Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Полевые испытания и подсадная дичь



 

В этой главе я хочу поговорить об этике использования подсадных животных. Напуск птицы на подсадную дичь никакого отношения к соколиной охоте не имеет; соколиная охота это охота с обученными хищными птицами на диких животных в естественной среде обитания. Во всем мире использование подсадной дичи узаконено, за исключением Великобритании, Германии и Нидерландов.

Что подразумевается под словом "подсадная"? ­Самая распространенная подсадная дичь это домашний голубь, которого выпускают под птицу простым подбрасыванием в воздух, так же как это делают с почтовыми голубями. Другой способ выпуска, используемый натасчиками собак, заключается в дезориентации голубя и помещении его в густую траву. В этом случае он может сидеть в траве до получаса, что позволяет вернуться к нему с собакой и дать ей сделать стойку; для ожидающего на кругах молодого сокола эта ситуация выглядит вполне реалистично. "Дезоринтация" - просто форма затаивания, вызванная видом хищника. Еще один способ выпуска заключается в использовании популярной у американских стрелков промышленной катапульты. Этот агрегат способен подбрасывать птиц размером с фазана и может иметь дистанционное управление.

Менее безвредные способы выпуска заключаются в ограничении свободы движений подсадного животного, к примеру выдергиванием первостепенных маховых или привязыванием к животному веревки. Так или иначе, подсадная дичь испытывает страдания или дискомфорт.

Подсадную дичь используют в следующих ­обстоятельствах:

 

a) Чтобы притравить молодую птицу, так же, как это делают взрослые птицы в природе.

b) Чтобы научить сокола ожидать на кругах.

c) Чтобы разлетать сокола.

d) Для полевых состязаний соколов.

e) Чтобы вернуть ловчую птицу, выпустив живого голубя на веревке.

 

a) Использование пойманной дичи для обучения молодых птиц охоте широко распространено у диких хищников, в том числе у млекопитающих, например у кошек. Новозеландские соколы обычно улетают подальше от преследующих их птенцов, а затем бросают им пойманную добычу (см. 5.19). Позже, когда молодежь станет опытнее, они поднявшись высоко в небо выпускают уже живую добычу, чтобы молодые соколы имели хороший шанс ее поймать. Однако у сокольников есть другие способы обучить молодую птицу охоте, например, обучая ее ловить волочащуюся тушку или используя механическое чучело, о чем уже говорилось в пятой главе. При их правильном использовании необходимость в подсадной дичи отпадает.

Что касается притравки молодых птиц, то здесь есть этическая дилемма. Во первых существует практика содержания не притравленных хищных птиц. Это характерно (по весьма веским причинам) для птиц, участвующих в соколиных шоу и тех, которые содержатся в качестве домашних животных, а не для охоты. Если не притравленная птица потеряется, она вряд ли научится ловить добычу за те несколько дней, пока у нее еще будут силы. Особенно это касается старых птиц, которые уже прошли период обучения и ­стали вабилозависимыми. Поэтому для пользы птицы (не ловчей) желательно, ­чтобы она поймала хотя бы парочку подсадных, чтобы она видела в них пищу. Тогда, если она потеряется и проголодается, то по крайней мере попытается сама добыть себе пищу. В противном случае, она скорее всего умрет от голода, даже не попытавшись поймать добычу, которая может находится у нее под носом.

Реабилитаторы часто сталкиваются с проблемой выпуска хищных птиц, которые никогда до этого не охотились в природе. Через нас прошло немало таких сапсанов. Обычно это были незаконно изъятые из гнезд птенцы. Пока шли судебные разбирательства осень подходила к концу. Молодая птица в условиях коротких зимних дней должна была научиться летать и набраться охотничьего опыта, и это при плохой погоде и низкой численности потенциальных видов-жертв. Будучи одна, она не могла как следует облетаться и вскоре начинала кочевать. Однако не притравленной птице нельзя позволять уходить слишком далеко от облеточного участка, поскольку есть риск ее потерять. Научить такую птицу в такой поздней стадии развития гарантированно ловить добычу, не используя подсадную дичь, очень трудно. В лучшем случае это потребует больших усилий, в худшем случае это будет ­невозможно. Текущее здоровое состояние популяций диких сапсанов в Великобритании больше не ­оправдывает таких расходов; ­более того, выпуск такой птицы скорее всего будет иметь отрицательный результат (см. 8.2). В такой ситуации более этично выпустить под такую птицу несколько дезориентированных голубей, чем выпускать ее на вероятную смерть не притравленной. Если же вы против убийства, то лучше убить сапсана и таким образом спасти жизни его будущих жертв.

 

b), c), d) Обучение сокола ожидать на кругах, разлетывание и полевые состязания можно объединить. По сути, сокол обучается ждать на кругах, как это происходит в природе (см. 6.4). Человек выбрасывает голубя, сокол пикирует на него и ловит или не ловит. У Beebe и Webster этот метод подробно описан. В Америке, Испании, Италии и на Ближнем Востоке это обычное явление. Большинство голубей уходят невредимыми. Здесь нет особой жестокости, но это способ обучения и разлетывания птиц для ленивых сокольников. Когда времени мало, конечно легче выпустить под сокола голубя, чем пойти с ним охотиться. Многие американские сокольники твердо уверены, что без голубей невозможно научить сокола быстро набирать высоту. Они неправы! Конечно, используя голубей научить этому гораздо легче, однако если опытный сокольник не может справиться без голубей это печально. Одно дело использовать парочку голубей, чтобы научить молодого сокола охотиться, и другое дело постоянно использовать голубей на всем протяжении обучения.

Полевые испытания это мероприятие на котором сокольники соревнуются чья птица летает лучше, выше, сильнее. Этот метод был ­описан Gerald Richards в книге Game Hawking...at its very best. Из 202 голубей было поймано всего девять штук. Таким образом, в испытаниях не больше жестокости, чем в соколиной охоте. Я выступаю против испытаний, поскольку они снижают качество соколиной охоты, сводя все к простому соперничеству, а не накоплению охотничьего опыта. Когда люди охотятся вместе, они работают как одна команда, каждый стремится помочь птице, вне зависимости от ее принадлежности. Грустно смотреть как прекрасное древнее увлечение - соколиная охота превращается в банальное соревновательное шоу.

Еще одна причина по которой я против полевых испытаний, это формирование у общественности, особенно у впечатлительной молодежи, извращенного понятия о соколиной охоте. Хуже всего, что эти мероприятия освещаются СМИ (в Испании это в порядке вещей), а недавно их стали транслировать по телевидению. Общественность глядя на все это полагает, что это и есть соколиная охота, в результате о ней складывается плохое мнение. В Испании, где отношение к животным несколько иное, сокольники находят мои комментарии ­неуместными. Но когда видеозаписи полевых испытаний продают за границу, это наносит соколиной охоте ущерб.

 

e) Использование голубя для возвращения сокола до сих пор распространено в выше упомянутых странах­. Я повторюсь это признак лени или неопытности сокольника. Многие ловчие соколы летают в такой высокой кондиции, что они не реагируют на мертвую приманку, а сокольники обленели и как следует не следят за весом птицы. Механический голубь ­(рисунок 3.10.4) оказывает такое же воздействие на сокола, как и живой, поэтому никаких оправданий для использования этой архаичной практики нет.

Таким образом, за некоторыми исключениями, я осуждаю использование подсадной дичи. Это ­не нужно и только вредит соколиной охоте. В большинстве случаев ей можно найти гуманную альтернативу.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.