Когда найдешь бас-гитару, не забудь дать ей женское имя». Но это невозможно – я понял это, только когда нашел то, что потерял. Я с одышкой посмотрел на бас-гитару у меня в руках – она словно часть меня, которую я потерял, так что нет нужды придумывать какое-то другое имя.

- …Ты действительно нашел её?

Мафуйу не веря своим глазам уставилась на Aria Pro II у меня в руках. Она все это время ждала меня рядом с фортепиано.

- Я же сказал, что точно найду её.

У меня всё ещё дрожал голос, когда я ей ответил, потому что я тоже не мог поверить этому.

Мафуйу взяла у меня бас-гитару. Она довольно долго смотрела на длинную царапину на корпусе, и затем нежно провела по ней пальцами.

- Извини… Наверное, было больно, да?

- Эм, тебе не обязательно извиняться…

- А! Не подумай, что я перед тобой извиняюсь!

Мафуйу отвернулась от меня, прижимая бас-гитару к груди.

- …Слава богу.

Как только Мафуйу это пробормотала, показалось, будто волшебство развеялось. Раздался громкий раскат грома, и на мусор начали падать огромные капли дождя.

- Идет дождь. Пойдем внутрь! Где багаж?

- Э? Внутрь?…

- А, мы оставили его в лесу, да? Я принесу его сюда, иначе твоя гитара промокнет. Иди, подожди меня внутри.

- Внутри – это где?...

Я открыл дверь машины, стоявшей на склоне. Затем я схватил Мафуйу за руку и затолкал её внутрь.

- Я совсем не заметила, что здесь зарыта такая большая машина, - сказала Мафуйу, усаживаясь на переднее сидение.

- Я нашел её, когда приехал сюда во второй раз, - когда я ответил, мои волосы уже намокли. Так как салон машины был на удивление чистым, что никто даже не заметил бы, что это заброшенная машина, я иногда приходил сюда отдыхать.

Мафуйу медленно наклонилась к заднему сидению. Когда она повернулась обратно, у неё в руках было полотенце.

Когда я забрал багаж у входа на свалку и побежал к машине, вдруг начался ливень, как будто с неба убрали дно. Чтобы гитара Мафуйу не промокла, я прикрывал её телом и промок сам. Я взял у Мафуйу полотенце и вытер волосы. Когда я откинулся на сидение, на меня накатила сонливость, но я заставил себя выпрямиться и схватился за руль.

- …Если хочется спать, то поспи, - пробормотала Мафуйу рядом со мной.

- Э? А… Я не… ммм.

- Я так сильно хочу спать, хотя почти ничего не делала, так что тебе, наверное, еще хуже, да?

- …Никогда не подумал бы, что ты можешь быть настолько тактичной по отношению к другим.

- Я беспокоюсь о тебе! Идиот!

Она выхватила у меня полотенце. Мафуйу резко отвернулась и съежилась на сидении.

Дождь лил всё сильней и сильней. В машине, наполовину погребенной в мусоре, эхо дождя звучало очень интригующе – прямо как белый шум телевизора.

Сколько сейчас времени? У меня не было сил даже достать мобильник.

Я так устал, что казалось, будто кости вот-вот сломаются

Однако, прежде чем лечь спать, мне нужно во что бы то ни стало кое о чем спросить Мафуйу – о фортепиано, которое я недавно слышал, фуга сразу после прелюдии.

Тот звук… Оставим пока прелюдию – фугу невозможно сыграть одной рукой. Неужели… тогда правая рука Мафуйу смогла двигаться?

Плечи Мафуйу ритмично опускались и поднимались, и были слышно её тихое дыхание. В конце концов, я проглотил свой вопрос.

Единственное, в чем я был уверен, это то, что моя бас-гитара сейчас лежит на заднем сидении вместе с гитарой Мафуйу. Одно это не вымысел, потому что я точно вернул её.

А если так, то все остальное не важно.

Я закрыл глаза и позволил звуку дождя продолжить шуметь вокруг меня.

Вскоре я крепко заснул.

  1. Перейти ↑ Самая последняя клавиша на фортепиано - "до" 5 октавы.

 

Песня дрозда

Меня разбудили ослепляющие лучи солнца, бьющие в глаза.

Хотя я уже проснулся, всё мое тело – от шеи до позвоночника, от пояса до боков – всё болело. Я через силу проглотил стон, собиравшийся вот-вот вырваться у меня изо рта.

