Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Частные значения несовершенного вида



Конкретно-процессное значение. В са­мом термине отражены два семантических элемента дан­ного значения: а) конкретность, временная локализованность действия (оно происходит один раз, занимая опре­деленное положение на «линии времени»); б) процессность — действие представлено в процессе его осущест­вления.

Конкретно-процессное значение, как и другие част­ные видовые значения, обусловлено контекстом, который должен, с одной стороны, отражать конкретную ситуа­цию, а с другой — способствовать актуализации процессности. Например: Ел Мирон Лукич разборчиво, приве­редливо [если бы высказывание этим ограничивалось, было бы неясно, идет ли речь о единичном или обычном действии, но последующий контекст определенно указы­вает на конкретность ситуации] и скоро отодвинул тарел­ки (Федин. Старик).

Выражение конкретного процесса легко сочетается с подавляющим большинством способов действия, пред­ставленных в несовершенном виде. Значительных ограни­чений в этом отношении нет. Не могут употребляться в рассматриваемом значении лишь многократные глаго­лы (бывать, сиживать и т. п.), а также те глаголы пре­рывисто-смягчительного способа действия, которые по своему лексическому значению предполагают четкую раз­дельность повторяющихся актов: поколачивать, почиты­вать и т. п. (ср., с другой стороны, глаголы типа позвя­кивать, покачивать, которые могут обозначать действие, отдельные акты которого сливаются в одном конкретном процессе: Корабль слегка покачивало).Не связаны с рас­сматриваемым значением глаголы отношения типа иметь, преобладать, содержать, соответствовать и т. п.: «данность» отношения не может быть представлена как процесс.

Особого упоминания заслуживают некоторые способы действия, относительно которых могли бы быть сомнения по поводу их способности сочетаться с конкретно-процес­сным значением. Таковы глаголы многоактного способа действия типа мигать, махать и т. п. Эти глаголы, на наш взгляд, могут выражать в контексте конкретный процесс. Например: [Пепел]. Чего глазами хлопаешь? (Горь­кий. На дне). Многоактную внутреннюю структуру дей­ствия не следует смешивать с повторяемостью: отдель­ные акты, как звенья одной цепи, могут быть связаны друг с другом в едином развертывающемся процессе. Следует упомянуть также о ненаправленных глаголах движения. Такие глаголы могут выступать в конкретно-процессном значении, так как неопределенность направ­ления движения вполне совместима с его конкретностью, локализованностью во времени. Например: Когда я во­шла в лакейскую, отец уже ходил по залу, стуча сапо­гами (Бунин. Заря всю ночь).

Конкретно-процессное значение несовершенного вида противостоит конкретно-фактическому значению совер­шенного. Это основная, наиболее существенная оппози­ция доминирующих частных значений противоположных видов[25]. Общей основой, на которой строится данное про­тивопоставление, является конкретность, временная локализованность действия. Противостоят друг другу семан­тические элементы: развивающийся процесс — целост­ный факт. Существуя в системе языка, это противопо­ставление вместе с тем может выступать в контексте как контраст процесса и факта. Например: Становилось жарко, и я поспешил домой (Лермонтов. Княжна Мери).

Можно выделить два оттенка конкретно-процессного значения: а) выражение развивающегося активного дей­ствия (акциональный оттенок) и б) выражение состоя­ния (статальный оттенок). Ср. оба оттенка в следующем примере: Он стоял, не снимая пальто, и что-то доста­вал из кармана (Л. Толстой. Анна Каренина). В обоих случаях конкретное (т. е. происходящее один раз, в ка­кой-то конкретный отрезок времени, не являющееся обычным или обобщенным) действие обозначается в про­цессе его осуществления, т. е. развертывания (при акциональном оттенке) или «пассивного протекания», длитель­ности (при оттенке статальном).

Отметим две особые разновидности конкретно-процес­сного значения. Каждая из них отличается тем, что к ос­новной характеристике данного значения добавляется определенная специфическая семантическая особенность.

а) Подчеркнуто-длительная разновид­ность[26]: длительность действия, представленного в про­цессе его протекания, специально подчеркивается такими средствами, как повторение глагола, сочетание с обстоя­тельствами типа целый час, долго и т. п. Например: [Сорин]. Значит, опять всю ночь будет выть собака (Чехов. Чайка); Вольнов все смотрел и смотрел на эти маленькие суда... (Конецкий. Завтрашние за­боты).

б) Конативная разновидность (от латинско­го conatus — «попытка, усилие, стремление»). Конкрет­ный процесс в этом случае представлен как стремление, направленное на достижение цели, как попытка. После­дующий контекст указывает на успех или безуспешность этой попытки. Например: Вот тебе и муж предоставлен. Убивали, да не убили (А. Толстой. Хождение по мукам). В выражении рассматриваемого оттенка кон­кретно-процессного значения участвует результативный способ действия глагола: обозначается направленность на достижение результата. Конативное значение содер­жит в себе не только видовой, но и модальный элемент: внимание концентрируется на стремлении к достижению результата, который еще не стал или вообще не стано­вится реальностью. Примечательна возможность истол­кования контекстов, в которых проявляется конативное значение, при помощи модальных сочетаний: «хотели / пытались убить» и т. п.

Неограниченно-кратное значение (в прак­тике преподавания русского языка может быть использо­ван более простой термин: повторительное значе­ние). Действие представляется как неограниченный ряд повторений. В выражении этого значения обычно актив­ную роль играет окружающий данную форму контекст. Например: Зимой гостила иногда в усадьбе стран­ница Машенька... (Бунин. Баллада). Следует, однако, подчеркнуть, что форма несовершенного вида также при­нимает участие в выражении рассматриваемого значения, поскольку в ее семантическом содержании заключена способность легко вступать в сочетание с показателями нелокализованности действия во времени (иначе ведет себя в этом отношении, как уже было отмечено, совер­шенный вид).

