Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Грабен, Кольмаркт, Кертнерштрассе



 

Эти улицы всегда были районом не просто дорогих магазинов, а магазинов, производящих уникальные вещи. Понятие об индустриальном производстве в Вене не приживалось: изобретенная здесь в 1815 году швейная машинка оказалась никому не нужна - и автор умер в нищете. Еще в начале ХХ века здесь все шилось только вручную, включая обувь. Такие вещи, как легко понять, отличались вечностью, но не актуальностью, потому-то они и проиграли интернациональным брендам. Кертнерштрассе первой сдалась бенеттонам, но и на Кольмаркт то и дело на втором этаже еще какой-то Hubert Chlumsky, а внизу - уже вездесущие Gucci.

 

Единственное, что противостоит этому наступлению глобалистского стандарта, - пирожные и конфеты. Ореховые корзиночки с земляникой прекрасны именно тем, что это старомодная, доавангардная ручная работа. Правда, Кертнерштрассе и здесь стала штрейкбрехером: о ужас, скоро здесь откроется американский кофейный "Макдоналдс" Starbucks. Но на Грабене молодцом держатся кондитерская Lehmann, шоколадный магазин Altmann & Kühne, деликатесы Meinl, на Кольмаркт - знаменитая кондитерская Demel. До сих пор Demel - источник уникальных кулинарных ноу-хау, вроде засахаренных лепестков фиалок, до сих пор здесь запрещено фотографировать. По сию пору пор Кольмаркт, Грабен и Кертнерштрассе являются традиционной зоной тщеславного и легкомысленного променада. Именно в Demel принцы-повесы считали приличным привести опереточную диву - появиться с ней в более солидном месте было абсолютно немыслимо.

 

Вход со Штефансплац на широкий Грабен (название которого означает "ров") открывает знаменитый Haas-Haus крупнейшего современного австрийского архитектора Ханса Холляйна (1990). Его обычно рассматривают (и фотографируют) как зеркало для отражения собора, но на самом деле это эпиграф к Грабену: здание об эксклюзивности и богатстве, которое нужно обойти с трех сторон, чтобы почувствовать мощь его навигации в пространстве. Буквально вдвигаясь своим авангардом в консервативную среду, Холляйн имел в виду великий пример такого жеста - находящийся неподалеку, на Михаэлерплац, скандальный дом Адольфа Лооса. Как и Лоос, Холляйн сделал ставку на высокомерную геометрию форм и благородство материала (гранит, сталь, зеркальное стекло). В одном отношении проект потерпел неудачу: магазины в нем успеха не имели, поэтому теперь здание проходит реконструкцию, и будут в нем в основном рестораны (дорого есть - моднее, чем дорого одеваться).

 

На Грабене есть еще несколько именитых построек. В центре - барочная Чумная колонна (Pestsäule, 1682), поставленная в честь избавления от ужасной эпидемии 1679 года и несколько бесформенная, как все такого типа сооружения: ведь колонна по своей природе призвана изображать достойное прямостояние, а вовсе не такую дикую борьбу, как здесь, где амур факелом заталкивает голую мегеру чуму прямиком в ад. В общем, речь идет не столько о чуме бубонной, сколько о "чуме" протестантской, турецкой и еврейской, которые были успешно преодолены к концу XVII века иезуитами, заказчиками этого идеологического монумента.

 

Кондитерская Lehmann Grаben 12; 512 18 15; U1, U3 Stephansplatz; пн-сб 9.00-19.00.

 

Деликатесы Meinl Kohlmarkt; 532 33 34 25; пн-пт 8.30-19.00, сб 8.00-17.00.

 

Шоколадный магазин Altmann & Kuhne Graben 30; 533 09 27; пн-пт 9.00-18.30, сб 10.00-17.00.