Я открыл глаза. Утреннее солнце светило из окна справа. Превозмогая боль во всём теле, я съежился и посмотрел на левое переднее сидение – Мафуйу всё ещё крепко спала, повернувшись ко мне, и её каштановые волосы беспорядочно лежали на откинутом сидении. Она выглядела намного лучше, чем вчера.

Я повернулся на тесном водительском сидении, размял плечи и онемевшую шею. Я смог двигаться, только после того, как немного размялся. Я тихо открыл дверь и вышел наружу.

Вчерашний дождь уже прекратился, и нас окружал толстый слой тумана. Когда я только проснулся, солнце показалось мне достаточно пронзающим, но в действительности небо едва побелело – ещё было достаточно темно. Я достал из кармана мобильник, чтобы проверить время. Только 5 утра.

Всё же, у меня не было желания возвращаться в машину, чтобы поспать.

Вчера я уснул, особо ни о чем не задумываясь, так как слишком устал. Но размышляя обо всем сейчас, Мафуйу спала прямо рядом со мной, а машина – это замкнутое пространство – как я мог уснуть?!

Тогда я вспомнил, что надо проверить, можно ли спасти мою бас-гитару.Я тихо открыл заднюю дверь, изо всех сил стараясь не шуметь.

Протягивая руку к бас-гитаре, я вспомнил, что не взял с собой никаких инструментов. Я просто идиот. Я не заметил, потому что всегда носил их с собой. Что же делать? Я не смогу достать из неё заявку на вступление в кружок. Она промокла?

Я уже подумывал о том, чтобы поискать отвертку в соседней кучи мусора, как вдруг увидел гитару Мафуйу, лежавшую рядом с моей. Я уже давно думал, что это очень выдающаяся гитара, и мне всегда хотелось дотронуться до неё. По возможности, я бы хотел один раз сыграть на ней.

Так как Мафуйу всё еще крепко спала, равномерно посапывая, я поддался своим желаниям достаточно быстро. Я отложил бас-гитару и вытащил кейс из машины. Затем, я постарался как можно тише закрыть дверь. Машина была так закопана, что слегка наклонялась со стороны переднего левого сидения, так что проделать это, не издав ни звука, было довольно тяжело.

Я взобрался по склону и присел на стиральную машину, лежавшую на боку. Чуть влажный утренний воздух был очень приятен.

Я открыл кейс гитары. Перед моими глазами предстал Stratocaster фирмы Fender с его красивой текстурой, покрытой слоем прозрачного лака. Это старая гитара со времен 60-ых, да? Она, наверное, стоит около 3-х миллионов йен. Переполняясь предвкушением, я провел дрожащими пальцами по струнам, и вышедший богатый тон не был похож на звучание электрогитары.

Я как следует уселся на стиральной машине и начал играть мелодию, используя трехпальцевую технику, одновременно выстукивая ритм большим пальцем по деке. Там, где мне были слышны истинные голоса птиц, я тихо начал напевать слова, окутанный туманом. Воздух раннего утра поглотил мой голос. Дойдя до второго куплета, я решил запеть громче, чтобы моя песня достигла птиц, которые, может, слушали мое пение...

- …Что это за песня?

Внезапно прозвучал голос человека, и я в шоке чуть не соскользнул со стиральной машины. Мафуйу стояла прямо подо мной – она смотрела на меня, протирая сонные глаза.

- Эм, ну…

Мафуйу пробралась сквозь мусор и села рядом со мной. На стиральной машине было не много места, и я ощутимо чувствовал теплоту Мафуйу.

- Извини, что играл без разрешения.

- Ничего. Как называется эта песня?

Я неожиданно смутился и уставился на руку, державшую гриф гитары.

- Эта песня называется «Дрозд».

- Хорошая песня.

Я был шокирован и поднял голову, чтобы посмотреть на Мафуйу. Мафуйу смотрела на меня, наклонив голову на бок, словно говоря: «Ты чего?». Я поспешно перевел взгляд обратно на гитару.

- Что это за песня?

На этот раз у меня не было намерения нести чушь.

- …Что ты знаешь о «The Beatles»?

- Не слишком много, - покачала головой Мафуйу.

- Понятно… хорошо, - я ненадолго задумался. Как мне рассказать ей эту историю? – Члены группы были в чрезвычайно плохих отношениях с друг другом во время записи этой песни, и они были на грани распада. И поэтому было похоже, что песни в альбоме были собраны только после того, как каждый из членов записал свой голос индивидуально.