Выражение рассматриваемого значения возможно при любом способе действия. Обычно, в силу определяющей роли контекста, способ действия не участвует в выраже­нии неограниченной кратности (ср.: часто гаснет, иногда накрапывает, изредка переговариваются и т. п.). Однако в некоторых случаях способ действия глагола включает­ся в контекстуальное выражение повторяемости. На­пример: [Потехин]. Отец иногда бывает тяжел для со­беседника (Горький. Чудаки). Особой разновидностью рассматриваемого значения является выражение неограниченной кратности действия с дополнительным наглядно-примерным оттенком: повторяющиеся дей­ствия представлены как бы на примере одного эпизода. Например: Ели противно: уж сыты, нет охоты есть, а все еще едят, покраснеют, надуются, а все чавкают, про­тив воли (Горький. Рассказ о необыкновенном); Поче­му так заведено, что упадет человек, а остальные смеют­ся? (Рекемчук. Молодо-зелено)[27]. Примечательно, что в такого рода контекстах несовершенный вид выступает в сочетании с совершенным видом, употребляемым в на­глядно-примерном значении.

Обобщенно-фактическое значение. Это значение заключается в общем указании на самый факт наличия или отсутствия действия. В данном случае ока­зывается несущественным, является ли действие единич­ным или повторяющимся, длительным или кратким, как оно протекает, а важно лишь то, было оно вообще или не было, будет или нет, нужно его осуществлять или нет и т. п. Например: Ко мне сам Никодим Палыч Кондаков обращался, и я его вылечил (Бунин. О Чехове); Соль выдавать будут нынче? (А. Толстой. Хожде­ние по мукам); [Фонк]. Да. А, кстати, отправляемся мы завтра с вами к барону Видегопф? (Тургенев. Хо­лостяк); Старенький рыжий профессор Сотников решил не заходить в Институт мозга... (Борисов. Ход конем).

Хотя обобщенно-фактическое значение в принципе может реализоваться при употреблении различных форм глагола, оно наиболее характерно для форм прошедшего несовершенного, где оно проявляется наиболее ясно, а также для форм будущего несовершенного и инфини­тива.

Значение обобщенного факта связано с определенным кругом глагольной лексики. В этом значении употреб­ляются глаголы конкретного физического действия (включая глаголы перемещения): выезжать, заходить, идти, приводить, привозить, приезжать, разносить и т. п.; брать, давать, драться, нападать, поджигать, поить, получать, продавать, пропускать, работать, стрелять, топить, убивать и т. п.; глаголы конкретного действия, свя­занного с актом воли: вызывать, звать, исключать, нани­мать, посылать, приглашать, упекать и т. п.; глаголы речи (а также действия, связанного с речью): беседовать, говорить, докладывать, называть, отвечать, рассказывать, спрашивать и т. д.; обвинять, обижать, отзываться, хва­лить;к группе глаголов речи примыкают глаголы писать и читать; часто употребляются в рассматриваемом зна­чении глаголы, обозначающие факт восприятия, знания: видеть, слышать, слыхать, встречать.

Указанные выше лексические группы не являются тем замкнутым кругом, в пределах которого только и воз­можно обозначение обобщенного факта. Так, в рассма­триваемом значении могут встретиться и глаголы состоя­ния (сидеть, стоять и т. п.), и глаголы отношения (иметь, принадлежать). Говоря о лексических группах, мы имеем в виду ту лексику, которую представляют имеющиеся в распоряжении примеры и которая, очевидно, наиболее характерна для данного значения, в наибольшей степени соответствует ему.

Выражение обобщенного факта связано преимущест­венно с эволютивным способом действия. Многочислен­ные глаголы общерезультативного способа действия, вы­ступая в данном значении, также приближаются к эво­лютивным, так как результативность в этом случае устра­няется или ослабляется. И это понятно: в данном типе функционирования форм прошедшего несовершенного внимание не сосредоточено на самом процессе действия, следовательно, не может акцентироваться и направлен­ность действия на достижение результата. Обобщенное выражение факта самого по себе, без всякой дальнейшей конкретизации характера протекания действия в наи­большей степени согласуется именно с семантикой эволютивного способа действия, не предполагающего ре­зультата (даже в перспективе), но связанного с количественными или качественными изменениями в субъекте или объекте.

Постояно-непрерывное значение. Как по­казывает самый термин, данное значение заключается в выражении действия, осуществляющегося (или данного, наличного) не в какой-то конкретный отрезок времени (или не только в этот отрезок), а постоянно; при этом действие является «монолитным», т. е. не повторяется, не прерывается, как бы полностью заполняет собой тот обширный период времени, который оно охватывает. На­пример: [Петр]. Говорят жизнь быстро двигается вперед... (Горький. Мещане); Река текла, когда ре­бятишек еще не было на свете, и она будет течь, когда их снова не будет (Солоухин. Владимирские просел­ки); [Бессеменов]. Мы свое прожили, вам жить (Горь­кий. Мещане).

Рассматриваемое значение характерно прежде всего для форм настоящего времени, при употреблении других форм, в частности прошедшего и будущего времен, инфи­нитива, оно встречается лишь изредка.

В постоянно-непрерывном значении чаще всего высту­пают глаголы состояния (висеть, лежать, находиться и т. п.), глаголы отношения (зависеть, иметь, преобла­дать, принадлежать, содержать, соответствовать и т. п.), эволютивные глаголы (жить, служить, течь, трудиться, цвести и т. п.). Употребляются и глаголы общерезульта­тивного способа действия (вытекать, зарастать, нагре­вать, наполнять и т. п.), однако момент направленности на результат ослабляется под влиянием контекста: по­стоянный характер действия сосредотачивает внимание на его длительности, наличии, как бы отодвигая пределы, границу, цель. Поэтому общерезультативные глаголы, выступая в постоянно-непрерывном значении, прибли­жаются по своей семантике к глаголам эволютивным.

