Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Энергия камня вызывает почечно-каменную болезнь и склероз всех тканей



 

Гордость человека подобна камню. Его бесчувственность холодна, сурова, тяжела, тверда, и потому его избегают. По этой же причине желание быть лучше и нежелание быть таким, какой я есть, выступают вместе. Многие люди с радостью объявляют, что желают стать лучше, но в то же время сильно злятся на собственную гордость. Страх велит человеку одновременно желать и не желать одного и того же.

Так как подобное притягивает подобное, человек, желающий стать лучше, притягивает к себе того, кто также желает стать лучше. В итоге сталкиваются два твердых камня. Ни один не собирается уступать другому. Почему? Представьте себе, что эти два твердых камня — я и Вы. Если я Вам уступлю, Вы ощутите, что Вы — лучше. А я? Я — хуже. Потому-то я и не стану Вам уступать. Разве кто-нибудь желает себе добровольной смерти?

Для человека, томящегося в плену собственной гордости, не бывает середины. Он считает, что, если он нехороший, значит, плохой. Если он не оказывается лучше, значит, он оказывается хуже. Если он не лучше всех, значит, он хуже всех. Потому он и не уступает дороги соперникам. Он обязан победить любой ценой. Когда он выходит победителем, то становится добрым и великодушным к себе и к другим. Кстати, великодушие — это один из признаков гордости.

 

Гордость властвует над человеком, как и остальные стрессы. Желая доказать, что я лучше, она автоматически доказывает, что ближний хуже. При этом человек может желать ближнему только хорошего либо делать это и быть глубоко несчастным от того, что ближний ничего от него не приемлет. У гордости нет времени подумать, поэтому гордый человек не понимает, что таким способом ближний из гордости обороняется от позора.

 

Гордость не угомонится до тех пор, покуда человек не окажется победителем, а ближний — побежденным. Однако жизнь устроена так, что победитель проигрывает, проигравший оказывается победителем. В конечном итоге, оба оказываются побежденными, ибо ни тот, ни другой не сумел остаться человеком. Оба желали стать людьми лучшего сорта.

Гордость не успокаивается и в том случае, если находится кто-то, не желающий становиться лучше всех, поскольку знает, что другие лучше, и потому покоряется своей участи. Гордость способна раздавить покорившегося, точно клопа, поскольку ей угодно афишировать одержанную победу. Покорившийся человек унижает ее, а унижения она не терпит. Победа в поединке без участия противника позорит гордость.Для гордости существует лишь один ориентир: все выше и выше. Наша гордость не позволяет нам уяснить то, что, вызывая униженность и ненавидя ее, она ненавидит плоды своей работы, считая их однозначно плохими. Так мы начинаем порицать результаты своих поступков и дел и стыдиться их.

 

Чем выше уровень материального развития, т. е. чем умнее и зажиточнее люди, тем вероятнее, что отношения подобных двух крепких орешков являются внутрисемейными. Варианты бывают различные.

1. Жена и муж, доказывающие свое превосходство.

2. Родители и дети, доказывающие свое превосходство.

3. Сестры и братья, доказывающие свое превосходство.

Результаты зависят от того, делается ли это открыто или тайно. Открытая гордость считается недостатком. Тайная гордость считается достоинством.

Когда человек слушает, осознает, понимает, что я говорю, это значит, он воспринимает мою мысль. Тогда изменяются энергии родителей, потому что я смотрю через вас, через вашу проблему. Смотрю на ваших родителей, которые после сказанного начинают соревноваться друг с другом — мама, топнув ногой об пол, говорит: «А я хотела как лучше». И отец скажет: «Я тоже хотел как лучше». Они — как два крепких камня. А гордыня — стресс, который уступить не может. Гордыня ненавидит уступать. Гордыня хочет честно бороться до победы.

И кто теперь останется между двумя крепкими камнями, отцом и матерью, которые оба строили крепость = воспитывали своего ребенка? Этот ребенок или действительно вознесется куда-то в небо как башня, или упадет вниз. Вы падали вниз, потому что иначе просто не умели. Теперь скажите своей матери: «Мама! Ты свободная, прости, я не умела понимать это раньше, я не умела освободить твою гордыню, которая не может уступить, не может понимать свою роль».

Из-за гордыни женщина не понимает, что ей нужно уступить, потому что женщины гибче, они — творцы духовного мира. Если женщина начинает что-то доказывать, то она уже на материальном уровне. Она доказывает свою гордыню, которая вводит другого в стыд.

