Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Частные значения совершенного вида



Глава I.

СЕМАНТИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ВИДОВ

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

В истории разработки проблемы глагольного вида не раз выдвигались такие определения видовых значений, которые не охватывали всех случаев употребления видов. Так, определение совершенного вида на основе семантического признака недлительности[9] не подходит к глаголам типа поболеть, побыть, полежать или про­болеть, пробыть, пролежать (весь день и т. п.). Другой пример: характеристика несовершенного вида как обо­значающего действие в его течении, развитии[10] не может быть применена к таким случаям, как Вы давали лекарст­во? и т. п. Поскольку подобные определения не являются всеобъемлющими, они отвергались и заменялись други­ми[11] (подчеркнем уже сейчас, что, на наш взгляд, в этих определениях отражаются существенные особенности употребления видов, которые должны быть приняты во внимание).

С другой стороны, известны такие определения видо­вых значений, которые действительно охватывают все случаи употребления видов. Таково определение, соглас­но которому совершенный вид обозначает действие как неделимое целое, тогда как несовершенный вид не со­держит в своей семантике указания на целостность дейст­вия[12]. Однако и это определение нельзя считать достаточ­ным. Оно отражает лишь одну (хотя и очень важную) сторону видовой семантики (заметим также, что вне свя­зи с другими различиями между видами весьма абстракт­ное, отвлеченное значение целостности действия оказы­вается нередко слишком трудным для восприятия при конкретном анализе текста).

СЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ВИДОВЫХ ФОРМ

В этой работе мы пытаемся определить семантическое содержание видов как совокупность их функциональ­ных возможностей, как их семантический потенциал. Особенности проводимого здесь анализа заключаются в следующем: 1) учитывается не один семантический признак, а целый ряд таких признаков; 2) принимаются во внимание разные типы отношений к данному признаку (в том числе тот случай, когда этот признак может быть выражен, но не является постоянным для грамматиче­ской формы); 3) установление семантических признаков строится прежде всего на учете сочетаемости видовых форм с определенными типами «аспектуально значимых» слов, по-разному относящихся к совершенному и несо­вершенному виду[13].

Нами учитываются следующие типы отношений: 1) признак выражается данной формой всегда, постоян­но — в таблице знак +; 2) признак может быть выражен, но может быть и не выражен: +/–; 3) возможность выра­жения данного признака ограничена особыми условия­ми, в частности синтаксическими и лексическими: (+)/–; 4) ограничена возможность невыражения признака: +/(–); 5) выражение признака данной формой исключено: –.

Рассмотрим каждый признак в отдельности.

1. Уже А. М. Пешковский формулировал общее зна­чение совершенного вида, исходя из того факта, что ин­финитив совершенного вида не может сочетаться со сло­вами типа начинаю, продолжаю, кончаю[14]. По тому же пути идет Ю. С. Маслов. Из факта несочетаемости инфи­нитива совершенного вида с «фазовыми глаголами» (не­возможности сочетаний типа * начал открыть, * продолжал переписать, * кончил наклеить)следует, что со­вершенный вид обладает каким-то семантическим признаком, который не позволяет ему вступать в указан­ные сочетания. Таким признаком, несовместимым с идеей членимости, фазовости, является неделимая целостность действия[15]. Итак, для совершенного вида констати­руем Ц + .

Как относится к признаку целостности действия не­совершенный вид? Обычно он обозначает действие не­целостное, лишенное целостности (ср. такие типы упот­ребления, как Вон он бежит; Мы часто так говорим; Сумма углов треугольника равняется 180°; Она хорошо танцует). Вместе с тем в особых, ограниченных, условиях несовершенный вид может проявлять нейтральное отно­шение к данному признаку, т. е. не выражает специально ни отсутствия, ни наличия целостности действия. Вос­приятие действия как целого может вытекать из кон­текста, но сам по себе несовершенный вид лишь допу­скает это понимание. Такое поведение характеризует несовершенный вид как немаркированный член грамма­тического противопоставления, где в качестве маркиро­ванного члена выступает совершенный вид.

Нейтральное отношение к признаку целостности про­является в тех особых условиях, когда несовершенный вид (единственно возможный в данной позиции) как бы замещает совершенный, например, в настоящем истори­ческом: Кругом все тихо... Вдруг раздается выстрел (ср. в прошедшем времени — раздался).

