Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Триггер, или Смена кнопки



«Триггер» — это кнопка, включающая проблемное состояние. Многим знакомо выражение «нажать на красную кнопку». Вспомните, как у вас включаются страх, ярость, смущение и т. д. Эти кнопки включаются не у взрослого, а у внутреннего ребенка. Взрослый чувствует, что у него внезапно возникает детская реакция. Эти реакции похожи на старый фильм; нам следует изучить их механизм.

Прежде психотерапевтов учили рассматривать личность пациента и его отношения с семьей и окружающими. Большинство видов терапии создают и поддерживают миф, что, «проработав» материал прошлого, вы обязательно получите желаемый результат. Этот «материал» — бесконечное количество непереваренного опыта, телесные зажимы, дыхание и т. д. Когда вы справитесь со всем этим, «мир будет у ваших ног». При этом не рассматривается контекст общества, в котором живет пациент.

Системная терапия, структурная и стратегическая терапия, напротив, считают любой опыт контекстно-зависимым либо рассматривают лишь способы поведения. В этих системах постулируется, что проблема исчезнет, если изменить способы взаимодействия внутри семьи или контекст, в котором существует проблема. В этих видах терапии Читается, что контекст — все, а личность — ничто.

Мой подход имеет дело и с тем, и с другим. Я рассматриваю как личность (интраперсональный аспект), так и ее взаимодействие с дру-гими (интерперсональный аспект). В дальнейшем я буду называть ^триггером» какое-то действие в окружении человека, которое вво-Аит его в транс внутреннего ребенка.

Когда ко мне приходит пациент, каждое его слово помогает мне понять, как он создает свой внутренний опыт. Я прошу его: «Покажите мне, как внутренний ребенок создает вашу проблему». Слушая слова пациента и изменяя их смысл, я помогаю ему вырваться из привыч-ной колеи восприятия. Допустим, вы описываете мне, как у вас связаны разные понятия между собой, а я расширяю контекст. Например, в утверждении «все мужчины — лжецы» ложь заключается в том, что понятия «мужчина» и «лжец» сливаются. Расширение контекста позволяет образовать другие ассоциации с понятием «мужчина», раскрывающие новые перспективы во взаимоотношениях. Для расширения контекста нужно обнаружить внутреннего ребенка и изучить его стратегии.

Внутренний ребенок внутри моего пациента рассказал мне, что боится перемен в жизни. Слово «перемена» пугало его. «Перемена» слилась со «страхом». Я начал говорить о «перемене» одежды, чтобы образовать новые ассоциации. Я говорил о «перемене» позиции на более комфортную во время занятий любовью. «Когда вы занимаетесь любовью со своей женой, вы какое-то время лежите на спине, потом садитесь — но вы можете снова переменить положение и чувствовать себя еще удобнее и приятнее. Иногда стоит перепробовать много разных положений, меняя их…». Я говорил о перемене белья, о перемене блюд в ресторане и т. д. Ключевое слово «перемена» должно было обрасти множеством новых ассоциаций.

Очень важно осознать, как мы ограничиваем себя, ограничивая смысл произносимых нами слов.

Упражнение

Ниже приведены словесные ассоциации, предназначенные для того, чтобы помочь вам понять, как внутренний ребенок ограничивает вас. Заполните пустые места, запишите ваши ответы и осознайте, какие чувства возникают у вас. Записывайте возникающие у вас ассоциации, пока они не будут исчерпаны.

Я…

Мужчины…

Я не…

Мужчины не…

Женщины…

Женщины не…

Я не могу…

Я никогда…

Я всегда…

Заполнение пробелов поможет вам сделать следующий шаг: определить верования внутреннего ребенка, ограничивающие ваше восприятие себя и других людей.

Шаг 1. Осознайте, что вы — наблюдатель верующего внутреннего ебенка.

Шаг 2. Осознайте, где находятся эти верования — внутри вашего а или в окружающем пространстве. Шаг 3. Какое чувство или эмоция связаны с этой мыслью? Шаг 4. Как она влияет на ваше восприятие себя? Шаг 5. Как она влияет на ваше восприятие мира? Шаг б.Почувствуйте, что вынаблюдатель мировоззрения внутреннего ребенка.

Этот процесс поможет вам освободиться от ограничений вну-еннего ребенка. Как упоминалось раньше, прерванный поток эмо-ий создает реакцию самозащиты. Например, ребенок зол на маму, ама пресекает его злость и наказывает его. Злость ребенка прерва-а мамой.

В этом случае ребенок учиться прерывать поток эмоции, на которую надет ярлык «злость». Чтобы сделать это, он переносит мамин голос внутрь, создавая внутренний диалог. Теперь в его голове будет звучать мамин голос: «Ты не должен злиться». Так как эмоция прервана, ее энергия должна куда-то деваться. Ребенок обращает ее на себя иого. Внутренний ребенок принимает подходящую позу, которая остепенно становится постоянным зажимом; эта поза помогает ему прекратить выражать злость, а порой и ощущать ее.

Чтобы создать новый контекст для «красной кнопки», спросите себя: «Что вызывает эту реакцию? Какие внешние стимулы являются триггерами?»

У меня был пациент, который боялся, что женщина, с которой он встречался уже несколько лет, бросит его. Его жена ушла от него к Другому после 15 лет брака. После этого он семь лет позволял себе лишь мимолетные встречи. Наконец он встретил женщину, с которой у него завязались серьезные отношения. Теперь его мучил вопрос — жить им вместе или раздельно?

