Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

МАНИФЕСТ межрегиональной общественной организации «Родительская культура и духовное акушерство»



 

 

Ребёнок приходит по воле Божьей

и в этом он совершенен.

Он приходит к родителям, и прежде всего на них

ответственность и право решать с ним и за него.

Дать жизнь, дать пространство для жизни,

ввести в мир.

Мы жили и во многом живём в таких условиях, что

«не навредить» ребёнку можно только отойдя,

не отвергая, от официальной медицины, официальной педагогики

взяв на себя

ответственность за своих детей, за свою семью.

Каждый из нас, врачей и целителей,

нашёл в этом свой путь, своё служение.

И это служение было востребовано людьми,

наш личный опыт оказался нужен

многим и многим.

Мы не можем позволить, не позволяем себе

выбирать только «благополучных» беременных и детей.

Мы предлагаем и даём свою помощь,

свой опыт и возможности

каждому, кто в этом нуждается.

И сейчас мы объединяем свои усилия на этом пути.

 

 

«Организаторов этих процедур Юрий БЛОШАНСКИЙ называет не иначе как «секта» ».

 

Каким таким опиумом мы отравляем народ? Водкой? Наркотиками? Сектантской чушью? Нет! Мы притягательны нормальными и красивыми родами. Только всегда к этим Вашим словам нужно добавлять: «Нормальные роды - опиум для народа!» Самое страшное в партийных или релициозных системах любого масштаба, но особенно мелкого, называемого сектами, это тенденция к фанатизму. Большинство всегда право, даже если оно не право. Распространён запрет думать иначе, чем предписывают основные авторитеты. Мы не хотим думать и делать так, как нам велят делать безоговорочно радетели от медицины.

 

Скорее уж мы секта не желающих бегать как всев минздравовском табуне! Мы не дурим головы легковерным женщинам, хотя они и могут быть, по мнению БЛОШАНСКОГО,«невежественными и дикими». Уже нельзя позволять себе записывать нас при научном споре в «секту». Сейчас не 1937 год, товарищ БЛОШАНСКИЙ. И уже нельзя игнорировать мнение той тысячи москвичек и их семей, которая ежегодно выбирает для себя водные роды. Повод для домашних родов они находят весьма существенный. Это не прихоть. Не лёгкий и простой вопрос о месте родов. Архиважный вопрос, над которым они уже задумались. О жизни и смерти их детей.

И, помянув про волю Божью в Манифесте, мы декларировали лишь, что Бог не хочет, чтобы мы были слепыми идиотами, а тоже взяли на себя ответственностьза приходящую к нам Жизнь.

Зачастую за роддомовскими родами неизбежно следует последующий аборт, ибо как можно забыть, а уж тем более повторить такоеещё раз! Но Жизнь убить нельзя. Она пробивается на свет нежными побегами вдали от испорченного Минздравом общественного пространства. Это то Лоно, которое год от года всё меньше плодоносит.

У нас была одна беременная, которую к нам привела её мама. После родов эту женщину зашивали прилюдно в присутствии студентов-негров. Она ощущала полную безысходность. Далее по жизни она делала только аборты, боясь пережить ещё раз подобный стыд и унижение. Она была рада привести свою дочь к нам. Именно она и была инициатором домашних родов. Её дочь рожала 27.02.1996 года. Роды прошли успешно в кругу семьи. Мы не хотим рожать в ведомстве сударя БЛОШАНСКОГО, которое или просто гробит наших детей или уродует психику и матери и ребёнка.

«Слава растёт изустно» как говорил Вергилий. Поэтому нам и не нужна реклама, как некоторым псевдоцентрам типа «САНИ». Мы успешно выдерживаем бешеный натиск превосходящего нас по силе минздравовского гонения. Мы успешно конкурируем с вашими хвалеными-перехвалеными родильными домами. Мы помогаем людям обрести своё семейное Счастье.

Люди поддерживают нас, поддерживают наше Движение. И, если люди платят нам за наш труд, значит есть за что. Главное мерило необходимости - деньги. А так ни за что, ни про что никто и копейки не заплатит.

Мы имеем право на существование. Ведь не создавать же, в самом деле, резервацию для рожающих дома женщин и для их непривитых детей!

И ещё для полного счастья сударя БЛОШАНСКОГО следуем его оповестить, что «убравшийся» было ЧАРКОВСКИЙ с весны 1997 года живёт и здравствует, а главное и работает в столице России.

 

«Научно» ли рожать дома,

Да ещё в воду?

Ложь ДЕСЯТАЯ.

«Ежегодно в городе происходит 700-800 домашних родов», «В последнее время врачей стала беспокоить проблема «родов на дому»», «Некоторые родители предпочитают родильному залу домашнюю обстановку или даже ванну с водой», «Роды в воде смертельно опасны».

 

Понятно уже, что в России главными поклонниками родов в воде являются физики и математики, а пропагандируют этот метод «слесаря, причём даже не сантехники». Ну а медики мало того, что не разбираются с высот своих учёностей в том новом, что происходит в мировом научном мире, но и не читают научные книги и журналы отечественного «производства», посвящённые данной теме.

Иначе им могла бы попасться на глаза и они соизволили бы прочесть монографию А.А.ХАСАНОВА «Родовая акушерская травма новорождённого» (Казань, 1992 год, научный редактор - профессор А.Ю. РАТНЕР, тираж 3 000 экз.). Как сказано в предисловии к монографии «Монография предназначена для акушеров-гинекологов и посвящена предупреждению одной из наиболее частых причин заболеваемости и смертности новорождённых - родовой травме». Кто же виноват в том, что профессор сударь Блошанский не видал и не читал. Может быть уверенности в его публичных речах и высказываниях в наш адрес было бы поменьше? А дело всё в том, что в этой монографии есть глава, которая так и называется «Домашние роды - анахронизм или ренессанс акушерства?». Позволю себе её процитировать. Она сопровождается цитатой известного немецкого акушера начала века Эрнста БУММА «Там, где природа предусмотрительна, для искусства мало дела».

«Убедившись в травматичности некоторых общепринятых акушерских пособий (чрезмерная защита промежности, тракции за головку плода и повороты её с целью выведения плечевого пояса и т.п.), мы заинтересовались состоянием детей, родившихся не только без каких-либо акушерских манипуляций, но и вообще без медицинской помощи - дома, без врача или акушерки.

Для выяснения этого вопроса мы проанализировали 110 так называемых домашних родов. За контрольную группу приняты показатели работы родильного отделения кафедры акушерства и гинекологии № 1 Казанского ГИДУВа. Родоразрешение в домашних условиях чаще всего обусловлено не столько желанием беременной, сколько рядом не зависящих от неё обстоятельств (стремительные и быстрые роды, задержка с приездом машины скорой помощи и т.д.). Тем не менее этот контингент женщин особый - в основном это - повторнородящие 25-30 лет (первородящих 8,6 %, из них первобеременных - 6,7 %), профессия связана с физическим неквалифицированным трудом. Каждая вторая не состоит в официальном браке, каждая третья не посещала женскую консультацию во время данной беременности. 25 % женщин входит в группу повышенного социального риска - без определённого места жительства, неработающие, возможного отца ребёнка, как правило, не знают, не соблюдают элементарных санитарно-гигиенических требований, курят, пьют.

