Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Человек, приходивший с орками, собиравшими жертв, больше не приходил. И тюремщикам, похоже, тоже было плевать на то, что скоро зверьки хозяина скоро закончатся



Мирн и Мельюзен ничего не говорили, но бледное лицо дракона и странный взгляд синеглазки сказали мне все. Они боялись, что я сдохну. Хо, они недооценили эльфячью живучесть.

Я же боялась, что сдохнут они.

Впрочем, я и сама чувствовала себя отвратно. От магии постепенно пришлось отказаться. Ну, как отказаться.

Она у меня совершенно закончилась, даже те припасенные из воды крохи. А стены тюрьмы не пропускали магию.

Количество смертей увеличилось. Но признаков болезни не было. Что с друидом и дроу я не знала.

Я уже не плакала. Сил не было.

Мирн устало заснул, надеясь хотя бы там избежать ужасов.

Большая часть поступала так же, предпочитая умереть во сне – не так страшно и не так мучительно.

Не спали лишь я да Мельюзен.

Она снова сидела, прислонившись к решетке.

- Иридана, вот скажи мне. Теперь-то уже пора нам всем сдаться?

Я подняла голову.

- Нет, конечно! Сейчас наоборот, надо быть сильнее.

Мельюзен посмотрела на меня своими синими глазами:

- Ты ведь сама не веришь, в то, что говоришь. Ты сама уже готова сдаться. Но почему-то еще держишься, делаешь вид, что не все так плохо. Почему? Зачем?

Я устало улыбнулась:

- Ты права. Я не верю в то, что говорю. И сама уже почти давно сдалась. Но держусь я не для себя. А для тех, кто рядом.

Мельюзен и я посмотрели на спящего Мирна.

- Вот как. Повезло ему.

- Скоро все закончится. – Уверенно сказала я. Я даже сама почти поверила в то, что все скоро действительно закончится. – Мы все вернемся домой. Построим жизнь заново. Я съем огромную коробку шоколада, о котором мечтаю третью десятицу. Мирн и мои друзья тоже, думаю, не окажутся. А еще я куплю чай, который из Садарле. У бабушки всегда был вкусный чай. – Мои глаза мечтательно затуманились. – И булочек. У пекаря на нашей улице они всегда превосходно получались…

Мельюзен слушала меня, и лицо ее почему-то светлело.

***

Я признаю, что вела себя нереалистично позитивно. Мне так же было плохо и страшно, как и всем остальным. Многочисленные кошмары совсем достали. Но мне всю жизнь вдалбливали в голову: сдаваться нельзя!

Хреновее всего было Мирну. Существо, рожденное магией и небом, запертое в темной, душной подземной комнате… Я не представляю, как он смог это вынести.

Я же держалась лишь потому, что понимала: скисну я, за мной и сдадутся остальные. Уж не знаю, откуда во мне такая мания величия, но это осознание пришло откуда-то из глубины души.

Мне всегда говорили: держись не для себя, для других. Бывали времена, когда я готова была сложить лапки и откинуть копытца. А бывали времена, когда мне отчаянно хотелось жить.

Очень тяжело, когда не можешь выбрать одну из сторон. Гнев или надежду. Месть или прощение. Разрушение и созидание. Ненависть или дружбу. Слезы или ярость.

Тяжело, когда разум и душа говорят разные вещи.

Тяжело, когда оказавшись на развилке, ты топчешься на месте, не зная, куда идти дальше.

Меня учили надеяться только на себя. Не верить, не просить и не бояться. Но как же порой хочется, чтобы, перестав на миг быть сильным, вручить течение своей судьбы кому-то другому, кто захочет повести тебя за собой.

Проблема в том, что никому, кроме тебя твоя судьба не нужна.

И лишь поэтому сдаваться я не собиралась.

А раз не сдавалась я, самое слабое звено, то глядя на меня, этого не дали и остальные: Мирн и Мельюзен.

***

Ночь. Тюрьма спит. Неровное дыхание простудившейся недавно Мельюзен. Почти неслышное, но спокойное дыхание Мирна.

А я, блин, опять выспалась днем.

Вдруг ночную тишину рассеяли чьи-то шаги.

Тот самый человек в черной форме шел по коридору и с кем-то разговаривал.

Лица его собеседника мне не удалось разглядеть.

А вот разговор…

- Зверушки больны. – Спокойно сказал человек в форме. – А больных зверушек усыпляют.

- Что всех? – Немного нервно спросил второй. – Их же здесь больше двух тысяч!

- Было. – Уточнил человек в форме. – А теперь нет и полутысячи. Займитесь этим завтра, и...ах да, ту четверку нелюдей не трогайте.

- Зачем они вам?

- Эти зверьки здоровы. Я хочу еще немного поразвлечься. Ведь скоро у нас генеральная репетиция.

- Да, господин. Сделаем все, как вы сказали. – Поклонился второй и исчез в ночи, ступая практически бесшумно.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.