Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Моя жизнь - это мы (СЛР, любовь со вкусом вишни)

 

часть_1

Выдержка из книги Сьюзен Элизабет Филлипс «Спичка»:

«Сюзанна попыталась перевести дыхание, но вместо этого у нее из горла вырвался то ли стон, то ли мяуканье.

На стоящей в центре комнаты белой кушетке Минди Брэдшоу судорожно

опускала юбку на обнаженные бедра, а рядом с ней неловко возился с брюками Сэм.

Мяукающий звук вырвался вновь. Сюзанна ощутила, как сжимаются и

разжимаются кисти свисающих вдоль бедер рук. Мир уменьшился до находящейся перед

ее глазами сцены и этого ужасного жалобного звука, вырывающегося из горла. Затем губы начали двигаться, пытаясь выговорить слова. Ее голос прозвучал, словно синтезированный металлический голос робота.

— Прошу прощения, — произнесла она.

Извинение было страшно глупым и неуместным. Сюзанна машинально вышла из комнаты. То, что ноги не стоят на месте, она понимала лишь по движению стен перед глазами. Она поднялась по одной лестнице, спустилась по другой, прошла мимо камина

с


массивной отделкой из нержавеющей стали. И каждые четыре-пять шагов у нее вырывался этот ужасный звук. Она пыталась сдержать его, сжимая губы, но ничего

не

помогало.

Кто-то коснулся ее локтя. Поначалу Сюзанна подумала, что это Сэм, и

попыталась отдернуть руку. Но почувствовав, как ее схватили сильнее, поняла, что рядом стоит Пейджи.

Ей легче было думать о сестре, чем о непристойности стоявшей перед глазами сцены. Страдания, связанные с ненавистью Пейджи, по сравнению с диким кошмаром предательства Сэма казались уже спасительной гаванью.

Сюзанна почувствовала, что губы вновь задрожали. Сэм и Минди. Сэм занимался сексом с Минди. Ее муж. Человек, которого она так долго и слепо любила!»

 

- Вот же, кобель! - выкрикнула Елена в пустоту комнаты.

Захлопнув книгу, она отбросила ее в сторону. Это невозможно было читать, хоть она очень любила этого автора. Ей нравилось то, как пишет Филлипс, как передает эмоции. Каждый сюжет был по-своему хорош: где-то наполнен романтикой, где-то отяжелен житейскими проблемами. Она верила автору. Потому, наверное, так и покоробило ее от такого поворота в жизни главных героев.

Откинув в сторону легкое одеяло, Лена поднялась с дивана и прошла на кухню, чтобы заварить черный чай с "Пряностями Гоа". Из кружки повеяло приятным ароматом с

нотками корицы. На вкус же чай был еще лучше. Присев возле окна, Лена позволила


себе


 

сделать чайную паузу: в тишине, наслаждаясь горячим напитком. На улице полным


ходом

расцветала весна - ее любимое время года, когда было ни жарко и ни холодно, когда только-только проклюнувшиеся листочки пахли приятной свежестью во время дождя,

обещая скорое приближение лета. Пора было доставать туфли, солнцезащитные очки и легкие шарфики.

Чай вскоре кончился, а вот впечатление от книги все никак не собиралось утихать.

Измена - для нее не меньше, чем страшный сон. Слишком много неприятных эмоций было

с этим связано. Ее отец изменял матери. Ее бывший изменял ей. И Елене совершенно не хотелось возвращаться к этому ужасу даже в книгах. А жаль - она так и не узнает, что же дальше случилось с героями "Спички".

Щелкнул дверной замок, извещая девушку о возвращении любимого мужчины. Отставив чашку, она пошла его встречать. Крепкие объятья, жаркий поцелуй, и она уже забыла обо всем, что тревожило несколько минут назад.

- Привет, котенок, - сказал ей в губы Гриша. - Готова?

- Уже давно. Осталось собрать кое-что по мелочи.

 

- Тогда вызываю такси и едем.

- Ты не голодный? Может, сначала перекусишь хоть.

- Нет, на работе успел пообедать. Давай скорей собирайся, - подгонял ее любимый. Сегодня у них намечался переезд из одной столичной квартиры в другую.


Нынешнюю они снимали, но с этого момента решили ввести строгий режим экономии.

А

все потому, что собирались копить на свадьбу, планируя это событие на какой-нибудь зимний месяц. В идеале бы ее устроило только четырнадцатое февраля. Так что до этой даты было достаточно времени, чтобы суметь накопить нужную сумму, и это с учетом того, что в прошлом месяце Лена купила себе новую машину. Во всем этом смущало ее лишь то, что жить теперь они будут у Гришиного брата. Этого раздолбая Лена

переносила

с трудом. Но ради свадьбы и красивого белого платья вполне была способна потерпеть


его


 

общество. Так она думала...


 

***

- Фирс, ты мазила! - сокрушался Макс под смех Алана и Марка.

- Да иди ты, - ответил ему Леша. - Можно подумать, сам снайпер.

- Я хотя бы в лузу могу попасть, когда шар в нее просится.

- Хорош, парни. Вы все равно проиграли, - пообещал им Алан, подходя к бильярдному столу. - Мы с Марком вас сейчас сделаем.

Леша перевел взгляд на Марка. С момента их знакомства прошло полтора года.

Кто бы мог подумать, что они так сдружатся с этим брутальным типом? Время шло, преподнося свои сюрпризы. Сюрпризы преподносили и друзья, например, как Алан с

Евой, которые год назад поженились. А сейчас еще ждали ребенка. Ева уже ходила круглой, как бильярдный шарик. И все время ворчала на Алана, что он лишил ее Буськи (так она называла свой мотоцикл) и танцев. А потом гладила себя по животу и глупо улыбалась, как самая счастливая женщина на земле.

Сюрприз в этом году преподнесла и другая пара его друзей. Макс и Кира тоже

ждали ребенка, второго. Их девочке было уже два года. Один Марк был одинок так же, как и он сам. Утешало хоть это.

Глядя на счастливые семейства, Леша невольно задумывался о своей жизни. В ней

явно чего-то не хватало. В свои тридцать четыре он уже ощущал некую пресыщенность,

а

также пустоту. Что у него есть? У Алана - семья и собственный клуб. У Макса - семья и салон мототехники. Даже Марк был владельцем танцевальной школы в Питере. Брат, и тот подумывал в скором времени жениться, причем не в первый раз. А он - главный бармен в клубе лучшего друга. Ни жены, ни детей, ни любимой женщины, ни даже хомячка. Иногда складывалось такое чувство, что где-то он профукал что-то важное.

Леша всегда жил в свое удовольствие. Он, как и Макс когда-то, любил две главные составляющие - байки и женщин. Макс с этого пути сошел. Так, может, и ему стоит? А ведь Леша был совсем не против, только вот с кем? Где носит его единственную и неповторимую?

Глубокие размышления прервал телефонный звонок. Звонил брат, напоминая о себе. Леша ударил ладонью по лбу и поспешил ответить на звонок:

- Да, Гриш.

- Мы выезжаем. Готов встречать?

Готов? Это вряд ли. Леша совершенно забыл о том, что сегодня к нему переезжает


брат со своей пассией.

- Э... да, конечно. Жду вас с нетерпением. Чайник включать?

- Рано еще, мы будем минут через тридцать.

- Ну хорошо, как подъедете - звоните.

- Договорились.

 

Отключив телефон, Леша выругался и всучил Максу свой кий.

- Что стряслось? - поинтересовался Алан.

- Извините, парни, доиграем в следующий раз. У меня полчаса, чтобы добраться до дома и хотя бы спрятать порнуху.

- К тебе едет мама? - сумничал Макс.

- Сплюнь. Всего-то брат с невестой, - ответил он уже через плечо, подхватывая мотоциклетный шлем и куртку.