Экстрагенитальная патология найдена у 21,7 % женщин, родоразрешившихся дома (заболевания почек - 5,4 %, сердечно-сосудистой системы - 4,5 %, эндокринопатии - 1,8 %, туберкулёз лёгких - 1,8 %, заболевания пищеварительного тракта - 1,9 %, психические заболевания - 1,81 %, сочетание заболеваний - 4,49 %) и у 25,3 % контрольной группы (анемия - 19,8 %, заболевания почек - 4,3 %, сердечно-сосудистая патология - 1,1 %, эндокринопатии - 0,1 %). Среди осложнений беременности, наблюдавшихся в исследуемой группе, отмечены анемия (17,8 %), гестозы (11, 3 %), угроза прерывания беременности (8,6 %); в контрольной группе преобладали гестозы (27,8 %), затем анемии (18,9 %), отмечена большая частота угрозы прерывания беременности (18,8 %).

Домашние роды осложнились стремительным (16,3 %) и быстрым течением (42,2 %), несвоевременным излитием околоплодных вод (12,3 %); в контрольной группе соответственно - 2,7 %; 3,0 %; 24,0 %. Общий процент осложнений родов в домашних условиях и в стационаре равнялся соответственно 70,8 и 78.

При домашних родах не наблюдалось кровотечений в связи с преждевременной отслойкой или предлежанием плаценты, в контрольной группе частота этой патологии составила 2,7 %.

Кровотечения в послеродовом периоде возникли в 1,8 % после домашних родов (кровопотеря не превышала 600 мл) и в 8,3 % - контрольной группы. Однако средняя кровопотеря в исследуемой группе была несколько выше (на 100-150 мл), чем в контрольной, что привело к развитию анемии в послеродовом периоде.

Все дети обеих групп родились при головном предлежании, из них преждевременно (при домашних родах и в контрольной группе соответственно) 31,1 % - 7,8 %, в срок - 62,3 % - 86,3 %, запоздалые роды - 6,6 % и 5,5 %. При домашних родах 52 % женщин родоразрешились, лёжа на спине, 48 % - на корточках или на стульчаке; в контрольной группе все роды протекали в горизонтальном положении роженицы.

Травмы мягких родовых путей отмечены у 9,4 % родильниц после домашних родов (разрывы промежности 1-й степени - 7,5 %, 2-й степени - 1,9 %) и у 32,11 % - в контрольной группе (1-й степени - 7,3 %, 2-й - 4 %, 3-й - 0,01 %, эпизио- и перинеотомии - 21,8), в том числе у первородящих соответственно 22,3% и 36,7 %.

После домашних родов отмечается несколько большая частота послеродовых заболеваний (7,5 %; из них постгеморрагическая анемия 1-2 степени - 5,7 %), чем после родов в стационаре (6,7 %). Однако общее состояние родильниц исследуемой группы и показатели гомеостаза не явились препятствием для выписки, и средний койко-день после домашних родов составил 4,5 против 9,5 контрольной группы.

Симптомы неврологической патологии обнаружены у 11 (10 %) детей, родившихся дома: в форме миатонического синдрома - у 7, нижнего вялого парапареза - у 2, поражения головного мозга - у 2. Неврологическая симптоматика у всех детей была нерезко выражена и к моменту выписки почти у всех детей (кроме одного с черепно-мозговой травмой, который, родившись, упал на пол) не отмечалась.

В контрольной группе признаки родовых повреждений нервной системы обнаружены у 323 (18,1 %) новорождённых, преобладали сочетанные поражения спинного мозга разных уровней. Явная картина спинальной неполноцености к моменту выписки отмечалась в 14,3 % случаев, в связи с чем 4,8 % этих детей госпитализированы в специализированное отделение.

Сравнив полученные результаты, мы обнаружили неожиданную закономерность: там, где роженицы лишены акушерской помощи, происходит не ухудшение (логично ожидаемое), а улучшение исхода родов для матери и плода. Улучшение исхода родов наблюдается по всем параметрам, кроме одного - при домашних родах увеличивается средняя кровопотеря, не превышая, однако, допустимой. Большая кровопотеря обусловлена, по-видимому, повышенной группой риска у данного контингента беременных, транспортировкой родильницы в раннем послеродовом периоде в стационар и отсроченным ушиванием кровоточащих разрывов мягких тканей родовых путей. (Так это и понятно. Действительно, повышенные послеродовые кровотечения. Нечего только что родившую женщину опрометью доставлять, а лучше сказать таскать, на тряской машине в стационар. Нужно дать ей возможность отлежаться дома. Пусть уж лучше Его Величество хирург соблаговолит снизойти доехать на этой же машине до дома роженицы, чтобы ушить что полагается на дому. - Моё примечание)

Мы ясно представляем себе, что улучшение исхода домашних родов возможно лишь при неосложнённом их течении. Сравнение больших величин, возможно, уменьшит благоприятное впечатление, однако настоящий анализ позволяет нам утверждать, чточрезмерное увлечение мануальными и инструментальными приёмами, принятыми в акушерстве, способно нередко нанести больше вреда, чем невмешательство в естественный многотысячелетний процесс деторождения. Многоделание и нетерпеливость в акушерстве только вредят.

Домашние роды в том виде, что наблюдаются в отечественном акушерстве в настоящее время, безусловно, - результат неудовлетворительной организации медицинской помощи населению. Однако родоразрешение женщин минимальной группы риска при нормальном течении беременности и родов в домашних комфортных условиях в окружении близких родственников и в присутствии акушерской бригады с терпеливым бережным ведением родов и рациональным невмешательством в физиологический процесс - одно из желательных и перспективных направлений развития современного родовспоможения.»

Домашние роды оказываются безопаснее роддомовских, милостивый сударь. И это относится даже к вообще неподготовленным родам у женщин группы повышенного социального риска. Что же говорить тогда оподготовленных родах у женщин, ведущих здоровый образ жизни?

Вывод, который следует из сравнительного анализа домашних и роддомовских родов (то, что сделал ХАСАНОВ), это: шансов у новорождённого выжить в условиях родильного дома меньше, чем если он рождается дома в неподготовленных условиях. О том же говорит и опят 12 родильного дома Санкт-Петербурга. А именно: стоит только убрать лекарство и снизить степень воздействия медика (ятрогенный фактор) на рожающую женщину, как всепоказатели по роддому улучшаются.

К такому же выводу пришли и американцы. Стоит лишь прочитать о крупнейшем исследовании результатов родов в клиниках и внебольничных родов, предпринятое американцами в 1974-1976 года. Подробности смотри в статье «Статистический обзор зарубежных домашних родов» во второй части книги.

В Великобритании группа экспертов выработала документ, определивший политику правительства в области материнства. Документ озаглавлен «Смена политики в области деторождения» («Changing Childbirth»). Официальный доклад для палаты общин о перспективах развития деторождения начинается знаменитой фразой: «Нет никаких научных свидетельств того, что роды в роддоме безопаснее». Этот доклад опубликован в 1992 году. Ещё десять лет назад такой доклад был бы невозможен. В нём постулируется, что в стенах роддомов должны существовать домашние комнаты для родов и каждый роддом должен иметь бассейн для родов. Британский медицинский журнал (BMJ) в номере от 23.11.1996 года публикует 4 статьи - статистических исследования о водных родах. Статьи написаны на основании опыта Швейцарии, Голландии и Англии (2 статьи). Но самое главное, публикации предварялись редакторской статьёй, отразившей официальное мнение британских медиков. Вывод, который сделан в конце подборок статей, таков: «Нет никаких научно обоснованных причин для того, чтобы отговаривать женщину рожать дома». В Англии возобладало коллективное сознание.