Потенциально-качественное значение[28]. Обозначается потенциальная возможность осуществления действия как свойство субъекта. Например: — А ты и на скрипке играешь? [ср.: умеешь, можешь играть](Горбунов. Из московского захолустья); Стрелок был сума­сшедший пулеметом распиливал [ср.: мог распи­лить] бревно, как пилой (Павленко. Долг). В отличие от потенциального значения совершенного вида, в данном случае не выражается целостность действия. Рассматри­ваемое значение близко к неограниченно-кратному, по­скольку в обоих случаях речь идет о действии, нелокали­зованном во времени. Специфика данного значения за­ключается в ярком модальном оттенке: выражается не реальное протекание повторяющегося или обычного дей­ствия, а обычная возможность его осуществления, способ­ность к нему, умение его осуществлять.

Ограниченно-кратное значение. Повторяе­мость действия ограничивается обстоятельствами типа три раза, дважды, несколько раз. Например: Два раза выпадал зазимок, насыпал сугробы (Соколов-Микитов. На речке Невестнице); [Анна Ивановна]. Мне это надоело. Три раза подогревала тебе обед (Симонов. Парень из нашего города). По условиям контекста рассматриваемое значение сходно с суммар­ным значением совершенного вида. Однако при употреб­лении несовершенного вида, в отличие от совершенного, обозначается не сумма конкретных фактов в их целост­ности, а ограниченный ряд повторений нейтрального, «не­квалифицированного» действия, не характеризующегося ни целостностью, ни какими-либо иными положительны­ми признаками. Если суммарное значение совершенного вида является производным от конкретно-фактического, то ограниченно-кратное — производное от обобщенно-фактического значения.

 

* * *

В иерархии частных значений несовершенного вида наиболее высокое положение занимают конкретно-про­цессное и неограниченно-кратное значения. Эти значе­ния реализуются в наиболее широких, обычных, регу­лярно повторяющихся условиях контекста. Указанные значения в наименьшей мере ограничены лексически (конкретно-процессное значение связано лишь с частич­ными ограничениями, а неограниченно-кратное может быть выражено любым глаголом). Рассматриваемые значения обнаруживаются во всех формах глагола, выступающих в несовершенном виде. Эти проявления наи­большей самостоятельности конкретно-процессного и не­ограниченно-кратного значений, наименьшей ограниченности условий их реализации и позволяют считать их основными частными значениями несовершенного вида.

На второй ступени иерархии находятся обобщенно-фактическое и постоянно-непрерывное значения. Они встречаются в более специфических и ограниченных условиях контекста, чем первые два значения, обнаружи­вают ограниченность как с точки зрения круга глаголь­ной лексики, «предрасположенной» к их выражению, так и с точки зрения определенного круга глагольных форм, в которых эти значения обычно проявляются. «Удельный вес» одного из рассматриваемых значений по отноше­нию к другому зависит от сферы употребления. Так, в разговорной речи и в языке художественной литера­туры на передний план выдвигается обобщенно-фактиче­ское значение, приближаясь в какой-то степени к основ­ным значениям несовершенного вида. В научной же и на­учно-технической литературе более важную роль играет постоянно-непрерывное значение, регулярно выступаю­щее при употреблении форм настоящего времени, тогда как обобщенно-фактическое значение здесь почти не встречается.

На низшей ступени иерархии находятся потенциаль­но-качественное и ограниченно-кратное значения. Они реализуются в наиболее ограниченных условиях контек­ста. Эти значения наименее самостоятельны: они являют­ся производными от других значений; потенциально-ка­чественное значение примыкает к неограниченно-кратно­му, а ограниченно-кратное — к обобщенно-фактическому.

Частные видовые значения не отделены друг от друга резкими гранями; между «соседними» значениями су­ществуют зоны постепенных переходов. Рассмотрим одну из таких переходных зон, связанную с постоянно-непрерывным значением.

Постоянно-непрерывное значение характеризуется сложным отношением к признаку локализованности дей­ствия во времени. С одной стороны, действие не является повторяющимся, обычным, обобщенным. С этой точки зрения оно локализовано во времени. Но, с другой сторо­ны, отсутствует «узкая» локализация в рамках какого-то конкретного отрезка времени. Здесь представлена относительно или максимально широкая локализация. Во временной области, охватываемой действием, может быть выделен какой-то конкретный момент, включенный в эту область, в частности момент речи («всегда и сейчас»), например: Нога у меня вроде шлагбаума. Одна нога два пуда весит (Олеша. Заговор чувств). В других же слу­чаях в той широкой временной области, где «разлито» действие, какой-то отдельный момент не выделяется, на­пример: Нева вытекает из Ладожского озера. Правда, анализируя смысл контекста, где говорится о том, что происходит (существует) всегда, постоянно, можно иног­да домыслить семантический элемент «и сейчас тоже», но в языковом выражении это не дано.