Итак, несовершенный вид обычно выражает действие нецелостное и лишь в особых ограниченных условиях проявляет нейтральное отношение к признаку целост­ности, т. е. может допускать неспециальное, имплицит­ное выражение в контексте действия как целого. Таким образом, для несовершенного вида Ц (+)/–.

2. Совершенный вид не сочетается со словом всё[16], когда оно указывает на продолжение развертывающего­ся и не прекращающегося процесса. Ср.: он все бежал, ...поднимался и т. п., но невозможно *он все прибежал, ...поднялся. Отсюда мы делаем вывод, что совершенный вид не может обозначать действие в процессе его проте­кания, исключает признак процессности: Проц. –. К этому же выводу можно прийти другим путем. Как неоднократ­но отмечалось многими лингвистами, совершенный вид не может сочетаться с выражением актуального настоя­щего. В частности, при ответе на вопрос «Что это ты де­лаешь?» возможен лишь несовершенный вид: читаю, пи­шу, но не прочитаю, не напишу. Актуальное настоящее предполагает выражение конкретного действия, проте­кающего в момент речи, но совершенный вид не может выразить самый процесс, динамику протекания действия, поэтому он и несовместим с актуальным настоящим.

Несовершенный вид может выражать развивающийся процесс, но не выражает его обязательно. Ср. примеры, представляющие те типы употребления несовершенного вида, в которых процессность не выражается: Я его предупреждал; Каждый раз он выигрывал; Дважды он терял документы; Эта ткань не мнется. Отсюда следует, что для несовершенного вида Проц. +/–.

3. Совершенный вид легко сочетается с обстоятельст­вами типа однажды, как-то раз и другими показателями локализованности действия во времени, но характери­зуется ограниченной сочетаемостью со словами типа иногда, по временам, порой, нередко, часто, обычно, всегда, указывающими на временную нелокализованность действия. Так, для того чтобы форма типа открою сочеталась с обстоятельствами часто, недостаточно мини­мального контекста; высказывание * 0н часто скажет мы воспринимаем как неправильное. Необходимы особые дополнительные условия контекста, чтобы такое сочета­ние стало возможно, в частности наличие не менее двух соотносительных действий: Он часто скажет что-нибудь, не подумав, а потом жалеет. Итак, для совершенного вида Л + /(–).

Несовершенный вид одинаково легко сочетается как с показателями локализованности, конкретности дейст­вия, так и с показателями его временной нелокализованности, ср.: Он сейчас волнуется. Он обычно волнуется. Для несовершенного вида Л +/–.

4. Для совершенного вида характерна ограниченная сочетаемость с обстоятельствами типа долго, два часа, три года и т. п., содержащими в себе признак длительности. Невозможны сочетания * 0н долго открыл, ...вырастил, ...накормил, ...подошел. Лишь глаголы длительно-ограничительного и ограничительного способов действия сочетаются с указанными выше показателями длительности: долго, целый месяц проболел, пролежал, пробыл; два часа посидел, поговорил, походил. Эти способы дей­ствия представляют собой, однако, лишь исключение из правила о господствующей несочетаемости совершенного вида с показателями длительности. Отсюда следует, что для совершенного вида Д (+)/–.

Несовершенный вид легко сочетается с элементами контекста — носителями данного семантического призна­ка (долго писал и т. п.), но может его и не выражать (например: Я часто заходил к нему; Его дважды уже увольняли; Завтра начинаются экзамены; Ты будешь обедать? [17]). Таким образом, для несовершенного вида Д +/–.

5. Следующий признак, в отличие от рассмотренных выше, выходит за рамки характеристики протекания только лишь данного действия: он относится к более широкой ситуации, выявляется в соотношении действия с тем «фоном», который ему предшествует. Этот при­знак — выражение внезапного наступления факта (на фоне предшествующей длительности или отсутствия вся­кого действия). Совершенный вид легко сочетается с по­казателями внезапного наступления действия: вдруг, неожиданно, внезапно и т. п., например: Я сидел и читал... Вдруг кто-то вошел. Иначе себя ведет в этом отношении несовершенный вид; обычно он не сочетается с указан­ными словами: нельзя сказать Однажды я сидел и чи­тал... Вдруг кто-то * входил (говорил, спрашивал и т. п.); лишь в особых условиях контекста несовершенный вид оказывается совместимым с подобными словами, в част­ности в настоящем историческом: Сижу я однажды и чи­таю... Вдруг кто-то входит (говорит, спрашивает и т. п.), в прошедшем времени повторяющегося действия: Часто в этот момент вдруг кто-то входил...