А Вы говорите: «Роды в воде небезопасны».В России вообще жить небезопасно. Среднестатистический мужчина у нас не доживает до пенсии. Продолжительность его жизни всего лишь 57 лет. («Независимая газета» от 02.06.1998 года)

С 1 по 4 ноября 1989 года в Москве, в Центральном доме архитектора проходила Первая Всесоюзная научно-практическая конференция «ФУТУРОДИЗАЙН-89». Организаторами Конференции явились Государственный Комитет СССР по науке и технике (ГКНТ), ВНИИТЭ, Союз архитекторов СССР и Союз дизайнеров СССР. Программа исследований и разработок в области проектного прогнозирования финансировалась ГКНТ и была рассчитана на семь лет. На Конференции среди прочих исследований была представлена проектная концепция «Ноокультура, аквакультура, антикультура» студией АЗРИКАНА Д.А. (СД СССР).

АЗРИКАН Д.А. в октябре 1989 года принял участие в 25-м Международном проектном семинаре «ИНТЕРДИЗАЙН-89», состоявшемся в городе Такаока (префектура Тояма), и затронувшем тему «Жизнь с водой». Вот что он говорит о том семинаре:

«Моя идея состояла в том, чтобы взять проблему обустройства быта и всех других процессов жизни членов всемирного общества «Аквакультура», основанного доктором Калифорнийского университета Игорем ЧАРКОВСКИМ. Общества сторонников родов и воспитания младенцев в воде, общества, почитающего воду как источник и колыбель жизни на Земле. В этом случае стержнем единого проекта «ИНТЕРДИЗАЙН-89» стало быпоселение последователей аквакультуры и всё его предметное оснащение, поглощающее решение трёх задач - обучения, развлечения и хозяйствования.» Цитата материалов Конференции «ФУТУРОДИЗАЙН-89», Москва, издательство ВНИИТЭ, 1990 год, стр. 114-115.

Проектную концепцию «Ноокультура, аквакультура, антикультура» представляла МИХЕЕВА М.М., дизайн-студия СД СССР, г. Москва. Вот что она говорила:

«Прежде всего потребовалось определить отношение к проблеме технического прогресса, сформировать представление о человеке будущего и его потребностях. В результате сложилась концепция, опирающаяся главным образом на воззрения ТЕЙЯРА ДЕ ШАРДЕНА, русских философов-космистов, В.И. ВЕРНАДСКОГО. Её основные положения сводятся к следующему. В эру машинной цивилизации забота о сущности человека была подменена заботой об обеспечении жизни. Прогресс человеческой личности не стоял в повестке дня. В технократическом обществе, опирающемся на рационалистическое мышление, прогресс осуществляется исключительно в научно-технической сфере. Авторы утвердились в выводе, что причиной целой цепи современных кризисов - экологического, политического, социального, экономического - явился кризис антропологический.

Возможным выходом из катастрофической ситуации представляются усилия, направленные на переключение ценностных ориентаций с наращивания технических мощностей и совершенствования технологий на заботу о личностном развитии человека и, как следствие, на духовный прогресс общества.

Альтернативные методы воспитания детей оказались тесно связанными с идеей ноокультуры. Сама же тема также переросла проблему воспитания человека. Преобразовавшись в «аквакультуру», она показывает перспективу освоения необжитых пространств в необычном ключе. В сложившейся системе взглядов идея антиутопии, «аквакультуры», решилась сама собой - как противопоставление человеку духовному человека механического.

АКВАКУЛЬТУРА. Работа основывалась на методике И.Б. ЧАРКОВСКОГО, практикующего рождение и воспитание детей в воде. Фактически методика реализует ту же задачу самопостижения, самосовершенствования, раскрытия внутреннего потенциала через специфику общения с водой. В проектных рекомендациях предложены классификация сред аквакультуры и типология предметных средств, в рамках типологии - идея и рпимеры дизайнерского решения отдельных изделия, в том числе:

n индивидуальные бассейны, трансформирующиеся в зависимости от функций и оснащённые соответствующими комфортными средствами;

n игрушки-тренажёры для различных методик тренинга;

n многофункциональные бассейны для акваклубов;

n проектная идея аквацентра для научных исследований, подготовки персонала, обмена опытом, а также для реабилитации детей с врождёнными патологиями и т.п.

n проектная концепция плавающих островов с автономным, экологически замкнутым циклом обеспечения жизнедеятельности, с трансформируемым объёмом акважилища, способным реагировать на изменения внешней среды.»

Тезисы доклада цитируются по сборнику «ФУТУРОДИЗАЙН-89», стр. 160-163.

Отчёту о Конференции был посвящён и один из выпусков журнала «Техническая эстетика» (№ 1, 1990 год) Вот что там писалось:

«Аквакультура.

Если задумываться о формировании человека будущей культуры, то начинать, безусловно, надо с момента рождения и даже раньше. Нас вдохновила методика Игоря Борисовича ЧАРКОВСКОГО, вот уже более 20 лет упорно пробивающая дорогу в жизнь - методика «мягкого» рождения и водного воспитания новорождённых.

В «Манифесте» Международной ассоциации «Аквакультура», президентом которой является И.Б. ЧАРКОВСКИЙ, сказано: «Мы полагаем, что осознание человеком своей неразрывной связи со всей целостностью жизни на планете и реализация этого осознания в нашей повседневной этике есть важнейший шаг к изменению теперешнего патологического существования и деструктивного развития современной человеческой культуры». И далее: «Мы убеждены в том, что вода является полугравитационной развивающей средой, идеальной для запуска важнейших психофизических функций живого организма и раскрытия потенциальных возможностей человека. Зная эту животворящую силу воды, мы рассматриваем воды Мирового океана, рек и озёр планеты как хранилище жизненной силы человечества».

Живительная сила воды известна издревле (вспомним хотя бы «живую» и «мёртвую» воду). И, похоже, современные учёные приблизились к разгадке этой тайны. Сотрудниками французского университета Пари-Сюд открыта буквально в прошлом году «биологическая память воды». Не говорит ли это открытие о том, что вода - мощнейший хранитель биоэнергии, та среда, которая сближает земное и космическое?

Создавая современные родильные дома в духе конвейерной индустрии, мы забыли о том, что рождение ребёнка не только сложный физический, но и тончайший психологический процесс.

Разлучение с первых минут рождения ребёнка с матерью - разрыв всех энергетических связей только что ещё цельного организма. Этим разрывом программируется масса комплексов и психофизических патологий. Кроме того, мать и ребёнок оказываются изолированными от третьего соучастника таинства рождения - мужа и отца. И здесь возможны потери на самых тонких психических уровнях - утрачиваются изначальные связи родства, причастности к семье, а как следствие, не исключено, - к роду, корням, истокам и основам культуры.

«Дети ЧАРКОВСКОГО» рождаются открытыми миру, они духовно и энергетически связаны с семьёй. И в этом единстве идёт непрерывная взаимная трансформация детей и родителей. Энергетически мощная водная среда укрепляет эти связи, поднимает на новый уровень. В детях, рождение и формирование которых происходит в окружении естественной водной среды, воспитывается экологическое сознание, чувство единства с природой, осознания себя его частицей.