Отсюда вытекает зыбкость границ постоянно-непре­рывного значения и его промежуточное положение меж­ду конкретно-процессным значением (в случае «всегда и сейчас», «сейчас и постоянно») и неограниченно-крат­ным (при переходе от непрерывности к типичности, если не выражено различие между «всегда, непрерывно», с одной стороны, и «всегда, обычно» — с другой). Вот примеры, относящиеся к «пограничной зоне» между по­стоянно-непрерывным и конкретно-процессным значе­ниями:

Что с вами? сказал я, взяв ее руку. Вы меня не уважаете!.. О! оставьте меня!.. (Лермонтов. Княжна Мери); Мы ведь в пристройке теперь живем, — виновато поясняет Батурина (Бунин. Золотое дно); Во­дочки, — сказал Плещеев. Глоточек.Тут нельзя. Пла­кат висит (Панова. Рабочий поселок). Ср. примеры, занимающие промежуточное положение между постоян­но-непрерывным и неограниченно-кратным значениями: И всякую минуту я буду помнить бесплодную великость своей жертвы... (Гоголь. Письмо к Аксакову от 13 марта 1841 г.); [Оля]. Тоска меня одолела; ну вот грызет день и ночь (А. Островский. Светит, да не греет). В подобных высказываниях остается невыра­женным, является ли действие «монолитным» (в полном смысле слова непрерывным, без интервалов) или пред­ставляется обычным, типичным. Неопределенность гра­ницы между постоянно-непрерывным и неограниченно-кратным значениями может усиливаться тем обстоятель­ством, что в языковом выражении постоянного действия нередко присутствует элемент образной гиперболизации (ср.: всякую минуту, день и ночь в приведенных выше примерах).

В научных текстах выражение действия без диффе­ренциации элементов постоянного и обычного является устойчивым типом употребления несовершенного вида. Например: Математическая техника, это совершенно оче­видно, широко применяется в разных направлениях исследований... (Рапопорт. Различные подходы к об­щей теории систем); Итак, выделение отдельных уровней и высоты организации в пределах линейной иерархии практически и теоретически не вызывает особых за­труднений (Сетров. Степень и высота организации систем).

Поскольку действие, представленное как постоянное, может служить качественной характеристикой субъекта (одушевленного и неодушевленного), возможно частич­ное совмещение постоянно-непрерывного и потенциально-качественного значений. Например: [Соня]. Леса смяг­чают суровый климат (Чехов. Дядя Ваня). В некото­рых случаях можно констатировать совмещение даже трех значений: постоянно-непрерывного, неогранинеограниченно-кратного (без четкой дифференциации) и потенциально-качественного. Таковы часто встречающиеся в грамма­тиках примеры типа птицы летают, рыбы плавают.

Зыбкость границ между постоянно-непрерывным и двумя основными частными значениями несовершен­ного вида лишний раз свидетельствуют о том, что нет резкой грани между основными значениями и значения­ми, находящимися на второй ступени «иерархической лестницы».

При рассмотрении «промежуточных случаев» в обла­сти частных видовых значений нельзя говорить о переход­ности от любого значения к любому. Существует конкрет­ная «конфигурация значений», при которой одни значе­ния оказываются связанными цепочкой постепенных переходов, другие же — отделенными друг от друга. Так, постоянно-непрерывное значение несовершенного вида, перекрещиваясь с конкретно-процессным, неограниченно-кратным и потенциально-качественным, не контактирует с обобщенно-фактическим и ограниченно-кратным значе­ниями.

Частные видовые значения отражают те дифферен­циальные признаки, на которых строится семантическое содержание видов, так или иначе охватываются им. Основные частные значения совершенного и несовершен­ного вида находят непосредственное соответствие в от­дельных дифференциальных семантических признаках или их сочетаниях. Конкретно-фактическое значение со­вершенного вида представляет собой реализацию семан­тического признака целостности действия в сочетании с его локализованностью во времени. В конкретно-про­цессном значении выявляется сочетание семантических признаков процессности, временной локализованности, а в части случаев и длительности (речь идет о длитель­ности, подчеркнутой обстоятельствами типа долго).Не­ограниченно-кратное значение базируется на признаке нелокализованности действия во времени.

Специфика каждого из остальных частных видовых значений, как правило, не находит непосредственного со­ответствия в дифференциальных семантических призна­ках видовой системы, но и эти значения так или иначе охватываются общим семантическим содержанием видов. Наглядно-примерное и потенциальное значения отра­жают ограниченную способность совершенного вида вы­ступать при обозначении нелокализованных во времени действий. Суммарное же значение по существу относит­ся к системе семантических признаков так же, как и кон­кретно-фактическое, поскольку мы имеем здесь дело с суммой конкретных фактов. Обобщенно-фактическое значение основано на нейтральном отношении к призна­кам Проц., Л. и Д. Постоянно-непрерывное значение, как уже говорилось, отличается особым, двойственным отно­шением к признаку временной локализованности. Это значение особым образом относится и к признаку дли­тельности действия: в данном случае длительность яв­ляется неограниченной, максимальной, поэтому для несовершенного вида в рассматриваемом значении не ха­рактерна сочетаемость с показателями ограниченной дли­тельности долго, два дня и т. п. Потенциально-качествен­ное значение соотносится с признаком нелокализованности действия во времени, хотя и не сводится к нему. Ограниченно-кратное значение в своем отношении к диф­ференциальным семантическим признакам сходно с обоб­щенно-фактическим (и здесь мы имеем дело с «неквали­фицированным» действием, но контекст добавляет к это­му выражение ограниченной кратности). В целом можно сказать, что частные видовые значения, не относящиеся к числу основных, «укладываются» в рамках общего се­мантического содержания видов, но различия между ними, специфические особенности каждого из них опре­деляются прежде всего индивидуализирующим воздейст­вием определенных типов контекста.

КОНКУРЕНЦИЯ ВИДОВ

С частными видовыми значениями связано явление, получившее название «конкуренция видов»[29]. Речь идет о взаимозаменяемости видов, не сопро­вождаемой изменением основного смысла высказывания (изменяются лишь оттенки выраже­ния этого смысла).