Ребенок понимает возможности родителей. Каждый по-своему: кто видит, кто чувствует, кто просто понимает, что возможностей развиваться у человека много, потенциал большой. А оттого, что идет соперничество, идет уничтожение друг друга, ничего хорошего не получается. Мы все хотим, чтобы наши родители были счастливы. Правильно? А когда не получается, то нас угнетает чувство беспомощности. От бессилия мы просто падаем, потому что каждая печаль, когда ее не освобождают, когда ее стыдятся и боятся, когда доказывают, что все хорошо, переходит в жалость к самому себе. А жалость к себе — энергия, которая уничтожает жизненную силу, делает человека слабым.

Представьте, вы идете по улице и начинаете себя жалеть. Жалеете, жалеете просто ради эксперимента... Проходите мимо ресторана. У вас возникает желание зайти туда и взять бокальчик вина, просто так, для души. Это результат слабости. Вы считаете, что алкоголем победите это чувство, свою слабость. Это есть борьба с жизнью ради жизни. Один раз победили слабость, свой страх алкоголем, в следующий трудный момент, когда испытываете страх, опять хочется выпить.

Во время войны алкоголь очень важен, поэтому солдатам, которые идут в атаку, на смерть, всегда дают алкоголь в любом количестве, сколько они захотят, только чтобы стояли на ногах. И солдаты пойдут, и они часто выстоят, они победят. Почему? Просто в результате алкогольного опьянения у них нет страха. И мы поступаем так же — идем побеждать с помощью алкоголя, чтобы выиграть бой за самого себя в мирное время.

Вы можете обратиться и к своему отцу со словами: «Милый папа! Ты свободен. Прости, я не умела раньше тебя освободить. Не умела понимать, насколько велик у тебя комплекс неполноценности, и как ты стараешься всем доказать, что ты лучше, чем есть на самом деле. Я прощаю себе, что не понимала сути своей проблемы — суммы комплексов неполноценности своих родителей — ужасно тяжелое чувство вины под названием депрессия. Я прощаю себе, что оказалась в зависимости от алкоголя, не понимая, что, в первую очередь, мы зависим от своих стрессов, а отсюда проистекают и все остальные зависимости».

Мы часто отстаиваем свою правоту, боремся за свои права, боремся с государством, с властью. А какой результат получаем? Только хуже становится. Потому что на самом деле единственная власть над нами — это власть наших стрессов, от которых мы полностью зависим. Если мы освобождаем эти стрессы, то исчезает и власть, которая нас подавляет.

Вы уже знаете, отчего возникает алкоголизм. Почему же не получается освобождение? Потому что благодаря алкоголю вы свили себе теплое гнездо. Это проблема самозащиты в самом прямом смысле. Значит, нужно точнее разбираться в своих чувствах и заниматься другим стрессом — обязательностью. Вы неосознанно боитесь обязательности. Представьте вашу обязательность как заключенного в камере тюрьмы. Это мужчина, дрессировщик крупных животных. Он ходит по камере и время от времени щелкает кнутом, бьет им об пол, стены, но через какое-то время начинает хлестать свою спину. Он дрессирует себя. Он знает со стопроцентной гарантией, что обязательность — это признак настоящего человека. Это его понимание. Эта проблема является проблемой каждого советского человека.

Многие люди в мире страдают от обязательности, а советские люди (а мы все советские) страдают особенно, потому что долгое время жили по принципу «общественное выше личного», так что даже сомневаться не было права. Обязательность знает, что она — признак хорошего человека.

Заключенный в камере тюрьмы опять без перерыва ходит и ходит — т. е. вы освобождаете какой-то стресс и в то же время увеличиваете эту энергию. Если вы просто зацепитесь за технику прощения стрессов, то можно себе навредить. Иногда при помощи своей мыслительной работы по прощению вы можете ухудшить свое состояние. Это получается тогда, когда вы цепляетесь за это дело и не спрашиваете себя, почему вы это делаете. Не спрашиваете себя: «Нужно ли мне это? Если мне плохо и мне это нужно, то почему мне это нужно?» Дети часто задают вопросы: «Что? Как? Почему?» Научитесь спрашивать у себя: «Что это означает?» Не делайте из освобождения стрессов цели. Это и есть ошибка, которую вы допускали. Спросите себя, если бы у вас не было алкоголизма, начинали бы вы вообще заниматься собой?

Как вы считаете, есть о чем задуматься?