 

Кондитерская Demel Kohlmarkt 14; 53 31 71 70; U3 Herrengasse; пн-вс 10.00-19.00

 

Другая барочная постройка стоит чуть отступя от Грабена - великолепная Петерскирхе (Peterskirche) возведена в 1733 году Иоганном Лукасом фон Гильдебрандтом. Фасад, вписанный в крошечную площадь, пластично сдавлен - и тем эффектнее разворачивающийся за ним интерьер с театральной живописью плафона и алтаря, где, как обычно в эпоху барокко, все куда-то неостановимо летит. Рельеф справа от алтаря представляет святого Иоанна Непомука, которого сбрасывают с Карлова моста в Праге первобытного вида чешские парни с дубинами, а руководит ими Вацлав IV; нелицеприятная критика соседей связана с тем, что именно богемские короли были в Средние века главными (и счастливыми) соперниками Вены в претензии на престижную фикцию короны Священной Римской империи, и только в XV веке Габсбургам удалось достичь монополии на владение ею.

 

Трезвую и скромную эпоху бидермайера представляет в самом конце Грабена Первая австрийская сберкасса (Erste Österreichisches sparkasse) 1836 года с огромной золотой пчелой на фасаде - символом трудолюбия новых буржуа. К концу XIX века новые буржуа выработали тип коммерческого здания как столпа общества. Высокий Дом с якорями (Аnker-Haus), построенный крупнейшим архитектором венского модерна Отто Вагнером, - типичный пример. Два коммерческих этажа внизу и ателье художника наверху; бизнес выступает прочным фундаментом хрупкого искусства. Так оно и было в случае Вагнера, архитектора-предпринимателя: он обычно сам владел домами, которые строил (доход от дома финансировал постройку следующего), и в каждом у него была студия. Лоосу на Грабене принадлежит черно-мраморный фасад магазина мужской одежды Knize (N13; 1910), а Хансу Холляйну - золотой, ювелирного магазина Deutsch (N21; 1972). Наконец, не только по зову природы, но и по зову культуры вы можете зайти в уникальный общественный туалет на углу Грабена и Хабсбургергассе, сохранивший в мельчайших деталях элегантный стиль ар деко архитектора Вильгельма Битца.

 

От Грабена в сторону Хофбурга отходит несколько улиц, самая приятная из которых - тихая Доротеергассе (Dorotheergasse), знаменитая антикварными магазинами и аукционом (для желающих купить нечто средневековое: любителей копеечных штучек просят не беспокоиться). В начале ее находятся две классические венские гастрономические институции - два полюса венского образа жизни. Одно богемное, другое для "чистой" публики; одно сидячее, другое стоячее; но оба предназначены прежде всего для неторопливого обмена мнениями. Вена, какой ее сделала бестолковая Австро-Венгерская империя, - город пикейных жилетов (в определении Ильфа и Петрова), тихо оппозиционных, решающих мировые вопросы; очень изолированный город, где свобода реализуется через болтовню - и литературу. Одно из этих заведений - темное и адски прокуренное кафе Hawelka, где любили бывать Генри Миллер и Лоренс Даррелл (хотя бы поэтому ясно, что здесь много пьют и не слишком много играют венских вальсов на рояле). Кафе существует с 1905 года и принадлежит одной и той же семье с 1939-го. Открытка с фотографией стариков хозяев продается в киосках, а огромный альбом о кафе - в книжных магазинах, но все-таки место еще живое. Другое, через улицу, - закусочная-стоячка Trzesniewski, где публика приличная (мужчины средних лет после рабочего дня, старушки, решительно ни одного туриста), а мировые вопросы решаются не за кофе или виски, а за типично венским бутербродом с чем-то мелко порубленным типа форшмака или паштета, в приготовление чего вложено абсурдно много сил и времени. Запивают пивом и шампанским. Вспоминается как сталинская "Книга о вкусной и здоровой пище", так и кухня еврейских бабушек: и на Вену, и на Москву она сильно повлияла, а вот в других местах не понимают прелести микроскопической нарезки продуктов.

 

Петерскирхе (Peterskirche) Peterplatz 6.

 

Erste Österreichisches Sparkasse Graben 21.

 

Дом с якорями (Anker-Haus, 1894) Graben 10.

 

Trzesniewski Dorotheergasse 1; 512 32 91; пн-пт 8.30-19.30, сб 9.00-17.00.