Весь процесс водного развития и водного воспитания целостный, этапы его взаимообусловлены и неразрывно связаны. Комплекс мероприятий Аквакультуры включает помимо собственно родов процесс последующей адаптации к водной стихии. Новорождённые дети до трёхмесячного возраста сохраняют рефлекс задержки дыхания, известный у ныряльщиков как апноэ (с груческого - отсутствие дыхания; временная остановка дыхания, особое физиологическое состояние, сходное с анабиозом животных). Путём специального водного тренинга ребёнок обучается владеть своим дыханием - основной жизненной функцией. Плавая, он учится управлять своим телом. И эти две составляющие - залог физического и духовного здоровья ребёнка. Дети не болеют, растут крепкими, выносливыми, жизненно активными. Они практически лишены комплексов, психически уравновешены (по статистике половина обычных детей детсадовского возраста нуждается в психокоррекции), миролюбивы, коммуникабельны, обладают живым интеллектом, высоким творческим потенциалом, тонкой интуицией. Они, правда, с трудом уживаются со стереотипными ситуациями и, имея в большинстве своём телепатические способности, теряют их с началом школьной жизни.

Не кажутся ли вам эти дети похожими на нашу общую мечту о человеке будущего? Нам - кажутся. И, безусловно, они требуют заботы не только узких специалистов, но и дизайнеров.

Несмотря на все запреты в нашей стране, случаев родов в воде уже более 700. А если учесть, что методикой ЧАРКОВСКОГО пользуются в Бельгии, Великобритании, Дании, Франции, на Гавайях, то оказывается, что это огромная масса людей. А те, кто хотел бы использовать методику родов в воде, лишены сегодня элементарных средств для подобного рода образа жизни. По нашим сведениям, нигде в мире не разрабатываются и не выпускаются специальные средства и оборудование для водного рождения (это 1990 год, сейчас есть и бассейны, и аквадоплеры и кое-что ещё. Только уже, увы, не у нас в стране. - Моё прим.) и воспитания детей.

Программа Аквакультуры складывается из ряда подпрограмм:

n подготовка к родам включает психофизическую подготовку беременных, основанную на водном тренинге, психологическую семейную подготовку;

n мягкие роды, кроме непосредственного родовспоможения, обеспечиваются психологическим комфортом;

n психофизическое водное воспитание относится как к новорождённым, так и детям более старших возрастов, и кроме обучения и специального тренинга предусматривает меры по реабилитации «неводных» детей с врождёнными патологиями (заболевания нервной системы, двигательного аппарата, нарушения кровообращения и многие другие).

Кроме того, предусматриваются ещё две подпрограммы: социальная, которая включает общение семьёй, обмен опытом, водный совместный досуг и тренинг, а также популяризацию метода и другие просветительные задачи, и научная, которая пока ещё не развёрнута, но в неё должны войти исследования и эксперименты, методические разработки, обучение и подготовка персонала. (На Западе этим занимаются уже вовсю после 1990 года. Но не у нас. - Моё примечание)

Весь комплекс объектов аквакультуры достаточно многообразен и условно его можно разделить на три категории:

n общественная среда,

n индивидуальная среда,

n средства обеспечения процессов аквакультуры.

Общественная среда охватывает объекты для подготовки к родам, обучения и тренинга, досуга на воде, жизни «на плаву», возле воды. Это исследовательские и учебные аквацентры, отели и кемпинги на побережье или в пригородной зоне, плавающие и временные лагеря, акваклубы, бассейны, спортивные комплексы, комплекс развивающих игр, аквапарки, водные аттракционы, водный транспорт и т.д.

Индивидуальная среда обеспечивает в основном аналогичные процессы, но в домашних условиях (ванны, аквариумы, мини-бассейны, тренажёры, спорткомлексы). Выполняя сходные функции, её объекты требуют иного решения. В то же время в общественной сфере существует целый ряд индивидуальных средств (те же специальные водные резервуары для рожениц и новорождённых, средства обучения младенцев, различные игрушки, игры, плавающие средства, предметы личного пользования).»

 

Государственная программа исследования водных родов продолжалась несколько лет. Понятно, что Минздраву она была вообще не нужна. Этим занималось ГКНТ. Несколько отчётов по теме «ФУТУРОДИЗАЙН», подраздел «Аквакультура» хранятся в архивах ВНИИТЭ и подразделений, занимавшихся этой темой.

В книге известного американского футуролога, лауреата Нобелевской премии, Алвина ТОФФЛЕРА «Футурошок» (Санкт-Петербург, издательство «Лань», 1997 год, стр. 291-292) сказано:

«Врач-новатор, например, активно интересуется всеми новшествами медицины, охотно использует самые смелые методики и первым осваивает аппаратуру нового поколения - но он закрыт для изменений в социальной, политической и экономической сфере. Чем сильнее бушует волна протеста в университетах, чем чаще пожары в гетто - тем меньше он хочет об этом слышать.

Внешне он справляется очень хорошо, но он тоже играет в игры с самим собой. Он рискует проснуться однажды утром и обнаружить, что его специальность морально устарела или изменилась - под влиянием событий, недоступные его пониманию.»

Та самая профессия врача, которая испокон веков должна быть более консервативной, чем в целом всё общество, является сдерживающим фактором в осознании нового подхода в обществе к их профессии в целом. Врач может лишь учитывать те изменения, которые происходят внутри самой его научной дисциплины, но в силу своей специализации он просто напросто не способен оценить грядущие изменения отношений к его профессии в обществе. Иначе как же врач не мог не заметить разницы в двух подходах к родам. Ту разницу, которую общество пользователей медицинскими услугами для себя уяснило достаточно давно. Например:

«Ну вот, привёз меня Игорь, муж, в роддом. Поздно уже. Темно. Он вещи мне отдал и уехал. А я осталась.

И так мне стало страшно!.. Вот, думаю, бросили меня все... на произвол судьбы. А мне больше всего на свете в те часы хотелось даже не того, чтобы болеть перестало - просто, чтобы хоть кто-нибудь ко мне участие проявил. Сказал что-нибудь. Совершенно я была не в состоянии находиться одна. Помню, всё выходила в коридор - в надежде, что какая-нибудь медсестра на меня обратит внимание и я ей расскажу о своих ощущениях, а она мне что-нибудь ответит, мы с ней поговорим... А меня привели впалату, где стояло 12 кроватей - совершенно чёрных. Они все были не застелены, с чёрными матрасами и чёрными подушками. Дали наволочку. Сказали: «Спи». Выключили свет. Как потом оказалось, я рано приехала, схваток ещё не было. Я посмотрела вокруг: за окном темно, только какой-то очень одинокий фонарь, в палате темно, кругом всё черное. Стра-а-шно!.. Легла и стала реветь. Лежу и реву, очень уж одиноко. Вдруг внутри у меня что-то словно взорвалось и потекло. Что?... Почему?... Ничего не понятно. Никто не приходит. Никто ничего не объясняет.

Наконец утром пришли врачи, посмотрели меня перед сменой - у них с восьми до девяти пересменка. А я вроде как, рожать уже всерьёз надумала. По лицам вижу: мешаю я им. Пересменка ведь. Стыдно мне стало, до того стыдно, что я в 8.00 на стол легла, а в 8.17 родила Арину.