Конкуренция видов в целом представляет собой свое­го рода исключение из того основного правила, что за­мена одного вида другим невозможна. Мы не можем обычно изменить вид глагола в контексте либо потому, что наш эксперимент приведет к бессмыслице, к непра­вильному, искаженному высказыванию, либо потому, что при такой замене изменится смысл высказывания[30]. На­пример: [Степанида]. Батюшки! А про кухню-то забы­ла... (Горький. Мещане). Форма забывала лишила бы высказывание всякого смысла. Другой пример: Костер горел ярко, и, чем ближе я подъезжал к нему, тем резче отделялось пламя от нависшего над ним мрака (Бунин. Костер). Значение «взаимообусловленного воз­растания» в предложении с союзом чем тем[31] требует несовершенного вида глаголов в обеих частях сложного предложения. Формы совершенного вида подъехал и от­делилось в таком предложении немыслимы. Если их все же употребить, то предложение будет неправильным.

Невозможность замены одного вида другим в рас­смотренных выше случаях и множестве других объяс­няется тем, что контекст здесь неразрывно связан лишь с одним видом, с его общим и частным значением, с тем соотношением действий, которое передается при его по­мощи, с определенным способом действия, который свя­зан с данным видом, с тем или иным временным или модальным оттенком и т. д. Смысл контекста таков, что он не меняется вследствие изменения вида, а разрушает­ся, так как возникает противоречие между тем значением, которое получает глагол в связи с заменой вида, и зна­чением остальных элементов контекста.

В следующем примере замена одного вида другим влечет за собой изменение смысла высказывания: Барон вскочил, извинился и стал к стене (А. Тол­стой. Барон). При замене совершенного вида глаголов несовершенным (вскакивал, извинялся, становился)кон­текст получил бы значение повторяющейся, обычной си­туации.

Лишь на фоне общего правила о невозможности за­мены одного вида другим без нарушения или изменения смысла высказывания может быть правильно определено место конкуренции видов в общих закономерностях функционирования видовых форм. В общем это явление представляет собой исключение, но исключение не случайное, не столь уж редкое и притом очень важное для понимания сущности глагольного вида. По существу речь идет о конкуренции частных значений противопо­ложных видов. Рассмотрим контексты, в которых пред­ставлен один из видов, но языковой эксперимент свиде­тельствует о возможности его замены противоположным видом.

1. Конкретно-фактическое значение со­вершенного вида — обобщенно-фактическое зна­чение несовершенного. Наиболее обычен этот тип кон­куренции в прошедшем времени. Например: Господину Перхотину вы, кажется, заявляли [ср.: заявили] о трех тысячах, будто бы полученных вами от госпожи Хохлаковой?Может быть, и заявил [ср.: заявлял](Досто­евский. Братья Карамазовы); [Окоемов]. Разве вы не получали [ср.: не получили] моего письма? (А. Ост­ровский. Красавец-мужчина); Егор мне доклады­вал [ср.: доложил], важно заметил Аркадий Павлович (Тургенев. Записки охотника); А так и оставайтесь с тем на память, что вы-то у меня ручку целовали [ср.: поцеловали], а я у вас нет (Достоевский. Братья Карамазовы). Во всех этих случаях автором выбран именно тот, а не иной вид, и выбран не случайно, — на­пример, общее указание на то, что действие было (цело­вали),здесь в этом тексте, явно лучше, сильнее и умест­нее, чем конкретизация единичного факта (поцеловали).Важно, однако, что в подобных случаях существует прин­ципиальная возможность выбора вида, причем от этого выбора зависит способ представления действия, изме­няется выражаемое грамматическое значение, но смысл контекста остается неизменным.

Приведем примеры конкуренции видов в указанных значениях за пределами времен изъявительного накло­нения — в сослагательном наклонении, в зависимом и не­зависимом инфинитиве: Пока они собирались уходить, он ...позвонил, чтобы давали [ср.: чтобы дали] ма­шину (Герман. Один год); Завтра надо будет выпла­чивать [ср.: выплатить] сотрудникам жалованье (Ка­таев. Растратчики); Отец Анастасий..., забыв про свое решение уходить [ср.: уйти] домой, опустился на стул (Чехов. Почта); [Клеопатра]. Это глумление над трупом... и надо мной! Открыть [ср.: открывать] завод в то время, когда еще не похоронен человек, которого мерзав­цы убили именно за то, что он закрыл завод! (Горький. Враги).

2. Наглядно-примерное значение совер­шенного вида — неограниченно-кратное значение несовершенного. Этот тип конкуренции характерен для форм настоящего-будущего совершенного и настоящего несовершенного в плане абстрактного настоящего (в том числе и настоящего исторического повторяющихся дей­ствий). Например: Председатель судебной палаты... тоже совсем растерялся. Он то застегнет, то расстегнет свой вицмундир, то берется за шляпу, точно идти куда-то собирается, то бросает шляпу на стол и садится (Салтыков-Щедрин. Наш губернский день). Формы совершенного вида (застегнет, расстегнет)выде­ляют отдельные акты повторяющихся и чередующихся действий, тогда как возможные на их месте формы не­совершенного вида (застегивает, расстегивает)обозна­чали бы неограниченный ряд актов повторений действий без выделения каждого из этих актов; ср. формы берется, бросает, садится и возможные на их месте формы совер­шенного вида возьмется, бросит, сядет. Другие примеры: Когда после снежной зимы разгорится [ср.: разго­рается] весна света, все люди возле земли волнуются... (Пришвин. Календарь природы); Работы у меня мно­го, но, бывает, случится [ср.: случается] свободное время (Паустовский. Записки Ивана Малявина). Ср. пример конкуренции видов в указанных значениях в формах инфинитива: Пушкину иногда удается при­слать [ср.: присылать] ему исторические книги (Тыня­нов. Французские отношения Кюхельбекера).

