Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Первый поцелуй с Клэри глазами Джейса

Я целовал твои губы и разбивал тебе сердце.

Раздался колокольный звон, его отзвуки растаяли в ночи.

Джейс отложил в сторону свой нож. Изящный клинок с костяной рукояткой Алек подарил ему, когда они только-только стали парабатай. Джейс пользовался клинком постоянно, и рукоятка стерлась от его пальцев.

- Полночь, - сказал он.

Он ощущал близость Клэри, сидевшей среди остатков скромного пикника; ее теплое дыхание в прохладном воздухе, пропитанном запахами оранжереи. Джейс не смотрел на нее, его взгляд был прикован к кусту с глянцевидными бутонами. Он не хотел видеть ее лицо сейчас, но не был уверен почему. Он вспомнил, как в первый раз взирал на распускающийся цветок во время уроков ботаники, сидя на каменной скамье вместе с Алеком и Иззи. И Ходжа. Он разбудил их незадолго до полуночи, чтобы показать это чудо, растение, которое само по себе росло только в Идрисе. Дыхание перехватило при виде чего-то настолько удивительного и прекрасного.

Алек и Изабель были заинтересованы, но не более того, в то время как Джейс был пленен красотой распустившихся бутонов. Сейчас он беспокоился о том, что и Клэри поведет себя так же: заинтересуется, может даже обрадуется, но не будет очарована. Джейс хотел, что бы она испытала те же эмоции, что и он тогда, хотя не мог сказать, почему же для него это так важно.

Бутоны распустились, замерцали в пыльце бело-золотые лепестки, словно родилась новая звезда.

- Ух ты! – вырвалось у Клэри. – Куст по ночам расцветает?

На Джейса нахлынула волна облегчения. Клэри не сводила с бутонов сияющих глаз. Она, сама того не замечая, сжала пальцы, и он понял: она хотела, чтобы в ее руках оказался карандаш или ручка, и тогда она смогла бы запечатлеть этот момент. Он представил как взмахи ее кисти и штрихи мелков охватывают холст. Иногда она смотрела на него так, что он едвали не краснел. Чувство настолько странное, что он не мог понять, что с ним происходит. Джейс Вэйланд никогда не краснел.

- Ровно в полночь. С днем рождения, Кларисса Фрэй, - сказал он улыбнувшись. – У меня есть кое-что для тебя.

Когда Джейс вложил ведьмин огонек в ее ладонь, то понял, насколько крошечные пальцы находятся под его рукой – тонкие, но сильные, мозолистые от многих часов проведенных за карандашами и кистями. Джейс задался вопросом: если прикосновения Клэри заставляют его сердце биться чаще, происходит ли то же самое с ней?

Видимо, нет, потому что повернувшись к нему, ее лицо выражало лишь любопытство.

- Хм-м… Знаешь, когда девчонки заявляют, что они хотят Луну с неба, не стоит воспринимать эти слова буквально, вручая им кусок лунного грунта. И в чем прикол?

Джейс вяло улыбнулся, что уже необычно. Как правило, только Алек и Изабель могли выдавить из него смех. Первый раз Клэри предстала пред Джейсом невероятно храброй. Безоружная и неподготовленная, имея при себе только мужество, она вошла в кладовку за Изабель. Ранее он не общался с примитивными, и тот факт, что она смогла его рассмешить, поразил Джейса еще больше.

- Я ценю твой юмор, но, между прочим, перед тобой не совсем обычный булыжник. У каждого охотника есть ведьмин огонь. Это рунический камень, который может светиться. Теперь с тобой всегда будет свет, даже в самых темных уголках других миров.

То же самое сказал ему отец, когда подарил первый ведьмин огонек. «Какие другие миры?» - спросил тогда Джейс. В ответ отец только рассмеялся: «Есть и другие миры, кроме этого, и их больше, чем песчинок на пляже!»

Клэри разжала ладонь, и огонек соскользнул по пальцам в карман джинсов.

Полуночный цветок уже увядал. Лепестки, мерцание которых напоминало далекий свет звезды, медленно падали на пол.

- В двенадцать я мечтала о татуировке, - сказала она.