И все же, этот альбом все равно классика. Как и говорила Майуйу, не важно сколько критики будут безосновательно обвинять их, музыканты всё равно смогут творить свои лучшие произведения в наихудших обстоятельствах.

- Говорят, Пол Маккартни всё записывал в одиночку. Джон Ленон был занят музыкой для «Revolution 9».

Пока Ленон работал над песней революции, которую он не мог передать никому, Маккартни уже закончил песню, посвященную дроздам.

- …Значит, чтобы сыграть эту песню, нужна лишь только гитара.

- Ммм, хотя она до ужаса простая, аккомпанемент всё равно очень приятно слушать.

Я разозлился, и у меня появилась озорная идея. Я решил попробовать её спровоцировать.

- Но ты не сможешь. Её ни за что не сыграть, если безымянный палец правой руки не двигается, так как для этой песни требуется применение техники трех пальцев. Поделом тебе! Если тебя это задевает, поезжай в Америку и вылечи руку, перед тем как вернуться!

Мафуйу недовольно посмотрела на меня. Затем она схватила гитару и начала играть «Blackbird» - только большим и указательными пальцами правой руки.

Она должна была пропустить некоторые ноты, да? Но всё же я слышал игру, которая не могла быть более идеальной. К тому же, она услышала эту песню впервые, нет?

Закончив первый куплет, Мафуйу надула губы и положила гитару мне на колени.

- …Ты можешь не делать так, чтобы люди без таланта не чувствовали себя второсортными?

- Если песня такого уровня, любой сможет сыграть её, если будет достаточно тренироваться.

Фига с два!

Мафуйу слезла со стиральной машины и пошла к автомобилю. Взяв мою бас-гитару, она вернулась и села рядом со мной… Она положила бас-гитару себе на колени и быстро настроила её, прежде чем сыграть ноты соль, подталкивающие меня продолжить мелодию.

Я тотчас начал играть, скоординировавшись с бас-гитарой. Замедлить темп и петь до конца…

Дрозд начал учиться летать с порванными и потрепанными крыльями, как будто всю жизнь ждал этого момента, чтобы взлететь.

- Если не подключать к училителю, это напоминает звук обычной бас-гитары… как интригует… - пробормотала Мафуйу, когда мы закончили играть песню.

- Но все равно тон будет другим, если подключить к усилителю, так что мне придется настроить её. К тому же, корпус бас-гитары покрыт трещинами и вмятинами от удара.

Мафуйу неловко посмотрела на меня:

- Ты ведь… сможешь её починить, да?

Я кивнул и снова начал играть интро к «Blackbird». Даже если крылья порваны и потрепаны, нам надо лишь дождаться момента, когда мы сможем взлететь.

- Эта… песня была написана, чтобы придать кому-то силы? – внезапно спросила Мафуйу.

Я немного замешкался, прежде чем ответить:

- Говорят, что песня была написана в защиту освобождения чёрных женщин, и мне кажется сам Пол Маккартни что-то подобное говорил раньше. Но мне не хочется думать, что это так.

- Почему?

- Потому что это слишком нелепо! Почему мы должны так задумываться над этим? Достаточно просто относится к ней, как к песне о дрозде.

- Значит, действительно есть такая птица?

- Ммм, точное название - turdus merula. Это маленькая птица с черным оперением, и лишь её клюв желтый. Я слышал, что её голос исключительно громкий. Я раньше видел её на фотографиях, но в Японии их, наверное, нет.

Мафуйу легонько улыбнулась. Тогда я впервые увидел её настоящую улыбку.

- …Есть. Я их видела.

Я наклонил голову на бок.

- Где?

Мафуйу прищурилась, и затем тыкнула меня в грудь указательным пальцем.

- Вот здесь.

Туман постепенно рассеивался, и голоса птиц становились все звонче и звонче. Сквозь лес проникал утренний свет. От меня и озадаченной Мафуйу тянулась длинная тень, доходившая аж до фортепиано в середине долины.

На пути к железнодорожной станции, мы не произнесли ни слова. На спине у меня был рюкзак, а в правой руке я нес бас-гитару, завернутую в полотенце, так что у Мафуйу не оставалось выбора, кроме как нести свою гитару. Мы шагали уверенно, в отличие от вчерашнего дня, когда мы постоянно спотыкались. Погода была на удивление ясной, и складывалось ощущение, что я смогу дойти до края света.