Когда я работаю с пациентом, я часто чувствую его сопротивление. Это нормальная реакция. Человек может не хотеть избавляться от своих проблем, хотя чувствует, что нужно это сделать, т. к. существующее положение его не удовлетворяет. Нежелание избавиться от проблемы существует на подсознательном уровне. Страдать от алкоголизма в молодом возрасте — это очень непростая проблема. Если человек сопротивляется, он защищает себя. От кого? От чего? Чего вы боитесь?

Давайте попробуем разобраться, как вы ведете себя в состоянии опьянения.

- Свободно. Абсолютно раскованно. Мне весело, хорошо.

- И никогда не сердитесь?

- Сердилась один раз.

- Хорошо. Так вы ведете себя в компании с друзьями. А какой бываете в обществе коллег по работе или пожилых людей, которые, видя ваше недостойное поведение, могут невольно обидеть вас, обозвать неприличными словами. Как тогда себя ведете? Не было такого случая? Вы видели и слышали, как люди называют алкоголиков. Попробуйте представить себя в обществе людей, которые ненавидят алкоголизм, не хотели бы вы этим людям сказать что-то грубое, некрасивое прямо в лицо? Нет? Значит, ваша проблема подавлена так глубоко, что для вас алкоголизм действительно только прекрасная вещь, которая поднимает настроение, вам легко и весело, вы всех любите.

Но бывает и по-другому: вы не можете понять, почему пьете. Когда вы выпиваете — меняется поведение, вы из зажатого человека превращаетесь в раскованного, поэтому у вас каждый день возникает желание выпить пива вечером. Не с утра, не днем, а именно вечером. Но вот последнее время пить не можете, поскольку у вас стали болеть почки. Это ваше тело начинает вам помогать, чтобы вы перестали пить. Почки — это проблема разочарований. А разочарование — это результат самообмана. И иллюзии, которых в вашей жизни было много, ведут к разочарованию. Вы разочарованы, вы боитесь сами себя. Вы боитесь, что из вас, изнутри, выскочит какой-то ужас, вы делаете все, что угодно, чтобы этого никогда не случилось. Вот это и есть причина вашего алкоголизма.

Проблема разочарований действительно глубокая. Такая проблема есть у каждого человека, есть она и у меня. Раньше в моем лексиконе не было понятий злость и ненависть, и я уже начинала страдать от этого. Иногда нужно прямо выражать свою злобу. Это нужно делать из любви, другой человек может это понять, а может — нет. А я этого не умела, однако очень хорошо умела разочаровываться. То, что я делала, получалось хорошо, для всех хорошо, но я сама была недовольна. И опять разочарования. Я никогда не ждала, чтобы другие хвалили меня. Мне стыдно, если меня хвалят. Но я хотела так жить, чтобы я могла себя сама похвалить. Но у меня это не получалось, в душе я всегда считала, что могла бы сделать лучше. И опять разочарование, т. к. у меня очень высокие требования к себе. Завышенные требования к себе — это результат иллюзий родителей. Называю еще раз эти иллюзии — это ожидание, надежда, мечта, тоска и вера в хорошее. Желание верить, что жизнь хоть немножко лучше, чем она есть.

По смыслу, правильнее было бы назвать их: ожидание, надеивание, мечтание, тоскование и желание верить в хорошее. Я знаю, что таких отглагольных форм этих слов в русском языке нет, поэтому вам хочется меня поправить. Но я говорю о действиях, о процессе. А когда действие заменено существованием (существительным), то смысл меняется, но разницу вам уловить трудно. В эстонском язык эти понятия имеют форму и существительного, и глагола. А вам на русском языке нужно почувствовать разницу душой.

Почему у вас такой язык? Очень просто. У русского народа душа очень быстро открывается: По своей природ вы не замкнутые. Это хорошо. Но у этого хорошего ест и плохая сторона — у вас эта дверь также быстро и закроется, если вы сразу не получите то, что хотите сейчас или хотели раньше.