 

Друзей не выбирают, а родственников тем более. В этом Леша убедился уже

давно, и сегодня в очередной раз. Если брат просит помочь, приютить, обогреть - тут разве откажешь? Вот и он не смог, хотя хотелось, но не из-за самого брата, а из-за его невесты. Уж очень она ему не понравилась с первой встречи, когда подрезала его на дороге, что и послужило причиной ДТП. Девушка отвечала ему взаимностью. Именно тогда Гриша и познакомился с этой Леной, приехав поддержать младшего, влетевшего

на

мотоцикле в крыло иномарки. Леша тогда сломал ногу, но в остальном остался цел. Сильнее всего пострадало святое, а именно байк. И вот сейчас Гриша напросился

пожить

у него и, конечно же, не один.

Леша жил в двухкомнатной квартире, которая осталась ему от бабки. Он рос трудным ребенком и невыносимым подростком, сбежав от родителей к бабушке в возрасте пятнадцати лет. Поначалу родители заставляли его вернуться, но когда он

пригрозил сбежать в неизвестном направлении, они сдались. Он отвоевал свой кусок свободы и с радостью вкушал все то, что она ему щедро предлагала. Учебу закончил с трудом, хотя давалась она ему без особых сложностей. Просто тяжело было учиться,

работать и прожигать жизнь одновременно. Зато институт подарил ему дружбу с Аланом, что он очень ценил.

Звонок в дверь застал его в тот момент, когда Леша орудовал пылесосом в большой комнате. Спешно убрав агрегат с глаз, он открыл дверь.

- Привет, - бросил он, отступая назад. - Милости прошу в мою скромную обитель. Григорий поприветствовал его братским рукопожатием с объятьями и хлопками по спине. Лена бросила сухое "привет", осторожно проходя внутрь.

- Это и все вещи? - спросил у них Леша, кивая на три чемодана.

- Смеешься? Сейчас принесу остальные. Покажи пока Лене квартиру.

- Угу, - проводил он брата, закрывая за ним дверь.

Лена подняла на макушку солнцезащитные очки и улыбнулась. Только в этой

улыбке не было ни капли искренности. И что только Гришка в ней нашел? Своенравная

и

стервозная блондинка, пусть и шикарная внешне, чего Леша не мог не признать. И все-


таки с таким несносным характером весь ее шик отходил на задний план. По крайне мере

для него. Он до сих пор помнил, как она визжала на дороге, в красках рассказывая ему, какой из него "ездюк".

- Вижу, особо смотреть нечего, - произнесла она.

Леша решил промолчать, что далось ему с трудом. Тем временем Елена сбросила

туфли и шагнула в сторону кухни. На третьем шаге под ее ногой прозвучал глухой треск.

- Черт, - выругалась девушка, выворачивая ступню.

Леша улыбнулся, замечая свежую стрелку на колготках черного цвета. Квартира за себя отомстила сама.

- Прекрасное начало, - произнесла девушка, отправляясь дальше. - Полы, наверное, сохранились со времен бабушки Берия?

- Как ты догадалась? - спросил он, шагая за ней.

Лена бросила на него презрительный взгляд, но потом отвернулась и оглядела кухню.

- М-да, тут тоже все оставляет желать лучшего.

 

Леша не собирался это оспаривать. Ему вообще было наплевать на ее мнение. Еще

при бабуле в квартире был сделан лишь косметический ремонт и пока последний. Леша никогда не заморачивался на квартире, его все устраивало и так, потому вся мебель и предметы обихода новизной не отличались. На кухне до сих пор сохранилась посуда из гжели. Ему и без этого было на что потратить деньги, например на новые колеса для

байка

или новый шлем. Единственное, чем он мог похвастаться, так это тем, что в его квартире

никогда не было грязно. Это рвение к порядку ему привила бабка. Он делал влажную уборку раз в неделю, сам гладил и не оставлял посуду в раковине. Он даже держал в

доме

цветы, отчего приходила в восторг почти каждая гостья его дома.

Подойдя к холодильнику, Лена открыла его. Бутылки пива, стоящие на двери, отозвались характерным звоном.

- Так и думала, - произнесла девушка, наклоняясь и позволяя ему полюбоваться очертаниями своей пятой точки, упакованной в серую юбку. - Хотя, ты глянь, тут даже есть какие-то продукты. Сыр, молоко, сосиски.

- Угощайся.

- Обойдусь, - сказала она, небрежно закрывая дверцу. После холодильника досмотру подверглись все шкафчики.

- Чистые полотенца?! - едва не воскликнула она. - Ты начинаешь меня удивлять.

- Я полон сюрпризов.

Лена издевательски фыркнула и соврала:

- Не сомневаюсь.

Леша почесал подбородок, едва удержавшись от фразы, как же ей повезло, что она невеста брата и потому для него неприкосновенна. Иначе... иначе бы он выкинул ее из своей квартиры еще пять минут назад.

Наконец вернулся Григорий, но почти сразу же отправился за следующей партией.


Леша начал беспокоиться.

- Сколько у вас сумок?

- Двенадцать, - ответила ему Лена.

- Готов поспорить, что десять из них твои, - усмехнулся он, шагая за девушкой в большую комнату.

- Почти угадал. Так значит, тут мы будем жить?

Комната также не отличалась изысканностью. Диван давно уже не складывался, обивка кресел истрепалась, дверцы стенного шкафа плотно закрывались не все, зато на

старенькой тумбочке стоял ЖК-телевизор с диаметром в сорок дюймов и с подключенным

DVD-проигрывателем.

- Не нравится, могу предложить коврик у двери.

Лена удостоила его еще одним презрительным взглядом:

- Спасибо и на этом.

- Не за что. Кстати, диван скрипучий, а у меня очень чуткий сон.

- Сочувствую.

- Моя кровать еще хуже, и часто ночуют девушки.

- У меня есть беруши.

- Подготовилась, - улыбнулся он с досадой. В этот момент снова вернулся Гриша.

- Блин, замотался уже бегать. Леш, может, поможешь? - сказал парень, вытирая лоб тыльной стороной ладони.

- Ладно, пошли, - сжалился он над ним.

- Вот спасибо, брат, сообразил.

- Я, вообще-то, подругу твою развлекал, пока ты ее вещи таскаешь, - сказал он ему уже в лифте. - Не много ли у нее вещей?

- Баба ж, че ты хочешь? Там одни книги чего стоят.

- Книги? «Большая советская энциклопедия», что ли?

 

- Хуже - словари всякие.

- Ах, да, она же у тебя лингвист.

- Ты сможешь ее вытерпеть несколько месяцев? - честно спросил брат.

- Не уверен, - так же честно ответил Леша. - Она хоть в постели оправдывает свое существование?

- Еще бы. Думаешь, почему я на ней женюсь, - заржал брат. - Шучу. Кстати, зря ты так. Ленка хорошая девчонка. У тебя к ней предвзятое отношение.

- Честно - мне все равно. Тебе с ней жить.

- А тебе быть дядей ее детей, - брат снова разразился смехом.

 

***

Нож плавно скользил по разделочной доске, нарезая овощи. Лена готовила к

ужину салат – на троих. У Алексея очень некстати сегодня оказался выходной день, и Гриша попросил его составить им компанию на вечер.

- Теперь еще его тут корми, - негромко бубнила она себе под нос, пока братья находились в комнате.


 

 

она


Впрочем, бесплатный кров чего-то да должен стоить, и в принципе ей не жалко. Готовить на двоих или на троих – какая разница? К тому же, кулинарными изысками

 

не увлекалась и никого не обещала баловать. Сегодня в меню были запеченные в


духовке

куриные ножки и жареный картофель – очень по-летнему, по-домашнему, по-быстрому.

«У Алексея наверняка случится праздник желудка», - усмехнулась про себя

девушка, будучи уверенной, что домашнюю пищу он видит только в доме родителей. Ведь даже все эти продукты им с Гришей пришлось покупать самим, потому что в холодильнике Алексея мышь не то, что повесилась, она устроила там пивную

вечеринку.

«И как так можно жить?» - не понимала Лена. По ее мнению, в его возрасте пора

было уже растить детей, или хотя бы иметь с кем-то постоянные отношения. А у этого оболтуса в голове один ветер. Ну и, конечно же, мотоциклы, а если девушки - то все

сразу.