Совершенный вид не всегда сочетается с показате­лями внезапного наступления действия. Для некоторых способов действия такая сочетаемость невозможна. Ср. способы действия, представленные глаголами посидеть, погостить, поиздержаться, поистратиться, отбушевать, отслужить, загоститься, засидеться, набедствоваться, наголодаться, изболеться, измучиться. Несмотря на эти ограничения, господствующей тенденцией является соче­таемость совершенного вида со словами типа вдруг, так как способность к такой сочетаемости обнаруживают глаголы, относящиеся к наиболее «емким» способам дей­ствия — таким, как общерезультативный, начинатель­ный, одноактный. Итак, для совершенного вида Наст. +/(–), для несовершенного же — (+)/–.

6. Следующие два признака — одновременность и по­следовательность — являются по существу не собственно видовыми, аспектуальными, а временными, темпораль­ными (эти функции, однако, в какой-то степени близки к видовым в широком смысле, поскольку речь идет о ха­рактере протекания группы действий). Выражение рас­сматриваемых функций составляет как бы дополнитель­ную нагрузку видов, которую они разделяют с другими языковыми средствами, в частности с союзами. Совер­шенный вид при сочетании двух и более действий в опре­деленных типах предложений обычно выражает последо­вательность (Я выключил свет, разделся и лег; Когда он вошел, мы встали),а несовершенный — одновременность (Он сидел, молчал и думал; Когда он говорил, все вни­мательно слушали). Лишь в ограниченных условиях совершенный вид может выражать отношение одновре­менности. Речь идет о случаях, когда формы прошедшего совершенного выступают в перфектном значении, выра­жая одновременные «результативные» состояния (Он по­старел, располнел и обрюзг). Имеются в виду также слу­чаи, когда глаголы ограничительного и начинательного способов действия выражают совокупность фактов, отне­сенных к какому-то одному периоду времени (Мы поси­дели, поговорили, посмеялись; Все зашумели, задвига­лись, заговорили). Необходимо подчеркнуть, что такие типы употребления представляют собой лишь исключе­ние из правила, а основной закономерностью является вы­ражение сочетанием форм совершенного вида отношения последовательности.

Несовершенный вид также лишь в ограниченных усло­виях «нарушает правило», выступая при выражении не одновременности, как обычно, а последовательности. Так обстоит дело, например, в неоднократно упоминаемом нами настоящем историческом (Прихожу я вчера домой, ужинаю и принимаюсь за работу), а также в прошедшем времени повторяющегося действия (В это время он всегда приходил домой, ужинал и принимался за работу).

Итак, для совершенного вида Посл. +/(–); Одн. (+)/–, а для несовершенного — Посл. (+)/–, Одн. +/(–).

Отношения совершенного и несовершенного видов к рассмотренным выше признакам представлены в сле­дующей таблице:

 

 

  Семанти- ческие признаки   Виды Ц Проц. Л Д Наст. Посл. Одн.
Совер-шенный + +/(–) (+)/ +/(–) +/(–) (+)/
Несовершенный (+)/ +/– +/– +/– (+)/ (+)/ +/(–)
                     

 

 

Семантический потенциал видов мог бы быть опреде­лен более полно, чем это сделано выше, однако можно ограничиться теми функциями, которые были отмечены. Их совокупность дает достаточное представление о семан­тических возможностях видов и о функциональных разли­чиях между ними.

Для того чтобы данная выше множественная характе­ристика семантического видового потенциала была более точной, нужно выбрать из множества функций то самое основное и существенное, что характеризует каждый из видов. Иначе говоря, следует определить доминанту семантического содержания совершенного и несовершен­ного вида.