 

Эту ноту на Доротеергассе продолжает Еврейский музей города Вены (Jüdische Museum Wien), открытый в 1996 году и устроенный очень современно: он скорее создает атмосферу, нежели запугивает фактами. Девиз музея - слова философа Вальтера Беньямина: "Прошлое можно схватить только как образ, вспыхивающий в ту секунду, когда он узнается и исчезает навсегда", поэтому экспозиция основана на мерцающих в воздухе голограммах - эфемерном эскизе истории венских евреев, которыми было создано девять десятых венской, а потом эмигрантской культуры рубежа веков, от Фрейда до Билли Уайлдера. Отец сионизма Теодор Херцль здесь пришел к идее еврейского государства, позже воплощенной в Палестине; но здесь же вызрел антисемитизм, вскормивший Гитлера. В городе, где имеется четыре неудачных антифашистских монумента (один из них советский), наличие такого музея - просто чудо.

 

Один из этих злосчастных монументов, история которого настолько болезненна, что он вырастает в своем значении, несмотря на все недостатки, находится недалеко отсюда, на Альбертинаплац (Albertinaplatz) - это Памятник жертвам войны и фашизма (1988). На его месте стоял жилой дом, разбомбленный в 1945 году американской авиацией (русские Вену не бомбили), и памяти его жителей монумент и должен был быть посвящен. Альфред Хдрличка, скульптор-коммунист, однако, не смог внутренне примириться с такой трактовкой. Вероятно, по его мнению, это делало австрийцев однозначно безвинными жертвами - возможно, тех же самых австрийцев, которые в 1939 году приветствовали Гитлера многотысячной радостной толпой, а в первые дни после его приезда заставляли венских евреев стоя на коленях смывать с улиц антинацистские лозунги. В результате Хдрличка неожиданно для всех сделал странный, внутренне измученный, нерешенный для самого автора памятник, из трех мраморных частей которого выламываются человеческие тела, а рядом на земле - маленькая гротескная фигурка еврея, на четвереньках драящего землю. Стыд скульптора за своих соотечественников вызвал, разумеется, волну злорадства (часть граждан стала приводить своих собачек отправлять свои надобности перед носом у статуи), дополненную волной идиотизма (туристы стали на фигуру садиться), в результате чего памятник теперь покрыт колючей проволокой, и все это выглядит еще более неловко, почти мучительно. Впрочем, неловкой и мучительной - а вовсе не однозначной и героической - была и сама история Второй мировой войны.

 

На улице Кольмаркт (Kohlmarkt), которая ведет прямиком в императорскую резиденцию, всегда торговали поставщики двора, о чем говорила приставка "k.u.k.", сохраняющаяся на некоторых вывесках и по сей день. Под N8-10 - магазин Retti постройки Холляйна (1964), с загадочной формой, вырезанной в алюминиевом фасаде, и восьмигранным планом, как будто это капелла; под N7 - другой его магазин, Schulln (1981), еще с одной мистической формой на фасаде, похожей на лезвие древнего топора. N16 - книжный магазин Manz с фасадом Лооса. Но главная венская постройка Лооса - на площади Михаэлерплац (Michaelerplatz), куда Кольмаркт торжественно втекает.

 

Дом Лооса (Loos Haus), где ныне располагается банк, был возведен в 1909 году для портновской компании. Здание расположилось прямо напротив резиденции кайзера Франца Иосифа, который, по преданию, с негодованием задергивал занавески, видя его, и называл "дом без бровей", имея в виду отсутствие декоративных деталей над окнами, что считалось ужасной грубостью. Увы, сейчас дом приобрел вместо бровей красные мешки под глазами (ящики с цветами), тогда как должен был быть максимально аскетичен, чтобы ярче сияло богатство нижней части фасада и интерьера, отделанных изумрудным мрамором и красным деревом (внутри). Интерьер так хорош, что его не портят даже компьютеры.

 

Дом Лооса (Loos Haus) Michaelerplatz 3; U3 Herrengasse.

 

Площадь Михаэлерплац (Michaelerplatz), где находится монументальный вход в Хофбург с зелеными, слегка турецкими куполами, гиперактивным Холляйном зачем-то превращена в открытые археологические раскопки, хотя на самом деле это чистая инсценировка. Трудно отделаться от мысли, что архитектор просто хотел стилистически нагадить помпезному входу в резиденцию. На этой же площади находится Михаэлеркирхе (Michaelerkirche) - церковь Святого Михаила, ныне музей скульптуры и концертный зал (выдающийся орган).