Прядь рыжих волос упала ей на глаза. Джейс поборол желание протянуть руку и убрать ее обратно.

- Большинству Сумеречных охотников первые знаки ставят как раз в двенадцать. И твои мысли о татуировке были не случайны: это зов крови.

- Черт его знает. Вряд ли охотникам наносят на левое плечо изображение Донателло из мультика про Черепашек-ниндзя.

Она улыбнулась так, как улыбаются, вспоминая о чем-то с нежностью. Джейсу этого было не понять. Приступ ревности вскипел в его жилах, хотя она сам не понимал, к чему ревнует. К Саймону, который понимал ее примитивную болтовню?

Сможет ли Джейс когда-нибудь стать частью мира примитивных? Мира, в который он однажды может прийти, бросив свою прежнюю жизнь, полную демонов и охотников, ранений и битв?

Он тихонько кашлянул.

- Тебе хотелось нарисовать черепашку?

Она кивнула, и прядка выбившихся волос вернулась на свое место.

- Я мечтала прикрыть старый след от ветрянки, - Клэри слегка отодвинула широкую лямку топа, и на левом плече показалась белая отметина в виде звезды. – Видишь?

Но он видел не только шрам. Изгибы ключиц, редкие, словно золотая пыльца, веснушки, нежные изгибы плеча, пульсирующую венку у основания шеи. Видел форму губ, они слегка приоткрыты. Им овладело желание, какого он еще никогда не испытывал. Он и раньше хотел девушек, но желание воспринимал как голод, и для его утоления требовался особый вид топлива, которое требовало тело.

Но такое было для него впервой. Оно как чистый огонь, сотворенный ее руками; он обжигал каждую клеточку в теле.

Джейс поспешно отвел глаза.

- Уже поздно, - сказал он. – Пора идти.

Клэри подняла глаза, и у него появилось ощущение, словно она видит его насквозь.

- А ты с Изабель когда-нибудь… встречался?

Сердце екнуло. Он не совсем понял вопрос.

- С Изабель? – эхом повторил Джейс.

Изабель? При чем здесь она?

- Просто Саймон спрашивал.

Он ненавидел, когда Клэри произносила имя примитивного. Подобные действия Клэри расстраивали его, прежде он не испытывал таких чувств. Джейс вспомнил, как подошел к ней в переулке за баром. Тогда он открыл ей другую реальность. И тогда же он понял, что она не принадлежит миру примитивных, где люди ненастоящие, но он следовал за ними, как марионетка, защищая их ненастоящие жизни, все дальше унося его от реального мира. Но эта девушка с зелеными глазами, она удержала его, и она была настоящей. Настоящая, как голос, пробивающийся сквозь пелену сна из реального мира.

- Нет, мы не встречались. Хотя были случаи, когда каждый из нас подумывал о том, чтобы начать отношения. Мы с Изабель как брат с сестрой. А роман с сестрой как-то странно.

- То есть вы с Изабель ни разу…

- Никогда.

- Она меня ненавидит, - заметила Клэри.

Джейс ухмыльнулся. Как брату, ему доставляло определенное удовольствие наблюдать за терзаниями Иззи.

- Неправда. Скорее она из-за тебя нервничает: раньше Изабель была единственной девчонкой среди обожающих ее ребят, а теперь ситуация изменилась.

- Но она настоящая красавица.

- Ты тоже, - выкинул на автомате Джейс. Выражение лица Клэри тут же переменилось, но он не смог его прочитать. Странно. Он и раньше говорил девушке, какая она красивая, но не мог припомнить, когда говорил такое искренне.

Потому что это происходило случайно. Ему захотелось немедленно пойти в спортзал и метать ножи весь день, бороться ногами и кулаками со своей тенью до тех пор, пока кожа не превратится в кровавое месиво. Такую бурю эмоций вызвало у него признание Клэри.

Но, вопреки его ожиданиям, она спокойно смотрела на него. Тренажерный зал, наверное, слишком.

- Нам все-таки лучше спуститься, - повторил Джейс.

- Хорошо.