И работает он там кем?.. Барменом? Да это даже не профессия. Но Алексей заботил ее лишь потому, что в скором времени она собиралась породниться с этим человеком.

Просто очень хотелось, чтобы в семье все было на своих местах, а каждый не только здоров, но и обустроен. Только Лена хорошо знала, что жизнь очень часто сама

выбирает

роли, вынуждая играть на своей сцене по ее правилам.

Все началось с измены отца. Он предал жену, предал дочь. Мать так мучилась, что Лена до сих пор с содроганием вспоминала тот период своей жизни - когда отец не ночевал дома, когда не спала измотанная мать и когда еще плохо понимала, почему это

все с ними происходит? Слезы, истерики и ссоры - и все на ее глазах. Это оставило такой

след в психике маленькой девочки, что когда она выросла, то долгое время боялась заводить с кем-то серьезные отношения. Ей все казалось, что ее снова предадут, причем потенциального предателя она видела в каждом. И не зря, как оказалось позднее.

Первый

же претендент на долгую и счастливую семейную жизнь изменил ей с ее же подругой - как по закону жанра мыльной оперы. Тогда Лена еще раз убедилась, что верных мужчин не бывает. В неверности можно было обвинить даже Гришу, если бы не некоторые нюансы.

Они познакомились, когда Гриша был женат. Только в тот период его семейные отношения с Лизой трещали по швам. При этом разводиться пара не спешила – из-за

сына.

Юному Ванечке в этом году исполнилось шесть лет, и он был очень похож на отца. Когда же в жизни Гриши появилась Лена, он развелся через несколько месяцев.

Поначалу она часто задавалась вопрос – считать ли себя разлучницей? В ее ситуации было

несложно винить себя в том, что разрушила чью-то семью. Она даже прекрасно могла понять Лизу. Хотелось отказаться от роли той, которая отняла не только мужа, но и

отца у

ребенка, ведь она не понаслышке знала, что это такое. Она была на их месте. Но сам же


 

Гриша убеждал ее в том, что они все делают правильно. Его брак был оформлен лишь потому, что Лиза забеременела, и держался он только из-за сына. Потому и считал этот брак ошибкой, хотя Ваню очень любил, часто навещал и не скупился на алименты.

Но и со своей стороны другую семью Лена приняла не сразу. Слишком тяжело оказалось мириться с осознанием, что в жизни ее мужчины есть ребенок от другой женщины, как и с тем, что связь с Лизой уже оборваться никогда не сможет. Ревность и сомнения обещали свести ее с ума. На свои места все расставил опять же Григорий. Не

один месяц он добивался ее расположения, ухаживая самыми изысканными способами, методично и терпеливо пробивал броню, стоящую на пути к ее сердцу. Цветы, подарки, ценные не по стоимости, а по смыслу. Он настойчиво окружал ее вниманием и

нежностью, каких она не знала раньше. В лице этого мужчины Лена увидела того, кому можно доверять. Но главный фактор был прост и стар как мир - она влюбилась, что сыграло немаловажную роль в жизни четырех человек: ее, Гриши, Лизы и Ванечки.

 

- М-м-м, какие запахи, - услышала Лена за своей спиной, прежде чем ее обняли крепкие руки.

Она повернула голову и поцеловала своего мужчину. Предполагалось, что это

будет простой невинный поцелуй, а вышло так, что увлеклись. Они встречались уже два

с

лишним года, и все это время их отношения не теряли пыла. Возможно, из-за их обоюдных чувств, а возможно, из-за частого отсутствия Гриши рядом. Он много

работал, нередко ездил в командировки и старался при любой возможности навещать сына.

Скучать по нему стало для нее привычным делом.

- Может, пожрем сначала? – грубо прервал их Алексей, уже занимая место за столом.

Подарив ей нежную улыбку, Гриша присоединился к нему. Лена принялась накрывать на стол.

- Лех, ты когда уже познакомишь меня со своей дамой сердца? – спросил он брата.

- Моя дама сердца походу застряла в лифте.

- А как же эта… Таня? Или как ее там зовут? Алексей издал насмешливый звук:

- Смеешься? Я заколебусь бегать по городу, выискивая, с кем сегодня фестивалит моя женщина.

- Блудливая, что ли?

- Конечно, - ответил Алексей таким тоном, будто это было понятно и так.

- Зато сколько у вас общего, - как-то необдуманно вырвалось у Лены.

Когда же она повернулась к столу, чтобы поставить перед этим мужчиной полную тарелку еды, он одарил ее таким взглядом, что мгновенно захотелось впечатать эту тарелку ему в лицо.

- Людей со схожими интересами часто притягивает друг к другу, - попыталась она объяснить ход своих мыслей.

- Притягивает противоположностей, - решил поспорить с ней Алексей. – А остальные тупо сходятся на почве общих интересов.

Лена выдавила из себя вежливую улыбку, усаживаясь напротив Григория.


- Странно, что такой опытный знаток, как ты, до сих пор сидит без женщины. Единственной - я имею в виду.

Гришу эта фраза насмешила, но он ничего не стал говорить, занятый едой.

Промолчал даже Алексей, хотя его взгляд и так говорил ей достаточно. А поведение только дополняло общую картину. Игнорируя ложку в общей тарелке салата, он залез в него своей вилкой, да еще начал выбирать кусочки, ковыряя один за другим. Подцепив,

наконец, дольку помидора, он засунул ее в рот.

 


 

обе


«Невежа», - пронеслось в сознании Лены, хотя внешне она старательно пыталась

не показать своего недовольство таким пренебрежением. Только удалось это ровно до второго раза. Когда Алексей повторил свою наглую вылазку в общую тарелку, она бесцеремонно отложила ему две ложки салата и оставила его в дальний угол стола.

- У нас не забалуешь, Лех, - хохотнул Гриша, которого вся эта ситуация только забавляла.

- У вас, может, и не забалуешь, - невозмутимо ответил ему брат, приподнимаясь с места. – А хозяин в этом доме пока еще я.

Дотянувшись через стол до салата, он вернул его на место. А вместо того, чтобы есть те же овощи из своей тарелки, он снова принялся ковыряться в общей. От такой

нескрываемой наглости Лена даже перестала жевать, уставившись на уплетающего за

 

щеки мужчину.

- Соли не хватает, - сказал он ей до кучи с набитым ртом.

Она даже растерялась, опасаясь, что если сейчас ответит ему, то это обязательно

будет грубо. Заметив ее реакцию, Гриша протянул руку и сжал в ладони ее пальцы,


успокаивая и взглядом убеждая не обращать внимания на закидоны брата. Лена в очередной раз попыталась его послушать.

Их «нелюбовь» с Алексеем началась с первого момента знакомства. И вот уже два

с лишним года они не могли прийти к примирению. Но сложно было ожидать чего-то другого, если учесть, что их знакомство произошло на дороге при малоприятных обстоятельствах. Младший Фирсов влетел на мотоцикле в крыло ее «Мазды», на

которой

она и месяца не успела отъездить после покупки. Лена тогда не только расстроилась из-


за гнал


 

машины, но и испугалась, что могла стать виновницей смерти этого олуха, который

 

по дороге на высокой скорости. Она так и не поняла, откуда он выскочил в момент ее перестроения. Алексея спасли качественные тормоза и умение правильно действовать в подобных ситуациях. Он отделался ушибами и переломом ноги. Ну и лично от нее,


конечно, ему тоже досталось. Находясь в состоянии аффекта, она наорала на него так, как еще никогда и ни на кого не повышала голоса. Может, именно поэтому он принял ее за стервозную истеричку? Впрочем, Лене было наплевать на его мнение о ней, потому что

о

нем она также ничего хорошего не думала.