И так я от всего этого устала, что даже плач её меня ни капельки не трогал. Её врачи там взвешивают-меряют, она ревёт, а мне вроде и всё равно. Я им позволила (внутренне позволила) её забрать и распоряжаться ею по своему усмотрению.

Ещё я ужасно боялась разрезов - мама мне говорила, что обязательно будут резать. И я всё время думала: как они теперь будут меня зашивать...

Я много лет думала, представляла, как это будет, когда у меня родится малыш и я буду мамой. Просто уверена была, что буду безумно счастлива в эти минуты, такие меня будут переполнять чувства... И вдруг - практически никаких чувств. Разве что страх. И ведь не делали со мной там ничего особенно-то плохого: и роды вроде несложные были, и врачи на меня не кричали, никто меня не оскорблял, не обижал. Они честно делали своё дело, но ... понимаете, во всём этом деле не было Души! Они снизвели процесс появления моей малышки на свет до просто боли и борьбы с этой болью - на чисто физическом уровне. И никаких эмоций. А для меня почему-то самым важным было ни в коем случае не кричать во время родов - такой вот пунктик. Очень я гордилась, что вот все кричат, а я - нет.

Два дня после родов я ходила в буквальном смысле слова «по стеночке», меня качало от слабости. То, что в роддоме из родов забирают душу, мне кажется, лишает женщину какой-то очень важной энергетической поддержки, подпитки. Не в чем черпать силы. Никогда больше в жизни - ни до того, ни после - я так отвратительно себя не чувствовала. Да ещё этот режим роддомовский, когда всё по расписанию, всё для удобства их, а ни в коем случае не твоего. Мне кажется, я там и не спала толком. В час ложились, в пять утра поднимали на процедуры. Я пришла домой с единственным желанием: спать!

Поэтому, когда мне Арину принесли в первый раз кормить, я, конечно же, была счастлива ... но - в меру. И ещё: за восемь дней, которые я так пролежала (у меня поднялась температура, и я лежала дольше, чем другие), я ни разу не подошла к детской палате, чтобы попереживать: как там она? Приносили, брала, кормила, отдавала, и вроде как достаточно. А могла ведь в ту палату заглянуть, подсмотреть... Меня там настолько вымотали, что я была просто не в состоянии о ком-то ещё заботиться, думать.

Только когда я родила потом Гришу - дома, я вдруг поняла: какой же кошмар, когда ребёнка вот так уносят от тебя! Как же они всё это переживают там? Только что ты был с мамой одно целое, и вдруг взяли чужие руки, унесли куда-то... Кто?.. Куда уносят?.. Почему мама молчит, разрешает забрать?.. Я больше ей не нужна?.. Теперь я понимаю: она ведь чувствовала, что мне совершенно не до неё в этом роддоме. Она плакала... Тогда мне казалось, что это нормально, все дети плачут. А это она меня звала, плохо ей было.

Я опять скажу: никто ничего плохого мне там не делал. И врачи были хорошие. Плохие, наверное, кричали бы, хорошие - нет. Но и самым хорошим из них настолько безразличны вы и ваш ребёнок. Они знают только, что женщина родила в срок и при этом все остались живы и относительно здоровы. Одно физическое тело производит другое физическое тело, и надо, чтобы это производство прошло нормально. Всё. Никаких эмоций. Работаем.

Того, ради чего в общем-то и появляется новая жизнь,- Души - нет. Давно и безвозвратно утеряно. Какой же любви мы ждём потом от наших детей? Энергетика на нуле, аподпитки нет.

А вот Гришу я рожала дома...

Примечание: Гришу рожали вместе с одним из авторов, с Юлей ЖЕЛЕЗНОВОЙ. Поэтому не вмешаться в последующий разговор она просто не могла.

Лена.Так вот, Гришу я рожала дома, и это был такой кайф!.. Всё что я теряла в процессе родов, - силы, энергию, вы мне тут же возмещали сполна, с лихвой. И все мы были вместе настолько, что даже описать сложно. Единение полное.

Юля. Да! А ты помнишь, как мы все обнимались, когда Гриша родился? Нет? Мы все трое обнялись, было здорово!...

Лена.Да, ты сказала, и я вспомнила.

Юля. Вообще мне твои роды помнятся как песня... в нашем общем исполнении. Трио.

Лена. А Гришка, когда родился, он так на нас смотрел... Мы и не устали тогда совсем...

Юля. У меня первые роды тоже были роддомовские, вторые - домашние. И для меня это - два разных события в жизни. Связанные, разумеется, общими физиологическими признаками, но - совершенно разные. И так жаль с позиций сегодняшнего понимания всего Борю - первого!... - ему не досталось очень многих важных вещей в самом начале жизни. Любви. И радости.

И ему. И мне. Нам обоим.»

(Цитата из книги ГУРЬЯНОВОЙ Л.С. и ЖЕЛЕЗНОВОЙ Ю.Б. «Рождение в радости» (заметьте, не в роддоме!), Санкт-Петербург, издательство «Комплект», 1997 год, стр. 108-111.

Или:

«Первые мои роды происходили в родильном доме. Мне делали кесарево сечение и я была на это согласна, не подозревая, чем всё это для меня кончится. Во-первых, дикие боли внизу живота, так как рубец долго не заживал и я ходила как старушка в скрюченном положении все 3 месяца. Область вокруг шрама была сначала очень болезненна, а потом не чувствительна. Даже сейчас, спустя 7 лет со дня первых родов, шрам не чувствителен и небольшая зона вокруг него. Я всё равно мечтала иметь двух детей, но мне сказали, что рожать я буду только через кесарево сечение, так как есть опасность разрыва матки и кровотечения. Но вот спустя 6 с лишним лет после первой беременности я опять забеременела. Беременность проходила легко. Чувствовала я себя прекрасно. Летом мы с мужем и старшей дочерью поехали отдыхать на юг. Я загорала и купалась, мне было комфортно в воде и на солнце. Пробыли мы там почти 3 недели. Ездилина двенадцатичасовые экскурсии и лазили по горам, спускаясь в необыкновенной красоты пещеры и никакой усталости не было, хотя живот был у меня огромный. Я всё время мысленно разговаривала со своим малышом, рассказывала ему о красоте, которую я вижу вокруг себя. Приехав с юга, мы сразу же уехали на дачу. До обеда ходили за грибами, а вечером ходили на реку и любовались красотой осеннего леса. Когда я не была ещё беременна, ко мне попала кассета «Мягкие роды» и тогда я подумала: «А почему бы не родить самой, без операции?» И спустя два года мы решили родить ещё одного ребёнка. Я забеременела и решила пойти учиться на курсы по подготовке к домашним родам.

Что мне только не пришлось услышать в свой адрес от своих родственников и знакомых! Что я рискую, что сошла с ума и т.д. и т.п. Но меня невозможно было переубедить, так как мой внутренний голос говорил мне, что всё будет прекрасно. И я была настолько в этом уверена, что никого не слушала. Сама я по образованию фельдшер, а свекровь у меня - акушерка с 25-летним стажем. Она была просто в ужасе от моего решения. Все девять месяцев она пыталась отговорить меня от затеи рожать дома в воду, приводя мне всякие аргументы. Но вот настал тот день, когда начались роды. Схватки начались ночью, муж не пришёл ещё с работы. Я встала, разбудила свекровь. Она посмотреламеня и сказала, что начались роды. В роддом она уже не звала, так как знала моё решение.