Однако, мы с Мафуйу не спрашивали, куда дальше пойдем, а просто бок о бок шли по улицам маленького городка, уже высохшего под утренним солнцем. Может, это из-за того, что у нас было какое-то предчувствие?

- Твои ноги в порядке?

- Ммм, сейчас в порядке.

- Правда? Не дойдет до того, что парализует половину твоего тела?

- Скорее всего, нет. Врачи ничего не сказали, но я всегда чувствовала, что правая часть тела исчезает, когда я сплю. Либо это, либо, захлебываясь, оно утонет в воде. Было очень страшно. Поэтому я всегда сплю на левом боку.

Это должно быть галлюцинации Мафуйу? Кстати…

- Но прошлой ночью ты спала на правом боку?

Мафуйу удивленно посмотрела на меня.

- Да. Ты спала, повернувшись ко мне.

- Ты врешь?

- Это правда!

- Лжец!

Зачем мне врать о таких вещах?!

- Если честно, я всегда чувствовала, что правая часть моего тела зарыта в дыру, и что скоро я не смогу двигать кистью. В таком случае, я не смогу больше играть на гитаре.

Я взглянул на правую руку Мафуйу, висящую у неё сбоку.

- Но левая рука все еще может двигаться? В таком случае…

- Я посмотрел на свою правую руку.

- В таком случае? – спросила Мафуйу. Я продолжал смотреть на свою руку.

- Почему бы тебе не научиться играть на гитаре зубами, как Джими Хендрикс?

- Идиот!

Мафуйу подняла кейс со своей гитарой и махнула им в мою сторону.

- Почему ты не мог сказать «Тогда я буду твоей правой рукой» или что-то типа этого?

- Нет, стой! Но… это моя правая рука, так? Я могу это сказать, но я хреново играю на гитаре и фортепиано! Я испорчу твою божественную технику! – объяснил я, убегая от неё.

- Главное то, что думаешь ты! Господи!

Довольно долго погонявшись за мной, Мафуйу вдруг быстро зашагала прочь от меня. Я догнал её и, немного погодя, спросил:

- Ах да, Мафуйу…

- Что? – резко ответила она, даже не обернувшись.

- Ты все еще помнишь о нашем споре, найду ли я бас-гитару?

- Ммм.

- Тогда… - я на секунду задумался. Как бы это сказать? Если я скажу что-то типа «Твоя рука больше не только твоя проблема, а проблема всей группы», Мафуйу точно разозлится.

- Пока я ещё могу играть на гитаре, так что все нормально.

- Но потом…

- Я буду играть зубами. Идет?

Ух ты, как она ответила. Похоже, она очень зла.

Я держался в трех метрах от Мафуйу и размышлял, как мне выразить это в словах.

- Я понимаю – с группой пока всё оставим, как есть, но…

Скажу ей честно.

- Я хочу услышать, как ты играешь на фортепиано.

Мафуйу не остановилась и даже не обернулась посмотреть на меня. Она долго не отвечала. Но она замедлила ход и, наконец, поравнялась со мной. Почему-то показалось, что она слегка кивнула.

В конце концов, я всё равно упустил шанс сказать то, что хотел – попросить её вылечить руку, обратившись к хорошему специалисту.

Но это может решить только сама Мафуйу. Всё, что я могу сделать, это убежать вместе с ней из дома и может иногда подставить ей плечо, о которое можно облокотиться.

Нас нашел полицейский, ехавший по ту сторону дороги. Он поспешно затормозил в 10 метрах от нас и чуть не въехал в ров на обочине. Молодой полицейский достал ноутбук, чтобы сверить наши лица, и достал рацию – кому-то доложить.

- Что будем делать? Бежать? – прошептал я на ухо Мафуйу, стоящей рядом со мной, хотя полицейский держал меня за руку.

Но она молча покачала головой.

Нашему путешествию пришел конец.

Ожидая ответа от своего начальника, полицейский требовал от Мафуйу подпись, как собака, и даже попросил её расписаться в полицейском журнале. Эй, это вообще нормально?

Затем, нас доставили на станцию. На автобусной остановке было довольно много машин, и собралась толпа взрослых – никого из них я раньше не видел. Только позже я узнал, что это были члены оркестра, который специально приехал искать Мафуйу. В прочем, среди них были и полицейские. После того, как установили наши личности, они подбежали к нам, испугав нас до смерти.