 

После ужина братья просидели вместе еще около часа. Они пили пиво и


разговаривали, пока Лена отмывала посуду и принимала душ. Ванная комната нисколько

не выбивалась из квартирного стиля «а-ля 80-е». Современным тут была только стиральная машина, краны и шторка для ванной в оранжевых цветах. На выцветшей потертой плитке до сих пор виднелись остатки каких-то наклеек, таких же выцветших и потертых. Радовало хоть то, что все работало и ничего не отваливалось, а главное - была горячая вода. После водных процедур жизнь показалась лучше. Прекрасным обещал

стать

и дальнейший вечер, когда Алексей отправился на улицу, прихватив с собой мотоциклетный шлем.

- Он же пиво пил, - удивилась только Лена, как же все просто бывает у людей. – Какой может быть мотоцикл?

- Тебя сейчас заботит только это? – с хитринкой поинтересовался Григорий, обнимая ее за талию и привлекая к себе.

- Нисколько… - проговорила она уже с придыханием в губы любимому, - не заботит.

И все вокруг сразу стало выглядеть по-другому и восприниматься чуть проще.

Ведь действительно, о чем ей заботиться? Какая разница, где они живут и с кем еще?


Тем

 

 

на

 

чем


 

более - временно. Главное, что они вместе и оба любят. А с милым, как известно, и в шалаше рай.

 

***

Недолго думая, после плотного ужина и посиделок с братом Леша отправился совершать подвиги. О своих новых сожителях он забыл тут же, стоило лишь выехать на дорогу. Не забыл только о словах Елены, пока еще с фамилией Бурцева, вроде бы простых, но с глубоким смыслом, который все больше начинал его волновать.

«Байк под жопой – и в жизни уже больше ничего не нужно!» - таким был основной

девиз каждого дня. Но только сейчас все сильнее акцент выпадал на слово «был». Езда

 

любимой «Ямахе» уже не доставляла того удовольствия, что раньше, хотя именно она часто и спасала его от скуки. С недавних пор что-то изменилось, но не вокруг – в нем самом. И как он уже успел за собой заметить, ему захотелось какого-то постоянства, в

 

винил своих женатых друзей. Во всем были виноваты эти счастливые папашки! Но так далеко в своих желаниях он пока не заходил. Для начала просто хотелось потерять


голову

от какой-нибудь красотки, да так, чтобы не на один раз. Только пока выходило как обычно.

Как обычно, он приехал в «Марс», а именно в клуб Алана, одного из своих

близких друзей, у которого работал бар-менеджером, и уже не первый год. Но сегодня у Леши выдался выходной, и существенный интерес состоял не в посещении самого

клуба.

Оказавшись настоящим другом, Алан соорудил возле «Марса» небольшую пристройку, которую именовали просто - «Гараж». И здесь находилось основное место сбора их


небольшой компании, которая складывалась из пятнадцати человек плюс-минус приходящие и уходящие. Это было нечто личной vip-зоны со своей парковкой.

Вечерами

здесь часто проходили коллективные встречи, днем – обычные ленивые посиделки тех, кто отдыхал в свой выходной, либо кому нужно было заняться байком: помывка, замена

колеса, масла или какой-то запчасти. Рев мотоциклетных моторов смолкал только при первых заморозках очередной зимы. Жизнь на двух колесах задавала свои правила - она требовала пространства, создавала свои заботы, как приятные, так и горестные. Но

вместе

с тем эта жизнь всегда была полна общения и приключений.

Их гнездышко часто завлекало на огонек различных знакомых. Алана, который

уже давно стал нечастым посетителем Гаража из-за всяческих дел и личных забот, это обстоятельство особо не смущало. Он сразу установил в Гараже свои порядки и лишь просил их соблюдать. Выделив им обустроенное место, он назначил двоих

управляющих, одним из которых как раз был сам Леша, а так же сделал для них отдельное меню с

пониженными ценами, как постоянным клиентам. Потому каждый в их компании ценил

такую щедрость и с уважением относился к тому месту, где проводил часть своего времени. При другом же отношении люди здесь просто не задерживались надолго. Оставив спортивную «Ямаху» отдыхать на парковке, Леша зашел в Гараж. Вечер пятница как всегда собрал здесь немало знакомых лиц. Негромко играла музыка,

выведенная к ним через настенные колонки из самого клуба. Подруги и жены секретничали на пушистых диванах. Почти у каждой в руке было по бокалу коктейля. Парни собрались в круг недалеко от них, и при этом что-то громко обсуждали.

- Фирсище, - первым поприветствовал его Терёхин, или просто Витек, таким рукопожатием, каким обмениваются только близкие друзья.

- Привет, парни, - отделался он одной фразой, пока пожимал руки остальным. Но ни Макса, ни Алана тут не оказалось, что нисколько не удивляло. Семья забирала лучших.

Женщин он поприветствовал своей фирменной улыбкой, и не было ни одной, кто бы не ответил ему тем же. Сюрпризом оказалось то, что среди них сидела та самая

Татьяна Сухарева, о которой сегодня вспоминал брат. Эта девушка приходилась сестрой Галине, жене Терёхина, и с недавних пор работала в «Марсе» танцовщицей. В

последнее

время она бывала в Гараже нечасто, и в основном только тогда, когда хотела провести вечер с кем-то из их братии. Сейчас круг ее влечения сузился до двоих – его и Белова,

которого по счастливой случайности этим вечером среди них не было. Но компания

 

сестры не была для нее единственной, как и другие увлечения, которые Лешу нисколько не волновали. Эта сексапильная пышногрудая и длинноногая брюнетка, независимая,

уверенная в себе и падкая на байкеров, всегда находилась в поиске. Многие парни

смотрели на нее с похотью в глазах, даже те, кто был женат, из-за чего Татьяна навлекла на себя неприязнь женской половины. Лешу она притягивала так же, как и остальных,

причем, ее можно было считать его единственной постоянной женщиной. Если кто-то в


постели Леши оказывался единожды, то Татьяна бывала там с постоянной периодичностью. Видимо, именно поэтому брат и упомянул о ней.

«А ведь старший почти прав», - усмехнулся про себя Леша. На какую-то малую

долю он вполне бы мог назвать Таню своей дамой, но не сердца. Влюбиться в нее – это

не

самый удачный вариант. К тому же сложно было испытывать высокие чувства к

женщине, которая предлагала себя чуть ли ни каждому третьему. Потому Татьяна просто скрашивала какие-то его вечера, как, например, обещала скрасить и этот, посылая ему долгий чувственный взгляд.

Так и не успев влиться в мужской разговор, Леша шагнул на женскую территорию.

Едва ли не сев к девушкам на кленки, он потеснил двух сестер и устроился между ними.

- Фирс! Кабан! Куда лезешь? Нужен ты нам тут, - в шутку возмущалась Терёхина, толкая того в бок.

- Ему с нами всегда интереснее, чем с парнями, правда Фирс? – сумничала Анька, жена очередного друга.

- Зришь в корень, Паршина, - ответил ей Леша, обратив все свое внимание на Сухареву.

Заведя руку ей за спину, он обнял ее за плечи, прижал к себе и шепнул на ушко:

- Неужели соскучилась?

Девушка отрицательно покачала головой и слегка оттолкнула его назад, насколько позволяла теснота дивана.

- Нет, – было ему ответом.

А глаза все равно хитро улыбались.

- Врешь.

- И не думала об этом.

- Хочешь, докажу?

- Попробуй, - бросила она ему вызов, прикладываясь губами к своему бокалу с

«Космополитан».

Как обычно, на этом и заканчивалось все его рвение к постоянству. По крайне мере – до завтра. А завтра будет новый день.

 

часть_2

***

Утром следующего дня Лена проснулась около десяти часов. В выходной

субботний день можно было себе позволить поспать дольше обычного. Гриша еще дремал

- стоило ей покинуть его любящие объятья, как он сонно спросил:

- Ты куда?

Лена наклонилась к нему и поцеловала в щеку:

- Просыпайся. Я пока приготовлю завтрак.