Тут же пришёл с работы муж. Я предложила ему поспать, а сама пошла на кухню почитать. Свекровь заваривала травы, которые я ей сказала, а потом мы с ней пошли в ванну под душ. Схватки усиливались и участились. Она мне очень помогала снимать сильную боль во время схваток, а муж ласкал моё лицо и гладил голову. Под утро я позвонила своему инструктору Саше и сказала, чтобы он приезжал на роды. Когда Саша приехал, у меня было почти полное открытие и через некоторое время мы пошли все в ванну. И когда родился Никита, я испытала чувство неземной любви. Я так его любила, что невозможно передать словами. Родился он четырёхкилограммовым, хотя Ольга, первая дочь, была трёхкилограммовой и мне делали кесарево сечение. В родильном доме мне не дали бы родить такого большого ребёнка и обязательно сделали бы операцию.

Затем мы вышли из ванной комнаты и легли с ним на кровать. Пуповину мы не перерезали до тех пор, пока она не высохла, а потом не отвалилась сама.

И сравнивая роды в родильном доме, я хочу сказать: там холодно и одиноко твоей Душе и Душе твоего малыша, а дома, говорят, и стены лечат. Дома тепло и уютно, твой мылыш рядом с тобой, а не как мне принесли показать её на второй день, а кормить на третий, так как сказали, что я ещё слаба после операции. Ребёночек всегда должен быть рядом с матерью и быть защищён её теплом и Любовью. И я хочу посоветовать всем женщинам, которые хотят рожать в роддоме, чтобы они ещё раз всё обдумали и взвесили. Моя свекровь, которая проработала в роддоме 25 лет, просто не ожидала, что это так здорово, тихо и спокойно. Никто никуда не спешит, не торопит. Атмосфера спокойствия и расслабления, Любви и нежности ко всему и друг другу. Разве этоне здорово?»

Вот такое письмо Лены Я-ГОЙ ( Справка: домашние роды состоялись 22.11.1998 года. За беременность Лена прибавила в весе почти 21 килограмм. Ребёнок родился весом 3950 граммов, ростом 53 сантиметра. Плаценту родили через 35 минут. Оценка по шкале Апгар 9-10 баллов.)

Может быть мы подбираем экзальтированных девиц, способных писать о домашних родах лишь только хорошее, неся ахинею? И всё-таки рожать дома опасно? «Опасно»- говорят медики. И непривычно уж как-то. Нетрадиционно дома рожать. Уж лучше в роддоме как положено.

А положено вот как:

«Первая схватка пришла, как волна, легонько потянула низ живота и отпустила. Вторая последовала через несколько минут, причинив нежную, почти вкрадчивую боль. Это было похоже на прилив и отлив.

Но всё по порядку. В восемь часов утра меня, всю чистенькую, в ночной сорочке, дрожащую от страха, привели в родильное отделение. Пока акушерка готовиламне постель, я от нечего делать читала объявления на стенде. Одна бумажка привлекла моё внимание: «Заявление роженицы такой-то-сякой-то гинекологу такому-то. Прошу считать мою просьбу о зашивании считать недействительной. Подпись. Число.» «Что за бред!» - подумала я. Позже мне рассказали, что несколько дней назад одна леди, рожая в муках, призывала на головы мужчин всевозможные проклятия и орала приблизительно следующее: «Зашейте меня к чёртовой матери! Чтоб ни одна сволочь не могла в меня залезть! Чтоб этим ... не обломилось!». Она так донимала врача-гинеколога, что он, приняв ребёнка, с самым серьёзным видом начал готовить инструменты для зашивания. На панический вопрос роженицы, что с ней собираются делать, он весело ответил, что, вняв её слёзным просьбам, решил зашить её на скорую руку. Дама пришла в ужас и тут же написала официальное заявление об отмене опрометчивого решения.

Я уже тоже подумывала, не зашиться ли мне, когда меня пригласили на гинекологическое кресло. Нет ничего вульгарнее позы, которую женщина вынуждена принимать во время осмотра. Мне прокололи околоплодный пузырь, и ванночка, где плавала моя девочка, дала течь. Рыбка будет выбираться сухопутным путём.

В книжках, написанных преимущественно мужчинами, я читала описания начала родов как резкой адской боли, нападающей на роженицу, словно убийца на жертву. Я легла и стала ждать мучений. Через полчаса схватки участились, разыгрывалась лёгкая буря - так в музыке идёт постепенно нарастание звуков крещендо. К тому времени, когда я начала постанывать, мне сделали укол в поясницу, между третьим и четвёртым позвонками. Этот особый вид наркоза называется эпидуральной анестезией. Наркотическое вещество смешивается со спинномозговой жидкостью и анестезирует спинномозговые нервы. Происходит странная вещь: сначала в ноги идёт приятное тепло, потом тело ниже рёбер холодеет и полностью теряет чувствительность. Вокруг шла успокаивающая медицинская суета - меня подсоединили к электромонитору и капельнице. Обмотанная странными металлическими ленточками, с катетером в позвоночнике и иглой в вене, я походила на космонавта, отправляющегося в полёт. Монитор рисовал на экране кривую схваток и регистрировал удары сердца ребёнка. Я слушала этот ритмичный стук и всё время боялась, что он вот-вот прервётся.

Схватки усиливались. Положив руку на живот, я чувствовала, как каменеет и расслабляется матка. Я боялась, что неосторожная природа может раздавить вместе со скорлупой и сам орех. Девочка пустилась в опасное, изнурительное путешествие - протискивание через узкий, твёрдый туннель, образованный костями таза. Ей сейчас не позавидуешь - каждая схватка сжимает её мягкую головку и вгоняет в костное кольцо.

В полдень наркоз стал отходить, и я столкнулась с болью на самом пике спазм. Я взвыла, как попавший в капкан зверёк, и принялась извиваться на кресле. При каждой схватке мне казалось, что я слышу треск собственных костей. Природа, этот безжалостный палач, выдавливала из меня ребёнка с суровой методичностью. Раздвигающая боль опоясала поясницу, и я взмолилась: «Дайте мне ещё наркоза! Я не выдержу!» Сергей Прокофьевич попытался меня убедить: «Даша, осталось немного. Если снова сделать анестезию, ты несможешь тужиться». «Смогу,- уверяла я, чуть не плача. - Вы дайте мне небольшую порцию». Надо мной сжалились, и через некоторое время я почувствовала блаженный холод, растекающийся внизу живота. Не больше получаса боль разливалась по моему телу, а мне казалось, что я сотру собственные зубы в порошок. Что же тогда говорить о страдалицах, рожающих по трое суток!

Под действием анестезии я задремала и сквозь неплотный сон вскоре ощутила схватки совсем иного рода. Близился конец. Боль уже была не противницей, а союзницей. Где-то я читала, что надо принимать судороги, как боксёр на ринге принимает удар - он расслабляется и словно пропускает его через себя, не противится болевому шоку. Я попробовала применить тот же метод и, когда следующая волна схватки накрыла меня, поддалась ей и позволили нести себя. Боль как бы скользнула поверх тела, не затронув глубинных слоёв. Когда понимаешь суть физического страдания, легче его вынести.