Совершенный вид обладает лишь одним положитель­ным признаком, который присущ ему постоянно, во всех случаях его функционирования. Этот признак — целост­ность — и должен рассматриваться как доминирующий в семантическом содержании совершенного вида. Другой стороной этой семантической черты является неспособ­ность совершенного вида выражать действие в ческой черты является неспособность совершенного вида выражать действие в процессе его протекания. Совокупность этих признаков составляет доминанту семантического содержания совершенного вида.

Что же касается несовершенного вида, то для него наиболее существенна возможность выражения признака процессности; с другой стороны, его характеризует отсут­ствие постоянного признака целостности действия. Итак, на наш взгляд, самое основное в семантическом содержа­нии видов заключается в том, что совершенный вид выражает действие в его целостности, но не в процессе его протекания, тогда как несо­вершенный вид, не обладая признаком це­лостности действия, может выражать дей­ствие как процесс.

Рассмотрим подробнее соотношение доминирующих признаков целостности и процессности.

На наш взгляд, можно исходить из противопоставле­ния процессности как значения, которое способен выра­жать несовершенный вид (действие развернуто как про­цесс, показано в процессе его протекания, в динамике), и целостности как комплексности, свернутости, концент­рации действия, как невозможности его развертывания в динамическом процессе[18]. Целостность — это в извест­ном смысле противоположность процессности. При рас­смотрении действия как протекающего, развертывающе­гося процесса (Шар поднимался медленно и спокойно)говорящий застает середину этого процесса. При совер­шенном же виде мы не можем проникнуть внутрь дейст­вия, раскрыть, развернуть его, застать действие в ходе его осуществления: целостное действие мы рассматри­ваем как бы со стороны[19]. В действии как целом начало, середина и конец не выделяются, здесь все фазы слиты воедино.

В целостности действия есть еще одна сторона: огра­ниченность действия внутренним пределом. На наш взгляд, определение значения совершенного вида, осно­ванное на понятии внутреннего предела, и определение, базирующееся на понятии целостности действия, не исключают друг друга[20]. Действие, представленное в его целостности, тем самым ограничено внутренним преде­лом. В контексте эта ограниченность действия пределом проявляется как отграничение от предшествующего и по­следующего «фона» — длительности или отсутствия вся­кого действия, в способности совершенного вида переда­вать наступление факта на этом фоне (Все молчали... Вдруг кто-то крикнул...),в способности передавать «цепь» сменяющих друг друга фактов, «цепь наступле­ний» (Он пригласил нас войти, сел, посмотрел на часы, вздохнул и сказал...).Заметим, что и ограниченность действия пределами («со всех сторон») может быть рас­крыта как противоположность процессности. Действие, представленное в процессе его протекания (Смотри: вер­толет проходит как раз над нами), тем самым не огра­ничено пределом; ограниченность пределом может возникнуть лишь там, где исчезает процессность (Вот сей­час пройдет... Уже прошел).

Все прочие дифференциальные семантические при­знаки в системе видов обнаруживают зависимость от до­минирующих признаков целостности и процессности. Иначе говоря, отношение данного вида к прочим семан­тическим признакам зависит от его отношения к призна­кам доминирующим. В этом находит проявление иерар­хия признаков.

Действительно, из способности несовершенного вида выражать действие в процессе его осуществления выте­кает и возможность выражения длительности действия, подчеркнутой соответствующими обстоятельствами. Со­вершенный же вид, исключая процессность, противится и выражению длительности (в случаях типа посидеть, простоять длительность относится не к процессу, а к дей­ствию, ограниченному временным пределом).

Целостность с трудом сочетается с нелокализованностью действия во времени, его неограниченной повто­ряемостью. Для того чтобы эти признаки все же могли совместиться, необходим особый прием изображения по­вторяющегося и обычного действия — на наглядном при­мере одного из повторяющихся актов (Вот так иногда привяжется какой-нибудь мотив и не выходит из головы).Несовершенному виду, не являющемуся носителем при­знака целостности, не приходится преодолевать таких за­труднений.

С признаком целостности действия связано и выра­жение совершенным видом наступления факта, а также последовательности действий (об этом уже говорилось выше). Одновременность, выражаемая сочетанием форм несовершенного вида, вытекает из процессности: сочета­ние одного протекающего процесса с другим приводит к отношению одновременности.