Двери их комнаты отворились c тихим скрипом. Двери – потому что их было две, причем со вставками из стекла, какие было модно иметь в советские времена. Лену

немного смутило то обстоятельство, что стекла обычные, а не матовые. Гриша пообещал

это скоро исправить, объяснив наличие именно таких стекол. Когда-то они и были


матовые, но бабушка попросила сына их поменять, чтобы иметь возможность приглядывать (а точнее подглядывать) за внуком, а именно: когда тот приходит домой,

и

главное - с кем. На это Лена даже не удивилась.

 

Зато удивилась этим утром, когда открыла дверь в ванную комнату и наткнулась

на незнакомую ей девушку. Стройная брюнетка расчесывала перед зеркалом густые волосы, при этом из одежды на ней были одни лишь черные трусики.

- Простите, - поспешила Лена извиниться, закрывая дверь.

Невольно ее щеки залил румянец – такой неудобной показалась ситуация. Все-таки

не каждый день она открывает ванную комнату и встречает там голых девиц. Правда, на лице незнакомки не отразилось ни толики стеснения. Та лишь щедро одарила ее холодным взглядом, успев высокомерно оглядеть сверху вниз, как обычно оценивают соперницу. А это Лену уже возмутило. Мало того, что девушка позволяет себе проявлять такое хамство по отношению к незнакомым людям, так еще и разгуливает по чужому дому в чем мать родила.

«Ну, знаете…» - негодовала она.

Только удивляться стало нечему, стоило лишь сообразить, чья эта дама. Вкус Алексея разочаровывал, даже если учесть, что у него нет ничего серьезного с этой красивой брюнеткой.

Продолжая возмущаться себе под нос, Лена прошла на кухню. Раз уж водные

процедуры откладывались на более позднее время, можно было заняться завтраком. Она достала из холодильника яйца и сметану, собираясь делать омлет. На этом появился любопытный вопрос – на скольких человек готовить? Только вчера она смирилась с

тем, что придется готовить на троих. А сейчас что? Готовить завтрак еще и на эту высокомерную брюнетку, чье имя она даже не знает? Ей, конечно, не жалко, просто слегка неприятно. Все-таки она не нанималась сюда в кухарки, чтобы еще обслуживать Алексеевых девиц. С негодованием Лена стала разбивать в миску яйца в количестве восьми штук. Когда она взяла в руку шумовку, в коридоре послышались чьи-то шаги. В ванную открылась дверь. Лена насторожилась, с ужасом подумав о том, что вдруг встал Гриша. Но голос Алексея ее успокоил:

- Ну и куда ты от меня сбежала?

Дверь в ванную снова закрылась, и Лена принялась дальше вымещать свое

недовольство на продуктах. Но только до того момента, пока не услышала донесшийся

из

ванной шум: что-то упало на пол, женский смех, шепот, протяжный стон, еще один… Догадавшись, что же там происходит, Лена ужаснулась, продолжая удивляться человеческой наглости.

- Животные! Ни стыда, ни совести, - ругалась она.

Поплотнее закрыв дверь на кухню, девушка включила телевизор и сделала

погромче звук. Дальнейший процесс готовки прошел под мысли, полные гнева. Когда омлет уже был почти готов, очень вовремя на кухню зашел Гриша, который даже ничего не успел сказать.

- Это что, будет происходить постоянно? – спросила Лена своего мужчину. Гриша улыбался как ни в чем не бывало, раздражая ее этим еще сильнее. Он


подошел к ней и заключил в объятия.

- Ну и чего ты разозлилась? Парень молодой…

- Молодой? Ему на пенсию скоро.

Гриша хохотнул. Взяв пульт от телевизора, он сделал звук чуть тише.

- Оглохнуть можно, – пояснил он свои действия. - По стонам девушки такое и не скажешь. Может, ты злишься, потому что завидуешь? – рука Гриши стиснула ее ягодицу,

губы коснулись шеи. – Так это не проблема.

Поежившись, Лена оттолкнула любимого и развернулась к плите, на которой омлет уже вот-вот обещал подгореть.

- Да, давай, они там, а мы здесь - как одна большая дружная семья. Губы Гриши коснулись ее плеча.

- Ханжа, - тихо поддел он.

 


 

 

пока


- Я не ханжа! – возразила она. – Просто в отличие от некоторых у меня есть совесть. Я даже завтрак на них приготовила. Кстати, ничего, если он будет слегка

пригорелый? – спросила Лена, спокойно глядя на скворчащую массу, которая подгорала перед ней на сковородке.

Гриша высунул перед ней руку и выключил газ.

- Уже ничего. Только я-то в чем перед тобой провинился?

- Извини, ты прав. Просто… я понимаю, что Алексей твой брат, но такое соседство

меня мало устраивает. Он мог хоть немного изменить свой привычный уклад жизни,

 

мы живем у него? Если такое будет повторяться постоянно, я начну путать квартиру с борделем. И к тому же, что будет, когда ты уедешь в командировку?

Гриша обнял ее со спины.

- Это все ненадолго. Просто не воспринимай так близко. Но я обещаю, что поговорю с ним.

- Спасибо, - поблагодарила его Лена.

Им даже удалось почти нормально позавтракать вдвоём. Лена смогла притронуться к еде только тогда, когда из ванной комнаты перестали доноситься

характерные звуки, порой пробиваясь даже через закрытые двери, от которых было мало толку. Не прошло и пятнадцати минут, как хлопнула входная дверь, и на кухне появился Алексей, одетый в летние шорты с зелеными пальмами. Без всякого «доброго утра» он подошел к холодильнику, достал оттуда бутылку минералки и стал жадно глотать воду. Лена поспешила отвести от него глаза и уставилась в телевизор. В его крепком


поджаром

телосложении не было ничего удивительно. Секс – самый лучший фитнес. Не удивлял также и сегодняшний аппетит Алексея. Взяв вилку, он стал есть омлет прямиком из сковородки, причем с удовольствием уминал и порцию своей поспешно ушедшей подруги.

- Чего такой голодный? – поддел его брат. – Активное утро?

- Типа того, - улыбнулся ему тот. – Нехватка белка.

- Кто это был хоть? Я ее знаю?

Будучи с набитым ртом, усердно пережёвывая пищу, Алексей смог лишь кивнуть.

- Только не говори мне, что это Таня?


Брат снова кивнул, на что Гриша покачал головой.

- И нужна она тебе такая? Вдруг залетит. Хочешь пойти по моим стопам?

- Слышь, старший, я не вчера родился. К тому же ты бы так не говорил, если б знал, как она хороша в сексе.

Чашка Лены тяжело опустилась на стол.

- Я вам не мешаю? – вырвалось у нее быстрее, чем она смогла обдумать свои слова.

Ну, в самом деле – не хватало еще, чтобы братья при ней обсуждали каких-то девиц.

Гриша сразу взял ее за руку, Алексей посмотрел в упор, продолжая жевать приготовленный ею омлет.

«Хотя бы «спасибо» сказал, чудовище».

- Кто кофе варил? – спросил вдруг невежа, кивая на ее чашку.

- Лена, - ответил за нее брат. – Только она готовит такой отменный кофе. Притянув ее руку к своим губам, Гриша поцеловал пальцы, отчего ей стало на порядок теплее и уютнее после таких диких для нее ситуаций, как сегодня.

- Лен, можно? – неожиданно обратился к ней Алексей, объясняя, чего от нее хочет.

– Пожалуйста. Кофе так охота - сил нет.

Гриша подмигнул ей, кивая на брата и как бы прося не отказывать. Для чего он это делал, ей сложно было сказать. Возможно, хотел как-то их примирить. В любом случае Лена молча встала и взяла турку. Алексей в это время занял ее место.