3. Потенциальное значение совершенного ви­да — потенциально-качественное значение несовершенного. Возможность конкуренции проявляется в плане настоящего потенциального (одной из разновид­ностей абстрактного настоящего). Например: Вера Гав­риловна смотрела Жене вслед и думала, что если искать душу, то вернее души, чем у Жени, не найдешь, а мало ли что случается с человеком? (Лидин. У шлагбау­ма). Если несовершенный вид выражает потенциальное действие на основе неопределенной и неограниченной кратности (постоянно возможное действие представлено как неограниченно-кратное), то совершенный вид (слу­чится)выразил бы постоянно возможное через единич­ное на примере одного из всегда возможных фактов.

Конкуренция видов, связанная с различными оттен­ками выражения потенциального действия, возможна также в инфинитиве. Например: Конечно, для общества почему не иметь приятных талантов: сыграть [ср.: иг­рать] на фортепьяно, нарисовать что-нибудь в альбом, спеть романс... (Гончаров. Обрыв). В данном при­мере возможность конкуренции касается лишь одной из трех форм совершенного вида: сыграть/играть. За­мена форм нарисовать и спеть несовершенным видом невозможна, так как окружающий контекст (...что-нибудь в альбом; ...романс)«приспособлен» именно для нагляд­но-примерного выражения потенциального значения. Однако при некотором изменении контекста оказывается возможным и употребление несовершенного вида: рисовать что-нибудь в альбомы, петь романсы.

4. Суммарное значение совершенного вида — ограниченно-кратное значение несовершен­ного. Например, в прошедшем времени: Соседский теле­нок лез в сенцы. Она несколько раз выгнала его, потом выскочила на порог (Бунин. Оброк). При несовершенном виде (выгоняла)ограниченная кратность не была бы суммирована, сведена в одно целое. Различие в этих оттенках выступает, однако, на фоне общности значения повторяемости действия ограниченное число раз. Другие примеры: Несколько раз за эти двадцать с лишним лет ему пришлось [ср.: приходилось] пере­езжать из города в город (Сартаков. Терентий Пет­рович); Она двадцать раз перешла [ср.: переходила] с места на место, присаживаясь и опять поднимаясь... (Федин. Необыкновенное лето); Это спрашивала та са­мая худенькая ученица, с которой мы уже нынче дваж­ды встречались [ср.: встретились] (Меттер. Обида), ср.: Мы с ним встретились [ср.: встречались] раза два по-приятельски... (Тургенев. Записки охот­ника).

Конкуренция указанных значений возможна и в плане будущего времени. Например: Она поднялась, медленно, с трудом стукнула палочкой и поплелась по улице. Мо­жет, еще раз десять отдохнет [ср.: будет отдыхать] дорогой, пока дойдет к своим «пообедать» (Достоев­ский. Столетняя).

Чем обусловлена конкуренция видов, каковы причины этого явления? Из анализа языкового материала выте­кает следующее объяснение. Определенные типы кон­текста (например, вопрос о том, кто был производителем действия, о его причине, обстоятельствах и т. п.) допу­скают известные варианты в выражении общего смысла высказывания. Это варьирование может быть связано с совершенным или несовершенным видом глагола. Раз­личие между оттенком смысла контекста с одним видом и оттенком смысла контекста с другим видом оказывает­ся равным различию между определенными частными значениями противоположных видов. Необходимость вы­разить или тот, или иной оттенок общего смысла выска­зывания и приводит к конкуренции видов.

Конкуренция определенных частных значений проти­воположных видов зависит от индивидуальных особен­ностей контекста. Если в данном контексте возможна взаимозаменяемость видов без изменения основного смысла высказывания, то это еще не значит, что замена одного вида другим будет возможна и в другом контексте, где, казалось бы, налицо те же условия. Контексты мо­гут принадлежать к одному и тому же типу, но отличаться друг от друга такими индивидуальными особенностя­ми, которые в одном случае открывают путь конкуренции видов, а в другом — препятствуют ей. Возможность или невозможность конкуренции видов во многом зависит и от лексического значения глагола, от способа действия и, разумеется, от видовой соотносительности или несоот­носительности глагола. Ср. следующие примеры: а) в со­четании с два раза конкурируют совершенный вид в сум­марном значении и несовершенный вид в ограниченно-кратном: — Два раза спустила [ср.: спускала] шина на дороге, шоферу пришлось клеить камеры! (Лидин. Бахчисарайский фонтан); б) в сочетании с тем же обсто­ятельством выступает совершенный вид, который не мо­жет быть заменен несовершенным: [Коля]. Я уже стрелял из него в дерево, бабушка, и попал два раза... (Тургенев. Месяц в деревне); в) в том же сочетании высту­пает несовершенный вид, который не может быть заменен совершенным: [Варя] ... Вечный студент! Уже два раза увольняли из университета (Чехов. Вишневый сад). При общей черте контекстуального окружения, предпо­лагающей возможность проявления суммарного или ограниченно-кратного значения (сочетание с два раза), каждый из приведенных выше примеров отличается теми или иными особенностями других элементов этого окру­жения, а также особенностями лексического значения глагола. В примере из И. С. Тургенева для данного кон­текста существенно и необходимо выражение действия, достигшего результата (попал два раза), — при помощи несовершенного вида это значение здесь не могло бы быть выражено. В примере из А. П. Чехова ограниченно-кратное значение несовершенного вида сочетается со зна­чением обобщенно-фактическим: обозначается самый факт двукратного увольнения, — конкретизация каждого из этих фактов в его результативности (два раза уволи­ли)здесь была бы неуместна.

Из сказанного выше нельзя делать вывод, что конку­ренция видов представляет собой лишь факт речи. Нали­чие не единичных случаев, а целых рядов чередований определенного частного значения одного вида с опреде­ленным частным значением другого свидетельствует о том, что типы этих чередований относятся к правилам функционирования грамматических категорий в языке. Однако реализация возможностей, определяемых этими правилами, зависит от факторов речи, от конкретных ком­бинаций элементов контекста.