Наши духовные желания — стрессы гладких мышц А гладкие мышцы — жизненноважные мышцы, от которых напрямую зависит жизнь человека. Гладкие мышцы находятся везде, потому что они — строительный материал стенок кровеносных и лимфатических сосудов, внутренних органов. Гладкие мышцы находятся внутри паренхиматозных органов, у которых нет полости. Самые важные из этих органов — органы обмена веществ. Гладкие мышцы выводят, т. е. двигают из этих органов вместе с кровью гормоны, которые переносятся кровью и доходят до каждой клетки нашего тела. В организме человека, все органы обмена веществ жизненно важны. Если обмен веществ не нарушен, то все химические элементы, которые есть в таблице Менделеева и в организме человека, находятся в движении. Даже элементы, которые сегодня еще не открыты. Кровь двигает химию тела, а химия тела двигает физику тела. А физика тела — это физиология. Материальный обмен веществ — это зеркальное отражение духовного обмена веществ. Духовный обмен веществ — это взаимоотношения. Общение зависит от отношения. Хорошо, если вы общаетесь с людьми по-человечески, нормально, но важнее, как вы к людям относитесь. Если у вас душа открыта, вы относитесь ко всему и ко всем из любви, результат — счастье и здоровье. Ваше отношение — это бескорыстная любовь. А если вы закрыты, находитесь в самозащите, тогда можете говорить какие угодно красивые слова, читать другому мораль, ужасно хотеть помогать этому человеку, а результат будет прямо противоположный.

 

Моя молодая пациентка, страдающая от алкоголизма, сопротивлялась, потому что слишком много страдала и в этой жизни, и в предыдущих. Страдала от хороших желаний, от людей, которые, желая ей хорошего, норовили прожить ее жизнь так, как хотелось им. И это происходит на каждом шагу. Если в вашей семье кто-то от чего-то страдает, то перестаньте желать ему хорошего. Делайте то, что нужно. И спрашивайте его: «Что тебе нужно?» Если он откажется от вашей помощи, значит, он пока занимается собой сам. Тогда скажите: «Хорошо. Если тебе что-то понадобится, скажи мне, а то я опять буду зря предлагать». И он в какой-то момент придет и скажет: «Пожалуйста, помоги!» Неважно, женщина это или мужчина, ребенок или взрослый.

 

Гладкие мышцы решают проблему жизни и смерти в нас. Они работают по необходимости. Они не подчиняются нашим желаниям или нежеланиям, как это делают поперечно-полосатые мышцы. Гладкие мышцы реагируют на духовные желания. А духовные желания безграничны, как бескрайнее небо. И поэтому женские желания безграничны. Чем больше грех в душе у женщины, тем хуже она себя чувствует, тем безграничнее ее иллюзии. А что может сделать мужчина, который ничего о том, о чем мы сейчас говорим, не знает. Что он может сказать в ответ женщине, которая смотрит на мужа взглядом, говорящим: «Господи, опять ты не сделал то, о чем я мечтала». Он просто скажет: «Ты плохая жена». Понимаете? Или — «Плохая дочка». А вы удивляетесь: «Господи! Я делаю только хорошее, хочу только хорошего». А это и есть ваше плохое. Такие мужчины говорят нам, женщинам: «Женщина, подумай, кто ты. Ты ведь моя Дева Мария, святое существо. Почему пачкаешь себя? Разве к тебе не приходит то, что тебе нужно? Если ты живешь по-человечески, придет ведь». И вас охватывает оторопь. От страхов мы просто не замечали этого. Чем больше мы подавляем эмоции, тем больше мы утрачиваем способность чувствовать. Это и есть самое опасное состояние — бесчувственность. Неважно, в какой момент это произойдет, но своим желанием быть хорошей или ещё лучше мы дойдем до состояния бесчувственности.

Начинаем жить бесчувственным эгоистом, главная цель которого — доказывать миру, что он прав. Эгоист физически не заболеет, но что творится в его душе, это уже другое дело. Наши иллюзии — наш самообман. На эстонском языке слова «обманывать» и «разочарование» имеют один корень, один ствол. И все сразу становится понятным, даже ребенку. Видишь и это слово, и результат. Когда мы обманываем других, мы если и страдаем, то очень мало. Все наши страдания оттого, что мы обманываем себя. Другие могут понимать или не понимать, это их проблема. Главное, чтобы я поняла. Если не понимаю, тогда и будет проблема разочарований. Иллюзии переходят в разочарование. И наш каждодневный самый важный самообман в том, что мы хотим верить, будто, совершая хорошие поступки, мы сами становимся лучше, становимся хорошими. Отсюда и разочарование. Потому что от того, что мы делаем, что получаем, от того, что умеем или имеем, невозможно стать хорошими или стать лучше. Потому что мы не плохие и не хуже (Человек — духовное существо — Любовь. То, что он делает, его поступки, можно квалифицировать как хорошие или плохие. Совершая действия, он получает соответствующий им результат, приобретает опыт, на котором учится). Мы сами обманываем себя выдуманными оценками, которые заставляют нас делать то, что не нужно. В результате мы начинаем соответствовать ярлыку, который сами на себя и навесили.