 


 

 

по

 

 

так

 

чего


Кофе она сварила, как обычно, как делают многие. Единственное, чем мог

отличаться ее кофе от многих, так это добавками: она покупала молотый кофе, который

 

вкусу и аромату отдавал нотками шоколадного трюфеля. Но когда Лена взяла банку с сахаром, то вовремя заметила, что схватила банку с солью. Эти тары были похожи: две железные банки, только одна была красного цвета, а вторая - синего. Алексей наверняка привык их не путать. Но от гостей ожидать подобного было сложно. Подумав именно

 

и поколебавшись всего пару секунд, Лена ухнула в его кружку две ложки соли. Она удивлялась сама себе, когда же успела стать такой заразой. Но почему-то быть таковой с Алексеем хотелось гораздо больше, чем принимать свои здравые мысли. Потому она без зазрения совести и с улыбкой на лице смогла поставить перед ним чашку кофе, прежде чем сесть рядом с любимым.

- Спасибо, - поблагодарил мужчина, и впервые - так искренне.

Но стоило ему сделать первый глоток, как он замер, и мрачный взгляд метнулся на нее. Лена не сдержала улыбки, хотя сама ради приличия невинно спросила:

- Что такое?

Алексей не смог ответить только потому, что его рот все еще был занят соленым

кофе. Подскочив с места, он кинулся к раковине и выплюнул остатки напитка, после

 

принялся полоскать рот водой из-под крана.

- Что случилось? – спросил и Гриша, только уже именно у нее.

- А я почем знаю? – соврала она.


Гриша взял чашку брата и понюхал дымящийся напиток. Ничего не уловив, собрался уже пригубить, но Лена придержала его руку.

- Я, наверное, банки перепутала, - объяснила, наконец, она.

Поняв теперь, отчего брат так отчаянно полощет рот, Гриша расхохотался.

- Че ты ржешь? – бросил ему Алексей, когда закончил. – Я бы на твоем месте задумался. Омлет горелый, кофе с солью – ты уверен, что хочешь жениться на этой дьяволице?

- Я вообще-то здесь сижу, - напомнила она о себе. Алексей одарил ее убийственным взглядом:

- Тебе чертовски везет только потому, что ты девушка моего брата.

- Так, прекращайте, - вмешался Гриша. – А то я действительно начинаю опасаться, что тут будет, когда я уеду в командировку.

- Ничего не будет, если привяжешь ее в батарее, - ответил ему брат, выливая из турки последнюю порцию кофе.

Лена уже собралась ответить. Но Гриша закрыл ей рот своей большой ладонью, при этом целуя в шею и шепотом прося помолчать.

Она решила послушаться, а чтобы не позволить спровоцировать себя еще раз, просто ушла из кухни.

 

***

Понедельник – день тяжелый, даже если не работать в этот день, потому что

велика вероятность, что рабочим будет день до этого. Отпахав всю ночь в «Марсе»,

Леша

проснулся только после обеда. Брата дома не было, что не удивляло. А вот Елена сидела

в

комнате с раскрытым ноутбуком и что-то сосредоточенно вычитывала, обложившись книгами. Леша спокойно мог за ней подглядеть через стекла закрытых дверей.

- Ленка-пенка, - пробубнил он себе под нос, направляясь в ванную.

Почистив зубы и освежившись, он повернулся к сушилке за полотенцем. Но на

том месте, где оно всегда висело, Леша увидел аккуратно развешенные женские

трусики.

Вот что бывает, когда в доме живет женщина. Она заполоняет пространство своими женскими штучками. С одной стороны вроде бы и здорово, но лишь тогда, когда эта женщина принадлежит тебе. Леша же как-то не очень хотел знать, какое белье носит

 

будущая жена брата. А тем более задумываться о том, те ли на ней надеты симпатичные трусики, которые он видел вчера на своей сушилке. Сняв уже сухое бельишко, Леша не без удовольствия рассмотрел его внимательнее и пошел к блондинке.

Лена оторвалась от ноутбука сразу, как только он вошел в комнату.

- Чего тебе? – грубо спросила она. – Я занята сейчас.

Леша подошел ближе и выставил перед ней руку, на пальцах которой висели ее трусики.

- Твое? Хотя, что-то мне подсказывает, что Гришка вряд ли такое носит.

Лена сразу встрепенулась, выбрасывая руку, чтобы схватить свои вещи. Но Леша отдернул их назад, заставляя ее тянуться за ним.


- Дай сюда! – грозно выкрикнула блондинка.

Леша сделал шаг назад, раскачивая ткань из стороны в сторону и дразня Елену еще больше.

- Отдам, только при условии, что больше не увижу их на своей сушилке. Ни их, ни любой другой предмет твоего белья. Договорились?

Лена подняла к нему глаза.

- У тебя что, пунктик на этот счет?

- Можешь считать и так.

- Хорошо, я подумаю, - ответила она, приподнимаясь с дивана и хватая свои вещи.

– Только в следующий раз, будь добр, не пачкай мои вещи своими грязными руками.

«Ох, поглядите, какая фифа», - съехидничал Леша, догадавшись это сделать про себя.

Он развернулся, чтобы оставить ее в гордом одиночестве, но у порога не удержался от очередной фразы, которая вертелась на языке:

- Кстати, те, что с бабочками, очень симпатичные.

Он успел вовремя захлопнуть дверь, в которую тут же влетела тяжелая книга.

Так в хорошем настроении он добрался до кухни. Все-таки в новом сожительстве были и свои плюсы, как, например, наличие запасов еды. Леша нечасто заботился о

продуктах, потому что редко ел именно дома. Чаще продукты в его холодильнике имели свойство пропадать, потому он старался покупать лишь самое необходимо, либо по настроению. А сейчас в его белом шкафчике хранился целый «праздник желудка». Он понял это особенно явно, когда увидел на полке торт. Он был нестандартный по форме,

чуть меньше обычного, и еще не начатый. Леша вынул его, решив, что такая сладость достойна быть съеденной в самое ближайшее время, а то вдруг пропадет. Ему будет обидно, а Елена еще и расстроится. Надо было спасать положение. Очень кстати на

кухне

остался чей-то кофе, уже холодный, но едва отпитый. Леша подогрел его в микроволновой

печи, взял чайную ложку и уселся за стол, начиная отковыривать кусочки от целого торта.

Он оказался бисквитным, шоколадным и с вишней внутри, но главное - очень вкусным, так что Леша, не заметив, слупил почти половину.

В этот момент, словно почуяв неладное, на кухне появилась Елена. Она резво

зашла, но стоило ей увидеть торт, как застыла на месте. Леша уже подумал, что есть смысл испугаться того взгляда, каким она его одарила. У него сложилось стойкое впечатление, что пришел его конец, что за этот торт девушка его сейчас задушит.

- Угощайся, - сказал он ей, тыча ложкой вниз.

- Вообще-то, надо спрашивать, прежде чем брать чужие вещи.

- А-а-а, так это твой? Ну извини, на нем не было это написано, я и подумал, что он ничейный. Стоит, пропадает. Потом еще в холодильнике будет плохо пахнуть.

Лена решительно шагнула к нему, утягивая к себе остатки вишнево-шоколадной сладости. Но Леша решил еще немного поиздеваться. Оттаскивая торт обратно к себе,

он

снова вонзил в него ложку, сразу отправляя урванный кусок в рот.

- Погоди, я еще не наелся, - ответил он с набитым ртом.


Лена потянула на себя, шлепая его по руке ладонью.

 

- Оставь в покое мой торт, – шипела девушка. – Бессовестное чудовище.

От такого эпитета левая бровь Лёши взлетела вверх. Так его еще не называли, хотя за свою жизнь кем он только не был.

- Лен, да брось. Я спасаю твою фигуру. В нем много калорий. Растолстеешь и брат на тебе никогда не женится.

- Никакая я тебе не Лена, Алексей. Елена или Елена Викторовна.

Его передернуло. Алексей? - вот это уже было перебором. Леша не любил, когда

его так звали, уж лучше звучало «бессовестное чудовище». Перехватив ее запястье, Леша сжал его в ладони и дернул на себя, заставив Елену чуть ли не лечь грудью на стол.

- Давай договоримся сразу, что ты не будешь меня так звать, хорошо? – на полном серьезе попросил он. – Либо Леша, либо Фирс.

- Фирс? Это даже не имя, это какая-то собачья кличка. Только не говори, что тебя кто-то так называет.