 

Церковь в основе своей - XIII века, но внутри вас ждет безумный и неземной барочный алтарь со стуковым рельефом "Падение ангелов", похожим на золотые елочные игрушки, спрятанные в немного грязной вате. То, что церковь стала музеем, дает уникальный шанс зайти в алтарь и взглянуть на все это вблизи, что есть довольно сильное впечатление. Икона Богоматери в алтаре - критская, XVII века. Если вы хотите посидеть в уединении и съесть, например, заготовленный бутерброд, то лучше места, чем дворик этой церкви, вам не найти (за ним находится монастырская трапезная с резным потолком, но там есть как раз не надо). Если же вы настроены на романтическую мрачность, не пропустите самую страшную венскую крипту, где открыты несколько гробов и вашему взору предстает, например, мумифицированная беременная женщина, вероятно, XVI века.

 

Недалеко отсюда симпатичная Миноритенплац (Мinoritenplatz) с церковью Миноритенкирхе (Minoritenkirche), в которой вас ожидает сюрприз совершенно иного характера. Церковь с высокой восьмигранной башней была построена в XIV веке и переделана в XVIII, но вы забудете обо всем этом, когда увидите "Тайную вечерю" Леонардо да Винчи, идиотически радостно сверкающую новыми красками. Только при самом ближайшем рассмотрении она оказывается мозаикой. История ее такова: в 1806 году Наполеон, завоевавший Милан, пожелал перенести в Париж леонардовскую фреску, что оказалось технически невозможным. Тогда он заказал ее мозаичную копию, которая была закончена к 1814 году, то есть Наполеону уже была не нужна. Австрийский кайзер Франц (как-никак тесть поверженного императора) согласился купить работу, и ее торжественно, под военным конвоем, перевезли в Вену, где она плутала между дворцами, пока в 1847 году не заняла свое место в этой церкви, став памятником романтической ностальгии по чужому, плохо лежащему прекрасному.

 

Кертнерштрассе (Kärtnerstrasse) сейчас приятная, но обыкновенная пешеходная улица, на которой выделяются всего несколько старинных роскошных магазинов и едва заметная в море шопинга церковь Мальтийского ордена (N16). За ее благородным, пастельных тонов фасадом с мальтийским крестом прячется прелестное надгробие Жана де ла Валетта, в 1565 году успешно защитившего Мальту от турок, за что его именем назвали мальтийскую столицу, а надгробие водрузили на головы двух лысых турок в эффектных мраморных пижамках. Еще несколько потайных сокровищ сохранилось в переулках: вершиной элегантности является Аmerican Bar постройки Лооса (1908). Фасад поражает сказочной яркостью, но главное - это крошечный интерьер, усилиями гения превращенный в роскошную шкатулку для одиноко (как и полагается в настоящем американском баре) пьющих. Лоос был в Америке, навсегда полюбил ее, и эта его постройка есть документ ностальгии - она прекрасна, как мечта.

 

Михаэлеркирхе (Michaelerkirche) 583 80 00; пн-сб 10.00-17.00, вс 13.00-17.00. Вход - €1,40.

Экскурсия в крипту на немецком и английском языках. Вход - €2,90.

 

Аmerican Bar Kärtner Durchgang 10.

 

Неподалеку, на Марко-д`Авиано-гассе (Marco d`Aviano Gasse) - другой бар, постройки современных авангардистов Coop Himmelb(l)au - Reiss-bar (1977), такой же крошечный, в интерьер которого остроумно вписана зигзагообразная трещина в стене. А за углом, на Тегеттхоффштрассе (Tegetthoffstrasse, 13), - монумент пластиковому поп-стилю 1960-х: бутик СМ постройки Холляйна (1966) с неподражаемым алюминиево-оранжевым фасадом в виде мишени.