Он не смог понять по ее голосу, о чем она думает. Кажется, способность читать людей, будто открытую книгу, покинула его.

Лунный свет, пробиваясь сквозь стекла, освещал оранжерею тусклым сиянием. Клэри шла чуть впереди Джейса. Что-то сверкнуло под ногами. Клэри резко шагнула в сторону, чтобы не наступить на предмет, и случайно налетела на Джейса. Она повернулась, чтобы извиниться, но оказалась в кольце его рук. Такая мягкая, теплая, утонченная… Джейс поцеловал ее.

Удивительно. Он потерял контроль; обычно его тело всегда подчиняется ему. Как игра на фортепиано, он всегда в совершенстве владел им…

На вкус она сладкая как спелые яблоки, ее тело трепетало в его руках. Она настолько крохотная, что Джейс прижал ее к себе покрепче, пытаясь поддержать. Теперь он понимал, почему поцелуи в кино снимают бесконечно кружащей камерой: земля вращалась под ногами, и Джейс цеплялся за нее, словно Клэри могла его удержать. Пальцы нежно поглаживали ее. Он чувствовал на себе ее дыхание, вздохи между поцелуями. Ее тонкие пальцы запутались в его шелковистых волосах, и он вспомнил, что, когда увидел полуночный цветок в первый раз, подумал: он слишком красив, чтобы быть частью этого мира.

Обученный замечать каждую мелочь, Джейс первым услышал взмах крыльев Хьюго. Он расположился на ветке кипарисового куста. Джейс нехотя прервал поцелуй. Его руки все еще обвивали тело Клэри. Ее глаза полузакрыты.

- Только не пугайся, кажется, мы не одни, - прошептал Джейс. – Если здесь Хьюго, значит, Ходж где-то рядом. Нам пора.

Ее глаза распахнулись от удивления, и причиной тому был не только ворон Ходжа.

Это польстило его эго. Не упадет ли она сейчас в обморок, после поцелуя? Но она лишь усмехнулась. Неужели хочет знать, не следил ли за ними Ходж. Джейс успокоил ее, в ответ услышав нежный смех, и переплетя пальцы – когда это случилось? – они спустились в низ.

И он понял. Он понял, почему люди держатся за руки: чтобы сказать «Я хочу, чтобы ты всегда был со мной рядом».

Джейс хотел завести Клэри в свою спальню. Еще ни одна девушка не была там. Спальня – его личное пространство, его святилище. Но он хотел видеть в ней Клэри. Он хотел, чтобы она увидела его настоящего, а не маску, за которой он постоянно прячется. Он представил, как она, лежа с ним в кровати, сворачивается у него под боком. Джейс представил, как наблюдает всю ночь за ее ровным дыханием, хотел увидеть ее такой, какой ее еще никто не видел – уязвимой. Поэтому, когда они подошли к двери ее спальни, и Клэри поблагодарила его за пикник в честь дня рождения, он не выпустил ее руку из своей.

- Ложишься?

Клэри подняла голову и посмотрела на Джейса. И он заметил, что на ее губах остался след от поцелуя; розовый, как гвоздики в оранжерее. Внутри у него все сжалось. «Ради ангела, я так…»

- А разве ты не устал? – спросила она, прерывая поток его мыслей.

У него засосало под ложечкой. Как же он хотел утащить ее к себе, выразить все, что он чувствует: восхищение и преданность, и то, как он нуждается в ней.

- У меня сна ни в одном глазу.

Клэри коснулась его подбородка. Мимолетное и неосознанное движение. Джейс подался вперед, обхватив ее лицо свободной рукой. Не было желания целоваться здесь – кто-нибудь легко мог прервать этот момент, - но не мог остановиться. Ее губы такие нежные, касающиеся его губ. Он не мог удержаться, чтобы не прильнуть к ней еще ближе.

И вдруг дверь спальни распахнулась, и в коридор шагнул Саймон. Клэри от неожиданности отскочила от Джейса, пряча лицо. Его словно обожгли каленым железом…

 

Я настолько опьянен

Original: Jace’s Point of view of His first kiss with Clary

Перевод: LeraPalij

http://vk.com/lera_palij

 

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.