С одной стороны, он хотел жениться на ней. С другой стороны, он боялся. Он признался мне: «Я боюсь, что она бросит меня. Мне очень страшно». Он впадал в транс «грядущей катастрофы». Прошлый опыт он перенес в будущее. Мне захотелось узнать, что служит триггером для его страха, как он создает транс «она бросит меня». Его гипнотизировал его собственный внутренний ребенок, но на кнопку нажимала она.

Как-то я ехал по улице и увидел впереди полицейскую машину. Я напрягся; мое дыхание участилось. Я впал в транс грядущей катастрофы. Я представил себе, как полисмен останавливает меня и выписывает штраф. Я ощущал напряжение и тревогу. Полисмен был триггером. Мой страх перед полицией был следствием прошлого опыта, когда пятеро полицейских избили меня в 60-х годах во время антивоенной демонстрации. Опыт 60-х наложился на ситуацию 90-х, создавая транс ужасного будущего. Прошлое, настоящее и будущее слились воедино.

Я спросил своего пациента: «Что является триггером?» Он сказал: «То, как она обнимает меня. Когда мы встречаемся, она или хлопает меня по спине, или сжимает в объятиях. Это больше похоже на выражение дружбы, чем любви». Ее прикосновения стали триггером. Ему казалось, что она настроена скорее дружески, чем сексуально. Моей задачей стало разложить триггер на небольшие фрагменты.

Я спросил его: «Какой палец — самый дружеский?» Он ответил: «Средний». Триггером было прикосновение среднего пальца. Он сказал, что прикосновение среднего пальца — чисто дружеское. Затем он описал свою реакцию: «Она не любит меня, она просто мой друг, она может бросить меня в любой момент».

Моей целью было сделать его реакцию более гибкой, расширив его восприятие. Я посмотрел на свою руку, а он посмотрел на свой средний палец; затем я спросил: «Какой палец самый сексуальный?»

Пациент: Указательный.

Стефен: Какой палец самый любящий?

Пациент: Безымянный.

Стефен: Безымянный? А какой палец самый сладострастный?

Пациент: Указательный.

Стефен: Указательный? А какой самый интересный?

Пациент: Мизинец.

Стефен: А как насчет большого пальца?

Пациент: А он какой-то никакой. Он просто прикасается.

Стефен: Значит, когда она хочет просто прикоснуться к вам, она использует большой палец?

Пациент: Да.

Стефен: Нужно ли мне напоминать вам, что один и тот же жест может означать в Америке одно, а в других странах — другое. В Индии жест (изображает прощание) означает приветствие. А этот жест (изображает его), который в Америке используется для автостопа, в Индии означает «Я хочу в туалет».

Таким образом, изучив все пальцы, я разложил триггер на мелкие детали. Это расширило восприятие триггера, вгонявшего в транс. Я создал множество возможностей восприятия ладони и каждого пальца.

Другой пациент лечился от наркомании. Я был его четвертым по счету терапевтом. У него не было потребности в наркотиках, но он сказал, что они помогают ему: «Когда я сталкиваюсь с кем-то — мне кажется, что он унижает меня. Рядом с ним я чувствую себя ничтожеством».

Он рассказал, что перед сеансом зашел в магазин. За прилавком стоял знакомый продавец. Оказавшись напротив него, пациент почувствовал себя ничтожным и маленьким, словно продавец подавлял его. Он прокручивал внутренний диалог: «Я ничтожество, меня унижают, я недостаточно хорош».

Я спросил его: «Какие триггеры вызывают эту реакцию? Чем именно вызывал ее продавец? Позой, движением, выражением лица, голосом? Может быть, все дело в чертах его лица? Вас подавляют его рот, нос, глаза? Поворот шеи?»

Пациент: Его глаза.

Стефен: Правый или левый?

Пациент: Левый.

Стефен: Какая часть левого глаза?

Пациент: Морщинка под глазом.

Стефен: А какая часть его лица самая приятная? Какой глаз?

Я начал разлагать лицо на сотню мелких черточек. «Какая часть лица приказывает вам убираться прочь, потому что вы ничтожество? А какая часть говорит: «Останься, ты мне нравишься!»?» Он едва ли успел изучить 1/25 часть лица. Затем я попросил его вспомнить своего отца и таким же образом исследовать его. Его отец был наркоманом и алкоголиком. Лицо его отца было триггером для пациента. Он переносил лицо своего отца на других мужчин. Я продолжал вносить разнообразие в этот триггер. Я заговорил о «лице земли, долготе и широте, о том, как различна погода на Карибах и Аляске», и т. д. Это расширило восприятие триггера по имени «лицо».

Когда человеку больно, какова его боль? Она острая? жгучая? резкая? Я спрашиваю: «Какие ощущения вы предпочитаете — острые или жгучие?» Чем больше ассоциаций внесете вы в свое восприятие, тем больше расширяется фокус внимания внутреннего ребенка, тем гибче и податливее становятся его ограничения. Это позволяет воспринимать новую информацию и пробуждает наблюдателя. Когда пациент снова встретится с продавцом, он сможет посмотреть на него и подумать: «Я хуже него», затем взглянуть на его щеку, говорящую: «Я хороший». Потом он может взглянуть на его рот, говорящий: «Я помогу тебе» — либо на лоб, который скажет еще что-нибудь.

Я дал пациенту домашнее задание: намеренно надевать маску отца на всех мужчин. До этого его внутренний ребенок делал это неосознанно, а я попросил наблюдателя делать это осознанно. Так он обрел контроль над автоматизмом внутреннего ребенка и осознал, что он — наблюдатель и творец собственного опыта.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.