Леша скрипнул зубами. Сладкого уже перехотелось, да и как-то резко затошнило, но скорее не от него, а от его хозяйки. Отпустив блондинку, он подтолкнул к ней торт и

встал из-за стола.

- Я предупредил. Если что, не обижайся.

- Хорошо, Алексей, - сказала ему в спину нахалка. Леша обернулся.

- А вот не надо было есть мой торт, - как бы объяснилась она. – У меня определенная слабость именно к этому продукту, чтоб ты знал.

Леша хмыкнул. Ей, кажется, не нравится, когда он трогает «своими грязными руками» ее вещи… Подойдя обратно к столу и не отрывая взгляда от глаз Елены, он

опустил ладонь на торт и стал мять его пальцами, превращая в кашу. Лена оторвалась от него взгляд и с ужасом посмотрела на то, что он делает.

- Извращенец, - вырвалось у нее. Шагнув ближе к нему, она встала почти вплотную, ткнула пальцем ему в нос и с негодованием выпалила: - Ты - мерзкий бессовестный извращенец!

На этом она гордо удалилась, оставив Лешу потешаться такой реакцией. Вымыв

руки, он взял остатки торта и отправился в свою комнату, где мог спокойно насладиться отвоеванным трофеем, тайком представляя себе блондинку в симпатичных трусиках с разноцветными бабочками, – все ж один раз можно было позволить себе такую смелую фантазию.

 

часть_3

 

***

Несмотря на нового персонажа в жизни, у Лены все шло своим чередом. Работая переводчиком в фирме, которая занималась реализацией и обслуживанием импортного медицинского оборудования, она имела ненормированный рабочий график. В ее обязанности входили перевод различных документов и сопровождение руководителя на встречи с представителями иностранных фирм производителей.

Сегодня же Владислав Олегович Шумский вызвал Лену в офис вне графика. Как


он объяснил по телефону, ему требовалась ее непосредственное присутствие. Так что в десять часов утра она уже была на рабочем месте, причем в своем собственном

кабинете.

Эту роскошь в виде отдельных апартаментов назначил для нее все тот же Владислав Олегович. От него же всегда к ее приходу на рабочем столе стояла свежая роза и какая- нибудь недешевая сладость – конфеты, шоколад, что-нибудь с вишней. Этот сорокалетний, обаятельный и видный мужчина никогда не скрывал своего к ней

интереса.

Поначалу Лену смущало подобное обстоятельство, она даже подумывала сменить работу.

Но все стало восприниматься гораздо проще, когда мужчина объяснился:

 

- Елена, не буду скрывать, что ты мне интересна не только как ценный сотрудник.

Но мне бы не хотелось, чтобы тебе это доставляло какой-то дискомфорт. Я знаю, что у тебя есть молодой человек, и отношусь к этому с уважением. Единственное, о чем хочу попросить, – позволь мне оказывать хоть какие-то знаки внимания. Они будут от

чистого

сердца, без каких-либо подтекстов или ожиданий чего-то взамен. Просто ты этого действительно заслуживаешь, и не только как привлекательная женщина, но и как мой самый ценный сотрудник.

Подобная искренность Лену обезоружила. Шумский действительно никогда не позволял себе лишнего. Он всегда держался в рамках дозволенного, и хоть часто приглашал ее на совместный обед, но и вне официального общения вел себя достойно.

Взвесив все «за» и «против», она решила, что вполне довольна своей работой, чтобы


что-


 

то менять.

- Доброе утро, Леночка, - улыбнулся мужчина, заходя в ее кабинет с папкой в руке.

Как начальник и подчиненный они обращались соответственно: он к ней на «ты», она к


нему на «Вы». Так проще было держать дистанцию. Но их официальность уже давно стала непринужденной.

- Доброе, Владислав Олегович. Вижу, у Вас хорошее настроение, - сказала она не без причины.

- Развод – еще не конец жизни, это начало новой.

Он подошел к ее столу и занял место напротив. Сегодня на нем был темно-синий костюм, бледно-голубая рубашка и яркий галстук в цвет пиджака.

- С Вашего позитивного настроя стоит брать пример.

- У тебя что-то случилось? – заволновался мужчина.

- Нет, всё в порядке. Так что там у Вас? Он положил на стол папку.

- Мне нужен перевод этого документа до обеда. Можно пока черновой - не важно, просто хочу с ним ознакомиться. Это по новой фирме. Как все сделаешь, приглашаю на

обед, после чего на сегодня ты свободна.

- Хорошо, ждите.

- У тебя новая помада? – неожиданно спросил он. Ее губы растянулись в улыбке.


- Не перестаю удивляться, насколько же Вы внимательны к мелочам.

- Тебе очень идет, - последовал неизменный комплимент.

- Благодарю… за все.

Снова теплая улыбка на его лице. Поднялся с кресла.

- Значит, пока не смею отвлекать.

 

Обед прошел в непринужденной обстановке. Они разговаривали о работе и

немного на отвлеченные темы. Обсуждали ее новую машину, крошку «Тайоту Аурис». Лену так и подмывало спросить, почему он все-таки развелся. Но она предпочитала не заговаривать с ним о личном. За обед почти всегда платила сама, что едва ли не вытребовала, один раз поставив условие – либо оплачивает она, либо никуда с ним не ходит. С нее хватало того, что мужчина тратился на презенты, которые неизменно находила на своем столе. Шумский принял ее условие, хоть и было заметно, как ему это не по нраву.

После обеда они распрощались. Но ехать домой Лена не спешила. С недавних пор

«дом» перестал ассоциироваться с «уютом», когда там не было Гриши. Ее мужчину в будний день можно было ждать не раньше шести. Поэтому дорога Лены пролегла к подругам, а именно в салон красоты, где одна была владельцем, а вторая –

парикмахером.

- Привет! - крикнула ей Тоня из зала салона, махнув рукой, в которой держала ножницы.

 

Она как раз наводила красоту симпатичной молодой женщине.

- Привет дорогая, Анютка у себя?

- Кажется, да.

- Как закончишь, зайди к нам, - заговорщицки улыбнулась она подруге.

 

Уже через полчаса три девушки сидели в кабинете Анны, пили чай с конфетами Шумского и обсуждали мужчин.

- Гришин брат просто невозможен, - жаловалась Лена. – Бестактный, наглый и ни грамма совести. Он даже не стесняется при нас заниматься сексом по всему дому с какими-то сомнительными девицами.

- Фу, какой ужас, - поддержала ее Аня - владелица собственного салона, счастливая жена, мать двоих детей и просто красивая женщина со слегка пышными

формами.

Но кокетливую брюнетку Антонину могло интересовать только одно:

- Он хоть симпатичный?

Лена закатила глаза. Тоня была не замужем. Ей, как и Лене, не везло с мужчинами.

К тому же Тоня до сих пор продолжала искать идеал, и Шумский был одной из грез. По совету своей подчиненной он уже давно ходил стричься именно в этот салон, и дни его посещений были для подруги праздником. Только, несмотря на все улыбки, внимание и тонкие намеки, этот мужчина не спешил делать первый шаг в ее сторону.

- Не знаю, с этого ракурса я на него не смотрела. Кстати – Шумский окончательно развелся.

Тоня ахнула и схватила ее за руку так резко, что Лена едва не пролила чай на свою


светлую юбку.

- Устрой мне с ним свидание, а? Леночек, ну пожалуйста-пожалуйста. Тебе ведь он все равно не нужен. А я уже не знаю, как ему еще намекнуть, что я готова для него свернуть горы.

- Тонь, у тебя так с каждым…

- Неправда! И вообще, ему уже можно – он разведенный мужчина, которому непременно сейчас требуется женская ласка. Это мой шанс!

- Он не выглядит сильно уж расстроенным.

- Это странно, - прокомментировала Аня. – У них дети есть?

- Дочка, ей лет тринадцать сейчас.

- Вот я и говорю, странно.