«Вот уже чёрные волосы показались. Даша, тужься!» - велел Сергей Прокофьевич голосом генерала, командующего сражением. В припадке вдохновения я взялась за дело. Я надулась, словно воздушный шар, и попыталась вытолкнуть девочку с максимальным усилием, щадя её слабость. Труд потуг - это грубая, грязная, кровавая работа, лишённая признаков изящества. В ней нет ничего возвышенного. Я удивляюсь, как мужчины-гинекологи, не раз принимавшие роды, могут после этого спать с женщиной.

Вот он, момент освобождения. Что-то выскользнуло из меня, и раздался отчаянный крик. «Девочка»,- сказала акушерка, показывая мне красный, ещё мокрый живой комочек. Я не испытывала ровно никаких чувств к этому тщедушному существу, кроме внезапно навалившегося чувства долга, которое придётся волочить за собой всю жизнь.

Меня стали готовить к общему наркозу, чтобы зашить разрез промежности. Девочка шла, прижав ручку к голове, словно солдат, рапортуя о своём появлении на свет. Пришлось сделать разрезы, чтобы помочь ей выбраться. Вскоре я почувствовала странный привкус во рту, у меня закружилась голова, и я полетела вниз по длинному-длинному коридору. Лететь было скучно, пока я не добралась до квадратной жёлтой комнаты с грубыми деревянными скамейками по периметру. Это было нечто вроде комнаты ожидания.

Я почувствовала тоску смерти и уселась ждать, когда меня позовут. Вокруг деловито сновали какие-то люди с бумагами в руках, не обращая на меня внимания. «У них, наверное, неразбериха,- подумала я. - Слишком много покойников». Наконец меня позвали чьи-то резкие голоса: «Даша, просыпайся!» Я удивилась: они просто не знают, что меня уже нет. «Я вижу смерть»,- отчётливо услышала я свой собственный голос. В моём мозгу извивались и скрещивались чрезвычайно изысканные мысли, они вспыхивали, словно острые, болезненно яркие лучи. «Даша, открывай глаза», - настаивали голоса. «Я умерла», - возразила я, не желая выходить из жёлтой комнаты. Вместо реальности у меня был богатый выбор призраков - их шествие я, как Макбет, наблюдала в одиночестве. «У тебя родилась дочь. Ты знаешь об этом? - спрашивали голоса. «Нет. А она жива?». - «Тьфу ты, Господи, жива!». «А я умерла», - упрямо заявила я, наблюдая, как медленно раскалывается зеркало моего сна. Вынырнув из-под его обломков, я увидела потолок с множеством ламп. «Наконец-то, - облегчённо заметил кто-то. - Ты пришла в себя?». «Да, я могу даже посчитать лампы на потолке», - сказала я и насчитала, кажется, в два разабольше. Люди вокруг улыбались мне и что-то разом говорили. Я разочарованно вздохнула: у меня украли мою смерть.»

Такие вот славненькие роды были у Дарьи АСЛАМОВОЙ (Газета «Комсомольская правда», 12 апреля 1996 года, стр. 11 «Записки дрянной мамаши»)

Именно поэтому роды в роддоме и воспринимаются как катастрофа, что там нет Любви. Два пути, два подхода. Выбор за Вами, сограждане! Только выбирайте!

Если в родильном доме - физиологические роды, как в минздравовском фильме «Физиологические роды» (выпуск «Медвидео», съёмки в Военно-Медицинской Академии, Санкт-Петербург, 1993 год), с анестезией, капельницей, эпизиотомией, роды лёжа на спине, то что тогда говорить про роды дома. Например, фильмы «Новый Свет: вода и рождение», «Игорь ЧАРКОВСКИЙ или невероятная мечта». Они настолько отличны и от роддомовских родов и друг от друга. Все женщины - индивидуальности и не заметить это может только акушер. В родильном доме женщины похожи друг на друга, все в одинаковых больничных халатах, все оторваны от семьи и мечутся затравленными зверьками по палатам. И поза для родов для них придумана одна на всех: лёжа на спине. Или это роды марсианок отсняты в домашних условиях?

Какими ещё словами попытаться объяснить Вам, что водные роды, домашние водные роды - это научный подход, учитывающий такие понятия как Любовь и Душа. Где в Ваших учебниках акушерства об этом говорится? Нигде: от МАЛИНОВСКОГО до БОДЯЖИНОЙ, от БУММА до ПЕТЧЕНКО, от СКРОБАНСКОГО доАБРАМЧЕНКО. Им не до этого было. Они забыли написать про Любовь. Они занимались сплошной наукой. Им не до того было. А в результате вот что вышло. Любовь к ближнему потерялась навсегда в коридорах родильных домов. Главная роль в родах досталась голой физиологии. И жупелом смерти начали вовсю пугать непокорных женщин, мечтающих, словно институтки Смольного, о какой-то непонятной Любви. Какая такая вам Любовь. Роддом - это жизнь вашему малышу, домашние роды - это смерть!

И захочешь родить дома, да или сама побоишься или боязливые близкие насильно упрячут тебя. Конечно же, лучше жизнь, чем смерть. Ну их всех с их вселенской непонятной Любовью!

«Между врачом и больным должна существовать взаимная любовь. Не может помочь тебе тот, кто тебя не любит». ( Пётр ДЫНОВ «Здоровье и болезни» , Москва, издательство «Белые альвы», 1998 год, стр. 240)

Нет ничего более радостного, чем быть здоровым в родах. И любимой близкими тебе людьми, а вовсе не посторонними, с которыми тебя сводит вместе лишь график дежурств акушеров родильного дома.

Когда Вы, БЛОШАНСКИЙ, говорите о своей учёности и учёности Вашего Учёного совета, я позволю процитировать себе психолога С. ЕНИКОЛОПОВА:

«Важно отметить, что в своей жизнедеятельности человек, как и социум, одновременно пользуется как научной, так и так называемой наивной (имплицитной) картиной мира. Если научная картина мира представляет собой свод утвердившихся в науке знаний о человеке, природе и обществе, то предметом «наивной» картины мира является подвижная система связанных между собой образов и представлений о мире и человеке, различных для разных субкультур и страт, определяющая их поведение. Естественно, что обе эти картины мира тесно взаимосвязаны, так как научная картина мира становится достоянием многих пытливых и любознательных членов общества и тем самым включается в наивную картину мира. Их различия проявляются в первую очередь в том, что наивная картина мира стремится к целостности, а научная - к полноте и точности знания.» (ЕНИКОЛОПОВ С.Н. «Три образующие картины мира» в сборнике «Модели мира», Москва, Российская ассоциация искусственного интеллекта», 1997 год, стр. 35-36.)

Остаётся ощущение, будто у учёных-врачей - научная картина мира, а у всех остальных, «простых» людей - наивная, от донаучного взгляда на мир. Нигде не говорится о том, что научная картина мира существует совсем не так, как наивная. «Она, условно говоря, виртуальна и не имеет своих носителей, кроме книг, пожалуй, в то время как наивная живёт в уме каждого человека, в том числе и учёного. С психологической точки зрения «наивная» картина или Образ мира настолько огромное явление, что все научные довески к нему просто можно не брать в расчёт» (АНДРЕЕВ А. «Мир Тропы. Очерки русской этнопсихологии», Санкт-Петербург, издательство «Тропа Троянова», 1998 год, стр. 233-236)

Что мы и видим на примере успехов всеобщей обязательной иммунизации и роддомовского родовспоможения. Учёным полагается быть слегка рассеянными, что, с психологической точки зрения, может означать только то, что у него нелады с образом мира, со знаниями об его устройстве. Иначе говоря, по большей части человек сбегает в «научную картину мира», потому что совершенно не приспособлен к миру настоящему, не владеет даже более или менее качественной его «наивной» картинкой.