Среди них была и Маки-сенсей. Черт, что она здесь делает?! Ей разве не надо в школу? Или у неё больше свободного времени, потому что она учитель музыки? Широко шагая, она подошла ко мне с широкой улыбкой, и первое, что она сделала, это дала мне пощечину.

- Нет, стойте….

Прежде, чем я смог ответить, она шлепнула меня по другой щеке.

А затем...

К автобусной остановке на большой скорости приближалась машина, и она продрифтовала, чуть не врезавшись в полицейскую машину, перед тем как остановиться. Человек, который открыл дверь и вышел из машины был...

- Папа? – пробормотала Мафуйу голосом, слышным только мне.

Подбежавший к нам человек действительно был Эбисава Чисато. На нем криво висела футболка, и под глазами были синяки, может, потому что он не спал всю ночь. Его волосы были в беспорядке, точно, как грива поверженного льва.

- Так вы действительно приехали сюда? Что вы делали две ночи? Подумайте, как мы волновались...

- …А как же твой концерт? Он разве не сегодня?... - пробормотала Мафуйу, будто во сне.

Эбичири в ответ приподнял брови.

- О чем ты говоришь? Какой концерт, когда ты пропала? Подумать только – убежала из дома!

Эбичири вдруг обратился ко мне:

- Это ты? Ты увел Мафуйу у меня?!

Он схватил меня за ворот и несколько раз потряс, но всё, что мне пришло в голову – значит, он тоже обычный отец, который беспокоится о своей дочери. Может, я даже улыбнулся, когда думал это. Крики Эбичири неожиданно сбили меня с толку.

- О чем ты думал?! Как ты понесешь ответственность за то, если бы с Мафуйу что-то случилось...

Вдруг Мафуйу встала между мной и её отцом и оттолкнула нас в разные стороны. От внезапного толчка я упал на пол, и я услышал лишь звук падения.

Мафуйу, не веря своим глазам, смотрела на руку, которой дала пощечину отцу – правую с неподвижными пальцами. Эбичири с его опухшим лицом был ошарашен. В его глазах вспыхнул гнев, и он дал пощечину Мафуйу. Мафуйу уже было свалилась на меня от удара, как Эбичири поспешно схватил её за плечи.

- В любом случае, извинись перед всеми!

Эбичири вытащил Мафуйу в центр толпы, но я лишь пустым взглядом смотрел на её спину. Плохая привычка сразу же сдаваться передается по наследству?

После того, как нас строго отчитали три полицейских, остальные люди, которые нас искали, постепенно стали разъезжаться.

Мафуйу посмотрела на меня, когда Эбичири вел её к машине.

Её глаза больше не были наполнены тучами, как прежде. Они были немного радостными, но в то же время слегка грустными – я был не совсем уверен.

Эбичири высунул голову из окна и сказал:

- Ты тоже садись! Я тебя подвезу.

Задняя дверь машины открылась, и я был очень благодарен за это. Хотя атмосфера в машине, наверное, будет неловкой, то, что не придется ехать домой несколько часов на поезде было довольно заманчиво.

- Извините, маэстро Эбисава, но этот человек поедет со мной на поезде, - прозвучал сверху холодный голос Маки-сенсей.

Черт, это было страшно. У меня не хватит смелости повернуться к ней лицом.

Однако, отец и дочь Эбисава уехали, оставляя меня одного в клубу дыма. Другие машины тоже начали уезжать. Смотря на номера проезжающих мимо меня одна за другой машин, хотя мои чувства были уже не те, что раньше, у меня в мыслях было всё то же.

Нет, я не могу её вот так отпустить.

Я ещё не передал ей заявку на вступление в кружок. Даже если она решила уехать в Америку и не вернется в нашу школу...

Выхлопы все дальше и дальше удалялись, и в конце концов остался только звук морских волн.

На автобусной остановке больше никого не было. Я в который раз остался один.

Ах да, позади меня не человек, а демон.

- Ну, Нао. У меня есть многое, о чем я хочу с тобой поговорить. Ты, наверное, более или менее ожидал этого, да? – сказала Маки-сенсей ужасающе ласковым голосом и с неимоверной силой подняла меня за ворот.

Все, что мне оставалось, кроме как вздохнуть, это вздохнуть еще раз. Итак, наш побег из дома подошел к концу.

А это значит, что несмотря на то, что я придумал кучу оправданий, например, что хочу в туалет или хочу купить попить – хотя я придумал кучу причин улизнуть, я я всё равно не смог избежать допроса Маки-сенсей.

 

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.