- А по-моему, ничего странного, - вступилась Тоня. – Люди не всегда расходятся

со скандалом. У кого-то даже после развода остаются дружеские отношения. Например, твой Гриша, Лен. Он ведь сейчас нормально общается с женой?

Лена опустила глаза в свою чашку.

- Насколько знаю, да. Он ведь часто ездит к сыну.

- Вот вам и пример. Раз он имеет такую возможность, значит с бывшей

сохранились хорошие отношения, - рассуждала подруга, не осознавая, каково было Лене слушать подобное.

Зато поняла Аня, стукнув носком туфли ножку ее стула. Тоня застыла под взглядом подруг.

- Ой, Леночек, прости. Не обращай внимания на мои слова. Гришка у тебя замечательный и видно, как тебя любит.

- К тому же у вас дело движется к свадьбе, - добавила Аня. – А это уже о многом говорит.

- Так ты мне устроишь свидание с Шумским? – не унималась вторая.

- Тонь, ну как ты себе это представляешь? Что я ему скажу?

- Скажи, - начала Аня с улыбкой, - что твоя ненормальная подруга и его лучший парикмахер безумно хочет за него замуж.

 

- Нет! – выпалила Тоня под женский смех. – Даже не вздумай. Это его только

отпугнет. Тут нужна другая тактика, – посмотрела на свою начальницу с прищуром. – О! Сидит тут советчица. У самой муж и дети. Лучше бы посоветовала чего по делу.

- Тонь, я тебе не раз говорила, в чем твоя беда – не нужно так скрупулезно

перебирать мужчинами. Среди них нет идеальных. Однажды закончится все тем, что ты это поймешь, но будет уже слишком поздно.

- Ну хорошо-хорошо, уговорили. Я остановлюсь на Шумском, если Ленчик меня с ним сведет. Так что, подруга, – мое счастье в твоих руках.

Лена решила сделать вид, что занята конфетой. Была бы другая ситуация, она бы даже не раздумывала и помогла девушке. Но заведомо зная, как к ней относится Владислав, было попросту неудобно сводить его с кем-то другим. Надо было что-то придумать.

 

Дома ее ждал маленький сюрприз: Гриша приготовил ужин в виде купленных в японском ресторане суши – ее любимых. Вечер прошел тихо, с привкусом шампанского,


романтики и почти домашнего уюта. Даже Алексей словно сознательно им не мешал. На радость Лены всю неделю она вообще редко видела Гришиного брата. Он будто специально избегал встреч. Возвращался домой заполночь, когда они уже спали, больше никого не приводил, вставал к вечеру и почти сразу куда-то собирался. Так что совместное проживание уже не казалось ей таким страшным, как поначалу.

 

***

Что-то кольнуло нос. Потом щеку. Раздался хруст, будто что-то ели. Кольнуло нижнюю губу. Алексей приоткрыл один глаз, едва успевая его закрыть от очередного снаряда. Брат сидел в кресле его комнаты и бросался попкорном: одно зерно летело в Лешу, другое - не забывал бросать себе в рот.

- Ты долго спать еще будешь? Скоро солнце сядет.

- Отстань, демон, я прилег совсем недавно.

- И где тебя носило? Ты вроде не работал вчера.

С закрытыми глазами Алексей перевернулся на спину, положил под голову согнутую в локте руку, нащупал на подушке одну попкорнинку и засунул ее в рот.

- У меня было свидание, причем ужасно неудачное.

- Поделишься подробности?

- Только после кружечки крепкого кофе.

- Попросить Лену? – хохотнул брат.

- Нет, спасибо. На кофе твоей женщины у меня аллергия. Извини, ничего личного.

- Ладно, хорош тебе. Кстати, именно о ней я и хотел с тобой поговорить.

- Неужели я снова ее чем-то обидел или шокировал?

- Нет, не в этом дело. Просто с понедельника отправляюсь в командировку. Хотел попросить, чтобы в мое отсутствие вы жили так же дружно, как в последние дни. Леша глубоко вздохнул, пережевывая очередную попкорнинку. Открыл глаза. Сел на кровати.

- Слушай, Гриш. Я не против того, чтобы вы тут жили. Я всегда готов тебе помочь, чем могу. Но – черт! – ты не представляешь, как меня нервирует ее характер и как парит

менять свои привычки. В собственном доме я должен ходить на цыпочках, дабы не дай боже не разбудить спящую Елену. Как-то ночью в потемках споткнулся об ее туфли в прихожей – так рано утром она включила у себя телевизор на всю громкость. Я поспал три часа.

- Споткнулся, - хмыкнул брат. – Такой грохот и мат стоял, будто споткнулась рота сапожников.

Леша поморщился, мол, не говори ерунды.

 


 

 

Она


- Да какая разница? Туфли, между прочим, были ее. Девушку в дом привести я

тоже не могу, - продолжал он выговариваться, - потому что шокирую опять же Елену.

 

хоть знает, что такое секс? Ты показывал?

- Обижаешь. Просто она не смотрит на это с такой простотой, как ты.

- Если не секрет, тогда как вы им занимаетесь? Под одеялом и при выключенном свете?

- Лех, не утрируй. К тому же, я говорил тебе, как доволен ею в этом плане. И не


такой уж у нее скверный характер, как ты себе придумал. Просто она женщина, а каждая

женщина имеет свою долю вредности. У нее просто другие взгляды, и, кстати, в чем-то

я с

ней солидарен.

- Например? Что мне пара жениться?

- Именно. Мать ждет не дождется от тебя внуков. Законных.

- Слушай, ну на шею не дави(*).

- Ты мне лучше другое скажи – могу я на тебя рассчитывать?

- Гриш, не будь занудой. Дуй в свою командировку, ничего с твоей Еленой не случится. Но подругу в дом я все-таки приведу.

- Лех…

- Предлагаешь мне любить кого-то под забором? Я сегодня повелся на одну особу

с собственной квартирой, только та оказалась однокомнатной и с ребенком трех лет. Мамаша, блин. Не удивительно, что ее муж бросил.

- Оу, так у тебя не встает при детях? Да ты еще не потерян для общества.

- Я тоже не такой гад, каким меня считает твоя ненаглядная.

- Я говорил ей – она не верит. Странно, да?

Леша посмотрел на брата долгим взглядом, после чего заключил:

- Вы друг друга стоите.

 

В обед понедельника Леша встал в прекрасном настроении. Потягиваясь, прошел в ванную, краем глаза замечая на кухне Елену. В ванной опять царил женский мини-хаос:

белье на сушилке, куча каких-то баночек и скляночек на раковине и на полочке у зеркала, фен на крючке для ручного полотенца вместо оного. А еще работала стиральная машинка.

Леша осмотрел комнату в поисках своих джинсов, которые оставил тут ночью. Их не было. Тогда он наклонился к машинке, замечая внутри очень уж похожую на них вещь. Выругался, выпрямляя спину, и двинулся на кухню.

- Елена, - окликнул он девушку, опираясь рукой о дверной косяк. – У меня вопрос

– не мои ли джинсы крутятся в барабане машинки?

- Спасибо можешь не говорить, - бросила она, сидя с чашкой чая за столом и увлеченная телевизором.

- Спасибо? А ты, случайно, карманы перед этим не проверила?

- Я не лазаю по чужим карманам, нет такой привычки.

- Зато есть привычка стирать чужие вещи.

Лена посмотрела на него в упор, не понимая, что он от нее хочет.

- Они лежали в стирке. Боже мой, Алексей, неужели у вас в карманах были

последние презервативы? – спросила она с напускным переживанием, театрально кладя руку на грудь, как раз на вырез халата из красного шелка с каким-то рисунком.

И снова она назвала его «Алексеем».

- Нет, - ответил он каменным тоном. - У меня там был телефон одной

обворожительной дамы, которая, возможно, могла стать той самой моей единственной. Так что, благодарю.

Девушка фыркнула и перевела взгляд на экран телевизора, припадая губами к

чашке. Такое пренебрежение Лешу разозлило, но он ничего не стал ей говорить. Вместо


 

этог




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.