Все сказанное выше о зависимости ряда функций от признаков целостности и процессности является важным свидетельством их ведущего, главенствующего положе­ния в иерархии семантических признаков, выделяемых в видовой системе.

Как уже отмечалось в ходе изложения, дифференци­альные семантические признаки в системе видов неодно­родны. Признаки Ц., Проц., Д. и Л. характеризуют дейст­вие само по себе, вне его непосредственных соотношений с другими действиями. Остальные же признаки — Наст., Одн. и Посл. — касаются сочетаний действий, их комби­наторики. По сравнению с первыми четырьмя эти при­знаки находятся в какой-то иной плоскости. Наконец, признаки ОднПосл. противостоят всем остальным как временные (темпоральные), хотя и связанные с ви­дом.

Несовершенный вид не обладает каким-либо положи­тельным семантическим признаком, который он выражал бы постоянно. Это вполне соответствует широко распро­страненной оценке этого вида как немаркированного члена грамматического противопоставления.

Отсутствие у несовершенного вида какого-либо по­стоянного семантического признака не означает «безли­кости» или «ущербности» функциональной характеристи­ки этого вида. В соотношении с совершенным видом, в оппозиции к нему характеристика +/–, (+)/– или +/(–) оказывается достаточно определенной, выразительной, отражающей специфику данного вида (за оценкой +/– скрывается, например, способность несовершенного вида выражать действие в процессе его протекания — то, что не может передать совершенный вид). Во избежание «смещений» в оценках семантических различий между видами не будем забывать о том, что в реальной язы­ковой действительности эти различия неизмеримо более значительны, чем они выглядят в схеме с условными обозначениями. Например, широкая возможность для несовершенного вида выражать действие, нелокализо­ванное во времени, сказывается в реальных, конкретных высказываниях буквально на каждом шагу, потому что эта функция выражается свободно, ее выражение ни­чем не затруднено. Контраст по отношению к синтак­сически и стилистически ограниченному употреблению типа Подальше положишь, поближе найдешь очеви­ден.

Хотя несовершенный вид оценивается как немарки­рованный, «слабый» член грамматического противопо­ставления, он обладает целым рядом положительных частных значений, которые по своей выразительности и яркости не уступают частным значениям совершенного вида, а по числу даже превосходят их.

 

 

ЧАСТНЫЕ ВИДОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ

 

Частные значения видов являются вариантами обще­го семантического содержания видовых форм, о котором говорилось выше. Мы имеем здесь дело с теми регулярно повторяющимися типами употребления видов, которые представляют собой конкретную реализацию видового семантического потенциала. В выражении частных видо­вых значений участвует не только грамматическая форма, но и контекст: определенные типы контекстуального ок­ружения отличают одно значение от другого.

Частные видовые значения (не всегда под этим на­именованием) отмечались в работах А. Мазона[21], Б. Н. Го­ловина[22]. Детально данный вопрос разработан Ю. С. Масловым на материале болгарского языка[23]. В последнее время этим значениям уделяется большое внимание в работах, связанных с преподаванием русского языка как иностранного[24].

 

 

Частные значения совершенного вида

Конкретно-фактическое значение. Форма совершенного вида обозначает конкретный единичный факт. Это значение является главным, основным для со­вершенного вида. Оно в наименьшей степени зависит от контекста, для его выявления достаточен минимальный контекст (вплоть до высказывания, не содержащего дру­гих элементов, кроме самой формы совершенного вида). Например: Отпустили тебя? Отпустили (Шолохов. Тихий Дон); [Анна Николаевна]. Скоро вернется. Прой­дите, подождите (Леонов. Нашествие).

Среди частных значений совершенного вида конкрет­но-фактическое значение характеризуется не только наи­большей самостоятельностью (наименьшей зависимостью от контекста), но и максимально широким охватом гла­гольных форм (оно выражается всеми формами, возмож­ными в совершенном виде), а также наибольшей употре­бительностью.