Конкуренция видов не есть их смешение. Во всех случаях конкуренции видов сохраняется четкое раз­личие между значениями (как общими, так и частными) совершенного и несовершенного видов. Возможность за­мены одного вида другим без изменения основного смыс­ла высказывания не снимает видовых различий. Мы не можем согласиться с Э. Кошмидером, считающим, что в тех случаях, когда возможна взаимная замена видовых форм, видовое различие является иррелевантным, несу­щественным (например: Czy panowie już zamawiali? — «Господа уже заказывали?»; Kto głupiemu ustąpi, sto dni odpustu dostąpi — «Кто глупому уступит, на сто дней получит отпущение грехов», ср. Kto starą babę pocałuje, sto dni odpustu dostępuje — «Кто старую бабу поцелует, на сто дней получает отпущение грехов»)[32]. Вопреки мне­нию Э. Кошмидера, «сущность совершенности и несовер­шенности и назначение данного различия» ясно высту­пает не только в тех случаях, когда обязательно должен быть употреблен лишь один из видов, но и при их кон­куренции. Несмотря на то, что видовые значения чаще всего привязаны к данному контексту, так что замена вида оказывается невозможной, семантическое противо­поставление видов обладает и самостоятельной значи­мостью. Поэтому оно остается релевантным, действи­тельным и само по себе, даже если общий смысл выска­зывания не зависит от вида. Видовые различия далеко не всегда отражают различия в реальном характере дей­ствия. Категория вида обозначает различия в представ­лении протекания действия. Она заключает в себе воз­можность двоякого взгляда на действие, которое при разных видах глагола может быть одним и тем же по смыслу.

 


* Переиздание книги: Бондарко А. В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). М.: «Просвещение», 1971.

 

[1] Речь идет о понятиях, относящихся к проблеме функциональ­но-семантических и грамматических категорий. Эта проблема рас­сматривается в книге А. В. Бондарко «Грамматическая категория и контекст» (М.—Л., 1971), поэтому здесь мы ограничимся отдель­ными краткими замечаниями.

[2] При анализе соотношения грамматических и функционально-семантических категорий используется тот принцип, который был выдвинут акад. В. В. Виноградовым по отношению к глагольному наклонению и модальности, трактуемой как категория, имеющая син­таксическое, морфологическое и лексическое выражение (см.: В. В. Виноградов. О категории модальности и модальных словах в русском языке. «Труды Института русского языка АН СССР», т. II. М.—Л., 1950, стр. 42—59 и след.). По образцу «модальность» построены и предлагаемые нами термины «аспектуальность» и «темпоральность».

[3] Наша трактовка категории вида изложена в книге: А. В. Бондарко, Л. Л. Буланин. Русский глагол. Л., 1967, стр. 11—12, 30—51.

[4] О способах действия см.: Ю. С. Маслов. Система основных понятий и терминов славянской аспектологии. Сб. «Вопросы общего языкознания». Изд-во ЛГУ, 1965, стр. 70—79; см. также в книге: А. В. Бондарко, Л. Л. Буланин. Русский глагол, стр. 11—29; иная трактовка данного вопроса представлена в книге: А. В. Исаченко. Грамматический строй русского языка в сопоставлении с словацким, т. II. Братислава, I960, стр. 209—344.

[5] Подробнее о компонентах темпоральности см. в книге: А. В. Бондарко, Л. Л. Буланин. Русский глагол, стр. 76—80.

[6] А. А. Потебня писал: «Славянские глаголы могут означать действие или во время самого его совершения — конкретно (я пишу теперь, я писал, когда он вошел), или как возможность его, способность, привычку к нему (я не дурно пишу; пишу... по вечерам)— отвлеченно. В одних случаях, как например в приведённом, значения эти формально не различаются..., но в других случаях значения эти различаются и формально» («Из записок по русской грамматике», т. IV. M.—Л., 1941, стр. 78).

[7] См.: R. Jakobson. ZurStruktur des russischen Verbums. „Charisteria Guilelmo Mathesio... oblata." Pragae, 1932, стр. 74—84; R. Jakobson. Beitrag zur allgemeinen Kasuslehre. „Travaux du cercle linguistique de Prague". 1936, № 6, стр. 240—253; см. также: P. О. Якобсон. Морфологические наблюдения над славянским склонением (American Contributions to the IV. International Congress of Slavicists. Moscow, September, 1958). Mouton ‘S-Gravenhage, 1958.

[8] См. анализ дифференциальных семантических признаков в ра­ботах: А. В. Исаченко. Бинарность, привативные оппозиции и грамматические значения. «Вопросы языкознания», 1963, № 2, стр. 39—56; Н. Křížková. Привативные оппозиции и некоторые про­блемы анализа многочленных категорий (на материале категории лица в русском языке). «Travaux linguistiques de Prague», 1. Prague, 1964, стр. 203—213.

[9] См.: А. М. Пешковский. Русский синтаксис в научном осве­щении, изд. 7-е. М., 1956, стр. 109—110.

[10] См.: Эм. Черный. Об отношении видов русского глагола к греческим временам. «Журнал министерства народного просвещения», ч. CLXXXIX. СПб., 1877, стр. 9.

[11] Критический обзор различных определений видовых значений см. в кн.: В. В. Виноградов. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М.—Л., 1947, стр. 493—498; см. также: Б. Н. Головин. О видовых и внутривидовых грамматических значениях современного русского глагола. «Ученые записки Вологодского пединститута», т. 7, 1950, стр. 249—287; И. П. Мучник. О значениях видов русских глаголов. «Русский язык в школе», 1946, № 5—6, стр. 3—11; Ю. С. Маслов. Глагольный вид в современном болгарском литературном языке (Значение и употребление). Сб. «Вопросы грамматики болгарского литературного языка». М., 1959, стр. 307—312; А. В. Бондарко, Л. Л. Буланин. Русский глагол, стр. 11, 30—32, 75.