«Научная картина мира - явление искусственное, своего рода праздность ума, никак не сопоставимое с жизненно-необходимым Образом мира - основой «архитектуры того гигантского компьютера, которым является наш ум». При этом, правда, без научной картины мира, а точнее, без той части ума, которая занята поиском и сследованием окружающего, для чего во все времена создаёт что-то типа научной картины мира в добавление к наивной, мы бы давно вымерли. Такой «научной» картиной мира в донаучные времена была Мифология, а наукой - Магия.

Науке достаточно, чтобы человек освоил (то есть запомнил) её инструментарий и применял в соответствии с предписанными образцами. Сам человек её, в каком-то смысле, не интересует, даже если это «наука о человеке». Не интересует, по крайней мере, в тех частях, которые более всего занимают самого человека. Такие «части» наука предпочитает не замечать или отдавать религии и искусству. Никаких действительных требований к званию Учёного, кроме владения инстументарием, не предъявляется. В этом демократичность науки - любой, способный соответствовать этим минимальным требованиям, может стать учёным. Это привлекает людей к науке, но это же и пугает, - вспомним многочисленные кино- и литературные фантазии на тему «сумасшедшего учёного», стремящегося поработить мир. Кстати, этот образ не случаен, если мы посмотрим на это с точки зрения задач, изначально ставящихся наукой перед своими творцами. Главная из них - познавать и покорять мир.» (АНДРЕЕВ А., стр.236-238.)

Ради вымышленного мира науки Вы заставляете людей отринуть своё естество и рожать в родильных домах по-научному, отринуть заповедь Иисуса: «Если кто не родится от воды и Духа, то не может войти в Царство Божие». Вода олицетворяет женский, воспринимающий принцип, соответствующий сердцу, любви. (Подробнее см. книгу АЙВАНХОВ, Омраам Микаэль «Второе рождение. Любовь - Мудрость - Истина», Москва, издательство «Просвета», 1997 год)

Именно в сфере Любви происходит что-то не то в наших родильных домах. В них царит комплекс индустриальной медицины. Некоторые врачи замечают эту подмену понятий, понимая, что дело не только в «научности» той или иной очередной теории.

Вот что говорит Бернард ЛОУН, выдающийся американский кардиолог, лауреат Нобелевской премии мира, врач с сорокалетним врачебным стажем, в своей книге «Утерянное искусство врачевания», Москва, издательство «Крон-пресс», 1998 год, стр. 10-13.

«Американская медицина считается одной из лучших в мире. Чуть ли не ежедневно совершаются потрясающие научные открытия, многие неизлечимые и смертельные в прошлом заболевания теперь поддаются лечению, увеличилась продолжительность жизни, улучшилось состояние здоровья населения. Однако ещё, пожалуй, никогда пациенты не были так недовольны врачами. Хотя современные врачи обладают возможностью успешно лечить многие заболевания и продлевать людям жизнь, американцы относятся к ним с подозрением, недоверием и, можно сказать, враждебно настроены к ним. Сами же врачи с трудом и недоумением вынуждены признать, что переживают настоящий кризис профессии.

Неуловимая, невыразимая словами связь между врачом и пациентом, которая культивировалась веками, оказалась разорванной. Связь «врач-пациент», основанная на взаимной привязанности и доверии, выпестованная в течение трёх тысячелетий, заменена совершенно другим типом отношений. Исцеление подменили лечением, уход - бесстрастным выполнением обязанностей, а умение слушать - технологическими процедурами. Врач больше не занимается личностью больного, а лишь «ремонтирует» отдельные, неправильно работающие части биологической системы. При этом душевное состояние пациента чаще всего не учитывается.

Врачи теряют уважение и из-за невероятного высокомерия, которое прививается ещё студентам-медикам. Их учат рассматривать человека как систему сложных биологических факторов, а болезнь - как результат неправильной работы каких-либо органов или систем регуляции. Пользуясь этой моделью, врач с точностью учёного использует для лечения мудрёные приборы и передовые методы.

Такое положение обусловлено не только современными философскими взглядами на болезнь, но и экономическими изменениями. Общество всё больше полагается на технологию, чем на человеческое общение. Врач затрачивает в десять раз больше времени на проведение операции или инвазивной диагностической процедуры, чем на общение с пациентом или его семьёй. В настоящее время медицина уделяет основное внимание острым заболеваниям и оказанию неотложной помощи, а не профилактике и сохранению здоровья. Так как превентивная медицина, требующая наименьших денежных затрат, отнимает слишком много времени, её практически игнорируют. (Вот поэтому и нет в Минздравмедпроме системы «психопрофилактической подготовки беременных к родам» - моё примечание). Но для поддержания здоровья необходимы тщательные и скрупулёзные профилактические меры.

Я не могу категорически утверждать, что наука должна брать на себя задачи по исцелению. Напротив, лучшие результаты достигаются в том случае, когда наука и искусство исцеления применяются совместно, когда тело и дух врачуются одновременно. Только задумавшись о судьбе отдельного человека, задавленного страхоми болью, врачи смогут выработать индивидуальный подход к каждому пациенту. Больной станет для врача личностью, а не просто записью о болезни в медицинской карте. Такой широкий подход поможет преодолеть заскорузлость клинических представлений, отточить точность суждений и преодолеть агонию принятия решений. Врач сможет мужественно преодолевать сомнения, которые не могут быть адекватно разрешены лишь с помощью технических средств. Пациент и врач станут полноправными партнёрами. Если пациент ощущает поддержку, исцеление становится гораздо более эффективным. Искусство исцелять, забытое сегодня многими врачами, в наше беспокойное время не менее - если не более - важно, чем умение правильно ставить диагноз, грамотно выписывать лекарства и квалифицированно использовать медицинскую технику. Врач всегда должен помнить о главном - страдающем, испуганном, отчаявшемся пациенте.

Сегодня у медиков столь же низкая репутация, как и во времена ЭККЛЕЗИАСТА, который говорил: «Согрешивший перед Создателем, да попадёт в руки к врачу».»

И все Ваши нововведения, все Ваши «платные» роды, когда три четверти страны находится за чертой бедности, - всё это мишура, ничего по сути своей не меняющая! Да, красивое название «платных» родов манит к себе смятенные Души. Но результат один: опаляющий огонь роддома навсегда губит прелесть «процесса деторождения»! И падают обманувшиеся словно мотыльки подле ночной лампы, доставляя лишь ненужные хлопоты хозяевам, вынужденным по утрам выметать их словно мусор. Так и из родильного дома по утрам выметают «человеческий материал» за ненадобностью.

Поистине роды в роддоме и дома - это болезнь и здоровье, два полюсаодного процесса, одной проблемы. Не верите, так давайте посмотрим, как у нас любят беременных в родильном доме!

 

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.