 

Образец более ранней, но тоже экстравагантной красоты находится на большой, несколько запущенной площади Нойер-Маркт (Neuer Markt) рядом с Kертнерштрассе, - это барочный фонтан скульптора Георга Рафаэля Доннера (1737), который стоит здесь как-то сюрреалистически одиноко. Фигуры с гротескно длинными шеями и пальцами, опять же сюрреалистически, выходят за пределы своей роли и своего пространства: один из персонажей, например, спустил ногу с барьера. Пожалуй, именно это тревожащее сближение с реальностью, а не просто голые тела, заставляло власти долгое время держать этот фонтан за не вполне приличный. Императрица Мария Терезия в 1770 году думала даже переплавить статуи на пушки, а позднее, когда их перевезли в музей Нижнего Бельведера, а на площади оставили копии, ягодицы одной фигуры в стратегическом месте прикрыли фиговым листком.

 

На этой же площади стоит совершенно непримечательное здание Капуцинеркирхе (Kapuzinerkirche), которое Отто Вагнер в конце XIX века хотел переделать в колоссальный необарочный ансамбль: дело в том, что это кирпичное нечто хранит в себе святыню - Императорскую крипту (Kaisergruft), где с 1633 года покоятся тела Габсбургов. Церковь была выбрана из соображений скромности, которая считалась у Габсбургов важной посмертной добродетелью (лицо царственного покойника разбивалось всмятку, чтобы он не показался слишком красивым перед лицом высших сил).

 

Спустившись по лестнице в крипту, с правой стороны вы обнаруживаете впечатляющий склад закрытых бронзовых гробов, напоминающий то ли магазин, то ли дортуар. Самые пышные "супницы" в стиле рококо - ближайшие ко входу парные надгробия Карла VI (со львами и черепами) и его жены (с орлами и плакальщицами). То, ради чего вы пришли, слева от входа: огромный двуспальный (причем не какой-нибудь там king size, а императорский, 3х6 м) гроб Марии Терезии и ее мужа Франца Стефана. Благочестивая императрица и при жизни заставляла мужа всегда спать с ней в одной постели, чему он был не очень рад, предпочитая внебрачные приключения. По этой причине или нет, но супруги изображены вскочившими на кровати и с негодованием глядящими друг на друга, причем Мария Терезия уже схватилась левой рукой за меч. У подножия этого монстра находится совершенно другой гроб - простой медный ящик для тела их сына, императора Иосифа II, который в своей жизни и царствовании руководствовался идеалами Просвещения, рационализма и почти протестантской скромности. Неудивительно, что именно ему принадлежала революционная идея экономичного многоразового гроба, который после захоронения вытаскивали из могилы наружу, - впрочем, венские жители новинку отвергли.

 

Reiss-bar Marco D`Aviano Gasse 1; 512 71 98; пн-сб 11.00-3.00, вс 11.00-2.00.

 

Капуцинеркирхе (Kapuzinerkirche) Neumarkt; U1, U2, U4 Karlsplatz; U1, U3 Stephansdom.

 

Императорская крипта (Kaisergruft) 512 68 53 12; пн-вс 9.30-16.00. Вход - €3,63

 

Дальше в Императорской крипте не слишком интересно, пока не приходит смертный черед императора Франца Иосифа, почившего в 1916 году в возрасте 86 лет и тем самым избавившего себя от необходимости отрекаться от престола в 1918-м (что пришлось сделать его племяннику Карлу). Рядом с Францем Иосифом - персонажи венских мифов (о чем свидетельствует обилие живых цветов): его жена-бунтарка Сисси, которой пришлось-таки лечь рядом с ненавистным ей супругом, после того как в 1898 году ее убил (проткнув отверткой) итальянский анархист, и их сын Рудольф, 29 января 1889 года покончивший с собой в замке Майерлинг под Веной при загадочных обстоятельствах. Родной брат Франца Иосифа, Максимилиан, ставший императором Мексики и в 1867 году убитый там во время восстания, покоится в предыдущем зале. Последний габсбургский гроб - императрицы Зиты, супруги Карла, который после своего отречения в 1922 году скончался на острове Мадейра, где и похоронен. Зита пережила супруга на 67 лет и в 1989 году была погребена со всеми имперскими почестями.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

Президентские телки VIP эскорт