[12] Это определение, представленное в работах ряда зарубежных ученых (в частности, А. Достала и А. В. Исаченко), наиболее подробно аргументировано Ю. С. Масловым. См. его работу: «Глагольный вид в современном болгарском литературном языке...», стр. 307—312. Данное определение восходит к высказываниям Эм. Черного и Л. П. Размусена, относящимся к концу XIX века (см. ниже).

[13] Такие типы слов, как долго, часто, вдруг и т. д., обладают определенным семантическим признаком (например, слово долго — признаком длительности), который вступает в определенное отношение с семантикой каждого из видов. Поэтому такие слова и отличаются различной сочетаемостью с совершенным и несовершенным видом. Если же тот или иной тип слов (например, давно, прежде) обнаруживает одинаковое отношение к обоим видам (ср. давно за­метил / замечал), то он выпадает из круга интересующих нас диагностических показателей и не учитывается при дальнейшем анализе.

[14] А. М. Пешковский. Русский синтаксис в научном освещении, стр. 108—110.

[15] См.: Ю. С. Маслов. Глагольный вид в современном болгарском литературном языке, стр. 218—222.

[16] Этот факт был отмечен (в устной форме) Ю. С. Масловым.

[17] Разумеется, всякое действие длится какой-то период времени, но мы имеем в виду длительность, специально подчеркнутую обстоя­тельствами долго и т. п. или другими средствами контекста. Такой длительности в приведенных здесь примерах нет.

[18] Уже в конце XIX века Эм. Черный писал о том, что совершенный вид «представляет действие собирательно, сомкнуто, в совокупности, суммарно, в сжатом виде», тогда как несовершенный (у Эм. Черного — протяженный) вид «представляет действие в протяжении, в растянутом, развернутом, раскрытом виде, в его продолжении и развитии» («Об отношении видов русского глагола к греческим временам», стр. 9).

[19] См.: А. В. Исаченко. Грамматический строй русского языка в сопоставлении с словацким, т. II, стр. 132—133.

[20] Примечательно, что в определении Л. П. Размусена сочетаются оба понятия. По его мнению, совершенный вид означает «первоначально действие, как достигающее своей цели (своего предела), а затем вообще действие, рассматриваемое как одно целое (начало, середина и конец — совокупно)» («О глагольных временах и об отношении их к видам в русском, немецком и французском языках». «Журнал министерства народного просвещения», 1891, июнь, стр. 379). Неясно только, что имел в виду Л. П. Размусен, проводя членение «первоначально... — а затем вообще...».

[21] См.: А. Мazоn. Emplois des aspects du verbe russe. Paris, 1914 (ср. отрывки из этой книги в сб. «Вопросы глагольного вида». 1962, стр. 93—104).

[22] См.: Б. Н. Головин. О видовых и внутривидовых грамматических значениях русских глаголов. «Ученые записки Вологодского пединститута», т. VII, 1950, стр. 249—287; его же. О приставочных формах выражения внутривидовых значений в современном русском глаголе. «Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина», т. XIV, 1952, стр. 37—76.

[23] См.: Ю. С. Маслов. Глагольный вид в современном болгарском литературном языке, стр. 231—236, 239—245, 251—271, 307—312. Здесь же дан краткий критический анализ предшествующих работ (стр. 311—312). Наше описание частных видовых значений во многом опирается на концепцию Ю. С. Маслова.

[24] См., в частности: О. П. Рассудова. Употребление видов глагола в русском языке. Изд-во МГУ, 1968.

[25] О разных типах противопоставления частных видовых значений (сильном и слабом) см.: О. П. Рассудова. Общая модель функционирования глагольных видов в русском языке. Сб. «Международная конференция преподавателей русского языка и литературы. Актуальные вопросы преподавания русского языка и литературы. Тезисы докладов и выступлений». М., 1969, стр. 286—287.

[26] В болгарском языке Ю. С. Маслов выделяет особое подчеркнуто-длительное значение несовершенного вида («Глагольный вид в современном болгарском литературном языке...», стр. 260—262).

[27] Ранее мы рассматривали подобное употребление как особое частное значение несовершенного вида (см.: А. В. Бондарко, Л. Л. Буланин. Русский глагол; стр. 56—57). Новая трак­товка представляется более предпочтительной, поскольку в рассмат­риваемых случаях сохраняется семантическая основа неограниченно-кратного значения — выражение неограниченного ряда повторений. Наглядно-примерный способ передачи кратности — лишь дополни­тельный оттенок, который наслаивается на эту семантическую основу. Если совершенный вид в наглядно-примерном значении контрасти­рует с выражением кратности в контексте, то несовершенный вид в интересующих нас случаях включается в общий план повторяе­мости.

[28] Предлагаем этот термин вместо существующего (и применяв­шегося нами ранее) термина «потенциальное значение», чтобы избе­жать совпадения с названием одного из частных значений совер­шенного вида.

[29] См.: V. Mathesius. О konkurenci vidů v českém vyjadřování slovesném. „Čeština a obecný jazykozpyt”. Praha, 1947, стр. 195—202.

[30] Мы сейчас оставляем в стороне тот факт, что замене одного вида другим часто препятствует видовая несоотноснтельность, и подразумеваем те случаи, когда мы имеем дело с видовыми парами.

[31] См.: «Грамматика русского языка», т. II, ч. II. М., Изд-во АН СССР, 1954, стр. 350.

[32] Э. Кошмидер. Турецкий глагол и славянский глагольный вид. Сб. «Вопросы глагольного вида», стр. 390. Ср.: Э. Кошмидер. Очерк науки о видах польского глагола. Опыт синтеза. Сб. «Вопро­сы глагольного вида», стр. 155—156.




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.