Наглядно-примерное значение. Речь идет об особом экспрессивном приеме изображения повторя­ющегося, обычного действия: выделяется один из многих актов повторения как своего рода пример, дающий на­глядное представление о других подобных актах: Иногда весной бывает так [в контексте обозначена обычность ситуации, далее описывается один из повторяющихся эпизодов — пример того, что бывает иногда]: налетит буря, погуляет часа два-три и так же неожиданно затихнет, как началась (Троепольский. В камышах). В этом способе представления повторяющихся ситуа­ций присутствует элемент образности, изобразительности. Повторяемость действия передается на основе своеобраз­ного сочетания типичности и конкретности. Сами по себе глагольные формы обозначают действия так, как будто они конкретны: представлен один конкретный факт в его целостности. Однако это лишь «фикция конкретности»: контекст говорит о том, что данная ситуация повторяет­ся. Так типичное передается через конкретное и еди­ничное.

Чаще всего в наглядно-примерном значении высту­пают формы настоящего-будущего совершенного, реже — формы прошедшего совершенного, инфинитива, лишь в исключительных случаях — формы сослагательного наклонения и кратких страдательных причастий. Напри­мер: Человек не арифмометр, у которого крутанул ручку и действие произведено (Кочетов. Секре­тарь обкома); После обеда бабушка имела обыкновение отдохнуть... (Конашевич. О себе и своем деле); Нужно обязательно, чтобы человеческую душу схва­тил иногда заморозок, чтобы она сжалась на миг от чувства неповторимости чего-то очень важного и нужно­го, тогда она становится горячей, отзывчивей, человеч­ней... (Лидин. Монолог на просеке).

Потенциальное значение. В контексте выра­жается потенциальная возможность или невозможность осуществления факта; как правило, речь идет о возмож­ности, способности, готовности, необходимости и других модальных оттенках потенциальности, не отнесенных к какому-то определенному моменту времени, т. е. о чем-то обычном, что может проявиться в любой момент. Чаще всего в таком значении употребляются формы настояще­го-будущего совершенного, нередко с отрицанием, иногда встречаются формы инфинитива. Для рассматриваемого употребления характерна возможность замены данной формы сочетаниями типа может/не может, можно/нель­зя плюс инфинитив. Например: Женщины! женщины! кто их поймет? [ср.: может понять](Лермонтов. Княж­на Мери); Есть вещи, которых дамы не простят [ср.: не в состоянии простить] никому... (Гоголь. Мертвые души); В букинистических магазинах, и то случайно, отыщешь [ср.: можно отыскать] ныне книги этих пи­сателей... (Лидин. Записки маркера); Вот уж неску­пой последнюю рубашку отдаст [ср.: готов отдать] (Л. Толстой. Два гусара).

По своей природе потенциальное значение близко к наглядно-примерному: в обоих случаях мы имеем дело с переносными видоизменениями конкретно-фактическо­го значения. Наглядно-примерное значение представ­ляет собой способ изображения типичного через единич­ное — потенциальное значение есть способ изображения постоянно возможного также через единичное: из мно­жества постоянно возможных фактов выбирается один. Можно сказать, что потенциальное значение в наиболее типичных случаях — это наглядно-примерное значе­ние плюс тот или иной модальный оттенок потенциаль­ности.

Суммарное значение. В данном случае в кон­тексте выступает лексический показатель ограниченной кратности (два раза, трижды, несколько раз и т. п.). Со­четание таких лексических элементов с выражением кон­кретного факта, представленного совершенным видом в его целостности, дает семантический комплекс — обозна­чение суммы конкретных фактов. Например: Равняясь с ними, Алексей мигнул раз пять подряд (Шолохов. Тихий Дон); [Сергей]. Я докажу, что это случай­ность, сто раз рассчитаю и докажу, что танки мо­гут все (Симонов. Парень из нашего города).

 

* * *

Наглядно-примерное, потенциальное и суммарное значения являются производными от главного, основ­ного частного значения совершенного вида — конкретно-фактического. Во всех этих вторичных, производных семантических комплексах так или иначе (в преобразо­ванном виде в результате взаимодействия с окружаю­щим контекстом) заключен элемент конкретно-фак­тического значения. Обычное или потенциально возмож­ное действие передается на примере единичного факта, ограниченная повторяемость действия представлена как сумма конкретных фактов.

 




©2015 studenchik.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.