Разочарование — стресс почек. Чтобы говорить о почках, нужно начинать с корней, с мамы. Когда ребенок приходит в этот мир, то это необходимость. Хотя ребенок видит все, что его ожидает впереди, его приход настолько необходим, что он просто не может не прийти. И ребенок воспринимал бы все, что здесь есть, если бы ему не мешали, если бы родители умели быть опорой. А опорой для ребенка может быть только тот родитель, который уважает другого родителя. То есть не противоречит разрешению или запрету другого родителя. Это самый важный закон семьи — не говорить наперекор друг другу. Что бы один из родителей ни сказал ребенку, другой должен его поддержать, и все будет в порядке. Если указание не слишком удачное, ребенок вам обоим простит, обязательно простит. Ребенок понимает, что все мы ошибаемся. Когда ребенок приходит в этот мир, то нужно, чтобы кто-то научил его приспосабливаться к окружающей среде. Это единственная необходимость. И кто же этот человек? Конечно, мама. Если мама умела бы быть только мамой, просто человеком, то, чтобы ни говорил ребенок, мама скажет ему: «Да, миленький, это так, как ты говоришь, но учитывай, что окружающие тебя люди привыкли думать по-другому». То есть мама учит ребенка не отрицать ничего, а дополнять свой мир всем тем, что в этом мире есть. И этот человек все-таки останется человеком. Когда мы обманываем других, потому что они не готовы к истине, мы им не вредим. А себе этот ребенок не лжет. Он может развиваться дальше по-человечески. К сожалению, это случается редко. Обычно мы страдаем от своих хороших родителей именно потому, что, когда говорим родителям что-то мало-мальски хорошее, что делают хорошие мамы? Бегут быстро рассказывать об этом другим. Вспомните, сколько вы страдали от того, что, сказав слово маме, в ответ слышали «эхо из десяти слов, которое пришло из деревни обратно». Хочется ли после этого говорить маме что-нибудь — не хочется. И мы закрываем свой рот. Кому же теперь открыться, если даже маме не возможно доверять? Как же тогда разговаривать с другими людьми? Ребенок получает стресс, который называется «злоупотребление доверием» или, короче, «использование». Мама использует ребенка, чтоб доказать всем, что она лучше, чем есть. А если мама рассказывает другим о том, что ребенок сказал или сделал что-либо плохое, это еще хуже. Мама не понимает, что это ее стыд, и она распространяет и увеличивает его настолько, насколько говорит об этом. А стыд поставит все на место. И вот уже ребенок — в состоянии стресса, стыд держит его, не отпускает. Стресс ждет, чтобы человек стал взрослым и начал уже осмысленно заниматься собой. Может быть, вы тоже страдали от этого. Есть такие мамы, которые дома устанавливали правило — никто не имеет права говорить окружающим о том, что происходит в семье. Ни муж, ни ребенок не говорят. А пока они молчат, мама сама всем все рассказывает, буквально каждому встречному, даже случайному попутчику в автобусе обо всем рассказывает. Понимаете? Сумасшедший дом. Если после этого семья перестает ей что-либо говорить о своих делах, она жалуется, что никто ее не любит. То есть когда я молчу (защищаю себя), моя мама обвиняет меня в том, что я не даю ей себя уничтожать. Ножницы. Понимаете? И сколько у вас таких проблем было с мамой, с отцами это бывает реже. Так себя ведут женоподобные мужики. Но большинство мам все-таки ведут себя именно так. Нужно простить мамам. Нужно наблюдать, как дети реагируют, когда вы при них, даже при маленьком ребенке, говорите о них кому-либо. За этим полезно следить и делать выводы.

Злоупотребление доверием может быть разным. Оно основывается на каких-либо сведениях о человеке. Не знают обо мне ничего — не злоупотребляют мной, не используют меня. Поэтому открываться людям — это риск, большой риск. И всегда нужно хорошо подумать, прежде чем открывать рот. И чем больше проходит времени, тем больше мы стремимся ко всему духовному, говорим о чистоте души. Я позавчера вечером включила телевизор, ваш президент говорит, что надо развиваться духовно. Но «надо» (обязывание) уже сводит все на «нет». Потому что духовное развитие — это необходимость (потребность). А если это делать по необходимости, то никуда не придем. Религия обязывала нас шесть тысяч лет, затем появилась противоположная догма, тоже своеобразная религия, — атеизм. Он тоже обязывает. Теперь мы уже жертвы следующей религии — долларизма. Опять надо. Надо иметь деньги, а то ты не человек.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.